Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 183 гостей и 5 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЧЕМ РУКОВОДСТВОВАЛСЯ МОСГОРСУД?

Печать

 

sud kuvalda23 ноября 2015 года Московский городской суд удовлетворил иск Министерства юстиции РФ о ликвидации Саентологической церкви Москвы. Решение было принято на основании религиоведческой экспертизы, выполненной заведующей кафедрой религиоведения Казанского (Приволжского) федерального университета Ларисой Астаховой. Суду были представлены тексты еще нескольких экспертиз, однако их суд не принял во внимание (см., например, экспертные заключения М. Смирнова, С. ИваненкоВ. Винокурова и С. Щербака, Ю. Тихонравова).

Многие специалисты высказали целый ряд критических замечаний к экспертному заключению, на основании которого было принято решение о ликвидации религиозной организации. Публикуем рецензию на эту экспертизу доктора философских наук, профессора МГУ им. М. Ломоносова Игоря КАНТЕРОВА, в 1997-2008 годах бывшего заместителем председателя Экспертного Совета по проведению религиоведческой экспертизы Министерства юстиции РФ.

 

Методологические замечания

Автор экспертизы полностью игнорирует факт принадлежности Московской саентологической церкви к разновидности новых религиозных движений (НРД), хотя многие авторитетные отечественные и зарубежные религиоведы, социологи и историки религии относят саентологию именно к такой категории религии. Этот порок порождает и ошибочные трактовки саентологического вероучительного комплекса, обрядовой практики, деятельности и в итоге отрицание религиозной природы саентологии. Вместе с тем, стоит отметить, что ранее в своих научных работах Астахова Л.С. классифицировала саентологию в качестве НРД[1]. Прямо или косвенно все перечисленные элементы осмысливаются через религиозную традицию исторических религий. Малейшее отступление от нее трактуется как отсутствие религиозного характера представлений саентологии о Боге, обрядах и церемониях. А деятельность саентологов оценивается как исключительно социальная и не может быть признана религиозной.

Вопреки утверждениям эксперта в саентологии имеется четкое представление о «духе» - «Единственная поистине целительная сила в той вселенной – дух», - писал Л.Р. Хаббард («Саентология: новый взгляд на жизнь», с. 27). «Саентология создана в традициях религиозной философии, которым насчитывается уже десять тысяч лет, и рассматривает себя как кульминацию исканий, начало которым было положено в Ведах, Дао, Буддизме, христианстве и других религиях». (Материалы для дальнейшего изучения. Рон Хаббард «Саентология: новый взгляд на жизнь», с. 24).

Основную движущую силу жизни саентология видит в принципе «Выживай!». Подчиняясь команде «Выживай!», жизнь приняла форму клетки, которая объединилась с другими клетками, образовала колонию клеток («Дианетика: первоначальные тезисы», с. 9).

Убедительным опровержением утверждения эксперта об отсутствии в саентологии понятия религии могут служить следующие слова Л. Р. Хаббарда: «Когда мы говорим о «религии», мы имеем в виду духовное начало жизни, и мы имеем в виду такой вот страшный факт: если единица осознает, что сознание контролирует тело, то тело становится больным. Иначе говоря, если мы пренебрегаем духовным началом жизни и не признаем существование духа, если мы не познаем ту роль, которую дух играет в жизни, мы настежь распахиваем дверь перед всем тем злом, которое готово вырваться из ящика Пандоры» (Л. Рон Хаббард «Надежда человечества», с. 233).

Описательные модели, созданные религиоведением в XIX и XX веках, оказались с трудом применимы к новым формам религиозности; возникает потребность в новых теориях, описывающих эти формы. В условиях таких перемен особенно актуальной становится проблема проведения границ между религией и не-религией, между религиозными и прочими явлениями.

