Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 469 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЛОЯЛЬНОСТЬ КАК СПОСОБ ВЫЖИВАНИЯ

Печать

Виктор ХРУЛЬ

 

Собор Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии на Малой Грузинской в Москве, фрагмент фасадаКатолики в российской публичной сфере: лояльное молчание как способ выживания


Доклад, прочитанный на Всероссийской конференции «Секуляризм и религиозная свобода: противостояние или партнерство»,  ИЕ РАН, Москва, 13.12.2012

Период с 1991 года - с момента назначения Ватиканом двух епископов (в Москве и Новосибирске) - по 2002 год был временем стремительного развития католических структур, в том числе издательств и средств массовой информации, что вкупе с благожелательным интересом светских журналистов обеспечило католикам стабильное и устойчивое присутствие в российской публичной сфере.

Виктор ХрульЗа это время у католиков появились свои радиостанции (в Москве и Санкт-Петербурге), телестудия (в Новосибирске), а также периодические издания у семинарии, богословского колледжа, благотворительной организации "Caritas", у монашеских орденов и конгрегаций. Интенсивная переводческая и издательская деятельность (в общей сложности вышло в свет более 600 книг) способствовала, с одной стороны, возможности знакомства широкой публики с католическим вероучением, изложенном на русском языке, а с другой стороны, содействовала "инкультурации" - адаптации деятельности Католической церкви к весьма специфическим российским условиям, к "врастанию" в российское публичное пространство, и - как следствие - растущему вниманию со стороны общества.

  • Суть и причины кризиса

Кризис 2002 года, связанный с резко негативной реакцией Русской Православной Церкви на восстановление католических епархий, а также высылкой из страны одного епископа и четырех священников, католики России встретили, имея необходимые средства для артикуляции своей позиции в публичной сфере, что обеспечило объективно-нейтральное или даже сочувственное освещение кризиса светской российской и зарубежной прессой.

Поскольку его последствия католики ощущают до сих пор, имеет смысл рассмотреть его подробнее.

11 февраля 2002 года Папа Иоанн Павел II возвел Апостольские администратуры для католиков латинского обряда в России в достоинство епархий, объединенных в митрополию. Следует принять во внимание то обстоятельство, что все экуменические нормы были соблюдены: 1) РПЦ была проинформирована о предстоящих изменениях заблаговременно апостольским нунцием (представителем Ватикана) в РФ; 2) чтобы "выразить надлежащее почтение епархиям Русской Православной Церкви и их досточтимым архипастырям, католические епархии России получили титулы святых, а не городов", в которых находятся их центры .

Реакция РПЦ на этот шаг, вполне адекватный с точки зрения самих католиков, а также международных и российских правовых норм, была резко отрицательной. В заявлении Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II и Священного Синода было сказано, что эти действия, “не обусловлены реальным пасторскими нуждами” и “не скрывают миссионерские цели”. Союз православных граждан проводил митинги протеста “против духовной агрессии католицизма”. С осуждением выступил даже Верховный Муфтий России и европейских стран СНГ Талгат Таджуддин, назвав учреждение католических епархий насильственной духовной экспансией. МИД России выразил сожаление в связи с решением Святого Престола, Государственная Дума включила в повестку дня проект обращения к президенту с просьбой запретить деятельность новообразованных епархий, то есть лишить их юридического статуса. Как считали инициаторы этого обращения "действия католиков угрожают территориальной целостности России". Вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский предложил не давать визы иностранным католическим священникам.

В течение нескольких месяцев 2002 года действительно были лишены виз епископ епархии святого Иосифа в Иркутске гражданин Польши Ежи Мазур и четверо католических священников: итальянец Стефано Каприо из Владимира, словак Станислав Крайняк из Ярославля, поляки Ярослав Вишневский с Сахалина и Эдвард Мацкевич из Ростова-на-Дону. Причем, представители МИДа России и силовых структур категорически отрицали какую бы то ни было связь этих акций с созданием епархий.

Для полноты контекста следует добавить, что на территории современной России до революции существовали католические епархии во главе с митрополитом.

Реакция католической стороны поначалу была твердой, уверенной в своей правоте. Митрополит Тадеуш Кондрусевич написал честное, без дипломатических реверансов, послание тогдашнему главе Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополиту Кириллу (Гундяеву), в котором, в частности, обратил внимание на православное понимание места католиков в России: "Опыт последнего десятилетия формирует у нас довольно странный образ “приемлемой” Католической Церкви в России. Итак, это Церковь:

- без нормальных, определяемых Каноническим правом, структур,

- без проповеди Евангелия,

- без монашествующих - даже тех, чьи конгрегации были основаны или ранее работали в России,

- без благотворительной деятельности,

- без русских священников,

- без русской паствы.

