Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 234 гостей и 6 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МУЗЕЙ ИСТОРИИ РЕЛИГИИ: АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Печать

Татьяна ЧУМАКОВА

.продолжение –  ч.1, ч.2

Казанский собор Санкт-Петербурга после закрытия, фото 1932 годаК 1934 г. в трех крыльях Казанского собора помимо этих выставок был развернут ряд отделов музея: «Религии доклассового общества», «Религия феодального Востока». Центральное место экспозиции занял единственный во всех мировых музеях показ «Рая Сукавати», для экспозиции которого была привлечена бригада бурятских художников, а также «Религия феодального общества на Западе и Востоке» (8 щитов: коллекция орудий инквизиции, архитектурно-скульптурная конструкция гробницы Якова Португальского и т. д.). Частично осуществлены в 1933 г. и намечены для развернутого показа в плане 1934 г. «Религия капиталистического государства» (9 щитов) и «Религия и атеизм в эпоху империализма и пролетарской революции» (11 щитов).

В особом крыле музея открылся пятый отдел музея «Религия рабовладельческого общества Греции и Рима» (9 щитов); как указывалось в отчете музея, «отдел должен раскрыть на своих экспонатах проблему происхождения христианства» (4 щита). Была начата подготовка выставок к 10-лстию со дня смерти В. И. Ленина «Марксизм-ленинизм в борьбе против религии», а также выставки «Фашизм и религия», «Японский империализм и религия».

В 1933 г. МИР АН СССР организовал научную экспедицию по сбору ламаистской коллекции в Бурят-Монголии (в экспедиции приняли участие два художника музея — О. Б. Будаев и Ч. С. Лыкдынов), а также научные командировки в Узбекистан для сбора материалов по исламу (Н. А. Вырапасва), в западные районы Ленинградской области и в Северный край (А. И. Васильева и С. С. Писарева). В 1933 г. сотрудниками было прочтено свыше 20 докладов и подготовлено к печати три сборника (религиозный синкретизм, верования населения Ленинградской области, старообрядчество в СССР). В том же году было принято положение о фондах музея. Согласно ему, фонды МИРа распадаются на основной и резервный: «Резервный фонд составляется из дублетов и менее ценных экспонатов и используется для обмена с другими музеями, для выставок-передвижек и т. п.».97 Но в полном виде положение о фондах, регламентирующее порядок регистрации, выдача предметов из фондов и прочее были приняты только в конце апреля 1934 г.. когда МИР оказался в составе Института этнографии100 Музей истории религии к этому времени сосредоточил в фондах редчайшие коллекции: богатейшее собрание икон XVII—XX вв. в несколько тысяч штук, не менее обширная коллекция предметов христианского православного и католического культа; в результате двух экспедиций 1933 г. были собраны коллекции по буддизму и ламаизму, а также исламу. Результатом экспедиций были собранные коллекции по религии сванов (Кавказ), верованиям народов Сибири, народов Поволжья.

Коллекции, переданные академическими учреждениями бывшей антирелигиозной выставке, составили отделы индуизма и религий Китая и Японии.

