Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 262 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВЛАСТЬ УВЛЕКЛАСЬ САМОРАСШАТЫВАНИЕМ?

Печать

Андрей СЕБЕНЦОВ

 

к.ф.н А.Е.Себенцов

ГОСУДАРСТВЕННО-ЦЕРКОВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И АНТИКУЛЬТИЗМ

 

Прежде всего, хочу поблагодарить организаторов за их труды и поздравить участников сегодняшней конференции – она свидетельствует, что религиоведение живо и теология его не вытесняет. Это же подтверждается целым рядом вышедших печатных изданий, часть из которых сегодня будет презентована.

Российское государство в начале 21 века в очередной раз оказалось в поисках своей идентичности и путей дальнейшего развития. Конечно, есть Конституция, созданная по западному образцу, есть демократические институты – например, выборы главы государства, законодательных собраний. Но, перенесенные на российскую почву, они работают не «по-западному» - достаточно сравнить проходившие недавно выборы президентов России и Франции. Представительные органы в каких-то отношениях утрачивают важные содержательные характеристики и нуждаются в дополнениях, как Государственная Дума Российской Федерации в Общественной палате.

Некоторые конституционные нормы не находят понимания в самых широких кругах общества. Так, едва только была принята в 1993 году Конституция Российской Федерации, провозгласившая «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»[i], как начались массовые поиски идеи, которая должна была объединить всю страну. Приходится признать, что ничего нового найдено не было, но общественный запрос получил отклик от Русской православной церкви, который был, по сути, поддержан значительной частью общества, хотя в следующей статье Конституции написано: «Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом»[ii].

Интересно, что ведущие специалисты в области конституционного права оценивают признание идеологического разнообразия в качестве сужение сферы государственной власти. В Комментарии к Конституции РФ под редакцией В.Д.Зорькина и Л.В.Лазарева отмечается: «Признание идеологического многообразия (наряду с признанием политического многообразия и многопартийности) в качестве одной из основ конституционного строя РФ есть рефлекс на насаждавшийся десятилетиями идеологический монизм, закреплявшийся в советских конституциях и поддерживавшийся всеми институтами государственной власти. Оно означает существенное сужение пределов государственной власти, поскольку из-под контроля государства выводится сфера идеологии, под которой обычно понимается система политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических и философских взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности»[iii].

Вместе с тем, существование доктрин управляемой демократии, суверенной демократии, особого русского (российского) исторического пути заставляет задуматься, в какой мере государство готово сузить свою власть. Очевидно, что пресловутый монизм, только в других формах, сохраняется и в менталитете населения, и во властных государственных институтах – государственная власть не желает сужаться, и не особенно стремится выполнять свою конституционную обязанность – признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина[iv], по-прежнему считая, что государство – сначала, а граждане - потом.

Хорошо это или плохо – оставляю в стороне; воплощение в жизнь заманчивых постулатов, как известно, может приводить и к нежелательным результатам. Государственная власть должна решать массу сегодняшних проблем, опираясь на имеющийся уровень собственной и принимаемой народом управленческой культуры. А этот уровень по-прежнему описывается формулами В.С. Черномырдина – «что бы мы ни строили, получается КПСС» и «хотели как лучше, а получается как всегда».

В духе этих же формул находится деятельность государственного стража законности – прокуратуры, и третьей ветви власти – судебной, в отношении к инакомыслию. И хотя масштабы явления и степень его далеки до классических советских образцов, но явление живо.

Немалое влияние на государственно-конфессиональные отношения (или вероисповедную политику государства) оказывают классические принципы, лежащие в основе власти. За последнее столетие значительно возросли информационно-коммуникационные возможности людей, роль массмедиа, но основной характер отношений приобретения власти и ее удержания сохранился со Средних веков, и заветы Николло Макиавелли по-прежнему актуальны.

Борьба за власть на международном уровне проявляется то в прямых военных акциях межгосударственного уровня (Балканы, Ирак), то выливается в создание управляемого беспорядка (цветные революции, Ливия и др.). Стремление удержать власть в этих условиях приводит к увеличению внимания руководства стран, ощущающих возможность стать театром такого сценария, к силовым структурам. Интересны в этом отношении сведения, сопоставляющие объем структур МВД СССР и современной России При сокращении населения и площади страны, численный состав органов внутренних дел России вырос до 1106 тыс. человек с 628 тыс. человек в СССР. Один милиционер в СССР приходился на 427 человек и 35 кв. км, а в России один полицейский приходится на 129 человек и 15 кв.км. Это при том, что из МВД выведены пожарные (в МЧС) и тюремщики (в Минюст)[v].

Но очевидно, что удержание власти не определяется численностью правоохранителей. Нужны разнообразные связи и системы отношений, обещающие определенность поведения и масс, сил поддержания порядка. Нужны коалиции политических сил, укрепляющие властную систему.

Когда немцы захватывали территорию России, то не из любви к свободе совести, а из необходимости удерживать власть, на оккупированных территориях они начали открывать церкви, развивать контролируемую систему церковного управления. И.В. Сталин с верным помощником Л.П. Берия, со своей стороны, сумели перехватить инициативу, создали РПЦ как необходимого члена коалиции против врагов страны – и это немало способствовало победе. Когда надобность отпала, то церкви пришлось трудно, однако она никогда не отделяла себя от государства (в отличие от государства), молилась о властях и воинстве. На переломе конца 1900-х гг. Церковь оказалась единственной исторически легитимной фигурой, представляющей народ по тем вопросам, которые не выносятся на всеобщее голосование. Став в силу обстоятельств самостоятельным политическим игроком, церковь поддержала новую форму российской государственности, вошла в коалицию с властями, помогла укрепить легитимность светской власти – и вполне оправданно потребовала платы.

Надо отметить еще одну особенность наших традиционных коалиций: дружить надо обязательно против кого-то. Нет фигуры противника – нет живительного движения, поддерживающего дружбу. И тут – если бы не было иных конфессий, на которых можно повесить жупел «нетрадиционных – тоталитарных – деструктивных», их пришлось бы выдумывать (если внимательно изучить практику противодействия экстремизму, то найдутся и примеры выдумывания). Одновременно создаются и другие варианты коалиций, уже в самой религиозной сфере: сначала в круге «традиционных» религий, без чего вряд ли удалось бы продвинуть в школу основы православной культуры, и далее в отношении некоторых конфессий ведется игра в «свой-чужой». Например, выступая по телевидению о.Дмитрий Смирнов, (грубо до экстремизма) оценив мормонов и Свидетелей Иеговы, о баптистах высказался как о «почти наших»[vi].

Важным фактором, определяющим отношение к некоторым религиозным меньшинством, очевидно, является сохранившееся с советских времен в государственных правоохранительных службах, да и в народном менталитете, органическое недоверие к религиозным объединениям, имеющим руководящие структуры за рубежом. Причем, чем строже в них правила религиозного поведения, членская дисциплина, тем большую потенциальную опасность видят в них бдительные граждане и люди в погонах, полагая (и возможно, не без оснований), что в кризисный момент религиозная составляющая единства может превратиться в политическую. И здесь привычное понимание интересов государства и Церкви совпадает – уже отразившееся в Федеральном законе «Об общественных объединениях» различие требований по представлению отчетности от религиозных организаций, получающих и не получающих финансирование из-за границы, предполагается пополнить, вводя еще более строгие нормы против политизированных объединений.

Одновременно идет формирование религиозной (православной) системы организации воспитания в армии и других силовых структурах, продолжается и развивается знакомство с элементами религии в школе, стало повсеместным преподавание теологии в светских, в том числе государственных ВУЗах – все это составляющие государственной политики. Главный недостаток этой политики – непродуманность и отсутствие четко сформулированной позиции. И антикультизм – одна из ее составляющих, хотя явно ущербная, поскольку в этой сфере функции и допустимые методы действий государства и религиозных организаций не должны смешиваться, а не основанное на Конституции давление государства на религиозные меньшинства не способствует решению задачи по укреплению государственной власти.


Автор: Андрей Евгеньевич СЕБЕНЦОВ - кандидат философских наук, заместитель директора Московского центра образовательного права.


Статья является оформленным для публикации текстом выступления на Международной научно-практической конференции "Новые вызовы свободе совести в современной России", состоявшейся в Москве в Центральном доме журналиста 26 июня 2012 года



[i] Конституция Российской Федерации. Ст. 13. Ч. 2.

[ii] Конституция Российской Федерации. Ст. 14. Ч.1 и 2.

[iii] Комментарии к Конституции РФ/Под ред. Зорькина В.Д., и Лазарева Л.В. М., 2010.

[iv] «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (См.: Конституция Российской Федерации. Ст. 2.).

[v] См. указы Президента РФ, опубликованные в "Российской газете" №5419 (43) от 2 марта 2011 г. и, например, Медведев: Численность МВД с 2012 года составит 1,1 млн человек// Режим доступа: http://alstep3541.ya.ru/replies.xml?item_no=1181

После эфира передача размещена на сайте телеканала //Режим доступа: http://tv-soyuz.ru/programms/tv/religious/besedy-s-batyushkoy/at25065

Также передача доступна в мультимедийном блоге протоиерея Димитрия Смирнова по адресу: http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/otvet-10994/?stt=21


@ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100