Регистрация / Вход



МЕРТВАЯ НОРМА

Печать

 

 

Игорь СЕВРЮГИН

 

polic krestБлогера из Таджикистана Руслана Бобиева и модель Анастасию Чистову приговорили к 10 месяцам колонии за фотосессию у храма Василия Блаженного в Москве, в ходе которой они имитировали оральный секс.

Это первый реальный срок по статье об оскорблении чувств верующих, рассказала юрист Юлия ФЕДОТОВА, в 2018 году защитившая кандидатскую диссертацию о применении статьи об оскорблении чувств верующих в России:

 

– Случай беспрецедентный: это первый раз, когда людей приговорили к реальному лишению свободы [по 148-й статье]. Кроме того, их действия заключались в обыкновенном фотографировании – не слишком умном, но вряд ли преступном размещении информации в интернете. Это не были целенаправленные действия по уничтожению каких-то религиозных объектов, или драки с верующими, или воспрепятствование в осуществлении религиозных обрядов. То есть фактически никакого реального вреда они не нанесли, но их приговорили к реальному лишению свободы. Я еще как юрист считаю, что это по меньшей мере несправедливо, помимо того, что состав статьи 148 в принципе существовать не должен, – это юридически неопределенная категория.

 

– А как часто вообще применяют эту статью?

– Применяют нечасто. Исходя из статистики на сайте судебного департамента при Верховном суде, это будет 14-й приговор с 2013 года, с момента ввода статьи в Уголовный кодекс. Ранее фигурантов приговаривали к штрафу или условному сроку, как это было с известным блогером Русланом Соколовским. Ситуация, когда человека приговорили к реальному лишению свободы, – это что-то очень-очень новое. Я предполагаю, что это связано со словом «полиция», которое было у девушки на спине, то есть не столько с РПЦ непосредственно и с оскорблением чувств верующих, сколько с силовиками, как мне кажется.

 

– Но вы же давно высказываетесь, что в таком виде статья не нужна. Что в ней нужно изменить?

– Все. Вообще все. Совсем все, потому что часть первая – пресловутое оскорбление чувств верующих – просто не может существовать, потому что эта формулировка дает колоссальный простор для правоприменения. Достаточно оставить всего лишь «воспрепятствование осуществлению права на свободу совести, сопряженное с насилием», то есть когда людям, например, действительно мешают молиться, врываются в храм, препятствуют богослужению, начинают что-то ломать или крушить.

 

– Или перекрывают крестный ход.

– Ну например. И то вряд ли за это стоит лишать свободы. У нас в этом плане законодательство чрезмерно суровое.

 

– А в самом законодательстве прописано, кто такие верующие, что такое оскорбление? Кто-то может поставить точку в этом споре?

– Никто, даже если Верховный суд примет какой-то пленум, правоприменители все равно смогут трактовать его так, как им удобно. То есть здесь бесполезно, извините меня за такое выражение, каким-то образом приукрашивать труп. Норма мертвая, норма отвратительная, ее нужно просто менять, а не комментировать.

 

– Вопрос скорее не к вам, а к составителям этого закона. Почему по этой статье потерпевшего может и не быть, но судить за оскорбление чувств верующих все равно будут?

– Это формальный состав. В отличие от материального состава, он не предполагает в качестве обязательного признака наступление каких-то последствий, тяжкого вреда здоровью или смерти – каких-то вещественных, реальных последствий. Достаточно просто в воздух произнести какое-то словосочетание или выложить пост, а через пять секунд его удалить. Если его заскринили, этого уже достаточно, чтобы привлечь человека к ответственности. По этой категории дел мне известно только о потерпевших в деле у Виктора Краснова в Ставрополе очень давно, и все (в 2014 году Краснов написал во «ВКонтакте» фразу «Боха нет» и назвал Библию «сборником еврейских сказок», дело прекращено за истечением срока давности – НВ). В остальных делах потерпевших просто нет.

 

Что нужно знать о статье об оскорблении чувств верующих

До 2013 года оскорбление чувств верующих квалифицировалось как административное правонарушение. Эта норма действует до сих пор. Она, в частности, предполагает штраф до 200 тысяч рублей или обязательные работы до 120 часов за »умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порчу или уничтожение».

В июне 2013 года на волне скандала вокруг акции Pussy Riot в храме Христа Спасителя были внесены поправки в статью 148 Уголовного кодекса. Вместо «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий» она стала называться «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» и была дополнена двумя пунктами:

Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих.

Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Верхняя планка наказания по этой статье – три года лишения свободы.

 

Илл: Владимир Путин утверждал, что «оскорбления чувств верующих должны получать ответную реакцию, но не агрессивную», фото Татьяна Белякова, ТАСС

 

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал