Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 338 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МАСОНСТВО КАК МЕТАМОРФОЗЫ ДУХА

Печать

Екатерина ЭЛБАКЯН

продолжение – начало – 1, 2, 3

портал Царских врат храма Преображения Господня в Екатеринославле (Днепропетровск)Таким образом, оказывается, что отношение масонской интеллигенции к правителю, монарху двойственно: с одной стороны, его восхваляли, с другой — призывали к восстанию против него и даже убийству. Показательно, что в этой борьбе могли принимать участие представители различных исповеданий, включая атеистов и деистов. Итак, в данном случае религиозный вопрос имеет второстепенное значение, он подчинен общеполитическим целям. В то же время практически все масонские законы и уставы большое внимание уделяли отношению вольных каменщиков к религии и Богу. Так, согласно «Законам  Великой ложи Астреи», «истинный масон почитает Бога, как Творца и Правителя мира...; признает святость религии христианской, точным исполнением правил ее доказывает, что сердце исполнено высокого учения Св. Евангелия...»[i].

Бог для русских масонов являлся единым источником всякой жизни, независимо от того, каким именем его называют люди. Аналогичный подход можно увидеть в Книге Конституций, составленной английским масоном Андерсоном в 1723 году. В первом отделе «О Боге и религии» здесь говорится: «Каменщик обязан своим призванием повиноваться нравственному закону, и если он хорошо понимает свое искусство, то он не будет ни тупым отрицателем Бога, ни безбожным развратником. И хотя в древние времена каменщики в каждой стране были обязаны принадлежать к религии этой страны или народа, какой бы она ни была, но теперь сочтено лучшим обязывать их только к той религии, в которой все люди согласны...»[ii]. Это позволило некоторым авторам сделать вывод о вневероисповедности масонства. Однако столь категоричного мнения необходимо избегать. Так, согласно «Уложению Астреи» в масонскую ложу могли приниматься только лица, принадлежащие к «какому-нибудь из терпимых в государстве христианских исповеданий»[iii]. Правда, в прибавлении к «Уложению Астреи» со ссылкой на другие масонские законы говорилось, что «признано за полезное... единственно то, чтобы они (вольные каменщики. — Е. Э.) принадлежали к одному из тех же вероисповеданий, кои обязывают вероисповедующих к честности, справедливости, снисходительности и благотворительности к ближнему, какого бы он состояния и вероисповедания ни был, предоставляя, впрочем, всякому держаться тех правил и мнений, которые признает он благоразумнейшими и благочестивейшими»[iv]. Как видим, это прибавление к «Уложению Астреи» самым тесным образом связано и перекликается с Книгой Конституции Андерсона, в которой также одним из главных критериев принадлежности к масонству является нравственность. Вместе с тем на практике приложение к «Уложению Астреи» практически не использовалось, да и не упоминалось, поскольку русские масоны ориентировались в большей мере на необходимость принадлежности своих братьев к христианству и считали это важнейшим условием при приеме в члены масонской ложи и посвящении в низшие (иоанновские) степени, не говоря уже о высших (андреевских).

Всевидящее Око, икона, XVII векХарактерно, что сама обрядность в русском масонстве была во многом заимствована из христианства. Этот факт можно объяснить тем, что масоны возмущались не самими церковными обрядами, а тем, что эти обряды, по их мнению, для духовенства были единственным выражением их религиозности[v].

Признавая наряду с верой в Бога—Творца существование высших сил, масоны пытались поставить их себе на службу не только путем магических заклинаний и мистических обрядов, но и обращаясь с молитвой к Богу. Вообще вера в Бога, несмотря на большие отклонения от христианской догматики и неприятия церковной ортодоксии, занимала важное место в жизни масонской интеллигенции. Вера, по мнению масонов, предполагает наличие свободы, она есть «ум Христов». А так как Христос «есть во всем» — и в христианине, и в нехристианине, то и нет существенной разницы между иудеем, язычником, христианином, главное, чтобы человек, даже некрещеный, имел в себе Христа. Такого рода специфическая толерантность была присуща практически всем масонским ложам. При этом масоны высказывались против института монашества, полагая, что «праведно» жить можно и «в миру», и против тех священнослужителей (а таких было подавляющее большинство), которые отличались религиозной нетерпимостью и служением монархической власти. «Законодатели и тираны, — писал масонский автор, — пребывают с жрецами в самом тесном союзе, ибо нет ничего согласнее между собою, как фанатизм и обман»[vi].

Главным для масонской интеллигенции было стремление к добру, (разумеется, так, как она его понимала), а вера в Бога и бессмертие души помогала ей в этом стремлении. И в этом смысле обвинения в адрес масонов со стороны духовенства несколько тенденциозны; сами же представители вольного каменщичества воспринимали их как настоящую клевету. Отрицание безбожия и вера в Бога, в бессмертие души, преломленная через призму масонский идей, даже особого рода приверженность христианству склоняли многих масонов к деизму, когда Бог рассматривался как Всевышний Архитектор, создавший мир, но не вмешивающийся в его развитие и течение его событий, и не наделялся чертами конкретного божества, в которое верили представители тех или иных религиозных конфессий. Быть может, деизм русских масонов можно объяснить нежеланием религиозных разногласий, ведь вера в Бога — Всевышнего Архитектора, по существу, снимала межконфессиональные размолвки — достаточно было признать лишь веру в Высшее Существо, сотворившее мир. В этой связи необходимо сказать, что мировоззрение российской масонской интеллигенции также отличалось космополитизмом[vii]. В числе семи добродетелей, обязательных для вольного каменщика, была любовь ко всему человечеству, а не только к масонскому братству.

