Регистрация / Вход



ЧТО ИМЕЕМ – НЕ ХРАНИМ…

Печать

 

 

Тимур САГДИЕВ

 

XXS izyjatieПочему СССР продавал иконы и церковное имущество и сколько получил?

 

Сталинская индустриализация эпохи первых пятилеток обернулась разбазариванием богатств исторической России. Ради оплаты импортных станков и тракторов Советский Союз пустил с молотка диадемы русских цариц, картины Эрмитажа, древние рукописи. Не стали исключением и иконы.

 

За сколько СССР продавал церковные ценности?

В 1927 году в перечне предметов старины, которые Совнарком предлагал вывезти из СССР, фигурировали предметы религиозного культа, «не представляющие музейной ценности». С целью создать спрос на шедевры древнерусской живописи в 1929 году Советский Союз отправил в турне по Европе и Америке выставку икон. Абрам Гинзбург, руководитель госконторы «Антиквариат», занимавшейся экспортом художественных ценностей, плохо представлял, как подступиться к новому заявленному властями товару — иконам. Но в сентябре 1928 года к нему обратился Игорь Грабарь, директор Центральных государственных реставрационных мастерских.

Он подал Гинзбургу служебную записку о «правильной постановке коммерческой стороны предприятия». Если бы о поступке Грабаря узнали его коллеги — искусствоведы и реставраторы, они наверняка сочли бы это предательством. Однако, по-видимому, Грабарь понимал, что иконы всё равно будут изымать, а потому решил действовать на опережение. Другая цель могла состоять в том, чтобы выслужиться перед властями и защитить себя в условиях начавшихся гонений на реставраторов.

Забегая вперёд, отметим, что ему это удалось — в 1930 году Грабарь добился назначения себе персональной пенсии, после чего покинул пост директора реставрационных мастерских (впоследствии многие его сотрудники были репрессированы).

 

Отбор икон для продажи за границу

Формировать экспортный фонд икон Грабарю помогала его давняя покровительница Наталья Седова (сожительница Льва Троцкого), занимавшая пост заведующей Музейным отделом Главнауки. К отбору и оценке товара были привлечены квалифицированные специалисты. Как следует из дневника искусствоведа Алексея Орешникова, собственную инициативу Грабарь выдавал за идею кремлёвских вождей. Он уверял, что «правительство, главным образом Сталин и Микоян, предписало послать за границу самые лучшие иконы». Если же их не отберут, то, как пригрозил Грабарь, на продажу «полетят такие иконы, как Владимирская, Донская, Оранта и т.п.».

По свидетельству Орешникова, его коллега, музейный сотрудник Евгений Силин, после ухода Грабаря расплакался. Несмотря на ожесточённые баталии музейщиков с торговыми работниками, им не удалось отстоять иконы из знаменитых коллекций Ильи Остроухова и Алексея Морозова. В общей сложности с 1 марта 1928 года по 1 февраля 1929 года Главнаука передала «Антиквариату» иконы общей стоимостью 95 500 рублей.

«Потрошение» Музейного фонда Московского отдела народного образования принесло икон ещё на 35 тысяч рублей Главными «донорами» стали национализированные церкви и монастыри, а также бывшие частные собрания купцов-старообрядцев. Но расстаться с иконами пришлось и музеям: например. Исторический музей в 1928-1929 годах передал на продажу 717 живописных досок. В общей сложности речь идёт о тысячах икон.

 

Выставка икон за границей

Главная идея Грабаря заключалась в том, чтобы показать Западу научное значение русских икон — вслед за этим, по его мнению, должен был прийти и коммерческий спрос. С этой целью наркомат просвещения организовал первую советскую зарубежную иконную выставку. Историк Елена Осокина, автор монографии «Небесная голубизна ангельских одежд. Судьба произведений древнерусской живописи. 1920-1930-е годы», сравнивает историю выставки с «детективным сюжетом».

Вопреки появившейся в 1980-1990-х годах сенсационной версии, СССР не собирался предлагать западным покупателям фальшивые иконы. Выставочные копии были подготовлены лишь для нескольких наиболее ценных русских Икон — рублёвской «Троицы», «Ангела Златые Власы», иконы Владимирской Божией Матери. За границу отправились первоклассные подлинники — иконы «Премудрость созда себе Храм» и «Сошествие во Ад» кисти Андрея Рублёва, кашинская икона «Знамение», тверская «Воскрешение Лазаря» и др.

