Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 249 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ДВЕ КОНФЕССИИ - ОДНА ДЕМОКРАТИЯ

Печать

Максим БОГАЧЕВ


...

Отношение католицизма и русского православия к свободе и демократии


Доклад, прочитанный на Всероссийской конференции «Секуляризм и религиозная свобода: противостояние или партнерство»,  ИЕ РАН, Москва, 13.12.2012

В эпоху модерна мировая общественность, по крайней мере, её подавляющая часть ещё находилась в рамках ретроградского миропонимания и если не негативно относилась к экуменистическому движению, то уж точно недооценивало его значимость. С переходом в принципиально новое постмодернистское измерение проблема интеграции разных ветвей христианства стала крайне актуальной. Под давлением прогрессистских трансформаций новые веяния присутствуют во всех сферах человеческой экзистенции. Они привносят в нашу жизнь ранее невиданные разнообразные феномены, актуализируют ранее не важные и ставят новые вопросы, на которые ни у ординарного социума, ни у представителей академической среды нет ответов. Так одним из системообразующих элементов современного стремящегося к транспарентности мира является принцип демократического управления и свободы как его неотъемлемой компоненты. Идея Максим Богачевэкстраполяции данной модели общественного устройства стала определяющей в тренде развития новой эпохи. Не исключено, что именно она может стать связующим звеном, которого не хватало экуменистической конвергенции. В связи с этим интересно изучить позиции современных римско-католической и греко-православных церквей по отношению к свободе и демократии.

Объектом данного исследования являются нормативные документы, составляющие социальные концепции католического и православного вероучений.

Предмет – отношения римско-католической и русской православной церкви к свободе и демократии.

Проблемой данного исследования является возможность наличия тождественности в позициях римско-католической и русской православной церквей по отношению к свободе и демократии.

Начав во второй половине XIX в. качественный пересмотр взглядов, католическое вероучение кропотливо видоизменялось на протяжении всего ХХ столетия, в результате чего к XXI в. католицизм стал открыто проповедовать важнейшие демократические ценности, такие как свобода и права человека.

«Свобода – высочайший знак божественного образа в человеке и, следовательно, знак высшего достоинства каждой человеческой личности <…> Право на пользование свободой – требование, неотделимое от достоинства человеческой личности (Катехизис Католической Церкви, 1738)» .

«Человеческая личность – основание и цель политического сосуществования» , - говорит католицизм в XXI в. А «рассматривать человеческую личность как основу и цель политического сообщества – значит прилагать усилия, в первую очередь, ради признания её достоинства и ради уважения к её достоинству, защищая и утверждая основные и неотъемлемые права человека» .

Римско-католическая церковь во главе с папой римским признаёт права человека, в том числе и права на свободомыслие и свободу вероисповедания: «религиозная свобода – одно из основных прав человека. II Ватиканский собор обязал Католическую Церковь утверждать религиозную свободу» , декламируя необходимость их всяческой защиты - «права человека следует оберегать не только по отдельности, но и в их совокупности: защищать их частично – значит, в какой-то мере, не признавать их» . «Все люди должны быть свободны от принуждения со стороны как отдельных лиц, так и социальных групп, а также какой бы то ни было человеческой власти, дабы благодаря этому в религиозных вопросах никого не заставляли действовать против своей совести и не препятствовали действовать в долж¬ных пределах согласно своей совести: как в частной, так и в общественной жизни, как в одиночку, так и в сообществе с другими людьми (II Ватиканский Собор, Декларация Dignitatis humanae, 2: AAS 87 (1966) 930-931)». Соблюдение этого права — показатель «подлинного человеческого прогресса при любом режиме, в любом обществе, системе или среде» (Иоанн Павел II, Энц. Redemptor hominis, 17: AAS 71 (1979) 300)» .

Наиболее походящей формой политического устройства человеческого сообщества римско-католическая церковь считает демократию. «Субъект политической власти – народ, рассматриваемый в своей совокупности как носитель суверенитета. Народ делегирует, в различных формах, реализацию своего суверенитета, тем кого свободно избирает в качестве своих представителей, но оставляет за собой возможность пользоваться этим суверенитетом, контролируя деятельность правителей и даже сменяя их, если они не исполняют удовлетворительно свои функции. Хотя это право действительно для всякого Государства и при любом политическом режиме, система демократии, благодаря своим механизмам контроля, позволяет осуществлять его наилучшим образом и гарантирует такое осуществление» .

Наиболее полное отношение католицизма к демократии раскрыто в энциклике «Centesimus annus»: «Церковь ценит демократическую систему в той мере, в какой она обеспечивает участие граждан в поли¬тическом выборе, гарантирует им возможность избирать и контролировать своих правителей или смещать их мирным путем, когда это представляется уместным. Поэтому Церковь не может потворствовать формированию небольших правящих группировок, которые в собственных интересах или ради идеоло¬гических целей узурпируют государственную власть. Подлин-ная демократия возможна только в правовом Государстве и на основе правильного представления о человеке. Она требует ус¬ловий, при которых как индивидуум мог бы развиваться, полу¬чая образование и воспитание в духе истинных идеалов, так и «субъективность» общества возрастала бы вследствие создания структур участия и совместной ответственности» (Иоанн Павел II, Энц. Centesimus annus, 46 AAS 83 (1991) 850)» .

При этом католическое вероучение негативно относится к автократическим режимам - «когда человеческая власть выходит за пределы порядка, угодного Богу, обожествляет себя и требует абсолютного подчинения, на превращается в апокалиптического Зверя, образ имперской власти преследователей» - и прописывает право граждан на свержение неугодного правителя. Данную возможность католический клир выводит из деятельности Христа: «Иисус отвергает деспотическую власть князей, угнетающих народы (ср. Мк. 10,42)» .

Католицизм проповедует, что «гражданин не обязан по совести следовать предписаниям государственной власти, если они противоречат требованиям нравственного порядка, основным правам личности или евангельскому учению» . Данное вероучение утверждает, что естественное право является основанием для ограничения позитивного права, вследствие чего возможно «признавать допустимым сопротивление власти, если она серьёзно и систематически нарушает принципы естественного права» .

Более того Катехизис Католической Церкви расписывает условия, при которых обществу позволительно употреблять для смены власти оружие: 1 – в случае явного, постоянного и длительного нарушения фундаментальных прав человека; 2 – когда исчерпаны все иные возможности; 3 – если это не вызывает ещё худших беспорядков; 4 – если есть серьёзная надежда на успех; 5 – если невозможно разумно предусмотреть лучших решений .

Таким образом, католицизм благоприятно относится к свободе, правам человека и демократии.

В отличие от католического вероучения православие не свершило качественного изменения своих догматов. Оно до последнего осталось верно провластным настроениям. Греко-православная церковь, а русская православная церковь в частности, выступает за монархическое устройство государства и осуждает права человека.

Так православные деятели отрицают принцип свободы совести. «Появление принципа свободы совести - свидетельство того, что в современном мире религия из «общего дела» превращается в «частное дело» человека. Сам по себе этот процесс свидетельствует о распаде системы духовных ценностей, потере устремленности к спасению в большей части общества, утверждающего принцип свободы совести» . Возведение религии в ранг частного дела согласно православному учению ведёт к потере устремленности в спасении. Данная позиция клириков не мудрена, ведь данный акт, во-первых, уводит паству от церковных служителей, а во-вторых, уводит государство из дискурса церкви – «если первоначально государство возникло как инструмент утверждения в обществе божественного закона, то свобода совести окончательно превращает государство в исключительно земной институт, не связывающий себя религиозными обязательствами» . «Утверждение юридического принципа свободы совести свидетельствует об утрате обществом религиозных целей и ценностей, о массовой апостасии и фактической индифферентности к делу Церкви и к победе над грехом» , - заключают православные мыслители.

Отметим позицию современного православия и по отношению к праву, законам. Как и столетиями раньше православные иерархи не доверяют правовым нормам - «всякая система права, создаваемая человеческим сообществом, являясь продуктом исторического развития, несет на себе печать ограниченности и несовершенства <…> человеческий закон никогда не содержит полноту закона божественного, но чтобы оставаться законом, он обязан соответствовать богоустановленным принципам, а не разрушать их» . И если католическое вероучение ставит во главу естественное право, позволяющее отрицать позитивное, то православие отвергает позитивное право только если оное противоречит божественному закону: «в тех случаях, когда человеческий закон совершенно отвергает абсолютную божественную норму, заменяя ее противоположной, он перестает быть законом, становясь беззаконием, в какие бы правовые одежды он ни рядился» .

«По мере секуляризации высокие принципы неотчуждаемых прав человека превратились в понятие о правах индивидуума вне его связи с Богом. При этом охрана свободы личности трансформировалась в защиту своеволия» , – утверждают современные апологеты православия, выражая тем самым негативное отношение к правам человека.

Рассуждая о наилучшем для православия политическом режиме, православные мыслители выражают позицию, заключающуюся в том, что власть правителю должна быть санкционирована богом, то есть, дана богом или церковью. «Современные демократии, в том числе монархические по форме, не ищут божественной санкции власти. Они представляют из себя форму власти в секулярном обществе, предполагающую право каждого дееспособного гражданина на волеизъявление посредством выборов» , поэтому демократическое устройство не удовлетворяет требованиям православных иерархов. А вот «при монархии власть остается богоданной», - резюмируют клирики, напоминая о том, что «Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1994 года подчеркнул правильность позиции о «непредпочтительности для Церкви какого-либо государственного строя, какой-либо из существующих политических доктрин» .

При этом православие продолжает декламировать запрет на противоборство официальным властям. «Христиане призваны быть законопослушными гражданами земного отечества, принимая, что всякая душа должна быть «покорна высшим властям (Рим. 13. 1)» . Греко-православная церковь проповедует безоговорочное повиновение: «церковь не только предписывает своим чадам повиноваться государственной власти, независимо от убеждений и вероисповедания ее носителей, но и молиться за нее» . Единственным инновационным элементом, появившемся в православии, практически за два тысячелетия в области, касающейся церковно-государственных отношений, стала возможность неповиновения власти, если оная призывает народ к апостасии: «если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении» . Во всём остальном, «что касается исключительно земного порядка вещей, православный христианин обязан повиноваться законам, независимо от того, насколько они совершенны или неудачны» . Человек должен всегда подчиняться властям, за исключением только лишь тех случаев, если государство станет предпринимать меры по уничтожению православной церкви, вероотступничеству или совершению «несомненного греха» в отношении бога. Тогда церковь призовёт послушника к «подвигу исповедничества» или же «он должен открыто выступать законным образом против безусловного нарушения обществом или государством установлений и заповедей Божиих, а если такое законное выступление невозможно или неэффективно, занимать позицию гражданского неповиновения» .

Таким образом, православие негативно относится к свободе, правам человека и демократии.

Резюмируя выше сказанное, можно констатировать факт наличия догматических различий в современном католицизме и православии по отношению к демократическим ценностям. Кардинальным образом переиначив своё учение, католицизм в конце XX - начале XXI века укрепил свои позиции и стал ярым защитником человеческих прав и свобод и апологетом демократических процедур. Православие же не претерпевало таких догматических метаний и сохранило свою исторически сложившуюся сущность отрицательно настроенную по отношению к свободе, человеческим правам и демократии. Данный вывод, позволяет сделать ряд предположений о последовательном антидемократическом влиянии православного вероучения на культурные, моральные и ментальные особенности населения стран традиционно его исповедующих и на ином уровне задаться вопросом изучения проблемы «колеи» («path dependence»).


Автор: Максим Игоревич БОГАЧЕВ - стажёр-исследователь Научно учебной лаборатории исследований в области бизнес-коммуникаций НИУ ВШЭ


Список использованной литературы: 

1) Компендиум социального учения Церкви. – М.: Паолине, 2006.– 623 с.

2) Основы социальной концепции РПЦ. - [Электронный ресурс].-

 

Источник: ОООСЗСС

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100