Очевидно, что такой образ Церкви фактически отрицает ее природу и цель, превращает ее в закрытую среду и ограничивает рамками своеобразного “этнического гетто”.

  • Стратегии преодоления кризиса

Судя по этому ответу, первоначальная стратегия российских католиков была выстроена с расчетом на честный диалог двух религиозных объединений - РПЦ и КЦ - в российском правовом поле и христианском этическом поле.

Однако, как показал дальнейший ход событий, люди, принимающие решения вне пределов России, всерьез испугавшись протестов РПЦ, избрал иную стратегию - стратегию лояльного молчания и полной поддержки всех православных инициатив в обмен на выживание российских католических структур. С нашей точки зрения, восприятие угрозы было сильно преувеличенным, и католические структуры в России выжили бы и без столь строгих мер, однако информационная картина положения католиков людьми, принимающими решения в Католической церкви, была выстроена на источниках, которые как раз больше доверяли православным иерархам, нежели российским католическим епископам и даже представителю Святого Престола в России архиепископу Георгу Цуру.

Его в том же 2002 году, через несколько месяцев после восстановления епархий, поблагодарили за службу и перевели в Вену, а на его место после согласования кандидатуры не только с МИДом, что обычно и традиционно, но и с РПЦ (эта процедура, правда, публично не афишировалась), прислали нового представителя Святого Престола - итальянского архиепископа Антонио Меннини, который стал проводить новую политику, подробный разбор которой уже явно выходит за рамки данной статьи.

Еще до приезда нового нунция российские католики пытались призвать единоверцев в Европе (и прежде всего - в Италии) к солидарности, опубликовав открытое письмо с многочисленными подписями.

Отметив, что урегулирование кризиса зависит от ясной и однозначной позиции самих католиков, как в России, так и во всем мире, российские католики в открытом обращении к к Конференции Епископов Италии и к Совету Епископских Конференций Европы заявили: "К сожалению, за последнее время со стороны наших собратьев-католиков за рубежом, и прежде всего представителей отдельных католических епархий в Италии, все чаще отмечаются случаи проявления "особого мнения" в отношении ситуации, сложившейся вокруг Католической Церкви в России. Это "особое мнение" выражается путем прямого или косвенного осуждения действий Святого Престола в преобразовании структур Католической Церкви в России и поддержки обвинений священноначалия РПЦ в адрес российских католиков" .

Авторы документа привели конкретные случаи публичного несогласия епископов и священников с решением Папы Римского, которые были выражены 3.07.2002 во время встречи Патриарха с делегацией священников и мирян епархии Вероны (Италия) во главе со священником Луиджи Адами, 22.08.2002 во время встречи Патриарха с делегацией католических священнослужителей и мирян из итальянской епархии Камерино-Сан-Северино-Марке (Италия) во главе с архиепископом Анджело Фаджиани, 3.09.2002 на встрече Патриарха с участниками паломнического путешествия в Россию, организованного журналом "Famiglia Cristiana".

"Таким образом, из желательных посредников и миротворцев наши зарубежные собратья волей или неволей начинают играть роль дестабилизирующего фактора в крайне сложной ситуации, сложившейся религиозной жизни сегодняшней России", - отмечалось в заявлении российских католиков, которые назвали такое понимание экуменического диалога "крайне поверхностном и спекулятивном понимании сути экуменического диалога".

Авторы обращения выразили недоумение в связи с тем, что "псевдоэкуменические инициативы" не получили никакой оценки со стороны официальных представителей итальянской католической иерархии и Итальянской Конференции Епископов. Которой так и не последовало.

Дальнейшее развитие событий показало, что обращение стало "гласом вопиющего", тонущего в безбрежном море экуменического диалога, который должен развиваться любой ценой, даже ценой ущемления прав католиков России.

Через пять лет после кризиса, в 2007 году, митрополит Кирилл заявил: "Мы никогда не согласимся и будем постоянно оспаривать наличие на территории России ординарных епархий Католической Церкви" . Между тем епархии РПЦ МП уже давно существуют во многих европейских столицах и именуются по названиям тех городов, где находится кафедра епископа: Брюссельская и Бельгийская, Венская и Австрийская, Будапештская и Венгерская, Гаагская и Нидерландская и т.д. Такая политика подтверждает позицию одного православного священника, заявившего католикам в частной беседе: "Когда вы проповедуете в России - это прозелитизм, когда мы проповедуем в Западной Европе - это миссия".

Избранная стратегия имела прямые последствия в публичной сфере - католики понемногу стали из нее исчезать, а сама католическая тема в отсутствие систематической работы по демифологизации, проводимой в 90-е годы, вновь стала обрастать мифами, которые российские католики оставляли, как правило, без ответа. Пространство ответа тоже значительно сузилось: конец нулевых годов ознаменован также закрытием ряда ведущих русскоязычных католических СМИ: журнала "Истина и Жизнь", газеты "Свет Евангелия", радио "Дар" и др. Закрытие обычно сопровождалось заявлениями о недостатке средств, однако, как справедливо замечали эксперты, средства всегда являются следствием наличия политической воли или ее отсутствия. В соседних Белоруссии и на Украине, где подобные условия, католические СМИ развиваются, как и прежде.

  • Мифологизация католичества в СМИ

Об уровне мифологизированности российской публичной сферы по поводу католиком можно судить по двум примерам.

Для того, чтобы понять, насколько соблюдаются в освещении католической тематики принципы правдивости и объективности, мы провели исследование по методике "trace-study" (исследования траектории), подразумевающая изучение различных характеристик распространения информации о конкретном факте, который, как комета на ночном небосклоне, оставляет заметный "след" в информационном пространстве. Этот "след" - массив текстов, генетически и содержательно связанный с первоначальным событием - и становится объектом изучения в случае применения методики "trace-study".

Новая методика позволяет выявить ряд характеристик и механизмов распространения информации и может быть применена к легко вычленяемым с момента своего зарождения "кометам ", траекторию которых можно отследить благодаря современной высокоточной "оптике" - компьютерным базам данных и поисковым системам в киберпространстве (Яндекс, Интегрум и др.).

В освещении религиозной жизни на международном уровне такими медийными событиями в последние годы стали книга Дэна Брауна "Код да Винчи" (2003), смерть Иоанна Павла II (2005), так называемый "карикатурный скандал" (вызвавшие возмущение мусульман публикации карикатур с изображением пророка Мухаммеда) в Дании, выплеснувшийся потом далеко за пределы ее границ (2005-2006), Регенсбугская лекция Папы Римского Бенедикта XVI (2006) и др. В российском контексте хорошими объектами для применения метода "trace-study" могли бы стать смерть предстоятеля РПЦ Патриарха Алексия II (2008), избрание нового Патриарха Кирилла (2009), принесение из Иерусалима "благодатного огня" (ежегодно на Пасху) или совсем недавнее почитание "Пояса Богородицы" (2011).

Для нашего исследования был избран казус "Ватикан объявил семь новых смертных грехов". Эта весть, прокатившаяся по всему миру и впоследствии оказавшаяся "медийной уткой", была широко распространена российскими масс-медиа. С помощью поисковой системы "Яндекс" мы нашли 233 сообщений различных информационных агентств, интернет-СМИ, газет, телеканалов и радиостанций за недельный временной промежуток с момента появления новости - с 10 по 16 марта 2008 г. Массив был ранжирован по времени публикации сообщения и проанализирован по специально разработанной методике, которая предполагала фиксацию времени, региона, типа масс-медиа, жанра публикации, корректности ссылок, степени искажения первоначальной публикации, а также наличия/отсутствия и уровня приглашенных к оценке экспертов.

Основные выводы проведенного анализа можно свести к выявлению трех главных проблемных особенностей.

1. Сенсационность в ущерб правдивости.

Анализ показывает, что аутентичность и достоверность информации, в которых в идеале проявляются принципы правдивости и объективности, подчинены иным критериям - сенсационности и соответствию бытующим в массовом сознании мифам и стереотипам о различных религиях.

Например, в одном из изученных казусов даже после появления в российских масс-медиа аутентичной и достоверной информации о том, что Ватикан не объявлял ни о каких "семи новых смертных грехах", в течение нескольких дней тема развивалась в первоначальном русле по принципу "снежного кома", "подогревая" аудиторию и фактически дезинформируя ее.

2. Нежелание обращаться к первоисточнику.

Журналисты некритично относятся к религиозным сообщениям из-за рубежа и не склонны проверять их профессиональную доброкачественность. В упомянутом выше случае достаточно было обратиться к первоисточнику - газете "L'Osservatore Romano", чтобы понять суть дела, но ни в одном из случаев это сделано не было. Казус обнажает одну из главных профессиональных проблем современной журналистики - нежелание обращаться к первоисточнику и проверять информацию в разных местах.

3. Игнорирование экспертов.

Анализ публикаций о "семи новых смертных грехах" показал, что в качестве экспертов о сути происходящего масс-медиа привлекают людей, которые на самом деле не являются компетентными, однако их мнение преподносится аудитории как мнение людей сведущих.

Из 233 публикаций по теме только в 3 случаях экспертами выступали католические священники, и еще в 5 случаях - священники Русской Православной Церкви. В остальных материалах приводились мнения неких "центров общественных экспертиз", "служб стратегического планирования", либо журналисты вообще не обращались за комментариями.

Еще одним подтверждением маргинализации религиозных меньшинств со стороны масс-медиа является география журналистских текстов. Мы провели контент-аналитическое исследование освещения сферы религиозной жизни российскими информационными агентствами.

Объектом исследования стали сообщения трех информационных агентств – "РИА Новости", "Интерфакс", News.Ru − за период с января по октябрь 2007 г.

В результате обработки данных мы пришли к следующим выводам:

1) В географии, источнике информации и окрашенности ярко выражена оппозиция "свои" - "чужие" (выделение "своей веры", детерминированной этнически и географически, где католики отнесены к "чужим", даже если речь идет о российскхи структурах).

2) Наблюдается "маргинализация" католиков (хотя у многих из них - русские корни).

3) Агентства следуют государственной политике в области религии, выделяя четыре так называемые "традиционные" религии - православие, ислам, иудаизм и буддизм.

Результаты контент-анализа свидетельствуют о системном сдвиге, смещении внимания информационных агентств (а, следовательно, и других масс-медиа, для которых агентства рисуют информационную картину мира). Отсутствие внимания к российским католикам приводит к тому, что они становятся незаметными в публичном пространстве.

Подтверждение "маргинализации" католиков и создания масс-медиа их негативного образа было получено уже в 2009 году в исследовании, проведенном Алиной Багриной. Она изложила результаты в докладе "Русская Православная Церковь и общественное мнение", опубликованном агентством "Русская народная линия".

Католики, занимая второе место по количеству упоминаний в СМИ, занимают устойчиво первое место по негативности оценок. Количество упоминаний различных религий и российских масс-медиа в 2009 году представлено на диаграмме 1 (результаты получены с использованием системы "Медиалогия" ).


Диаграмма 1. Количество упоминаний религиозных организаций в 2009 г.

hr_13-1

 


Если принять за 100% все 71 114 упоминания религиозных организаций, то в процентном отношении на долю православия приходится 72%; на долю католицизма - 13%, на долю протестантизма и лютеранства - 1%; на долю ислама - 4%; на долю буддизма - 4%; на долю иудаизма - 2%.

Помимо подсчета количества упоминаний, программа и методика проведения исследования позволили дифференцировать позитивные, негативные и нейтральные сообщения по каждому объекту. Результаты представлены в таблице 1.

 


Таблица 1. Количество позитивных и негативных сообщений религиозных организаций в 2009 г. (в % от общего числа сообщений)

hr_13-2


 

 

 

 

Бросается в глаза то обстоятельство, что единственная религия, у которой получился отрицательный "баланс" негативных и позитивных упоминаний, - это католичество (минус 1,5%). Православие и ислам изображаются с позитивным балансом (оба - плюс 4%). Полученные данные, несомненно, заслуживают более глубокого анализа, однако доступа к ним у автора работы, к сожалению, нет.

При различных оценках степени влияния средств массовой информации на сознание социума трудно отрицать тот факт, что в ряде случаев они остаются главным, если не единственным, фактором, влияющим на массовые установки в области приятия/неприятия иноверцев.

Особенно ярко это проявляется в тех регионах, где степень интенсивности непосредственного общения людей неверующих, атеистов и адептов разных религий недостаточна для формирования устойчивой установки по отношению к людям других исповеданий. Откуда черпают информацию жители Бурятии или Пензенской области - о католиках? Естественно, главным образом из масс-медиа, причем из русскоязычных.

И если аудитория систематически получает негативную информацию о католиках, то нетрудно предположить, какое отношение к этой конфессии формируется у россиян при помощи масс-медиа.

  • Социальные последствия мифологизации

Следует добавить еще очень важный момент: маргинализация в публичной сфере неизбежно приводит к социальным последствиям вплоть до правовой дискриминации.

