Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 118 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СВОБОДА ВЕРЫ: ПРЕФЕРЕНЦИИ И ДИСКРИМИНАЦИЯ

Печать

Елена МИРОШНИКОВА

 

...

Новые религиозные движения в контексте современного прозелитизма

 

Доклад, сделанный на научно-практической конференции "Новые религии в России: двадцать лет спустя", 14.12.2012, Москва

 

Осмысление ситуации, сложившейся вокруг Новых религиозных движений (НРД) в России по прошествии двадцати лет, включает в себя, на мой взгляд, два важных аспекта.

Елена МирощниковаВо-первых, получившая реальное осуществление религиозная свобода обусловила возвращение религии в публичную сферу. Интерес к религии как феномену современной жизни , доступ к различным ее формам, возможность беспрепятственно изучать священные тексты, сравнивать различные вероучения о смысле жизни и назначении человека , искать ответы на вечные вопросы о будущем человечества , все это , несомненно, расширяет границы поиска, усложняет картину мира из-за потока информации, вызывает сомнения в истинности прежних представлений. Тем самым  объективный процесс возникновения НРД продолжается. Разница лишь в интенсивности и собственно формах.

Во-вторых, на фоне распространения, свободного выражения и распространения НРД на первый план выходит проблема выбора человеком тех или иных убеждений, как гуманистических , так и религиозных , и , что особенно важно при исследовании НРД, смены своих мировоззренческих установок. И здесь мы подходим к главному моменту обозначенной темы – проблеме прозелитизма как деятельности по обращению в свою веру инаковерующих и неверующих. Ведь смена возможна тогда, когда люди получают определенные знания о чем-то другом, отличном, новом, косвенно или напрямую связанным с представителями этого другого, зачастую чужого.

В таких основополагающих документах, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., (ст.18) , Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ст.9) четко обозначено право человека менять свои религию и убеждения. Между тем, в  Декларации ООН 1981 г. о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений, глагол «менять» отсутствует. Этот документ, содержащий самое на сегодняшний день развернутое толкование религиозной свободы, говорит о выборе, но не употребляет слово «менять». Несомненно, на окончательную редакцию оказали влияние страны с преимущественно исламским населением в силу запрета для мусульманина менять свою религию.

Так можно ли менять религию или нет? Международные стандарты подтверждают такое право. Уже упомянутая Декларация ООН 1981 г. заканчивается статьей 8, которая подчеркивает, что ничто в тексте не  должно истолковываться в смысле ограничения или отхода от любого права, как оно определено во Всеобщей декларации прав человека и Международном Пакте о правах человека.

Так или иначе, в современном мире очевидна непростая коллизия, связанная со сменой религиозных и мировоззренческих убеждений. Это относится как к мировым, получившим широкое распространение религиям, так и к НРД. Например, в Конституции Греции  до сих пор действует статья, запрещающая прозелитизм.

Все это вместе взятое говорит об актуальности  и необходимости исследования современного прозелитизма.

Появление и распространение НРД - процесс, в результате которого, естественно, затрагиваются интересы и сферы влияния других религий. Примечательно, что в начале 1980-х гг. , исследуя тему прозелитизма в католицизме, я с трудом находила какие бы то ни было упоминания о прозелитизме вообще, не было даже определения этого феномена. Но уже в 1990-е гг., с развитием религиозной свободы в нашей стране, эта тема в полный голос заявила о себе, став  центром далеко небезобидных споров.

Прозелитизм представляет собой совокупность форм и методов по обращению, распространению и упрочению веры, что, в свою очередь, является генеральным направлением деятельности любого религиозного объединения.

Разумеется, такие специфические черты прозелитизма как нетерпимость к инакомыслию, экстраполяция веры, применение «недостойной мотивации», включая и насильственные методы обращения, порождают негативное отношению к термину «прозелитизм». и призывы отказаться от него ради межконфессионального диалога. На мой взгляд, напротив, необходим всесторонний анализ этого феномена в религиоведческо-правовом контексте, прежде всего в целях межконфессионального диалога для достижения общественного согласия  в условиях религиозного плюрализма.

