"ФЕЙК" С БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ

Печать

 

 

Никита БИЗИН

 

mosc 1941«Архивы об этом молчат». Тайна крестного хода в небе над Москвой

Известное многим в России предание гласит: в самый тяжелый момент битвы за Москву вокруг столицы совершили «воздушный крестный ход». До сих пор историки и духовенство спорят, было ли это на самом деле. 

 

«Невидимый подвиг»

В конце ноября 1941-го, когда немцы уже вплотную подошли к Москве, в небо над столицей поднялся самолет и трижды облетел город. На борту были священники. А еще — икона Божьей Матери. Через пару дней после рейса ударил сильный мороз и буквально парализовал гитлеровские войска. Вскоре жители столицы, а потом и всего мира, узнали о контрнаступлении Красной армии.

Так в общих чертах звучит легенда о крестном ходе над Москвой, который якобы совершили по личному приказу Сталина. Историю активно тиражируют верующие. По их версии, в решающий момент именно мистическое заступничество Девы Марии склонило чашу весов на сторону красноармейцев.

«Сейчас доступны архивы. Многие спорные факты можно проверить документами. А в советское время подобные истории распространяли из-под полы, они существовали исключительно в виде слухов. Поэтому доказать или опровергнуть их трудно», — объясняет москвовед Павел Гнилорыбов.

Неизвестно, когда именно зародилось предание, не говоря уже о личности автора. Правда, ученый полагает, что в столице об этом заговорили еще в 1941-м.

«В городе суматоха, хаос, — продолжает Гнилорыбов. — Кто-то успел эвакуироваться, но многие оставались в Москве. Сидели как на пороховой бочке. А 16 октября началась настоящая паника».

 

Разбор полетов

Есть несколько версий, как именно совершали «крестный облет». Подробнее всего историю изложил в книге «Рубеж» писатель, а ныне православный священник Николай Блохин. Он утверждает, что услышал ее в 1952-м от маршала авиации Александра Голованова — участника Московской битвы.

Военачальник, по словам писателя, удивился, получив приказ Сталина пролететь с иконой над Москвой. На борт «Дугласа» летчик взял чудотворный образ Тихвинской Божьей Матери.

Здесь — первая нестыковка. В 1941-м икона хранилась в Тихвинском краеведческом музее. Девятого ноября город захватили немцы, святыню вывезли в Ригу, а оттуда — в Германию. В конце войны уже американцы отправили ее в Чикаго. В Россию реликвию вернули только в 2004-м.

Вполне возможно, столицу облетели с другой иконой — образом Богоматери Владимирской, которую якобы специально достали из хранилища Третьяковской галереи. Но и тут документы говорят об ином: артефакт эвакуировали в Новосибирск в июле-августе 1941-го.

Еще один спорный факт в рассказе Блохина — что Голованов вылетел на «Дугласе» в одиночку. Но обычно экипаж такого самолета — четыре человека: первый и второй пилоты, бортмеханик и радист.

Можно предположить, что летчик очень торопился выполнить приказ вождя. Однако без второго пилота, контролирующего показания многочисленных приборов, на этой машине не обойтись. В альтернативных версиях Москву облетел И-16. С летчиком были священник и радист. Все бы ничего, да только этот истребитель — одноместный.

И еще одна ошибка в истории Блохина: все произошло 8 декабря 1941-го «над осажденной столицей». Но к тому моменту Красная армия уже развернула мощное контрнаступление.

 

Церковь продолжала жить

Сомневаются историки и в главном — что Сталин мог отдать такой приказ. Хотя вождь порой и принимал самые нестандартные решения.

«Нет никакой вероятности, что Сталин поступил так даже в столь экстремальной ситуации. Конечно, судя по биографии, он учился на священника. Но это не значит, что позже советский лидер обратился к религии. Иосиф Виссарионович был довольно прагматичным человеком», — рассказывает военный историк Максим Коломиец.

Ничего не знают о предании и сами священнослужители, особенно старшего поколения, заставшие 1941 год. «Воспоминания о войне, которые я слышал, многочисленны. Некоторые касались церковных дел. Но о таком событии свидетели тех лет ничего не говорили», — признается историк церкви, профессор Московской духовной академии протоиерей Владислав Цыпин.

Кроме того, духовенства тогда было очень мало: РПЦ только-только пережила волну «большого террора» 1937-1938-х. К началу Второй мировой Церковь как организацию практически уничтожили, напоминает заместитель заведующего отделом новейшей истории РПЦ Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета иерей Александр Мазырин.

«К осени 1939-го в Русской церкви осталось всего четверо управляющих архиереев: митрополиты Московский, Ленинградский и их викарии, — поясняет эксперт. — Священников, конечно, было больше — несколько сотен».

Но и они, по его словам, зачастую скрывались у родственников, чтобы лишний раз не привлекать внимания. Считается, что оттепель в отношении советской власти к церкви началась только осенью 1943-го. Тогда впервые за почти 20 лет в стране избрали патриарха.

Впрочем, к 1940-м церковная жизнь не угасла окончательно. Более того, сталинский режим в некоторых случаях шел на уступки. Например, храмы и монастыри действовали на западе Украины и Белоруссии, а также в Прибалтике и Молдавии.

«Там было порядка трех тысяч православных храмов, более пятидесяти монастырей — полноценная церковная структура. Таким образом, статистически к началу Великой Отечественной войны Русская церковь не выглядела полностью уничтоженной», — рассказывает отец Александр Мазырин.

Но главной причиной, заставившей Кремль изменить религиозную политику, стала война. Невозможно, отмечает историк, «бороться одновременно с внешним врагом и с собственным народом, который в массе своей оставался верующим». О последнем свидетельствуют результаты переписи населения в 1937-м.

«Высшее руководство страны осознало: вести войну, опираясь исключительно на марксистскую идеологию, бесперспективно. В итоге решительно надавили на патриотические клавиши. И это сработало», — поясняет Цыпин.

Например, с началом сражений митрополиту Крутицкому и Коломенскому Николаю (Ярушевичу) позволили совершать молебны в воинских частях. А на Пасху 1942-го в Москве даже отменили комендантский час в ночное время. Вполне вероятно, что легенда об облете столицы с иконой зародилась именно в то время.

 

Илл: московские летчики, фото "Вечерняя москва", 1941.

 

Источник

 

Комментарий RP: сложившийся в окончательном виде, вероятно, в начале войны или первые послевоенные годы миф о чудесном избавлении столицы СССР от наступления войск 3-го Рейха можно отнести к стихийности распространения разного рода слухов, характерных для возникновения подобных легенд в среде религиозного населения.

Как справедливо отмечает церковный историк, в процессе войны большевистским руководством была осознана польза идеологической опоры на религию, что сказалось на методиках управления страной вполне позитивно. Упоминание о сохранившихся церковных структурах в тех регионах, в которых распространение советской власти могло быть формальным, говорит о возможной «подсказке» Сталину в ту пору идеи сформировать в 1943 году новую религиозную структуру с новым наименованием – «Русская православная церковь». Таким образом, обретение нового идеологического инструментария не было для власти чем-то необычным, т.к. аналогичный опыт был накоплен за предыдущий Синодальный период ликвидированной Советами «Православной кафолической греко-российской церкви». Таким образом, свободное распространение мифа об «иконном облете» Москвы пополнило копилку идеологических достижений государства.