Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 240 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МАСОНСТВО КАК МЕТАМОРФОЗЫ ДУХА

Печать

Екатерина ЭЛБАКЯН

.продолжение – начало – 1, 2,

Фасад Института им. Склифасовского в МосквеВ Россию масонство проникло в 1730-х годах. Первый из орденов английского масонства был основан в Санкт-Петербурге. В него вошли граф Р.Л. Воронцов, назначенный гроссмейстером, князь С.Ф. Апраксин, историк И.Н. Болтин и др. Провинциальным великим мастером «для всей России» был назначен капитан Джон Филлипс. В целом в этот период (1730—1762 годы) масонство в России представляло собой лишь модное заимствование с Запада, но уже в 1762—1781 годы оно начинает принимать специфические национальные черты и становится русским масонством в собственном смысле слова. В его рамках развиваются этико-философские и религиозно-мистические идеи, вера в которые дополняется рационализмом отвлеченного мышления.

Оккультизм, алхимия и рыцарство, имеющие глубокие корни в западном масонстве, не оказали существенного влияния на русских масонов, для которых и рыцарство, и оккультизм с алхимией были внешними и далекими явлениями, несвойственными духовному миру русского человека. Поэтому русские вольные каменщики в большей мере заимствовали у западных братьев обрядово-ритуальную сторону, чем духовно-идеологические модели. Последние они создавали сами.

После 1781 года в русских масонских ложах стала постепенно появляться обрядность, титулы приобретали неясные и туманные названия. Причудливое сочетание мистики и рационализма в русском масонстве позволило ему постепенно перешагнуть границы западноевропейского вольного каменщичества и обрести свои специфические черты, главными из которых были стремление к нравственному развитию общества и межличностных отношений. Вообще в основе масонского движения 18 в. лежало нравственное пробуждение самого общества и потребность «морального перерождения» (И.В. Лопухин).

И.В. Лопухин, наряду с Н.И. Новиковым и И.Г. Шварцем,— один из известных масонов конца 18 — начала 19 вв. Он создал систему «Духовного рыцаря». Уже из черт, которые, по И.В. Лопухину, должны быть присущи «Духовному рыцарю», явствует, что русское масонство все более отдалялось от западного. Так, «Духовного рыцаря» характеризует «непоколебимая верность и покорность своему государю», «совершенное повиновение учрежденным в правительстве начальствам...»; он должен «противоборствовать буйственной и пагубной системе мнимой вольности, равенства... всякими возможными путями добрыми...»[i]. Как видим, «Духовный рыцарь» далек, например, от образа Марата или Робеспьера — масонских вдохновителей Великой французской революции, не желавших смириться с существующей властью и государственным устройством. Нравственное возрождение общества и личности, согласно И.В. Лопухину, должно быть не антихристианским или внехристианским, а, напротив, только христианским. «Истинное возрождение в Христе, — писал Лопухин, — есть та «Божественная Натура, которой начальное свойство есть любовь и которая знаменует существенных Членов Христовых и Чад Божьих»[ii].

И.В. Лопухин критиковал церковную обрядность, полагая, что она или остается без внимания, или «употребляется во зло». Вместе с тем он считал, что религиозные обряды вообще и их происхождение достойны уважения, ибо, являясь внешним проявлением, они в то же время ведут к внутреннему, истинному христианству. Отличительной чертой истинной церкви является не вера, не молитва, не пост, не пророчества и т. д., а любовь. Только любовь открывает путь к Божественной жизни, к возрождению во Христе.