Становясь сознательными или невольными участниками маргинализации религиозных меньшинств в России, СМИ формируют образ той или иной легитимной российской организации с российскими гражданами как "инородной" не только у аудитории, но и у принимающих решения госслужащих различного уровня. В таком медиаконтексте чиновнику, даже при всем желании, гораздо труднее понять, что граждане России иного вероисповедания имеют такие же права, как и все россияне. И тогда самим верующим становится труднее обрести возведенный прадедами и конфискованный властями храм, получить участок под строительство нового, зарегистрировать общину.

Безуспешные попытки католиков вернуть принадлежащие католическим общинам культовые здания в Калининградской области осенью 2010 года стали уже результатом маргинализации этого меньшинства.

Вот как эту ситуацию описал религиовед Борис Фаликов: "Митрополит архиепархии Божией Матери в Москве Павел Пецци выступил с сердитым заявлением – его паства уже двадцать лет нижайше просит о возвращении храма, и вот, когда забрезжил свет в конце туннеля, здание непостижимым образом оказалось в руках у православных" .

В своем заявлении по поводу событий в Калининградской области от 4 ноября 2010 года архиепископ Пецци напомнил, что Калининградская областная дума приняла во втором чтении законопроект о передаче пятнадцати "зданий религиозного назначения" в собственность Русской Православной Церкви Московского Патриархата, и добавил, что "законопроект готовился, по законам технологий лоббирования, втайне... без малейшего намёка не только на сколько-нибудь широкое обсуждение, но даже без консультаций с заинтересованными сторонами – российскими христианскими религиозными организациями, не принадлежащими к РПЦ МП" .

Отметив, что среди этих пятнадцати зданий числится также бывшая католическая церковь Святого Семейства, занимаемая ныне Областной филармонией, о передаче которой вот уже почти двадцать лет безуспешно ходатайствует католическая приходская община, архиепископ попытался возвысить свой голос в защиту законных интересов и достоинства своей калининградской паствы: "Как могло получиться, что бывшие переселенцы, исповедующие католичество, всю свою жизнь положившие на благо своей новой "малой родины", и их потомки – стали теперь в глазах деятелей из Калининградской областной думы гражданами второго сорта, чьими законными, гарантированными Конституцией Российской Федерации, интересами можно с такой лёгкостью пренебречь?"

Архиепископ назвал принятое решение "глубоко ошибочным" в силу "вопиющей несправедливости" и потребовал его пересмотра, а позицию Калининградской епархии РПЦ МП католический иерарх квалифицировал как "весьма уклончивую" и наносящую "существенный вред межцерковным отношениям".

Архиепископ Пецци пообещал "отстаивать законные интересы и гражданское достоинство католиков Калининградской области всеми средствами, предоставляемыми нам международными правовыми актами, Конституцией и действующим законодательством Российской Федерации".

Однако после этого заявления архиепископ надолго замолчал и, насколько нам известно, больше никогда не касался этого острого вопроса в своих публичных выступлениях. Никаких исков о защите своих религиозных прав российские католики, насколько нам известно, в суды не подавали.

Одна из очевидных причин (при наличии иных, нетранспарентных) - очень жесткий ответ даже не Синода РПЦ, не Патриарха и не епископа (видимо, католический архиепископ - не тот уровень), а Отдела коммуникаций Калининградской епархии, последовавший 15 ноября 2010 г. В документе, в частности, говорится: "Архиепископ Павел Пецци публично обвиняет православных в клевете, недоверии и "разжигании национальной и религиозной розни", даже не попытавшись предварительно вступить в переговоры и обсудить складывающуюся ситуацию". Нам доподлинно известно, что глава католической архиепархии многократно обращался к православной стороне по этому вопросу, однако ответом ему было молчание.

Отдел коммуникаций Калининградской епархии напомнил монсеньору Пецци, итальянцу по происхождению, итальянскую же пословицу: "La gente in case di vetro non dovrebbe gettare le pietre - "люди в стеклянном доме не должны бросать камни" .

Католикам вновь дали понять, кто дома хозяин. А уже двухлетнее молчание иерархов по острым социальным вопросам в российской публичной сфере - очевидное подтверждение того, что люди, принимающие решения в Католической церкви, действительно считают это лояльное молчание способом ее выживания в сложившихся условиях...


Автор: Виктор Михайлович ХРУЛЬ, кандидат филологических наук, доцент факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова


Источник: ОООСЗСС

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100