Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 302 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МУЗЕЙ ИСТОРИИ РЕЛИГИИ: АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Печать

Татьяна ЧУМАКОВА

.окончание –  ч.1, ч.2, ч.3

Музей истории религии СПб, вид со стороны Синего моста через МойкуВ составе Института этнографии и антропологии МИР просуществовал недолго. В 1937 г. специальная комиссия, обследовавшая музей, приняла решение о том, что «задачи разработки проблем истории религии и атеизма в связи с необходимостью расширения и углубления антирелигиозной пропаганды предъявляют к Музею истории религии Академии наук большие требования».133 Были отмечены достижения музея в «области массовой культурно-просветительской деятельности», посещаемости музея (в 1934 г. его посетило 40 000 человек, а за десять месяцев 1937 г. — 300 тысяч), его тесная связь с фабриками, заводами, домами культуры Ленинграда, лекционная работа в области. Одновременно отмечалась необходимость усиления научной работы, в связи с чем Президиум Академии наук постановил: «Музей истории религии выделить в самостоятельное научное учреждение, входящее непосредственно в состав Отделения общественных наук... и укрепить кадры Музея путем привлечения ... квалифицированных специалистов, а в дальнейшем предусмотреть возможность создания аспирантуры при Музее». Было также решено «предложить дирекции Музея усилить его научно-исследовательскую работу. Просить РИСО выделить для печатания научной продукции Музея определенный листаж. Предложить Управлению дел в смете на 1938 г. увеличить ассигнование по госбюджету на развертывание экспозиции Музея, приобретение им коллекций, на командировки и пр. В целях укрепления руководства Музея поручить отделу кадров совместно с и. о. директора наметить и представить на утверждение Президиума Академии наук кандидатов на должность заместителя директора и ученого секретаря Музея».134

Научная и экспозиционная работа МИРа в 1938 г. была обширной. Сотрудники старались добиться того, чтобы о музее заговорили.135 Писались статьи для Большой советской энциклопедии. Была подготовлена к печати часть сборника В. Г. Богораза «Шаманство и борьба с ним», предисловие к переводу на русский язык второго тома монографии В. Г. Богораза «Чукчи», «Религия», издаваемого Институтом народов Севера. Закончены работа Ю. П. Францова «Фетишизм» (15 печ. л.) и М. И. Шахновича «М. Горький о происхождении религии». По проблеме происхождения христианства и религии древнего мира была подготовлена к печати работа проф. М. Л. Константинопольского «Социальная сущность митраизма». Написаны главы по религии Древнего Востока в книге И. Снегирева и Ю. П. Францова «Древний Египет», книга А. Б. Рановича «Очерк древнееврейской религии». По теме «Религии в царской России» подготовлена работа М. И. Шахновича «Хасидизм» на основе изучения рукописей архивных документов и хасидских книг. Сотрудниками Третьего отдела собран материал по теме «Проведение ленинского декрета об отделении церкви от государства». По проблеме «Религия и церковь на Западе» с привлечением к работе С. Г. Лозинского подготовлена глава в книге «Курс истории религии» по теме «Христианство на Западе с XVI—XIX в.». Л. Ф. Ракушева приступила к написанию статьи по истории религии в Англии XVII—XVIII вв. «Епископ Беркли и его борьба с атеизмом», сдана в печать рукопись «Франциск и раннее христианство» Г. Э. Петри, который закончил к этому времени свой труд «Тевтонские рыцари и папство». Отделом «Религии Востока» была переведена с японского работа Ивани (Токио, 1935) по истории религии в Японии. В 1938 г. были созданы экспозиции: «Камера алхимика», «Тевтонские рыцари», реэкспозиция «Происхождение религии» и совместно с академиком В. М. Алексеевым — план выставки на тему «Религия в Китае».