К 1934 г. при музее была создана библиотека, состоящая из 5000 томов и содержащая наравне с ценными старопечатными и рукописными книгами современную литературу по истории религии и антирелигиозного движения. И все это было сделано силами всею лишь семи штатных сотрудников (из них четверо — административный персонал) и внештатных, которым платили из дотационных сумм." К 1934 г. число работников музея достигло уже 56 человек, появилась необходимость в увеличении финансирования, и В. Г. Богораз обратился с письмом в секретариат АН СССР: «Неустойчивое финансовое положение сотрудников МИРа является одним из тормозов, задерживающих планомерное развитие и необходимое расширение работы музея. Поэтому в 1934 г. совершенно необходимо поставить работников музея в условия штатной оплаты на общих основаниях, применяемых во всех учреждениях СССР, и в частности Академии наук».101 В 1934 г. по предложению Н. М. Маторина предполагалось приступить к обработке огромного банка собранных В. Д. Бонч-Бруевичем материалов по сектантству. Маторин предлагал поручить эту работу А. И. Клибанову. Но по уже обозначенной причине (проблема штатов и оплаты) среди тем того времени102 этой не было, договор с В. Д. Бонч-Бруевичем был подписан в январе 1936 г., но из-за последующей передачи МИРа в ведение Института антропологии и этнографии он был ликвидирован.103 В 1934 г. в МИРе были подписаны к печати сборники «Проблемы анимизма» и «Религиозные верования населения Ленинградской области». Состоялась экспедиция в Бурят-Монгольскую республику, а также научная командировка в Моршанский район Воронежской области (А. А. Невский). Продолжала создаваться и экспозиция музея, было выставлено панно художника В. Н. Кокорева «Группа синантропов». Раздел «Религия в эпоху феодализма и коммунизма» был разделен на две части: «Христианство на Западе в эпоху феодализма и коммунизма» и «История православия в России», после чего последний был передан в отдел «Религия народов СССР», а в нем созданы экспозиции «Религия на службе русского самодержавия в XVIII и первой половине XIX в.», «Религия во второй половине XIX в. в России» и «Религия против революционного народничества». В числе материалов по истории русского православия были выставлены части коллекции Музея истории религии по скопчеству и масонству: мистические композиции скопцов, гравюры, предметы масонских ритуалов. В отделе «Христианство на Западе в эпоху феодализма и капитализма» выставлена экспозиция на тему «Католический рождественский вертеп» и др. За год музей посетило 80 тыс. человек, было проведено 2338 экскурсий.104

Но не все было гладко в 1934 г. В связи с переводом АН СССР в Москву было принято решение о переезде академических учреждений и ликвида­ции считавшихся необязательными. На заседании Президиума АН СССР 29 апреля 1934 г. было доложено о мероприятиях, вытекающих из постанов­ления СНК СССР, касающегося перевода АН СССР в Москву. Было принято решение: «Возбудить вопрос перед Президиумом Ленинградского Совета о передаче в ведение местных организаций Музея истории религии, ввиду нецелесообразности перевода его в Москву, и Пушкинского1 заповедника, ввиду невозможности конкретного руководства его работой».105  25 сентября г. вышло постановление СНК СССР № 2236: «Передать с 1 января г. Музей истории религии из ведения всесоюзной Академии наук в ведение Комитета по заведыванию учеными и учебными учреждениями при ПИК СССР».106  5 октября 1934 г. на основании этого постановления было принято постановление Президиума АН СССР. Сторонники передачи МИРа из ведения Академии апеллировали к тому, что музей ориентирован не столько на научную, сколько на популяризаторскую деятельность. Работники его стремились доказать обратное, директор В. Г. Богораз 7 октября 1934 г. направил в Президиум письмо следующего содержания: «На Президиуме Академии наук были еще раз подчеркнуты достижения музея, но одновременно указывалось, что он в настоящем еще не ведет широкой научно-исследовательской работы по изучению религии. Что же касается его художественно-оформительской и политмассовой работы, то они выпадают из общего плана академической деятельности. Музей чрезвычайно ценит высоко компетентное научное руководство Академии наук, которое создало первоначальную основную ячейку музея... музей считает для себя большим ущербом лишиться этого руководства, тем более что отделение музея от АН будет непоправимым ударом по антирелигиозной работе, ибо факти­чески приведет и к распылению тех немногочисленных кадров, и к полной ликвидации организованной научно-исследовательской работы не только в системе Академии наук, но в значительной степени и СССР. А между тем на базе Музея может быть организован научно-исследовательский институт.