Социологи, историки религии, философы, религиоведы ведут нескончаемые дискуссии о том, какое учение или систему взглядов следует именовать религией. В книге отечественного религиоведа Е. И. Аринина «Философия религии. Принципы сущностного анализа» приводятся 86 определений понятия «религия», сформулированные в разное время, начиная от К. Маркса и заканчивая русскими религиозными философами — С.Н. Булгаковым, П.А. Флоренским, А.Ф. Лосевым. Тут же заметим: поиск определения религии, передающего сущностные характеристики этого явления, дело не только сложное, но и весьма ответственное. Ведь не только в далеком прошлом, но и в наши дни отказ признавать конкретное учение религией порождает дискриминацию и даже преследования считающих это учение религиозным.

В документах международных организаций содержатся рекомендации регистрирующим организациям, как им надлежит поступать при определении религиозной природы того или иного объединения. Обращается внимание на соблюдение двух принципов. Первый из их них - широкое понимание термина «религия», учитывающее многообразие религиозного опыта, культурно-вероучительных и исторических традиций. Соблюдение этой рекомендации поможет преодолеть рамки «конфессиоцентризма», в соответствии с нормативными канонами которого, религией признается верование, не противоречащее традиционной религии. Вторая рекомендацияпредполагает, что в понимании термина «религия» необходимо сохранять «этический нейтралитет» — избегать уничижительных или оскорбительных определений («секта», «культ»).

Экспертное заключение избирательно оценивает вероучение Саентологической церкви Москвы. Игнорируется тот факт, что, в отличие от религий с иудейско-христианскими истоками, саентология не устанавливает разработанных и утвержденных церковными инстанциями догм, касающихся Бога. Согласно своим верованиям, саентология не требует от человека принятия чего-либо только на веру.

В саентологии понятие Бога представлено в понятиях «Верховного Существа или Создателя Вселенной». Как было написано Л. Роном Хаббардом в книге «Наука выживания»: «Все культуры в истории мира, за исключением полностью развращенных и угасающих, признавали существование Верховного Существа. Было сделано эмпирическое наблюдение, что люди без сильной и устойчивой веры в Верховное Существо менее способны, менее этичны и представляют меньшую ценность для себя и для общества». «Саентология стремится привести человека к новому уровню духовного осознания, когда он сможет сделать свои собственные выводы, касающиеся природы Бога (или Верховного Существа или бесконечности) и о том, что ожидает его после этой жизни».

В постижении и усвоении вероучительных положений в саентологии большое значение придается разуму и принятым в научном познании процедурам. Являясь не изолированной от внешних контактов, саентология широко применяет достижения различных научных дисциплин и духовных традиций. Негативным отношением саентологии к приверженности набору догм объясняется и разнообразие определений саентологии, встречающихся в высказываниях ее представителей. Формулировка — «Саентология- религиозная философия» отнюдь не означает отрицание ее религиозной природы, а только лишь высвечивает одну из граней этого религиозного учения - насыщенность философской проблематикой.

Эксперт дает отрицательный ответ на вопрос «Осуществляет ли религиозное объединение “Саентологическая церковь Москвы” религиозную деятельность?». Утверждается, что деятельность Саентологической церкви Москвы носит социальную направленность и никак не связана с высшей религиозной целью. К тому же упоминание о Боге и Верховном существе не предполагает соотнесения с ним осуществляемых действий. В данном суждении неправомерно противопоставляется сугубо религиозная деятельность религиозных объединений деятельности социальной. Правда на 11 странице текста экспертизы религиозная деятельность рассматривается как «совокупность религиозных действий или системы социальных актов, отражающих возникшие у людей интенсивные и универсальные мотивации, и установки…»

Из несовпадения вероучительных компонентов саентологии с теологическими установками традиционных верований неправомерно делать вывод о нерелигиозной природе вероучения Саентологической церкви Москвы. Согласно ст. 15 Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», «религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации». Эксперт вправе отметить эти несовпадения, однако он не вправе, ссылаясь на них, отказывать Саентологической церкви Москвы в статусе религиозного объединения.

