Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 337 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗАКОН "ПОПРАВЛЕН". ЧТО ДАЛЬШЕ?

Печать

 

М.А.Жеребятьев«Спусковым механизмом принятия поправки стал недавний конфликт полицейских и мусульман в Москве, он перевесил иные возможные доводы, власть ответила сообразно сложившимся у неё представлениям об угрозах».

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований, религиовед и политолог, кандидат философских наук МИХАИЛ ЖЕРЕБЯТЬЕВ делится своим взглядом на причины и возможные последствия нововведений в области российского религиозного законодательства, приравнявших уличные религиозные церемонии к митингам и демонстрациям

 

 

RP: Насколько нововведение оказалось ожидаемым или неожиданным? 

Михаил ЖЕРЕБЯТЬЕВ: Предложения в части приравнивания религиозных церемоний к митингам и демонстрациям властями высказывались уже многократно,  в начале нынешнего лета проходила информация о подготовке таких поправок в «Закон о свободе совести». В сентябре проект представило в общенациональный парламент питерское заксобрание и дальше всё закрутилось с сумасшедшей скоростью.  В целом, желание власти подверстать любую публичную уличную  активность под стандарты, которые регламентируют политическую деятельность не ново: как только в России ужесточилось правила проведения манифестаций, так местная власть явочным порядком стала распространять новые нормы на акции тех деноминаций, которые не пользуются их расположением. Хотя, замечу, нетитульные вероисповедания (наверное, такое определение будет одновременно и достаточно широким, и политкорректным), как и их последователи, в соответствии с российской конституцией не могут иметь поражения в правах из-за меньшей, чем у других религиозных организаций численности номинальных или реальных адептов, внутреннего административно-управленческого устройства, сроков существования в конкретной местности, отношения к ним конкурентов на религиозной ниве. Абсолютно у всех религиозных организаций в РФ один юридический статус, - они равны, а значит, имеют абсолютно одинаковые права и этим уже всё сказано.

Часть религиозных организаций, конечно, стали сопротивляться произвольным чиновничьим толкованиям, апеллируя к правовым нормам. Пошли судебные процессы. Их итогом стало узаконенное на уровне Верховного и Конституционного судов РФ положение: на религиозную деятельность не распространяются нормы проведения публичных уличных мероприятий с иными целями.

Признаться, для меня решения высших судебных инстанций представлялись этакой охранной грамотой,  которую будет трудно обойти, тем более, что нововведение явно ухудшает положение сообществ, особенно тех, кого принято квалифицировать в качестве меньшинств, а международное право, как известно, заточено на равноправие большинства и миноритарных сообществ. Да и в России тоже нарушения прав нетитульных вероисповеданий год из года фиксируются в докладах омбудсмена. Так что в этом случае нельзя сказать, будто проблема властям не была известна или не были хорошо просчитаны последствия.

Наверное, также как я, думали и другие, но вышло иначе. Вот поэтому и возник эффект неожиданности.

 

Чем Вы можете объяснить такой поворот событий?

Дело в том, что российская «вертикаль» до сих пор не выработала схемы легитимной передачи власти на всех уровнях от одной группы, партии, лидеров, соответственно, другим группам, партиям, первым лицам. Хотя, по правде говоря, пора бы уже за … 20-то лет? Отсюда чрезмерно обострённое внимание «вертикали» к формам коммуникации сограждан, которое особенно заметно тем, кто действует в рамках сложившихся правил политической борьбы и общественного  взаимодействия. Людям от «вертикали» за любой активностью, которая даже будучи протестной, далеко не обязательно носит политический характер, непременно видятся призраки «цветных революций».  Раз уж речь зашла об этом феномене, не могу не удержаться от одной реплики. Правды ради, надо сказать, - стандарты делания именуемых ныне «цветными» революций восходят к иранской антимонархической революции 1978-79 гг, позже обе палестинские интифады во многом копировали иранский опыт. Т.е. исходно это были массовые выступления, имевшие откровенно антизападную и даже конкретно - антиамериканскую направленность, с  поправками, лишь, может быть, на используемые коммуникативные средства. Вместе нынешних соцсетей и флешмобов в ход шли традиционные листовки, дацзыбао в университетских коридорах, аудиозаписи, обзвоны по стационарным телефонам. А так: сборы в ключевых городских точках, стояния до победного конца, жертвенность - это всё из Тегерана 35-и-летней давности. В интифадах, конечно, мирное и вооружённое сопротивление изначально шли рука об руку.

 

Насколько всё же реальна угроза массовых беспорядков на религиозной почве в России сейчас и в обозримом будущем?

Групповые мобилизации на основе религиозного признака могут проявляться только в условиях каких-то критических ситуаций, как та, что произошла недавно в Москве, когда мусульмане воспрепятствовали задержанию полицейскими своих единоверцев. При этом, безусловно, нужно делать поправки на вариативность реакции со стороны разных вероисповеданий). 