Конечно, это в первую очередь касается терминологии и понятийного аппарата.

В настоящее время в само понятие «прозелитизм» вносятся новые акценты. Ему на смену пришел термин «евангелизация». В узком смысле слова евангелизация означает обращение в христианство, в широком - поиск путей упрочения влияния религии и церкви в современном мире. Евангелизацию можно считать современной модификацией прозелитизма.

Однако если для прозелитизма прежде всего характерно распространение веры, то для евангелизации - стремление укрепить веру  среди уже крещенных, сделать их по- настоящему воцерковленными. По мнению нынешнего главы Ватикана папы Бенедикта XVI, Европе, ставшей в свое время родоначальником евангелизации, теперь необходима реевангелизация, укрепление веры среди самих христиан. Эта проблема представляет собой наболевший вопрос и для Русской православной церкви (РПЦ). По данным социологических опросов складывается весьма неоднозначная ситуация[i].

Сегодня в России называют себя православными около 70%, а неверующими — 20%. При этом крещеными являются 88-90% населения.  Среди тех, кто называет себя православными— крещены 68-70%, около 40% твердо верят в существование Бога и загробной жизни, а 1/3 не верят в Бога вообще и не относят себя к религиозным людям; 80% из них не причащаются; 55% - не посещают богослужения и только 15%  непременно бывают в храме на Пасху, 10% из них регулярно постятся и ежедневно молятся, 3-4% знают Десять заповедей и Символ веры.

Все острее звучит вопрос внутри самой церкви о повышения уровня  катехизации (одна из форм прозелитизма), чтобы не «прицерковляться, а воцерковляться». Среди основных проблем, с которыми сталкивается возрождение катехизации в современной РПЦ: непонимание цели и существа процесса катехизации (часто и среди самих священников), дефицит опыта воцерковления людей через общение, формальное воцерковление многих из тех, кто привык считать себя чадами церкви, отсутствие в духовных школах предмета катехетики, а также крайне ограниченное время, которое уделяется процессу оглашения в приходской практике.

Вот здесь мы подходим  к очень важному моменту об осмыслении НРД в контексте прозелитизма. Думается, надо выделить два уровня (среза) в анализе современного прозелитизма. С одной стороны,  конфессиональный, с другой - государственно- правовой. Иначе говоря, одно дело, своего рода соревнование за души людей между различными религиями и убеждениями, и другое- аффилирование государства с одной из многих религий, так что на мой взгляд, правомерно говорить о государственном прозелитизме.

Свидетельством важности и серьезности данной проблемы является особый документ Международной ассоциации религиозной свободы - на мой взгляд, не получивший достойного внимания в нашей стране – Руководящие принципы ответственного распространения религиозных взглядов и убеждений[ii]. Это результат двухлетней работы международных экспертов был принят в 2000 г. Несмотря на то, что, по мнению авторов, выступление против прозелитизма означает выступление против авторитетов веры и права, в тексте документа не употребляется слово «прозелитизм» из-за его неоднозначности и негативного оттенка. Но выделены 14 основополагающих принципа по распространению религиозных взглядов и убеждений.

В контексте рассматриваемой темы, на мой взгляд. наиболее значимы следующие принципы:

9. Никто не должен делать преднамеренные ложные заявления по какому-либо из аспектов других религий, клеветать или высмеивать верования, обычаи или происхождение других людей. Всегда требуется наличие объективной информации об этих религиях с тем, чтобы избежать распространения необоснованных суждений и огульных предубеждений.

10. При распространении религиозных взглядов и убеждений следует уважать свободу людей выбирать или отвергать ту или  иную религию или убеждения без физического и психологического принуждения; не следует также вынуждать их разрывать естественные связи с семьей, являющейся основным элементом общества[iii].

Неоднозначное истолкование прозелитизма связано прежде всего с принуждением и насилием. В документе, поэтому, выделяют такое понятие как «ложный прозелитизм». К нему относят следующее:


1.             Использование обмана или лести, а также подкупа с целью обращения людей.

2.             Использование методов запугивания, таких как оказание давления на сотрудников со стороны религиозного руководства.

3.             Предложение социального и образовательного роста с целью обращения.