В основу плана 1939 г. было положено издание курса по истории религии и атеизма. Г. Э. Петри готовил главу об истории католицизма, М. И. Шахнович — об иудаизме в России, В. И. Чернов — о возникновении буддизма и раннем буддизме, Л. В. Булгакова— о религии и борьбе с нею в СССР; по предложению Н. Г. Васильева готовилась глава по истории русского сектантства.136 Самым ярким событием 1939 г. стала экспедиция в Бурятию. Экспедиция была организована силами трех академических институтов — Института востоковедения, Института антропологии и этнографии и Музея истории религии — и Государственного Эрмитажа. Первоначально ее возглавлял В. Д. Якимов — ученый секретарь монгольского кабинета Института востоковедения Академии наук. Но проработал он на этом посту лишь до конца октября 1939 г., всего три недели. В экспедиции участвовали также: О. В. Иванова — научный сотрудник монгольского кабинета Института востоковедения; Л. В. Завина— научный сотрудник Института этнографии, монголистка; Е. М. Залкинд — докторант Института востоковедения, монголист, после отъезда В. Д. Якимова — единственный в составе экспедиции человек, хорошо знающий Бурятию: С. М. Зубер — китаистка, научный сотрудник Эрмитажа; А. Г. Гатов — китаист, научный сотрудник МИРа, после отъезда Якимова по распоряжению О. Ю. Шмидта принявший руководство экспедицией.137

Экспедиция выехала из Ленинграда, прибыла в Улан-Удэ 13 октября 1939 г. 16 октября весь состав экспедиции был приглашен в Обком партии и имел беседу с членами правительства Бурят-Монголии, на котором В. Д. Якимов «в резкой форме поставил вопрос о „варварском отношении к имуществу ликвидированных дацанов", например об уничтожении фигуры Майдари (Майтрейия) в Янгажинском дацане. Размером 16 метров, деревянной местной бурятской резьбы, хорошей работы. Он обвинил секретаря Буробкома ВКП(б) тов. Бирюкова К. А. в том, что тот будто бы санкционировал сожжение фигуры».138 Сейчас сложно говорить о том, кто конкретно был виноват в этом чудовищном истреблении культурных ценностей, но еще в 1937 г. Бурятский обком партии предлагал Академии наук СССР имущество ликвидированных дацанов, сообщив об опасности его расхищения, но Академия на это предложение не ответила. Ответил Центральный антирелигиозный музей (ЦАМ) в Москве, который и вывез из Бурятии безвозмездно целиком два дацана; представитель музея за эти годы успел побывать во всех дацанах и отобрать лучшие и редкие предметы и книги. Из имущества дацанов в это время создан богатейший фонд Антирелигиозного музея в Улан-Удэ. Во всех дацанах побывали всевозможные комиссии, которые «отобрали» целые вагоны имущества для утиля.139 Так, например, на утильбазе в городе Улан-Удэ участниками экспедиции были обнаружены целые горы поломанного и изуродованного («для уничтожения культурного значения») «имущества бурханов, фигур, статуй, утвари, костюмов и пр., предназначенного для утилизации».140 19 октября весь состав экспедиции выехал в Онинский дацан, Е. М. Залкинд отправился по маршруту Тунка-Байкал-Баргузин для приема имущества Баргузинских и Гункинских дацанов. В. Д. Якимов выехал в Эгитуевский дацан Еравнинского аймака, осмотрел там имущество, сложенное в двух амбарах, но не принял его. 22 октября Якимов выехал в Улан-Удэ, где его застала телеграмма т. О. Ю. Шмидта из Москвы, в которой ему предлагалось сдать дела экспедиции Гатову, который писал в отчете: «Чем руководствовались вверху при назначении меня руководителем экспедиции мне не известно. Принимать дела не хотел. Принял же только из тех соображений, что средства уже потрачены и работу надо продолжать».141 Холод, отсутствие транспорта,142 достаточно короткий световой день — все это не способствовало работе. Е. М. Залкинд писал об этой экспедиции: «Работу экспедиции Академии нельзя признать вполне успешной: сроки выполнения работ были очень растянуты, организация ее зачастую была не на должной высоте. Даже такую простую задачу, как подбор рабочих для упаковки <имущества> Анинского дацана, товарищам решить не удалось, и они забивали ящики сами, что сильно удлинило время пребывания их в этом дацане. Но ответственность за все эти неудачи несут, на мой взгляд, не столько неудачно подобранные исполнители (вполне работоспособную группу выделил, по моему мнению, лишь Институт Востоковедения), сколько президиум Академии, несерьезно отнесшийся к укомплектованию экспедиции и в дальнейшем мало ею интересовавшийся».143 Тем не менее экспедиция смогла отобрать и упаковать значительное количество экспонатов.