freemasonry11Несмотря на то, что церковный авторитет и «патриархальный» уклад духовной жизни были еще очень сильны (это чувствовалось даже в кругах передовой интеллигенции, не говоря уже о крестьянстве и других слоях общества), все же им на смену постепенно, но неуклонно приходил рационализм «просвещенного» разума; в образованном обществе появлялась «привычка» к умственной работе. И если вначале интеллигенция стремилась согласовать старые религиозные идеалы с новыми для нее аспектами западной культуры и жизни в целом, что приводило к укреплению и оправданию прежних религиозно-нравственных идеалов даже в лоне масонства, в своих западных разновидностях выступающего против них, к смене петровского реализма мистическим и религиозно-идеалистическими исканиями, то уже в конце 18 столетия прежняя религиозность постепенно соединялась с новыми просветительскими идеями. Религиозная вера начинала рационализироваться и опираться не столько и не только на эмоциональную сферу сознания, сколько на работу отвлеченного мышления. Соприкосновение иррационального с рациональным и совершается в масонстве, которое все более и более овладевает умами дворянской интеллигенции. «Мистика в конце столетия почти вполне овладела (первоначально деистическим) масонским обществом... Оба направления иногда странно перепутывались: мистик иногда питался широкими идеями свободного мышления, переделывая их на свой лад и поднимая спор против официальной церковности с помощью аргументов, указанных скептиками; и наоборот, светские люди, воспитанные на скептицизме, верили в мистические чудеса фантастов, вроде Сведенборга...»[iii].

В 1792 году по распоряжению Екатерины II масонские ложи в России были закрыты. Императрица даже написала комедии антимасонского содержания «Тайна противонелепого общества», «Обманщик», «Обольщенный», «Шаман сибирский». Прошло почти 20 лет, прежде чем император Александр I в 1810 году официально разрешил деятельность вольнокаменщических организаций. В предшествующий официальному разрешению масонства период (1800—1810 годы) постепенно восстанавливается структура вольного каменщичества, внутри которого возникают четыре основных направления: 1) шведская система (И.В. Бербер и его последователи); 2) французская система (А.А. Жеребцов и его последователи); 3) сторонники Н.И. Новикова; 4) сторонники И.А. Поздеева.

freemasonry-14К 1810 году сторонники И.А. Поздеева и И.В. Бербера объединились против последователей А.А. Жеребцова и Н.И. Новикова, к которым в это время примкнул известный государственный деятель М.М. Сперанский. А.А. Жеребцов, Н.И. Новиков, М.М. Сперанский выступили за проведение ряда государственных преобразований, за просвещение народа, и особенно молодежи. Их противники, в частности, убежденный крепостник И.А. Поздеев, ограничивающий масонство лишь мистической стороной, выступили с консервативных позиций, и интригами и доносами пытались дискредитировать своих оппонентов. Эти попытки увенчались успехом: в 1811 году М.М. Сперанского и многих его последователей сослали; в масонстве официально начала признаваться шведская система, находившаяся теперь под контролем министерства полиции. В 1811—1813 годах «легальное» масонство увеличило количество своих лож, борьба между которыми прекратилась. В это же время сторонники Н.И. Новикова создали тайную патриотически настроенную масонскую организацию, стоявшую на позициях необходимости государственных преобразований (ложа Блаженства). На ее основе в 1813 году возникла новая организация российских вольных каменщиков — Орден русских рыцарей (преддекабристская организация), а за границей в военно-походных ложах сформировался «внешний» Орден М.А. Дмитриева-Мамонтова и М.Ф. Орлова. Такое развитие масонства в начале 19 в. определило установки на заговор преддекабристских и ранних декабристских обществ.

После 1815 года в российском масонстве сложилось три основных течения: союз Великой провинциальной ложи; немецкие ложи союза Астреи и масонские организации, находящиеся под влиянием декабристов. Консерватизм начала века постепенно уравновешивался умеренно-либеральными идеями, становившимися все более популярными в масонской среде (например, в союзе Астреи). В провинциальных ложах на основе деятельности сторонников Ордена русских рыцарей возникли первые продекабристские организации, а в период с 1818 по 1822 годы влияние декабристов на развитие масонских лож значительно увеличилось.