Музей, являясь учреждением Академии наук, взял линию на преодоление поверхностно-агитационного показа религии... что требует привлечения высококвалифицированных художественных и научных сил, а значит, и со­ответствующих материальных условий, которые сможет обеспечить музею только Академия наук».108 17 ноября на заседании Президиума ЦИК СССР было принято решение об изменении постановления от 17.11.1934 и было решено «исключить из системы учреждений Ученого комитета Ленинградский музей по истории религии». Музей решили передать в ведение города, что сделало бы невозможным его дальнейшую работу. Богораз писал письма и телеграфировал в Москву и в Ленсовет о невозможности такого шага, тем более что в смете Ленсовета расходы на содержание МИРа в 1935 г. не были предусмотрены. В результате вопрос о передаче музея из ведения Академии наук был снят. Не стали в тот момент передавать и Пушкинский музей-заповедник.

К 1935 г. в музее было семь отделов и подотделов: «История Казанского собора», «Религия доклассового общества», «Религия античного мира», «Религия в России», «Религия в эпоху феодализма и коммунизма в Западной Европе», «Религия в эпоху империализма и пролетарской революции», «Буддизм-ламаизм».109 Одним из наиболее сложных был отдел «Религия доклассового общества». Сотрудники музея стремились достичь единства археологического и этнографического материала. Задача усложнялась необходимостью показать безрелигиозное состояние первобытного человечества, лишенного религиозного представления о его происхождении. В отделе было выставлено панно работы художника Кокорева «Группа синантропов», скульптором Н. С. Дубровским готовилась скульптура, являющаяся первой попыткой научной реконструкции объемной группы синантропов. Особенно большие трудности стояли перед музеем в создании экспозиции «Культ душ и духов», в связи с которой пришлось решать вопрос о приоритете магии или анимизма в первобытной религии. Больше всего музейные работники гордились макетом «Пляска бизонов» художника А. Г. Алексеева, фотография которого была отправлена профессору Бегуэну (Тулуза) и получила одобрительный отзыв. Кроме того, была осуществлена экспозиция на тему: «Тотемизм», «Культ предков» и «Культ духов-хозяев» и выставлено значительное количество подлинных предметов культа. Отдел религии Древнего мира и Христианства в Западной Европе состоял из подотделов «Античная религия», «Христианство в феодальной Европе», «Христианство в капиталистической Европе». Экспонировались картина В. Н. Кокорева «Восстание рабов на Сицилии», карта религиозных и революционных движений II, III вв.

Отдел располагал рядом подлинников (икона Митры III в.. статуя Кибелы II—III вв. и др.). копий и макетов: макет монастыря, созданный по плану IX в., макет «Шуты на Гревской площади в Париже XIV в.», копии гробницы кардинала Льва Португальского во Флоренции (1475). В подотделе «Христианство в капиталистической Европе» посетителям были представлены на обозрение антиклерикальная сатира XVIII в. (карикатуры эпохи Французской революции), экспозиция «Парижская коммуна и религия», коллекция по спиритизму (собранная в 70-х годах XIX в. А.Н. Аксаковым), ряд экспонатов по миссионерству (коллекция библий на 204 языках), картин и других экс­понатов. Разрабатывались экспозиции истории инквизиции (реконструкция инквизиционной камеры XVI—XV11 вв., где выставлялся набор подлинных орудий пыток инквизиции), а также экспозиция «Германский фашизм и религия» и «Социал-фашизм и религия». Отдел истории религии и атеизма в России и СССР располагал несколькими подотделами: «История религии и атеизма в России в эпоху феодализма», где были выставлены скульптуры Н. С. Пименова «Победа христианства над язычеством» и «Георгий Победоносец» с лицом Николая I, M. М. Антокольского «Летописец Нестор», «Иоанн Грозный», «Памятник на могиле княгини Юсуповой», картины А. А. Александрова «Митрополит Иосиф защищает князя Прозоровского от Степана Разина в Астраханском соборе», П. Н. Михайлова «Суд над патриархом Никоном», Д. Э. Мартена «Погост на Севере», П. В. Кузнецова «Канун», А. А. Наумова «Выход из храма», иконы, фарфоровые статуэтки («Монах с ношей»), мальтийская чаша императора Павла, деревянные резные иконы («Христос в узах» и др.), иконы работы художника В. Л. Боровиковского «Царские дети у небесного престола», крест с вознесением на небо императора Александра I (в основании креста — взрыв бомбы, брошенной в него народовольцами), большая металлическая модель колокольни Ивана Великого, изготовленная в минной мастерской в Кронштадте в 80-х годах XIX в.,

намогильный столбик из Комаровских старообрядческих скитов, мистические композиции секты скопцов. Подотдел «История религии и атеизма в России в эпоху империализма» демонстрировал макет А. Г. Алексеева «Разгром Колчаковского полка Иисуса», бюст обер-прокурора Синода К. П. Победоносце­ва работы В. Л. Симонова. Тору, поднесенную раввинами Николаю II. мощи Александра Невского, вскрытые после революции, и аптечку Ивана Чурикова. В отдел «История Казанского собора» входили гробница М. И. Кутузова, полковые знамена, культовые предметы и материалы из архива Св. Синода.

Отдел религий Востока показывал посетителям «Рай Суккавати» — «сад блаженства, который представлял собой единственный в Европе экземпляр храмовой скульптурной композиции ламаистского рая. подобный которому можно было встретить лишь в наиболее богатых дацанах Тибета и Монголии».110 Помимо подлинных предметов культа там были выставлены работы художника МИРа О. Б. Будаева «Изображение жертвоприношения боевому знамени сердца пленного китайца Джа Ламой в 1911 г.» и «Сансара Хурде» (работа над клише, с которого сделан оттиск этой иконы, заняла у Будаева 15 лет). В 1935 г. состоялась экспедиция МИРа в Бурят-Монголию для сбора материалов по ламаизму.111 В состав группы входили научный сотрудник первого разряда, зав. Отделом религий Востока Г. О. Монзслср, эксперт по религиозному искусству художник Музея истории религии О. Б. Будаев112 и техник Н. И. Кирсанова (для съемки планов, составления эскизов, чертежей и всей технической работы).

Для МИРа, как и для других этнографических учреждений, этот год был тяжелым.113 В ночь на 3 января 1935 г. был арестован бывший директор Института антропологии и этнографии АН СССР, зав. отделом МИРа Н. М. Маторин.114 7 марта того же года было проведено научное совещание МИРа «Против маторинщины в науке истории религии». 115 Помимо теоретических моментов «маторинщины» как «троцкистско-зиновьевской контрабанды на антирелигиоз6ном фронте», критиковавшиеся Ю. П. Францовым. В. О. Василенко и др.116 было немало сказано и о промашках руководства МИРа. Так, В. Н. Дулов заявил, что «в приказе МИР об увольнении Маторина отсутствует политическая мотивировка— это политическая ошибка». 117 Говорилось и о том, что «у Маторина была попытка создать свою школу... Маторин был заинтересован в сохранении своей группки, и поэтому, после того как его оставили в исторической комиссии, он стал воевать, чтобы МИР остался в Академии наук, а раньше не возражал против передачи его в Ленсовет.

Дирекция вела борьбу с Маториным. но совершенно недостаточно... Нашу дальнейшую работу необходимо направить по линии просмотра всей экспозиции, всей научной работы Музея». 118 В конце заседания было отмечено, что зам. директора А. М. Покровский, который вскоре также был репрессирован, в своем выступлении против теоретических взглядов И. М. Маторина «не дал политической заостренности». Собрание постановило «укрепить состав Музея привлечением новых сотрудников; развернуть политико-воспитательную работу среди сотрудников; организовать просмотр всей экспозиции Музея в целях борьбы с аполитизмом и недостаточно классовой заостренностью; просмотреть научные планы работы Музея; обеспечить увязку всей работы Музея с практическими задачами антирелигиозного фронта в свете реалий XVII партсъезда». 119 На последующих заседаниях также немало было уделено внимания тому, как «исправляются» сотрудники Третьего отдела, который возглавляли Н. М. Маторин. А. А. Невский и А. И. Васильев. По словам сотрудника того же отдела В. О. Василенко, возглавившего отдел после снятия Н. М. Маторина и ставшего заместителем В. Г. Богораза после снятия А. М. Покровского,120 они должны были сделать «поворот от культа камешков и озер к показу классовой сущности религии».121