В 1940 г. АН СССР по предложению президиума Центрального совета союза воинствующих безбожников СССР приняла решение о том, что необходимо усилить научноисследовательскую работу в Академии наук СССР по вопросам антирелигиозной пропаганды. Руководство этой работой было возложено на Институт философии Академии наук СССР, в тесном контакте с Союзом воинствующих безбожников СССР и Музеем истории религии Академии. Была создана координационная комиссия в составе академика Е. М. Ярославского (председатель), члена-корреспондента П. Ф. Юдина, профессора Ю. П. Францова, члена-корреспондента X. С. Коштоянца, М. А. ' Егорова и Ф. Н. Олещук (центральный совет СВБ СССР). В результате на базе МИРа был организован Ленинградский сектор истории религии и атеизма Института философии АН СССР. На заседании Президиума АН СССР 16 июля 1940 г. было принято решение:

«1. В целях объединения научно-исследовательской работы в области истории религии и атеизма передать научно-исследовательский сектор Музея истории религии АН СССР в ведение Института философии АН СССР на правах самостоятельного сектора по истории религии и атеизма Института с местопребыванием при Музее истории религии АН СССР (в г. Ленинграде).

2. Установить, что Ленинградский сектор Истории религии и атеизма Института философии АН СССР работает по плану, утверждаемому Дирекцией Института. 3. Финансирование Ленинградского сектора Истории религии и атеизма Института философии осуществляется по смете Музея истории религии АН СССР. 4. Заведывание Ленинградским сектором Истории религии и атеизма Института философии возложить на доктора историче­ских наук Ю. П. Францова».144 Вскоре, 10 сентября 1940 г.. были упразднены научные отделы МИРа, и таким образом научная работа музея была подчинена Институту философии АН СССР. Деятельность МИРа продолжалась и во время Великой Отечественной войны. После окончания войны музей, сильно пострадавший во время бомбежек, был отремонтирован. В составе Академии наук Музей истории религии, к названию которого в послевоенные годы добавилось «и атеизма», просуществовал до 1962 г., когда был передан в Министерство культуры.



ПРИЛОЖЕНИЕ


Отчеты об экспедиции в Бурят-Монголию и Читинскую область по отбору имущества. 1939145


Отчет о работе проделанной экспедиций Академии наук СССР в БМ АССР и Читинской области по отбору и упаковке имущества ликвидированных буддийских монастырей (дацанов).146


1. Состав экспедиции

Экспедиция была подготовлена явно неудовлетворительно, поспешно. Работников, хорошо знакомых с ламаизмом, знающих тибетский язык, в составе экспедиции не было.

Самый подбор членов экспедиции свидетельствует о поспешной, ничем не обоснованной работе по ее организации.

В состав экспедиции входили:

1. Тов. Якимов В. Д.147 — ученый секретарь монгольского кабинета Института востоковедения АН, мало знакомый с предметами ламского культа, литературой, иконографией. Числился начальником экспедиции до конца октября месяца 1939 года, проработав всего три недели (в т.ч. время проезда из Ленинграда в Улан-Удэ). Выбыл из состава экспедиции по распоряжению вице-президента АН СССР тов. О. Ю. Шмидта.

2. Тов. Иванова О. В. — научный сотрудник монгольского кабинета Института востоко­ведения Академии наук: знающая бурят-монгольский язык, но не предметы ламского культа.

3. Тов. Завина Л. В. — научный сотрудник Института этнографии Академии наук, монголистка, знающая ряд вещей, но не приспособленная к тяжелым условиям работы экспедиции зимой (даже по состоянию здоровья).

4. Тов. Залкинд Е. М.'48 — докторант Института востоковедения Академии наук, монголист. После отъезда тов. Якимова В. Д. — единственный в составе экспедиции человек, хорошо знающий Бурятию и хороший работник. С ламаизмом, к сожалению, таком весьма и весьма поверхностно.

5. Тов. Зубер С. M.l49 — китаистка. научный сотрудник Гос. Эрмитажа, с ламским культом, языком и пр. не знакома.

6. Тов. Гатов А. Г. — китаист, научный сотрудник МИР, с предметами ламского культа, языком не знаком. По распоряжению тов. Шмидта О. Ю. принял дела от тов. Якимова В. Д.


