Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 246 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НАУКА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ БЕСЧЕСТНОЙ

Печать

Николай ШАБУРОВ

 

...Религиоведческое просвещение как альтернатива идеологизации религии в общественном сознании

 

Начну с двух суждений о религиоведении. Оба принадлежат православным верующим. Два или три года назад наш университет посетил очень известный архиерей Русской Православной Церкви. Известен он, в частности, своей высокой ученостью, интересом к светским наукам и искусству. Архиерей выступил перед нашими студентами и преподавателями и говорил о необходимости сотрудничества между богословием и светскими науками, между духовными школами и светскими Н.В.Шабуроввузами. Признаюсь, слушал я его выступление с большим удовольствием. Наступило время для вопросов докладчику, и я спросил, как он относится к, увы, распространенной в церковных кругах точке зрения, что религиоведение — это перекрашенный научный атеизм, что объективное научное изучение религии невозможно, что поэтому религиоведение враждебно религии. Надо сказать, что я ожидал от докладчика решительного отмежевания от этой позиции, признания ее маргинальной для Церкви. Не тут-то было! Он сказал, что недоверие церковных людей к религиоведению вполне оправданно, что религию можно изучать либо с конфессиональных, либо с атеистических позиций. Всё иное — от лукавого. Разочарование мое было сильным: если уж самые просвещенные церковники придерживаются подобных воззрений... А тут еще идеи «православного религиоведения». Это вообще, по моему мнению, нечто несообразное, вроде «православной физики» (впрочем, число сторонников креационизма и антиэволюционистов растет, что не приближает указанные теории к научности).

Вот, однако, иное суждение, принадлежащее ректору одного православного учебного заведения. На вопрос, отличается ли религиоведение от теологии, она отвечает: «Отличается, конечно, само слово об этом говорит: "ведать религию", то есть ведать то, что на протяжении всей истории человечества присутствовало в его жизни как религиозный опыт. Но в рамках образовательного процесса студенты не могут погружаться в сам опыт. Они могут изучать его только в воплощенном виде, то есть в виде культа и в виде мифологии той или иной религии. И, конечно, они могут увидеть, каким образом религиозная жизнь человека сочетается в обществе с остальными сферами его жизни: с политикой, искусством, психологией и даже психикой, средствами массовой информации, правом так далее. Богословие (теология) прежде всего изучает, как в той или иной традиции человек поклоняется самому Богу, оно обращено к верующему человеку и помогает ему войти в традицию веры. И поэтому для меня, например, понятие "светская теология" — это противоречие в терминах, я не очень представляю себе, какой теологией можно заниматься неверующему человеку. Это такое же обычное религиоведение, только чуть больше сконцентрированное на каких-то внешних результатах изучения той или иной религии, вот и все. Богословие нужно человеку для того, чтобы углублялось его поклонение Богу, а религиоведение — чтобы он лучше понимал верующих людей разных конфессий и вероисповеданий и мог общаться с ними, чтобы народ мог жить как единый народ, не разделяясь по конфессиональным признакам. Когда человек избавляется от каких-то страхов и фантазий в отношении своего соседа, сотрудника на работе, просто попутчика в трамвае, когда ему не рассказывают сказки о зловредности той или иной религии, возникает доверие, открытость, по крайней мере, интерес к тому, а что же такого другого несет в себе религия этого человека. То есть возникает желание общаться, не боясь этого отличия, потому что самое большое, что разделяет людей, - это страх другого. Религиоведение помогает преодолевать именно эти страхи. Другой становится ближе».

Я далеко не во всем согласен с автором этого текста: выделены далеко не все, более того, не главные аспекты религиоведения. Но привлекает внимание акцент на социально-этических функциях религиоведения. Кроме того, важно принципиальное различение религиоведения и теологии, которые, по моему мнению, не противостоят друг другу, а принадлежат к совершенно различным сферам человеческой мысли. Понимания Этого в нашем обществе до сих пор нет.

Свежий пример: я в качестве религиоведа недавно получил ряд вопросов от одной популярной газеты. В частности меня спрашивали, как специалиста (!), о бессмертии души.