Таким образом, экспертиза Л.С. Астаховой не содержит убедительных доводов, учитывающих достижения современного религиоведения, подтверждающих вывод о нерелигиозной природе Саентологической церкви Москвы. В то же время судебно-религиоведческая экспертиза предполагает наличие у проводящих ее экспертов глубоких познаний о природе новых религиозных образований, особенностях их вероучения, обрядов и социальных ориентаций. В списке литературы отсутствуют работы отечественных и зарубежных религиоведов и социологов религии, в которых бы анализировались различные аспекты вероучения и деятельности Саентологической церкви Москвы (за исключение книги А. Баркер «Новые религиозные движения», М., изд-во РХГИ, 1997). В своей монографии А. Баркер, выдающийся английский социолог религии, детально исследует, «что предлагают новые религиозные движения своим адептам» (с. 21). Часть обращенных привлекают преимущественно ожидания социального содержания. Это могут быть успехи в карьере, улучшение здоровья, общение. Мироутверждающие новые религиозные движения (НРД) заявляют о том, что могут оказать помощь индивиду совладать с современным миром и его ценностями. «Признать религиозность в движениях, отвергающих мир, гораздо легче, чем в движениях, утверждающих его»(с. 24). Таким образом, мироутверждаюшие НРД избегают радикального противопоставления посюстороннего мира миру потустороннему. Некоторые социологи религии склонны причислять такие движения к религиям «субъекта». «Люди, … соглашающиеся записаться на курсы Дианетики, взяв тест, предложенный прохожим в деловом или торговом центре Лондона, вероятно, скорее хотят улучшить что-то в себе, нежели вступать в контакт с Богом или изменить мир, по крайней мере, в первое время» (А. Баркер, с. 24). Впоследствии человек ищущий может убедиться в том, что движение стремится к более высоким идеалам, нежели личностный рост его отдельных членов.

Среди методов, применяемых экспертом при составлении судебно-религиоведческой экспертизы называется «качественный религиоведческий анализ». Изучение содержания экспертизы дает основание для вывода о ее неудовлетворительном квалификационном уровне. Автор демонстрирует весьма поверхностное представление о природе Саентологической церкви Москвы и новых религиозных движениях в целом. По этой причине оценки вероучения и деятельности саентологии выглядят неконкретными и малоубедительными. Во многом это объясняется отсутствием у эксперта глубоких религиоведческих познаний об особенностях вероучения и практики новых религиозных объединений, а также научных публикаций по данной проблематикеили же намеренное избегание их использования, учитывая существующие методические пособия данного эксперта, в которых саентология классифицируется, как Новое религиозное движение.

Рассуждая об учении саентологии о добре и зле, эксперт прибегает к некорректным приемам ведения полемики. Признается, например, использование в глоссарии саентологии понятий «Бог», «добро», «зло», «дух» и других общепринятых в философии и религиоведении категорий, но указывается, что саентологи подразумевают под ними «совсем другое». «Совсем другое», поясняется далее, затрудняет применение к нему «выявления и соотнесения смыслов с научными категориями, являющимися своего рода шаблонами для эксперта». Между тем никаких научных шаблонов в понимании перечисленных категорий не существует. В научной среде высказываются самые различные их трактовки. И, скажем, понимание «добра» и «зла» в саентологии мало чем отличается от их понимания в других религиям и философских системах.

Много места в экспертизе отводится доказательству нерелигиозной природы саентологических праздников, церемоний и обрядов, поскольку в них не прослеживается связь с Верховным Существом.

Как отмечает известный украинский религиовед, доктор философских наук, профессор, заведующая сектором новых религий Института философии им. Сковороды НАН Украины Л. А. Филиппович, «как современное религиозное новообразование, Саентология предлагает собственную мировоззренческую модель, которая как можно больше удовлетворяла бы мировоззренческие потребности современного человека, Саентология сознательно не использует тех мировоззренческих базовых идей, которые в той или иной степени противоречат современным научным знаниям или не приносят непосредственной общественно-мировоззренческой пользы» (Филиппович Л.А. Саентология. Факты. Документы. Экспертизы).