4.             Ложное приписывание учения или верований другим религиям или конфессиям.

5.             Любая форма миссионерской деятельности, связанная с мошенничеством или вымогательством.

6.             Использование клеветы или злословия в адрес других религиозных объединений.

7.             Попытки изоляции своих потенциальных последователей от семьи и прежних друзей.

8.             Сознательная и целенаправленная стратегия использования человеческой беды (будь-то бедность, невежество, болезнь, смерть члена семьи и т.п.) для обращения в свою веру[iv].

 

В этом отношении заслуживает внимания вопрос об антикультовых антисектантских организациях. На сегодняшний день в Европе их насчитывается 25. Следует признать, что их деятельность процветала за рубежом в 1970-1980-е гг. и сейчас практически свелась на нет. Но этот урок истории не для нас. В России эти движения, к сожалению, набирают силу, и нередко при поддержке государственных структур. Между прочим , так называемое «депрограммирование», применяемое антисектантскими организациями, можно считать современной формой прозелитизма. Причем, сначала с членами НРД проводят де-конверсию(увести из НРД), а затем  ре-конверсию (возвращение в прежнюю религию). Об этом подробно написано в статьях  В.Фотре[v].

Характер государственно-церковных отношений имеет самое непосредственное отношение к проблеме взаимопонимания между религиозными объединениями. Различные модели государственно-церковных отношений свидетельствует о широких возможностях влияния государства на процесс межконфессионального сотрудничества: от политики нейтралитета до государственного прозелитизма, проявляющегося в следующих формах:

регистрация религиозных объединений, особенно носящая разрешительный характер;

1. Предоставление налоговых льгот, взимание госструктурами культурного (в Италии) или церковного (в Германии) налога.

2. Придание религиозной организации особого юридического статуса или выделение признанных и непризнанных религий (в Бельгии).

3. Издание специальных законов, ограничивающих деятельность отдельных религиозных объединений, особенно НРД. (например законопроект о миссионерской деятельности в РФ).

4. Практика «банальной дискриминации», обозначающая вошедшую в привычку и часто необдуманную дискриминацию религиозных меньшинств, например публикация непроверенных или ложных сведений в СМИ, участие священнослужителей определенной конфессии в официальных торжественных церемониях.

5. Особое значение в последнее время приобретает роль государства в обеспечении религиозного образования, а именно поддержка конфессиональной модели или ее части при действующем конституционном принципе отделения.

Трудно не согласится с положением о том, что использование государственной власти для защиты какой-либо религии от прозелитизма и других воззрений, унижает моральное достоинство таких религиозных институтов. Грань между необходимыми ограничениями религиозной свободы в целях сохранения порядка и предпочтения со стороны государства одной религии –весьма сложное и деликатное явление. Но позиция нейтралитета государства, основанная на приоритете права на свободу совести как права на мировоззренческий выбор, способна гарантировать свободу мысли, совести и религии.


Автор: Елена Михайловна МИРОШНИКОВАдоктор философских наук, профессор кафедры прикладной этики, религиоведения и теологии Тульского государственного педагогиеского университета им. Л.Н. Толстого (г. Тула)


ReligioPolis 



[i] Согласно данным Левада Центра, религиозного возрождения за 20 в России не произошло (См.: Newsru.com 13 июня 2012).

[ii] Крушеницкий В.П. Руководящие принципы по распространению религиозных взглядов и убеждений// Свобода совести и обеспечение межрелигиозного взаимопонимания. М., 2001. С. 75-81.

[iii] Крушеницкий В.П. Руководящие принципы по распространению религиозных взглядов и убеждений// Свобода совести и обеспечение межрелигиозного взаимопонимания. М., 2001. С 79.

[iv] . Крушеницкий В.П. Руководящие принципы по распространению религиозных взглядов и убеждений// Свобода совести и обеспечение межрелигиозного взаимопонимания. М., 2001. С 76.

[v] Фотре В.. Секты  или религии? Правозащитная точка зрения. Форте В. Насильственные попытки  религиозной де-конверсии из новых религиозных движений (См.: настоящее издание. С. и С.)

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100