2. Начало работы

Экспедиция выехала из Ленинграда 3.10.1939, пробыла в Москве два дня и 6.10 выехала в Улан-Удэ, куда прибыла 13.10 1949 г.

В октябре приступили к работе— оснащению экспедиции инструментами (упаковочными), веревками, проволокой, гвоздями и пр. Тов. Якимов в это время согласовал все вопросы, имеющие отношение к нашей работе в Буробкоме ВКП(б).

Все дни до 19.10.1939 шла подготовка к выезду в Онинский дацан (Хоринский аймак). Приобретение проволоки, гвоздей и пр. было весьма и весьма затруднительным, такие же трудности встретились при поисках машины в Хоринск.

16.10.39 151. весь состав экспедиции был приглашен в Обком партии и имел беседу с членами правительства БМ СССР. На этом совещании были высказаны мнения о работе




__________________

133 ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 68. л. 24.

134  ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 68. Л. 25.

135 ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 80. Л. 1.

136 Там же. Л. 11—15.
137 ПФА РАН Ф.221.Оп. 2.Д.90. Л. 1.

138 Там же.

139 Об «утилизации» имущества дацанов см. подробнее: Андреев А. И. От Байкала
до священной Лхасы. Новые материалы о русских экспедициях в Центральную Азию
в первой половине XX века (Бурятия, Монголия, Тибет). СПб., Самара, 1997.

140  ПФА РАН Ф. 221.0п. 2. Д. 90. Л. 1—2.

141 ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 90. Л. 2.

142 Гатов писал; «За два с половиной месяца работы экспедиции мы смогли достать
только ... 6 машин». ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 90. Л. 3.

143 Цит. по: Андреев А. И. Указ соч. С. 314.
144 ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 3. Д. 50. Л. 68.

145 ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. Д. 90. Л. 1—12.

146 Интересно сравнить этот отчет об экспедиции, составленный Якимовым, с отчетом Е. М. Залкинда, опубликованном в книге А. И. Андреева. Залкинд писал: «По возвращении в Ленинград я ознакомился с отчетом тов. Гатова. Документ этот изобилует ошибками фактического характера и явными искажениями. Такие же предложения, как поиск с самолета таинственного дацана [3] или сочетание работы в Агинском национальном округе и Тунгиро-Олёкминском районе, сделанные к тому же от имени всей экспедиции, просто смехотворны. Серьезного внимания заслуживает одно предложение: связаться с МНР по вопросу о судьбе собранных там огромных коллекций из закрытых дацанов. Возникает вполне законное опасение, что и здесь Академия придет слишком поздно». Цит. по: Андреев А, И. Указ соч. С. 314.

147 Якимов Василий Дмитриевич (1904—1941), монголовед, сотрудник Института востоковедения. Архив Якимова — хранится в СПбФ ИВ РАН.

148 Залкинд Евгений Михайлович (1912—1980), специалист по этнографии, культуре и истории Бурятии. В 1938—1942 гг. — докторант Института востоковедения,

149 Зубер (Поспелова, Кочетова) Софья Михайловна (1907—1985), востоковед. В 1936—1945 гг. — научный сотрудник Эрмитажа, позже работала в Институте востокове­дения. В девичестве — Поспелова, была дочерью протоиерея церкви Смоленской Божьей Матери на Смоленском кладбище Петербурга Михаила Поспелова, репрессированного в 1933 г. по делу «Русского студенческого христианского движения».

150 Цам — буддийский обрядовый комплекс. Пантомима цам разыгрывается в буддийских монастырях ламами. Маски изображают буддийских божеств и исторических деятелей. Основные сюжеты цам рассказывают об истории тибетского буддизма. См.: Владшшриов Б. Я. Тибетские театральные представления // Восток. Пг., 1923. № 3.

151 А. И. Андреев пишет: «По сведениям из монгольских источников, значительная часть имущества монгольских буддийских монастырей (хурэ), закрытых практически в те же годы, что бурятские и калмыкские монастыри, была затем вывезена в СССР. Такую версию автор слышал от Лх. Дарьсурэна (монгольский писатель, член Монгольского фонда культуры), несколько раз приезжавшего в Ленинград в конце 80-х в поисках следов имущества монгольских хурэ». Андреев А. И. Указ соч. С. 315.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100