Профессор Филиппович совершенно справедливо и исходя и глубоко знания предмета изучения, считает ошибочным отрицание религиозного характера обрядов саентологии на том основании, что в них не проявляется связь с Богом. Подчеркивается, что саентология - это не единственная религия, в которой отсутствует элемент религиозного поклонения. Например, в тхеравада-буддизме речь идет не о высшем божестве, а об абсолютном законе или принципе, который не требует от последователей оказания почестей. Центральным актом богослужения в буддистских монастырях является молчаливая медитация – сосредоточение не на оказании почестей Богу, а на освобождении от своего «эго» и трудностей земного существования.

Религиозные обряды саентологов направлены прежде всего на установление лучшего понимания и установление более тесной связи с Верховным Существом и всей Вселенной. В этом значении саентология более близка к восточным религиям, в которых верующие тоже стараются прийти к лучшему пониманию сути сверхъестественного (принципа или даже силы) и укрепить связь с ним (там же).

Существенный изъян саентологической трактовки Бога эксперт усматривает в отсутствии в такой трактовке «соотнесения себя с неким личностным Богом» (с. 18). Таким образом, в качестве правильного понимания Бога экспертом принимается антропоморфная версия, в то время как в новых религиозных верованиях Бог понимается как Абсолют, Единое и Целое.

Внимание эксперта привлекает встречающаяся в документах Саентологической церкви Москвы формулировка «Саентология - это прикладная религиозная философия». Ее следует понимать с учетом принадлежности Саентологии к разновидности нового религиозного движения, поэтому ошибочно истолковывать данное определение буквально и понимать Саентологию исключительно (или только как) религиозную философию. Именно так эксперт и истолковывает данное определение (с. 25). Утверждается, что согласно материалам, на уровне самоопределения саентология «может быть обозначена как философия, сформированная с опорой на научные и религиозные воззрения, обозначенные как аксиомы, но в общепринятом смысле, как положения, принимаемые на веру» (с. 25).

Здесь вновь проявляется методологический изъян экcпертного заключения - игнорирование принадлежности саентологии к новым религиозным движениям. В саентологии отсутствует свод догм, в которые предписывается слепо верить. Ее учение открыто философско-этическим учениям, и в этом смысле правомерно говорить о саентологии как о прикладной религиозной философии. Однако только к ней саентология не сводится. Преломляя через призму традиционных верований содержание и практику образования в саентологии, эксперт обнаруживает в них отсутствие религиозного начала, в «саентологическом обучении остается нерешенным вопрос о доктрине, как об единообразно интерпретированном своде теоретических оснований религии». Совершенно неверным является довод о том, что «если саентолог, обучаясь, никак не направляется кем-либо в сторону единой интерпретации текстов, говорить о Писании, как и о теологии в целом, нельзя, так как каждый из прихожан будет понимать материал по-своему». В действительности обучение в саентологии строится в строгом соответствии с общими предписаниями и процедурами, разработанными Церковью.

ВЫВОДЫ

1. Позиционируя себя специалистом в религиоведении, эксперт в своих обобщающих выводах о Саентологической церкви Москвы последовательно руководствуется устаревшими трактовками понятия «Религиозное объединение». Л. С. Астахова не является экспертом по проблематике новых религиозных движений и не имеет об этом научных публикаций или же намеренно на них не ссылалась в проведенной экспертизе. Все аспекты вероучения и деятельности Саентологии осмысливаются через призму традиционных религий. За выявлением несовпадения с установками традиционных религий положения саентологического вероучения и практики следует вывод о нерелигиозной природе.

2. Некоторые из изложенных экспертом определений и понятий (эзотеризм) имеют весьма отдаленное отношение к объекту экспертизы.

3.Считаем, что экспертное заключение Л. С. Астаховой не дает квалифицированного ответа на вопросы, поставленные перед экспертом.

 


[1]См. например, программу дисциплины «Новые религиозные движения» Казанского (Приволжского) федерального университета авторства Астаховой Л.С. (Казань, 2014). А также программу дисциплины «Новые религиозные движения в современной России» Казанского (Приволжского) федерального университета авторства Астаховой Л.С. (Казань, 2014).

 

Источник: ИАЦ Сова

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100