В 1936 г. умер директор музея В. Г. Богораз,122 а МИР вскоре вошел в состав Института антропологии, этнографии и археологии. На заседании Президиума АН СССР 20.09.1936 г. на основании доклада академика А. М. Деборина постановили: «1) Считать нецелесообразным существование Музея истории религии как самостоятельной научно-исследовательской организации. 2) Принять к сведению, что по вопросу о слиянии Музея с Институтом этнографии между последними существует полная договоренность. 3) Предложить уполномоченному по Ленинграду В. Б. Пашукапису образовать комиссию для передачи Музея истории религии Институту антропологии и этнографии. 4) Предложить ООН представить положение о Музее в системе Института. 5) Планово-финансовому отделу и главной бухгалтерии Академии наук предусмотреть финансирование Музея по ИАЭ по окончательному утверждению актов передачи».123

Приказ по Институту антропологии, этнографии и археологии АН СССР от 15.10.1936 г. гласил следующее:


«§ 1. За исполнением постановления Президиума АН СССР от 20 сентября с. г. считать Музей истории религии вошедшим в состав Института антропологии, этнографии и археологии АН СССР на правах секции.

§ 2. Временное исполнение обязанностей директора Музея истории религии возложить на тов. Потапова М. Ф.

§ 3. Впредь до утверждения Президиумом АН СССР новой структуры Института создать при Институте секцию истории религии.

§ 4. Возложить руководство секцией истории религии на т. Францова Ю. П.

§ 5. Зам. директора Музея истории религии т. Василенко освободить от занимаемой должности и перевести на научную работу.

§ 6. Предложить т. Потапову и Францову представить проект распределения сотрудников по основной работе (Музей и секция истории религии).

§ 7. Предложить т. Потапову и Францову представить тематический и издательский

планы по Музею и секции на 1937 г. для включения их в общую программу работ Института, а также план работы на IV квартал текущего года.

§ 8. Для приемки имущества Музея истории религии создать комиссию в составе Макарова (председатель), Потапова, Абрамзона, Францова и Суслова. Предложить комиссии закончить свою работу к 25 октября с.г.

§ 9. Впредь до утверждения Президиумом АН СССР проекта положения о Музее истории религии разрешить музею ведение самостоятельной финансовой бухгалтерской отчетности.

Директор ИАЭ академик Мещанинов». 124


Вскоре был принят «Проект положения о МИРе». который обеспечивал большую административную и финансовую самостоятельность музея в со­ставе Института антропологии и этнографии.

1.  Музей истории религии находится в составе Института антропологии и этнографии Академии наук СССР. В своей экспозиционной работе он стремится всемерно отразить результаты научно-исследовательской работы музея Института по вопросу историко-религиозных верований. Экспозиции Музея показывает историю религии, вскрывает ее реакционную роль, пропагандирует теорию воинствующего пролетарского атеизма.

2.  Для разработки вопросов истории религиозных верований в МИРе создается секция истории религии, которая, исходя из плана Музея, проводит самостоятельные научно-исследовательские экспедиции в целях обогащения его новыми экспонатами.

3.  В состав секции входят научные сотрудники МИРа по назначению директора Института. К работе секции привлекаются также сотрудники других секций Института, работающие над проблемами истории религиозных верований.

4.  Штат секции на 1937 г. определяется в 15 единиц.

5.  Издательский план секции включается в общий издательский план Института

6.  Планы экспозиционной работы Музея обсуждаются секцией истории религии и утверждаются директором Института.

7.  С учетом того удельного веса, который имеет Музей в системе Института антропологии, этнографии, директор и первый заместитель по научной части являются фактическими руководителями Музея в целом и назначаются Президиумом Академии наук, за которыми сохраняется право самостоятельного планирования и финансирования всей исследовательской работы Музея. Директор Музея отчитывается перед ООН и Президиумом Академии наук.

8.  Институт антропологии, этнографии оказывает методическую и методологическую помощь Музею в деле организации научно-исследовательской работы, издательской деятельности и выделяет из своих фондов необходимые коллекции; при этом МИР увязывает свою тематику с Институтом.

9.  Директор Музея имеет в своем распоряжении второго заместителя по административно-хозяйственной части, который назначается по его усмотрению и по согласованию с управлением делами Академии наук.

10.  В распоряжении директора Музея находятся весь штат секции истории религии, отдел фондов, массовый отдел, отдел оформления и административно-хозяйственный.

11. Зав. секцией истории религии отвечает перед директором Музея за постановку его научно-исследовательской и экспозиционной работы.

12.  В работе Музея антропологии и этнографии и Музея истории религии осуществляется тесный контакт. Для координации работы директор института назначает межмузейное совещание.

13.  Библиотека Музея истории религии существует в качестве специальной библиотеки по вопросам истории религии и религиозных верований, обслуживая как научно-исследовательскую работу секции, так и Музея истории религии. Библиотека составляет по заданию директора специальные картотеки и ведет библиографическую работу и ее комплектование. Подчинена она Библиотеке Академии наук и работает в контакте с Библиотекой Института этнографии и антропологии.

14  Финансирование Музея осуществляется и утверждается непосредственно Пре­зидиумом Академии наук и имеет самостоятельный текущий счет по госбюджету, спецсредствам, а также самостоятельную бухгалтерию.

Директор ИАЭ И. И. Мещанинов».125


В 1936 г. в МИРе были созданы новые щиты: «Преодоление религии в годы первой пятилетки», закончены экспозиции «Религия Крито-Микенского периода», «Библейский иудаизм», «Религия в период разложения родового строя», а также дополнены новыми экспонатами экспозиции «Современные религиозные течения на Западе», где нашли отражение религиозные аспекты итало-абиссинской войны и другие события. Сверх плана была создана выставка, посвященная истории религии в Испании и борьбе испанцев против фашизма, на основе подлинных материалов, полученных музеем из Испании. В марте 1936 г. началась работа по заданию ЦУНХУ Госплана СССР для Всесоюзной переписи населения. Сотрудниками музея были составлены перечень религиозных течений, сект и направлений с разбивкой по предполагаемым районам распространений и их алфавитный список. В результате длительных согласований он был значительно сокращен.

Принятый список включал следующие 12 позиций:


1 неверующие,

2 православные,

3 армяно-грегорианс,

4 католики,

5 протестанты различных течений,

6 христиане прочих направлений,

7 магометане,

8 иудеи,

9 буддисты и ламаиты,

10 шаманисты,

11 прочие и неточно обозначенные религии,

12 неизвестно.126


Работа послужила основанием для выпущенного ЦУНХУ справочника «Список религий». Велась работа по подготовке к печати монографии В. Г. Богораза «Шаманство», написанная им частично (около 20 меч. л.); в процессе подготовки А. И.Новиковым и Л. Н. Мануйловой была составлена картотека материалов (выписок) по шаманству (25 печ. л.) и написаны статьи по затронутым в монографии вопросам. В связи с присоединением к ИЭА АН СССР ведущими для МИРа стали темы религии доклассового общества, в связи с чем была подготовлена монография Ю. П. Францова «Фетишизм как этап в развитии религии доклассового общества» (10 печ. л.). В 1936 г. в МИР поступило 1754 предмета, и к 1 января 1937 г. в музее находилось 22 212 единиц хранения, из них: фото и изоматериалов— 10 224, икон — 2873, предметов культа — 7367, скульптур — 459, культовых одеяний — 649, разных предметов быта — 516, в экспозиции — 3141. в прокат было выдано 286 предметов.127 В библиотеке продолжалась библиографическая работа по учету статей, напечатанных в журналах по истории религии.128