Все эти масонские идеи: религиозная толерантность, предпочтение нравственного закона всем остальным, космополитизм, деизм и определенная критика официального православия, монархической власти (весьма противоречивая и далеко непоследовательная), оппозиционность к существующему строю и общедемократические требования, проникшие в среду российской интеллигенции, привлекли многих видных ее представителей. Русское масонство начала 19 в. в целом во многом отличалось от западноевропейских образцов, оно было лояльнее и компромисснее, и именно эти качества в конечном итоге заставляли отказываться от него тех, кто решил вступить на путь вооруженной борьбы с существующим строем.

Наряду с определенным политическим консерватизмом масонства (наиболее ярко проявившимся в ложе Умирающего Сфинкса) в качестве причин, по которым некоторые представители российской интеллигенции, например, большинство декабристов, постепенно отвернулись от вольного каменщичества, был небольшой практический результат благотворительной и просветительской деятельности русских масонских организаций. Наконец, в качестве еще одной причины можно назвать нежелание многих декабристов участвовать в совершении масонских обрядов и ритуалов, которое воспринималось как праздное занятие.

Говоря о связи декабризма с масонством и вообще о развитии тайных обществ дворянской интеллигенции в России начала 19 столетия, можно выделить два существовавших подхода. Первый предполагал становление освободительных идей вне лож со строгой организационной структурой — на дружеских собраниях и встречах, в кружках и артелях и постепенное занятие ключевых позиций и постов в масонских организациях (например, деятельность членов Союза Спасения в ложе Трех Добродетелей).

Второй подход делал ставку на организацию высшего ордена с тайными революционными целями, что определялось развитием собственно масонства. Этот подход, нашедший отражение в деятельности Ордена русских рыцарей, полагал необходимым не приспособление масонства к своим целям, а пропаганду своих идей в масонских ложах. Несмотря на различные подходы, Союз Спасения и Орден русских рыцарей формально были объединены в Союзе Благоденствия. После 1821 года декабристские общества (Северное и Южное) перешли к революционной тактике, Орден же русских рыцарей пытался сочетать тактику заговора и «мирного» распространения своих идей среди дворянской интеллигенции.

Не подлежит сомнению тот факт, что масонские идеи оказали большое влияние на формирование и развитие мировоззрения российской дворянской интеллигенции конца 18 — начала 19 вв., а через нее — на различные сферы общественной жизни: распространение школ и образованности, развитие благотворительной деятельности, литературы, журналистики, внедрение идей о свободе, равенстве, всемирном братстве и космополитизме, о достоинстве личности. Все, не отвечающее масонским принципам, подвергалось ими резкой критике; это позволяет сделать вывод о том, что немало русских масонов начала 19 столетия были оппозиционно настроены в отношении многих сторон государственно-общественной жизни.

К началу 1820-х годов масонство буквально пропитало своими идеями дворянскую интеллигенцию, оппозиционность которой по отношению к царскому правительству была достаточно велика. Помимо этого, революционный процесс в Европе, значительную роль в котором играли западноевропейские вольные каменщики, получал все больший и угрожающий размах. По этим причинам в 1822 году Александр I принял решение о закрытии масонских лож и запрещении масонства в Российской Империи. Формальным поводом для такого решения послужило прошение о запрещении масонства, поданное императору одним из наиболее консервативных масонов Е.А. Кушелевым после его неудачных попыток занять ключевой пост в Союзе Астреи.

После 1822 года деятельность масонов в России стала нелегальной и сосредоточилась более на теоретических, чем на практических вопросах: с одной стороны, это были проблемы богопознания и нравственного совершенствования, традиционные для спекулятивного (теоретического) масонства вообще; с другой, — решение крестьянского вопроса, сопровождавшееся неофициальной деятельностью в различных советах и общественных комитетах. После отмены в  1861 году крепостного права масонство окончательно лишилось своего влияния в российском обществе и обратилось к земскому движению.

Подводя итог рассмотрению русского масонства 19 века, заметим, что период с 1800 по 1861 годы является чрезвычайно важным с точки зрения проникновения масонских идей в среду дворянской интеллигенции. Религиозно-этическое по форме, оно было социально-политическим по содержанию. Существование в его рамках различных течений (при доминировании либерального  в  сравнении с консервативным), его неоднородность во многом предвосхитили образование в стране политических партий. Масонство подготовило почву для развития конституционных и республиканских идей, отмены крепостного права и т. п., определив во многом облик будущих поколений российской интеллигенции. Поэтому было бы неверным, как это неоднократно делалось, недоучитывать влияние масонства на сознание российской интеллигенции дворянского типа и  его роль в выработке тех или иных ее воззрений и позиций.

Окончание  следует…


 

[i] Устав Вольных Каменщиков//Море. 1907. № 25/26. С. 771, 772.

[ii] Пыпин А. П. Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX в. Пг., 1916. С. 19.

[iii] Законы Великой масонской ложи Астреи. СПб, 1815. Ч. I.С. 162.

[iv] Законы Великой масонской ложи Астреи. СПб, 1815. Ч. II. С. 304, 305.

[v] Вообще многие масоны весьма отрицательно относились к православному духовенству. Так, известный масон граф Невзоров писал другому не менее известному масону князю А.Н. Голицину: «Духовные сделались совершенными торгашами... Свидетельством тому могут служить подворья архиерейские и монастырские в Москве... Религию же Христову и богопочитание они заключают только в умножении золота и парчей жемчугов церковных, почему явные грабители, делающие в монастыри и церкви вклады, становятся у них лучшими христианами...» (См.: Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. СПб., 1909. С. 346).

[vi] Вечерняя Заря. СПб., 1782. Ч. III. С. 187.

[vii] См.: Устав  Вольных  Каменщиков//Море. 1907. № 26/26. С.  778.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100