Но парадокс в том, что такие случаи, в принципе, невозможно спрогнозировать. Кстати, похожее было и в брежневском СССР: массовых организованных протестных выступлений практически не было, но вытрезвители и их автопарк регулярно становились объектами стихийных погромов.

Если же говорить шире, - принятые поправки нарушают сложившееся, пусть даже асимметричное положение конфессий в российском публичном пространстве. Это такое, «bасkinUSSR», – мол, молитесь на своих площадках. Но, опять же, в отличие от советского времени, посыл адресован не всем, а исключительно тем, кого власти считают потенциально неблагонадёжными. Это накладывается на упомянутую уже асимметрию конфессионального пространства, что грозит разного рода обвалами.

 

Тогда уточняющий вопрос, - как, на Ваш взгляд, выглядит взаимодействие политики и религии в нынешней РФ.

Оно напоминает улицу с односторонним движением. Проводниками политического влияния государства выступает руководство централизованных религиозных организаций («корпораций»), разумеется, без равноправной субъектности последних. При этом, руководство подавляющего большинства «корпораций» поддерживает власть, так сложилось ещё в 90-е гг., в немалой степени в силу инерции соответствующих отношений, сложившихся в позднесоветский период. В силу такого положения дел у государства возникло представление о контролируемости религиозных процессов,  если угодно, представление о российской «норме» присутствия религиозного фактора в политике и общественной жизни, а вместе с этим о дОлжной конструкции государственно-конфессиональных и межденоминационных отношений. В своих предпочтениях, далёких, вообще-то от конституционнных норм,  власть ориентируется, прежде всего, на инфраструктурные показатели деноминации, её участие в ритуальной сакрализации существующего политического режима и подчёркнуто этатистскую риторику, непременно подкреплённой обращением к примерам из прежних эпох отечественной истории. Первые лица страны и регионов в своих публичных выступлениях обычно  ссылаются на многовековую, присущую, якобы, только России, традицию религиозного  добрососедства с учётом только что перечисленных параметров. Естественно, любые возможные подвижки на конфессиональном поле воспринимаются «вертикалью» не иначе, как нарушение равновесия. Разумеется, здесь мы имеем дело с мифологизированным представлением о традиции религиозного добрососедства из разряда «так нам хочется выглядеть», п.ч. в реальной истории было много чего разного. Но если есть, пускай даже мифологизированный образ  этой традиции, в отношении которого уже сложился общественный консенсус, то уж чего нет в сегодняшней России точно, так это культуры межконфессиональных взаимоотношений и упрёк тут, в первую очередь, надо адресовать нынешнему постсоветскому государству, не создавшему внятных правил коммуникации. Поэтому, любой малейший отход от устоявшихся, во многом неписаных правил, - безусловно, несовершенных, с большим диапазоном применения «кнута и пряника (по времени и географии), - чреват только осложнениями обстановки. Причём, не кто-нибудь, а сама власть выступила  деконструктором созданных ею же мифа и способов взаимодействия в межконфессиональных отношениях... В высшей степени странно, но это уже произошло и отыграть назад, прямо вот сейчас, не получится.  Давайте посмотрим, как будет восприниматься нововведение! «Титульная церковь», наверняка, расценит его  как шаг «вертикали», сделанный навстречу именно её пожеланиям, нетитульным же деноминациям предстоит снова отстаивать свои права, даже те, которые были уже закреплены ранее и долго не оспаривались. Реанимируются старые споры, замороженные конфликты. Звоночки уже имеются, - тот же Дворкин настойчиво предлагает создать орган по контролю за «сектами» - по сути предлагается повестка дня антикультистов из далёких 90-х. И это в условиях плодящего фобии нынешнего ура-патриотического угара.

Так что, совсем нетрудно представить характер проблем, с которыми столкнутся нетитульные вероисповедания.   

 

Какие претензии в новых условиях могут предъявляться нетитульным деноминациям?

Самое простое, - что называется, происходящее «на земле», – полиция начнёт требовать от проповедников, выходящих в гайд-парки (где можно «митинговать» без уведомлений), бумаги от деноминационного руководства, удостоверяющие право на проведение проповеди. При этом стражи порядка будут ссылаться на внутренние документы РПЦ МП и её епархий, которые регламентируют подобным образом собственное миссионерство. Или, прошли стайкой кришнаиты в религиозной одежде от места проведения  церемонии до ближайшей остановки – это тоже может быть расценено как демонстрация. Я не преувеличиваю и не шучу, потому что немного знаю существующую практику применения закона о митингах и демонстрациях. Допустим, собрались несколько десятков человек в гайд-парке и отправились всей группой по тротуарам к месту проведения митинга, - всё, такие действия квалифицируются как несанкционированное шествие, составляется протокол, дело отправляется в суд. Очень часто мероприятия в гайд-парках срывают провокаторы, есть спецтехнологии, увы, работающие в российских условиях.                  