В феврале 1937 г. полностью сменилось руководство МИРа. Вместо М. Ф. Потапова исполняющим обязанности директора был назначен Я. Г. Лидак, а его заместителем — Ю. П. Францов.129 Научная и экспозиционная работа 1937 г. была прежде всего подчинена идеологическим интересам государства: принятию «Великой Сталинской Конституции», выборам в Верховный Совет СССР, двадцатилетию Октябрьской революции, борьбе с фашизмом, борьбе с влиянием духовенства и т. д.130 В отчете за 1937 г. читаем: «Из новых экспозиций основное место заняла экспозиция на тему „Великая Октябрьская социалистическая революция в борьбе против религии"... К новым экспозициям относятся также... стенды, показывающие религию на службе японского, германского и итальянского фашизма... Сняты с плана реэкспозиционные и экспозиционные работы по отделу религии Древнего мира. Причиной снятия явилось отсутствие специалиста по религии Греции и Рима».131 Список новых экспозиций и реэкспозиция, подготовленные сотрудниками МИРа, впечатляют. Особенно активную экспозиционную работу вел отдел религии в Западной Европе (Второй отдел). Были сделаны реэкспозиции: «Церковь и фашизм в Испании»; «Религия на службе империализма». Разработаны щиты: «Религия на службе итальянского фашизма», «Религия в Америке». Сделана временная выставка против лютеранской конфирмации. Новые щиты: «Католицизм и лютеранство в царской России и в СССР»; «Методы и формы антирелигиозной пропаганды»; «Иудаизм в царской России и в СССР»; «Международное безбожное движение»; «Религия в Древнем Крите»; «Христианизация Европы, рост монашеского землевладения», «Феодальная церковь IX—XI вв.»; «Тевтонские рыцари-крестоносцы в Прибалтике»; «Наука и богословие в феодальной Европе». Третий отдел подготовил реэкспозицию «Религия в царской России», экспозицию «Первый год Октябрьской революции в борьбе с религией» и новые экспозиции: «Религия в Киевской Руси», «Религия в России в 13—16 вв.». Была сделана реэкспозиция стендов «Религия в царской России в 17—19 вв.»; подготовлены новые экспонаты для щита «Преодоление религии в годы второй пятилетки»: «Сектанты-убийцы». «Евангелист убивает своего сына в бане», «Церковники истязают пионерку». Отдел восточных религий сделал экспозиции щитов «Религия на службе японского империализма», «Преодоление религии в Бурято-Монголии», «Ислам», «Религии Индии». Сотрудниками велась серьезная научная работа по изучению религии. Усилиями Л. Н. Мануловой продолжалась работа по изучению шаманства, начатая в музее проф. В. Г. Богоразом, было закончено исследование о фетишизме. В 1937 г. была проведена обработка экспедиционных материалов и совместно с Институтом народов Севера разработан план монографии на тему «Религия эвенков» (Анисимов А. Ф.). 132 В. И. Недельский, готовившийся к изучению магии в раннеримском праве, вел исследование античной религии. К. А. Ушаров собирал материал по вопросу о сущности ислама, историей происхождения буддизма занимался В. И. Чернов, ламаизмом — Малафеев и В. Д. Якимов. М. И. Шахнович написал книгу «Краткая история иудаизма», а также собрал материал о числовых суевериях.


Окончание следует…

_____________________________

97 ПФА. Ф. 221. Оп. 2. Д. 23. Л. 2—3.

100 ПФА. Ф. 221. Оп. 2. Д. 21. Л. 16 об.

101  ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 35. Л. 2 об.—3.

102 В 1934 г. научная работа в МИРе велась по следующим темам: магия и анимизм (А. М. Покровский, В. Г. Богораз-Тан); культ умирающего и воскресающего Бога в древних восточных религиях (В. И. Недельский, Ю. П. Францов); политическая роль лютеранства (Л. Г. Брандт); роль церкви в царской армии (В. О. Василенко); религии Волжско-Камского края (Н. М. Маторин).

103  ПФА РАН Ф.221. Оп. 2. Д. 62.

104 ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 33.

105 ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 41. Л. 3.

106 Там же. Л. 8.