Я, однако, хотел бы не столько теоретически обосновать важность научного подхода к религии (что и является сутью религиоведения), сколько рассказать о практическом эксперименте — двадцатилетнем преподавании религиоведения в РГГУ. Следует оговориться: я нисколько этот опыт не абсолютизирую, более того, ценю подходы коллег из других вузов.

Прежде, однако, следует указать на два факта, характеризующих как генезис большинства современных российских кафедр религиоведения, так и особенности их институциализации. Во-первых, значительная часть кафедр религиоведения имеет институциональное преемство с бывшими кафедрами научного атеизма. Во-вторых же, они существуют преимущественно в структуре философских факультетов. Оговорюсь: я никак не оцениваю эти факты, но лишь обращаю на них внимание. Для актуальной ситуации, конечно, важна связь этих кафедр с философскими факультетами, что влечет за собой — не всегда, но часто — взгляд на религию сквозь призму философии.

Так случилось, что в РГГУ всё сложилось иначе. В Московском историко-архивном институте, на базе которого был создан РГГУ, не было кафедры научного атеизма. Так что в 1992 году всё началось с чистого листа. При этом у истоков Центра изучения религии были не философы, а историки и востоковеды. Собственно, всё основывалось на двух принципах: 1) религиоведение — не раздел философии, а самостоятельная область знания; 2) возможно объективное научное изучение религии (отсюда размежевание как с конфессионально-апологетической, так и с научно-атеистической позицией).

Прошло двадцать лет, и можно подводить итоги. Итак, каковы особенности преподавания религиоведения в РГГУ?

1. Радикальное размежевание религиоведения и философии религии — не в традициях отечественной науки о религии (кроме того, серьезным препятствием для подобного размежевания является государственный образовательный стандарт). Однако мы рассматриваем религию преимущественно в культурно-антропологическом и социальном контекстах. Поэтому приоритетными дисциплинами для нас являются история религии и социология религии, а также изучение базовых текстов основных религиозных традиций.

2. Конфессиональное, агностическое или атеистическое мировоззрение не являются препятствием для научного преподавания знаний о религии, если преподаватель признает различие научного метода и апологетической установки.

3. Принцип объективности, т. е. отказ от выстраивания иерархии конфессий, религиозных традиций и т. п. Все религии и конфессии равно являются объектами изучения религиоведа. «Наша конфессия — религиоведение».

4. Уважение мировоззрения студентов, безусловный отказ от навязывания им какого бы то ни было мировоззрения.

5. Непосредственное знакомство студентов с религиозными сообществами, с верующими разных конфессий. Поэтому важнейшая роль "водится ознакомительным и исследовательским практикам. Стремимся воспитывать у студентов уважительное отношение к верующим.

Распространенный аргумент против научного изучения религии заключается в том, что отношение к религии является важнейшей составляющей мировоззрения исследователя (или преподавателя), а в мировозреннческих вопросах не может быть нейтральной позиции. Но этот аргумент можно обратить против всех гуманитарных дисциплин. В частности, против исторической науки. У либерала и консерватора, коммуниста и монархиста не может быть одинакового отношения к одному и тому же историческому событию или процессу. И, тем не менее, история остается научной дисциплиной, и всегда можно отличить подлинного историка от пропагандиста, для которого история — это всего лишь «политика, опрокинутая в прошлое». Но тот же критерий применим и к религиоведу. Да, абсолютная объективность невозможно (а что в нашем мире абсолютно?), и исследователь религии, так же как и историк, не может, да и не должен отрекаться от своего мировоззрения. Но он должен отдавать себе отчет в том, насколько его мировоззрение препятствует объективности, и стремиться к непредвзятому научному анализу.

Опыт более чем двадцатилетнего преподавания религиоведения в РГГУ продемонстрировал не только возможность, но и эффективность объективного научного подхода к религии.


Автор: Николай Витальевич ШАБУРОВ, кандидат культурологии, профессор, директор Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета (Москва)


Источник: Религиозное многообразие в российском мегаполисе. Правовые и социокультурные аспекты (сборник статей по материалам Межрегиональной научно-практической конференции "Религиозное многообразие в российском мегаполисе", с 56-59, СПб, 2014)

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100