Повторюсь, в моём понимании, спусковым механизмом принятия поправки стал недавний конфликт полицейских и мусульман в Москве, он перевесил иные возможные доводы, власть ответила сообразно сложившимся у неё представлениям об угрозах. При этом, всем понятно, что мусульмане никуда не рассосутся и будут точно также собираться два раза в году возле мечетей в дни главных праздников собственного календаря. По крайней мере, в столице, где количество этнических мусульман – и граждан России, и гастарбайтеров-иностранцев - превышает несколько сотен тысяч человек. А вот впредь, по новым нормам, не выдать разрешений религиозной корпорации на многотысячные уличные намазы уже никто не посмеет. И здесь заложен ещё один парадокс положения, в котором оказалась власть, решившись на ужесточение религиозного законодательства. Раньше чиновники спокойно могли сказать, – «мы ничего не можем сделать, это они сами собираются, законодательных запретов не имеется». Ведь, помните, были разговоры, - в Москве больше строить мечетей не надо, п.ч. сюда в дни праздников стекаются главным образом мусульмане из Подмосковья, поэтому пусть там и возводятся мечети. А вот находясь уже в новых более жёстких юридических рамках, которые «вертикаль» сама же и создала, власти вынуждены будут узаконить сложившуюся практику в отношении исключительно мусульманских уличных молитв. Что, в свою очередь, только усилит критику чиновников со стороны радикальных русских националистов, на волне украинского конфликта почувствовавших себя серьёзной силой. Здесь, определённо, власть создала для себя сложную ситуацию. Теперь придётся либо объясняться со ссылкой на конституцию и законы (а в законах много прорех), либо, в основном, тупо отмалчиваться и сносить публично озвучиваемые упрёки.

 

Ключевое слово в поправках к закону «собственность» - на строения, земельные участки. Там можно молиться беспрепятственно. Как обстоит дело с собственностью у российских деноминаций?

В общем массиве имущества как сугубо религиозного назначения, как и того, которое находится в собственности конфессий, львиная доля принадлежит РПЦ МП. В моём представлении, - по стране, в целом, это что-то 80 % или даже больше. Точной статистикой, думаю, не обладает никто, даже Россреестр, поскольку построенные здания ещё долгие годы могут формально значиться строящимися объектами.

Правда, далеко не всегда титульная церковь готова участвовать в переводе под своё крыло храмов со статусом памятников архитектуры, в чём откровенно заинтересовано государство. Известно, что Патриархию очень тяготят соблюдение восстановительных нормативов, хотя общественники-архзащитники и отмечают, что по практике именно РПЦ МП дозволяется делать отступлений гораздо больше, чем другим собственникам старинных зданий и особо охраняемых территорий.

Существует несколько легитимных и совершенно равноправных способов приобретения собственности религиозными организациями. Первый связан (по сути) с реституцией исторического имущества. Второй, – это пожертвования в виде строений, участков. До недавнего времени был и прописанный в законе третий – целевое выделение муниципалитетами участков на строительство культовых зданий с откровенно лукавой, т.е. неправовой, формулировкой закона «могут выделяться». Недавно эта норма, которой не всегда даже имела возможность воспользоваться титульная церковь, была тихо упразднена. Московская патриаршая «программа 200» юридически основывается на этом пункте. Но, надо сказать, что воспользоваться этой нормой удаётся далеко не всегда даже всесильной РПЦ МП. И дело даже тут не в протестах населения, сколько в самой непрозрачной российской градостроительной политике.

 

Что реально могут сделать религиозные организации в условиях, в которых они оказались?

Поставить вопрос на Совете по взаимодействию с религиозными организациями при президенте об особом порядке приспособления имеющегося у религиозных организаций имущества для проведения публичных богослужений. Хорошо известно, с какими трудностями сталкиваются общины на местах, желая только одного  – обустроить и узаконить собственные места молитвы на участках, которые им передаются, или в зданиях, требующих профильной реконструкции.

 

При соблюдении каких условий подобное обращение может возыметь результат?

Успех такого начинания всецело зависит от того, насколько грамотно будет преподнесена проблема. Здесь надо исходить из простого допущения - раз «вертикаль» поставила условия, значит, она должна создать возможности для их исполнения. К тому же, нелишним будет напомнить как к середине 1960-х, пойдя на вторую за советскую историю легализацию отечественного протестантизма, сама советская власть способствовала появлению мест для совместной молитвы.     

 

Каков должен быть уровень этого документа?

Соответствующая запись может появиться  в виде нормы закона, но это может быть и постановление правительства, ну, и, конечно подзаконные акты, инструкции, нормативы, без них  не обойтись. Конечно, лучше прописать сначала в законе. Просто приведу в пример оформленный соответствующим образом патронаж религиозных организаций над кладбищами. Нравится это муниципальным властям или не нравится, какие есть у них там виды на свободные участки, но они вынуждены в силу императивного требования закона оформлять землеотводы для захоронения людей, относящих себя к определённой вероисповедной традиции. Как и всё в России это делается со скрипом, но подвижки в данном пункте есть. Пора, использовать такой позитивный опыт государственно-конфессиональных отношений и для решения других вопросов.

 

Для RP беседовал Антон Свиридов

 

ReligioPolis

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100