Приход военной интеллигенции (в лице декабристов) к масонству в целом можно связать с зарождением политического либерализма в среде молодого поколения дворянской интеллигенции и ее желанием вступить на путь борьбы с несправедливым общественным строем. Жесткая цензура не оставляла возможности открытых выступлений в печати, да если бы таковая и была, этого было бы явно недостаточно. Поэтому будущие декабристы обращались к созданию тайных обществ, одной из распространенных и устоявшихся форм которых были масонские организации.

Влияние масонства было ощутимо уже при организации Союза Спасения в 1816—1817 годах. Его учредителями были братья А.М. и Н.М. Муравьевы, братья М.И. и С.И. Муравьевы-Апостолы, князь С.П. Трубецкой и И.Д. Якушкин. Позднее к ним присоединились князь Ф.П. Шаховский, князь И.А. Долгорукий, П.И. Пестель, М.А. Фонвизин, Ф.Н. Глинка и др.[iv] В 1817 году в Союз Спасения вошел М.С. Лунин. Многие члены Союза Спасения были членами ложи Трех Добродетелей, состоявшей в союзе Великой Провинциальной Ложи. В работе ложи Соединенных Друзей, основанной в 1802 году, с 1816 года участвовали гвардейские офицеры П.И. Пестель, П.Я. Чаадаев (в 1817—1818 годах последний был в степени мастера, впоследствии вошел в Союз Благоденствия), генерал-майор А.X. Бенкендорф (в 1817—1818 годах был в степени товарища), князь Ф.П. Шаховской и др. А.Н. Муравьев был масоном еще до войны 1812 года.

Устав Союза Спасения имел ярко выраженные черты вольного каменщичества. Влияние масонства чувствовалось и в Союзе Благоденствия. Весьма примечательно, например, что на печати Союза Благоденствия был изображен пчелиный улей — масонская эмблема, часто встречавшаяся на виньетках. Известные члены Союза Благоденствия, а затем Северного общества Н.И. Тургенев, К.Ф. Рылеев также были масонами (К.Ф. Рылеев, например, с 1820 года состоял в степени мастера в ложе Пламенеющей Звезды, работавшей в рамках союза Астреи на немецком языке). Член Союза Спасения, а затем Союза Благоденствия, состоявший в ложе Избранного Михаила, М.Н. Новиков, племянник Н.И. Новикова, стал в 1818 году управляющим мастером масонской ложи Любви к Истине в Полтаве (в рамках союза Астреи); генерал-майор П.С. Пущин в 1821 году был управляющим ложи Овидия в Киеве.

Подобные примеры можно было бы продолжать. Однако, несмотря на то что подавляющее большинство декабристов являлись масонами, их принадлежность к вольному каменщичеству была весьма кратковременной. Это объяснялось тем, что определенный консерватизм русского масонства казался декабристам ограниченным, и они, перешагнув через него, вступили на путь борьбы с монархией, апогеем которой явилось восстание 14 декабря 1825 года Масоны же александровской эпохи неоднократно выражали свою любовь к царю: «...Прямой масон премудрость знает: он любит Бога и царя»[v]. Вместе с тем заметим, что принятый в 1782 году Устав Вольных Каменщиков гласил: «Твоя первая клятва принадлежит Богу, вторая — Отечеству и Государю», а в издании 1812 года слово «Государю» заменено словом «Государству». Однако в целом это не меняет противоречивой сути отношения русских масонов к монархическому государству и религии, а, скорее, лишь подчеркивает ее.

 

Продолжение следует …

 


[i] Минувшие годы. 1908. № 2. С. 6.

[ii] Лопухин И.В. Духовный рыцарь//Масонские труды И.В. Лопухина. М., 1913. С. 59.

[iii] Пыпин А.Н. Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX в. Пг., 1916. С.  83.

[iv] См.: Якушкин И.Д. Записки. М, 1905. С. 6, 7, 9 См. также: Трубецкой С.П. Записки. СПб., 1907. С. 12.

[v] Всемирный Вестник. 1904. № 5. С. 24.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100