Первыми в феврале 1929 года выставку икон увидели жители Берлина. Как писал Грабарь в одном из писем, выставку открыли «с чертовской помпой». К оформлению экспозиции, разумеется, подошли совсем иначе, чем в советских музеях, где проводилась «антирелигиозная работа» (иконы в СССР выставлялись с кощунственными подписями: «проповедь рабства», «феодально-разбойничья эпоха» и т.д.). Игорь Грабарь читал для немецких посетителей выставки лекции по истории древнерусской живописи. Реставраторы прямо на публике демонстрировали процесс расчистки икон от позднейших записей.

Позже выставку увидели в Кёльне, Гамбурге, Мюнхене и Вене. Осенью 1929 года 157 экспонатов привезли в лондонский Музей Виктории и Альберта. Здесь выставку посещали 400-800 человек в день. Весной 1930 года иконы отправили в США, где они выставлялись до 1932 года, хотя и более скромно, чем в Европе. Под эгидой Американского Русского института выставка сменила девять городов — Бостон, Нью-Йорк, Вустер, Рочестер, Сан-Франциско, Миннеаполис, Чикаго, Кливленд и Цинциннати. Реакция публики на то, что атеистическая страна устроила религиозную выставку, была разной. В СМИ писали, что большевики привезли «ворованные иконы».

В Нью-Йорке из-за выставки случился скандал в комитете «Метрополитен-музея», из состава которого в знак протеста вышла жена адвоката Бразоля. «Она считает, что выставка награбленных икон — кощунство», — пояснила эмигрантская газета «Возрождение». Для белогвардейцев мотивы советского правительства были вполне прозрачны: «С одной стороны, невредно было показать, как заботливо охраняет оно искусство и старину, даже старину церковную; с другой — было выгодно заинтересовать заграничных собирателей и музейных директоров товаром ещё мало им знакомым, с тем чтобы потом этими свято оберегаемыми реликвиями поторговать», — прокомментировал лондонскую выставку в декабре 1929 года писатель-эмигрант Владимир Вейдле.

 

Продажа реликвий СССР

Хотя европейцы занялись собиранием русских икон ещё в XIX веке, знатоков и ценителей православного искусства здесь было немного. Более того, до революции достоинства средневековых икон оставались малоизвестны и в самой России. Поворотным моментом стала выставка древнерусского искусства в 1913 году, проведённая в честь 300-летия дома Романовых. Так что рассуждения Грабаря о том, что продажи надо основывать на «научном авторитете», имели смысл.

Но мгновенному коммерческому успеху помешала разразившаяся на Западе Великая депрессия. Делались попытки продать иконы прямо с выставки, особенно настойчивым оказался сотрудник «Амторга» Александр Розен-штейн, пытавшийся сбыть разом всю выставку в США примерно за миллион долларов. Однако покупателей Розенштейн не нашёл. Выставка вернулась в Советский Союз в полной сохранности. Но впоследствии «Антиквариату» всё же удалось продать некоторые экспонаты.

«Главное и бесспорное коммерческое значение первой советской иконной выставки состояло в том, что она показала миру новый антикварный товар — парадоксальный подарок мировому рынку от сталинской «нерыночной» экономики и государства безбожников», — отмечает Елена Осокина.

Одним из крупнейших покупателей считается шведский банкир Улоф Ашберг. Осенью 1928 года при содействии Игоря Грабаря он купил у Госторга полсотни икон. В 1935 году Ашберг приобрёл ещё 33 иконы (заплатив 6000 рублей). Покупали иконы также скандинавские дипломаты — Вильхельм Ас-сарссон, Валдемар Эббесенс, Эйнар Кране. Ряд серьёзных сделок контора «Антиквариат» заключила с американцами. Питтсбургский авиапромышленник Джордж Ханн в 1935-1936 годах купил 91 икону из собрания Третьяковской галереи и двух музеев (после продажи на аукционе «Кристис» в 1980 году возникла версия, что это фальшивки, но новейшие исследования подтверждают подлинность икон). Ещё одним покупателем стал посол США в СССР Джозеф Дэвис.

Остаётся добавить, что в 1937 году контора «Антиквариат» была ликвидирована, и сотни непроданных икон, к счастью, разошлись по отечественным музеям.

 

Илл:  Вид трапезной храма Христа Спасителя во время изъятия церковных ценностей, фото 1922 г.

 

Загадки истории

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал