Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НОВЫЙ ЗАКОН О РЕЛИГИЯХ В КАЗАХСТАНЕ: "ЗА" И "ПРОТИВ"

Печать

Артур АРТЕМЬЕВ

 

профессор А.И.Артемьев, Москва, 26.06.2012Недавно Институт политических решений презентовал свое исследование «Индекс религиозной напряженности в Казахстане», в котором ситуацию определил как предкризисную. При этом индекс напряженности в разных регионах страны варьируется в диапазоне от 27 до 62 пунктов  (средний показатель – 46 пунктов), а наиболее проблемными оказались западные регионы. И вызвано все это, в первую очередь, неодназначностью оценки Закона Республики Казахстан от 11 октября 2011 года «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» и Постановления Правительства РК «Об утверждении Правил проведения религиозной экпертизы» от 7 марта 2012 года. Более того 42% казахстанцев заявили о том, что готовы лично участвовать в религиозных конфликтах. И это уже серьёзно![i]

В чём же причина?

Ведь Казахстан, по словам его лидера, создав «собственную модель межэтнического согласия», на государственном уровне поддерживает «высокие ценности, исповедуемые каждой религией – исламом, православием, католицизмом, протестантскими вероучениями, буддизмом и

другими»[ii].

Но если объективно посмотреть на ситуацию, то становится совершенно ясно, что поддерживаются, к сожалению, далеко не все официально действующие в стране конфессии и деноминации.

Поддержкой пользуются лишь мировые и так называемые «традиционные» религии, а протестантские общины второй волны, а также неопротестантские и новые религиозные формирования находятся на положении изгоев, несмотря на то, что подавляющее большинство из них действует в полном соответствии с законодательством страны и не выходит за рамки правового поля.

К примеру, те же съезды лидеров мировых и традиционных религий. Ведь их состав строго ограничен. Кроме руководителей лютеран, туда не могут попасть ни баптисты, ни адвентисты, ни пятидесятники, не говоря уже о других  протестантских и неопротестантских деноминациях и новых религиозных формированиях.

Естественно, что это вызывает обиду и непонимание у тех, кто лишен права участвовать в диалоге по животрепещущим вопросам религиозной жизни.

И все это направлено на решение совершенно четкой политической задачи: оставить на религиозном поле 5-6 конфессий и деноминаций, которые власть считает «традиционными», а всех остальных вытеснить за пределы страны. При этом забывается, что у истории, как и у человеческого сердца, «своя логика, которую логически не понять» (Б. Паскаль). Ее генезис всегда сопровождался и сопровождается обособлением различных народов, национальной самоизоляцией, с одной стороны, и стремлением к единению с тем, чтобы выжить в условиях жесточайшей политической борьбы, с другой. Не обошел этот процесс и религии. Постоянные дробления, расколы и слияния, образование новых конфессий и деноминаций стало исторической реальностью. Достаточно вспомнить историю всех мировых и национальных религий. Это - образование религиозных течений, школ, ответвлений от ортодоксальных направлений. Вначале образовывались секты, затем они перерастали в самостоятельные движения и деноминации, а уже позже – в конфессии. Человечество всегда отличало разномыслие, или, как писал еще в 1881 году известный исследователь раскола в Русской православной церкви А.С. Пругавин, «в вечных поисках за “правой верой”, за духовной, умственной пищей, народная мысль мечется из стороны в сторону…»[iii]. И вся история показала, что ни гонения, ни костры инквизиции, ни плахи, ни беспощадные пытки, кроме вреда и кровавых противостояний, ни к чему другому не приводили.

Вспомним советское время. Ведь в результате политики «воинствующего атеизма» в Советском Союзе было создано беспрецедентное по своим масштабам религиозное подполье, которое до сего времени так и не удалось полностью ликвидировать.

С другой стороны, на религиозную ситуацию в Казахстане крайне негативное влияние оказывает процесс клерикализации в России, совершенно не оправданное и не допустимое вмешательство Русской православной церкви в дела светского государства.

В Казахстан зачастили такие одиозные православные деятели, как

В. Чаплин, А. Кураев, А. Дворкин. Все это вызывает фанатизм у одних и, соответственно, протест у других.

При этом надо учитывать, что у нас, в силу исторических обстоятельств, наиболее массовыми являются суннитский ислам, общины которого объединяет Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК), и Русская православная церковь. Поэтому вполне естественно, что во властных структурах на местах многие идентифицируют себя именно с этими конфессиями, но противоестественно другое, когда госслужащие начинают выполнять функции неофитов, активно лоббируя те религии, приверженность к которым они не только не скрывают, но и всячески подчеркивают. Это же, кстати, происходит и в России. А как результат – открытое лоббирование интересов этих двух, пусть и самых многочисленных, конфессий на государственном уровне. Такое положение дел в перспективе может привести к серьезнейшим обострениям, но, к сожалению, именно те, кто призван обеспечивать гармоничные отношения между государством и религиозными объединениями, или не понимают всей опасности и непредсказуемости столь недальновидной политики, или действуют по принципу: «После нас – хоть потоп».

Именно они настояли на принятии нового Закона о религиях.

Проекты этого Закона дважды были отклонены Президентом. По официальной версии, это было сделано в связи с тем, что Конституционный совет признал их не соответствующими Конституции страны.

Но, думается, гораздо большую роль сыграли политические мотивы: в это время решался вопрос о председательстве Казахстана в ОБСЕ. Поэтому тогда принятие Закона отложили «до лучших времен». И этого никто не скрывал. А как только председательство было завершено, Закон был принят буквально в авральном порядке, при этом практически без серьезных поправок к предыдущему проекту, который был ранее признан неконституционным.

Возьму на себя смелость хотя бы кратко высказать свое видение Закона Республики Казахстан от 11 октября 2011 года «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» и Постановления Правительства РК «Об утверждении Правил проведения религиозной эспертизы» от 7 марта 2012 года:

1). В Законе отсутствуют такие основополагающие положения Конституции, как «свобода совести», «веротерпимость», «обеспечение прав граждан на религиозный плюрализм»;

2). Согласно Конституции, Казахстан является светским государством, обеспечивающим равные права всем гражданам в сфере вероисповедания и свободы совести, а в Законе особое место отводится суннитскому исламу и русскому православию;

3). Закон должен четко прописывать обоюдную ответственность: с одной стороны – религиозных организаций и каждого верующего перед государством и обществом в целом, с другой – государства перед верующими в борьбе с веронетерпимостью и антиконституционным вмешательством в чисто религиозную деятельность конфессий и деноминаций, строго пресекать оскорбительную риторику по отношению к верующим.

Всего этого в Законе нет. Поэтому его правомернее было бы назвать Инструкцией по ограничению свободы совести в нашей стране и борьбе с протестантскими, неопротестантскими и новыми религиозными формированиями;

4). Государственно-конфессиональные отношения не должны строиться только на основе ужесточения и запрета, ибо это увеличивает риск перехода в оппозицию (подполье) конфессий и деноминаций, ныне действующих на законных основаниях;

5). Сторонники этого Закона во властных структурах доказывали обществу, что его принятие необходимо для борьбы с религиозным фанатизмом и экстремизмом, но в принятом варианте нет ни одного слова об этом. К тому же совершенно наивно предполагать, что Закон о религиях как-то повлияет на искоренение этого страшного зла. С фанатизмом и экстремизмом надо бороться другими методами;

6). Закон принят вразрез со всеми международными стандартами и основополагающими демократическими принципами, а Казахстан с его принятием, к сожалению, первым нарушил Астанинскую юбилейную декларацию, в которой провозглашалось: «...Необходимо гарантировать и повысить уважение прав человека, основных свобод, демократии и верховенства права. Следует наращивать усилия по утверждению свободы религии и убеждений и по борьбе с нетерпимостью и дискриминацией».

Вот и нарастили!

Далее. При подготовке к принятию данного Закона было создано специальное Агенство по делам религий в качестве самостоятельной государственной структуры. Все это можно было бы только приветствовать, если бы:

а) оно изначально выступало в качестве защитника прав верующих, а не «филиала» КНБ и Прокуратуры вместе взятых;

б) обеспечивало равные условия для всех законопослушных религиозных формирований, направляло свою государственную энергию не на то, чтобы изгнать с религиозного поля и загнать в подполье общины и группы верующих, которые по сугубо личным мотивам не нравятся тем или иным чиновникам из властных структур. Ведь так можно дойти до того, что изгонять начнут по цвету кожи, разрезу глаз и т.д. Сегодня уже немало статей и выступлений в казахоязычных СМИ, направленных против русских, и, хотя в Уголовном Кодексе есть специальная статья за разжигание межнациональной розни, ни к одному из авторов таких материалов она никогда не применялась.

Вызывает удивление и кадровый состав Агентства и его структур на местах. Бóльшую часть составляют бывшие муллы и те, кто прошел подготовку в исламских духовных учебных заведениях, в том числе в Саудовской Аравии, Пакистане, Турции и других государствах Востока.

Сам председатель Агентства Кайрат Лама Шариф – ученик Атбасара кажи Дербисали, Верховного муфтия. Он работал в посольстве Казахстана в Саудовской Аравии и, будучи арабистом, постоянно выступает в качестве мусульманского теолога. Уже в первом своем публичном выступлении в качестве председателя Агентства он заявил: «Одна нация – одна религия».

Старший сотрудник Национального центра культуры и религий при Агентстве по делам религий Аманбек Мукашев, бывший заместитель председателя Комитета, на базе которого создано Агентство, заявил, что в ближайшее время отсеются примерно 20 % религиозных общин[iv]. Думается, что он несколько занизил эту цифру, ибо Лама Шариф настроен, судя по его выступлениям, гораздо решительнее.

Кайрат Лама Шариф стал инициатором так называемого «Форума религиоведов» (ноябрь 2011 г.). Но на нем из всех известных в республике религиоведов присутствовал лишь Я. Трофимов, да и тот буквально напросился на участие. А участвовали лишь исламоведы, представители мусульманского духовенства и сотрудники структур Агентства и его местных подразделений, парламентарии и госчиновники смежных с Агентством структур.

На форуме была создана так называемая «Ассоциация религиоведов-экспертов», возглавил ее сенатор Г. Есим – человек, который убежден, что в Казахстане должно присутствовать не более 5 религиозных направлений, из свыше 40 сегодня действующих. Он является руководителем авторского коллектива скандально известного учебника для школьников 9 класса «Основы религиоведения», в котором пропагандировалась откровенная воинствующая веронетерпимость, граничащая с религиозным нацизмом, а в основу была положена книга всем известного А. Дворкина «Сектоведение». Этот учебник вызвал крайне негативное отношение не только у казахстанской общественности, но и религиозных деятелей. И вот этот человек теперь возглавляет религиеведческую экспертизу!

Много вопросов возникает и в связи с утверждением Правил ее проведения.

Во-первых, кто ее будет проводить? Ведь в стране светских религиеведов буквально единицы, но и их Агентство демонстративно игнорирует, делая в основном ставку на исламоведов, получивших духовное образование. Естественно, они не смогут дать объективную оценку представляемым на экспертизу религиозным материалам других конфессий и деноминаций.

Во-вторых, Казахстан уже имеет печальный «опыт», когда по крайне невежественному заключению Е. Буровой была осуждена Елизавета Дреничева – российская гражданка, миссионерка Церкви Объединения. Только полная религиеведческая некомпетентность эксперта и непонимание сути учения основателя данной Церкви, особенно доктрины о не индивидуальном спасении, а спасении в семье, подвели суд к решению «о пропаганде неполноценности граждан по признаку их сословной принадлежности». Дреничева была обвинена ни много ни мало в совершении преступления против мира и человечности. Позже суд исправил свою ошибку, заменив тюремное заключение на штраф, но сам факт необоснованного привлечения к ответственности поставил в неудобное положение нашу страну в глазах мировой общественности.

Сегодня неологизм «буровщина» можно услышать и в сопредельных странах, и в дальнем зарубежье.

К тому же по инициативе КНБ и при непосредственном участии его структур на местах в городах республики созданы так называемые «Центры по реабилитации жертв деструктивных сект», которые, как ни странно, финансируются за счет государства. «Активисты» этих фондов (например, в Алматы – Общественный  фонд «Перспектива») ведут разнузданную информационную войну с протестантскими, неопротестантскими и новыми религиозными движениями, соответствующим образом формируя негативное общественное мнение.

Все это свидетельствует о том, что, во-первых, власть никак не может отказаться от методов тоталитарного прошлого, когда она была уверена, что достаточно что-либо запретить и человек начнет мыслить и действовать уже так, как хотят того чиновники от власти; а, во-вторых, наша бюрократия считает себя государством, поэтому от его имени несет в массы «культуру веронетерпимости».

Представив свое видение религиозной ситуации в Казахстане в связи с принятием Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», я преследовал лишь одну цель: в противовес тем, кто сегодня пытается представить все в «розовом свете», открыто сказать, что имеются и другие точки зрения на происходящие события, а также высказать свою серьезную озабоченность по поводу всего происходящего.


Автор: Артур Игоревич АРТЕМЬЕВ – доктор философских наук, профессор. Алматы, Казахстан


* Статья является оформленным для публикации текстом выступления на Международной научно-практической конференции "Новые вызовы свободе совести в современной России", состоявшейся в Москве в Центральном доме журналиста 26 июня 2012 года



[i] См.: Новая газета. 28.04.2012-03.05.2012. №18(359). С.7.

[ii] Назарбаев Н. Враждуют не религии,а люди и государства // Газета «Время». 02.06.2012. С.8.

[iii] Пугавин А.С. Раскол и сектантство в русской народной жизни. М., 1905. С.23.

[iv] См.: Газета «Время». 8.11.2011.

 

@ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100