107 Постановление Президиума АН СССР гласило: «1. Принять к сведению поста­новление СНК СССР о передаче Музея истории религии из ведения АН СССР в ведение Комитета по заведыванию учеными и учебными учреждениями ЦИК СССР. 2. Отметить большую работу, проведенную директором музея проф. В. Г. Тан-Богоразом по органи­зации музея, выразив ему благодарность от имени Президиума АН. 3. Поручить зам. директора ИАЭ тов. Бусыгину А. А. и зам. Управделами в Ленинграде тов. Альтеру про­извести передачу музея по акту». ПФА РАН. Ф. 250. Л. 37.

108 Там же. Л. 11—17.

109 Буддизмом-ламаизмом в то время называли тибетский буддизм.

110 ПФА РАН. Ф. 22. Oп. 2. Д. 48. Л. 21.

111 Сейчас в научной литературе ламаизм чаще называют «тибетским буддизмом».

112. Художник МИРа Осор Будаевич Будаев, бурят по национальности, был знатоком буддийского искусства, учился у монгольских и китайских мастеров.

113. См.: Решетов А. М. Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН (к 70-летию института. Страницы истории). Часть I. 1933—1943 гг. // Этнографическое обозрение. 2003. № 5.

114. См.: Решетов А. М. Николай Михайлович Маторин (опыт портрета ученого в контексте времени) // Этнографическое обозрение. 1994. № 3. С. 132-153.

115. В совещании приняли участие почти все сотрудники МИРа (Францов, Василенко, Васильев, Невский, Брандт, Недельский, Воронцов, Петри, Пуговкина, Деконская, Мануйлова, Покровский, Баканов, Мерварт, Шнэ, Васина, Елкин, Червинская, Баканов, Писарев, Ковалев, Богораз, Максимович, Монзеллер, Мезенцев, Симанович).

116. Основной претензией Францова было то, что Маторин хотел «отделить историю религии от теории пролетарского атеизма», развивал «теорийку „бытового православия"», а Василенко считал, что «Маторин взял курс на ликвидацию марксистской теории и истории религии».

117 ПФА РАН Ф. 221.0п. 2. Д. 47. Л. 10.

118 Там же. Л. 13.

119 Там же. Л. 14.

120 В конце 1935 г. состав руководства МИРа был таким: директор В. Н. Богораз, зам. директора В. О. Василенко, ученый секретарь Ю. П. Францов, пом. директора по хоз. части М. Ф. Потапов, зав. отделом доклассового общества Ю. П. Францов, зав. отде­лом Древнего мира и христианства в Западной Европе В. И. Недельский, зав. Отделом религии и атеизма в России и СССР В. О. Василенко, зав. Отделом религий Востока Г. О. Монзеллер.

121. Там же. Л. 45.

122. После смерти Богораза временно исполнял обязанности директора М. Ф. Потапов.

123. Ф. 221.0гг. 2. Д. 46. Л. 4.

124. Там же. Л. 5.

125. Там же. Л. 8—9.

126. ПФА РАН Ф. 221.ОП.2. Д. 61. Л. 34.

127. ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 56.

128. ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 58.

129. ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 68. Л. 4.

130. в отчете за 1937 г.: «Запроектированный по плану сбор материалов „По преодолению религии в советской Бурято-Монголии" (2 псч. л.) вылился в собирание материалов о контрреволюционной деятельности бурято-монгольского ламства в 1918—1937 ГГ. по данным бурято-монгольских архивов и печати.. .Тема по религии в эпоху средних веков на западе — „Апостольские братья и восстание Дольчино" была заменена актуальной и нуж­ной для музея темой — сбор материалов по тевтонским рыцарям и их связи с папством... Потребность в книге, излагающей марксистско-ленинское учение о религии, заставила музей в 1937 г. заняться подготовкой к печати такой работы (около 8 п. л.), в которую в качестве составной ч асти вошла глава „Основные этапы преодоления религии в СССР"».

131. ПФА РАН Ф. 221. Оп. 2. Д. 70. Л. 4.

132. Там же.


Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100