Регистрация / Вход



МИФ О РЕЛИГИОЗНОМ ЭКСТРЕМИЗМЕ

Печать

 

 

Екатерина ЭЛБАКЯН

 

svyash polisСуществует ли религиозный экстремизм?*

 

Обычно под экстремизмом подразумевается приверженность крайним (радикальным) взглядам и соответствующие, основанные на данных взглядах, деяния. Ключевым моментом в возникновении подобных взглядов и деяний, как правило, выступает внешняя или внутренняя политика того или иного государства, которой те, кого именуют экстремистами, не довольны и с которой они пытаются бороться, при этом не обязательно сугубо террористическими методами, но и более «мирными».

Само понятие «экстремизм», данное в ст. 282 УК РФ, имеет довольно аморфную дефиницию, которая дается через два неопределяемых тут же понятия «ненависть» и «вражда», а также через словосочетание «унижение достоинства». Объем этих понятий не ограничивается дефиницией, поэтому в принципе под них, с той или иной степенью обоснованности, можно подвести очень много действий и взглядов, в соответствии с перечисленными далее «сферами», в которых этот экстремизм может проявляться.

Проявляется названный экстремизм через серию деяний, таких как:

  • насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
  • публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;
  • возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
  • пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  • нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  • воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;
  • воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;
  • совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи Уголовного кодекса Российской Федерации;
  • пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;
  • публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;
  • публичное заведомо ложное обвинение лица, занимающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;
  • организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;
  • финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путём предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг

Как видим, круг потенциально экстремистских действий весьма широк, а с учетом неопределенности самого понятия «экстремизм», по существу, безграничен.

Возможно в первую очередь, это относится к тому «экстремизму», который нередко определяют «религиозным». Мы знаем о достаточно большом количестве судебных процессов, связанных с т.н. «религиозным экстремизмом», базирующихся, в первую очередь, на экспертных (или, точнее, «лже-экспертных) оценках религиозной литературы.  Здесь важен тот факт, что подобные экспертизы обычно являются комплексными и, соответственно, комиссионными, то есть готовятся, как минимум тремя экспертами - психологом, лингвистом и религиоведом. Зачастую же и без религиоведа, хотя, как раз участие религиоведа здесь принципиально важно, поскольку только он может адекватно оценить религиозный текст, с учетом религиозного дискурса в целом.

Основная претензия к религиозной литературе кроется в содержательных заявлениях относительно истинности собственной религии и ложности остальных или атеистического мировоззрения.  Как правило, в таких случаях, речь идет о литературе религиозных меньшинств.

Вместе с тем, науке о религии давно известно, что любое религиозное сознание делит мир на «своих» и «чужих», на «мы» и «они». К числу «своих» относятся единоверцы, к числу «чужих» – весь остальной мир. С разной степенью эмоционального накала, провозглашается, что с точки зрения сотериологии и эсхатологической перспективы, шанс на спасение имеют только единоверцы. Весь остальной мир, «лежащий во грехе» (т.к. не разделяет данных убеждений) погибнет. На такого рода противопоставлениях, как правило, строится любой религиозный дискурс, и в такой логике выстраивается любое религиозное «произведение», от небольшой устной проповеди до статьи или объемной книги, и даже сакральных тестов.

Поэтому на основании противопоставления собственных религиозных убеждений убеждениям других людей (не единоверцев) и даже использования нелицеприятных эпитетов в их адрес говорить о наличии в этой особенности религиозных текстов признаков возбуждения религиозной розни проблематично. Поскольку если говорить об этих признаках как имеющих место,  то аналогичных оценок могло бы удостоиться большинство текстов литературы «религиозного назначения», независимо от наименования религии или религиозного направления.

Так, в православном издании Н. Варжанского «Доброе исповедание. Православный противосектантский катехизис» (Почаев, 2003) содержатся следующие утверждения, изложенные в форме вопросов и ответов: «Вопрос: Можем ли мы сказать с одинаковым смыслом: «религия христианская» или «вера православная»? Ответ: Можем, потому что оба эти названия, по своему смыслу, означают одно и то же. Вопрос: Сколько может быть истинных вер или истинных религий? Ответ: Истинная вера только одна. Ап. Павел говорит: «один Господь, одна вера» (Еф. 4, 5). Вопрос: Как же в настоящее время говорится о многих христианских верах: православной, латинской, или римско-католической, протестантской, лютеранской, штундовской или баптистской, пашковской или «евангелистской», меннонитской, молоканской, новомолоканской, адвентистской, хлыстовской, скопческой, ново-израильской, беседнической – от братчиков, духоборческой, толстовской и других? Ответ: Из всех этих многочисленных религий, или вер, только одна есть вера истинная православная, а остальные все – ложные. Они измышлены дьяволом и человеческой гордостью. Вопрос: Как называются эти ложные религии? Ответ: Они называются или ересями (по-гречески) или сектами (по-латински), а те, кто оставляют истинную веру и идут за этими бесовскими измышлениями – называются или еретиками, или сектантами», и т.д. Таким образом, в разряд «бесовских измышлений» согласно катехизису попадает, например, и крупнейшая в мире по численности христианская конфессия – католицизм.

Вместе с тем, грамотный религиовед не оценивает эти фрагменты как имеющие признаки возбуждения религиозной розни, понимая специфику религиозного мировоззрения.

Что касается национальной, социальной и расовой розни, то в мировых религиях, она принципиально отсутствует. Все три мировые религии (буддизм, христианство и ислам), в отличие от народностно-национальных (этно-локальных) религий возникли, получили широкое распространение и многовековое развитие благодаря тому, что в их основу помимо упрощенной обрядности были положены два важнейших принципа – принцип универсализма (отход от «национализма» и обращение ко всему миру независимо от национальной, этнической или государственной принадлежности), и принцип эгалитаризма (все равны, независимо от социального статуса, имущественного положения, уровня образования и т.д.).  Понятно, что присущи эти признаки и транснациональным религиям современности (имею в виду различные  НРД), поскольку в противном случае они просто не имели бы возможности распространяться в глобальном мире и ограничивались небольшой замкнутой группой.

Последователи любой религии или религиозного направления считают полностью истинными только свою религию или религиозное направление, что является научно установленным фактом. Было бы, по меньшей мере, странно, если какой-либо верующий, будучи последователем одной религии, истинной считал другую. Безусловное признание истинности именно своей религии порождает в человеке верность выбранному пути с уверенностью в его позитивности. Такая позиция верующего человека никак не означает превосходства над другими людьми, подчеркивая только тот факт, что в данной религиозной организации собрались искренне верующие люди с целью совместного исповедания своей веры и с готовностью делиться ею с другими, а не с какими-то иными целями. Это не запрещено законом, не может и не должно вызвать никаких разночтений. Люди верят в Бога и поклоняются ему так, как принято в традиции их религиозного направления; они рассказывают другим о своей вере из желания поделиться с ними своими чувствами и религиозными убеждениями, искренне полагая, что именно их путь к Богу является оптимальным, в чем не может быть ничего противозаконного, оскорбительного или разжигающего вражду.

Вновь используя компаративный метод, обратимся к сравнению с православной литературой. Так в религиозной литературе, распространяемой Русской православной церковью часто встречаются утверждения о том, что только это религиозное направление является единственно истинным. Например, в произведении под названием «Истинное православие и его враги в современном мире» (М., «Новая книга», 1996), сказано следующее: «Широко распространенное мнение, «ходячее» мнение наших дней – это то, что Православие представляет собою всего лишь одну из многих разновидностей христианства наряду с другими, имеющими полное право на существование и даже, в той или иной мере, равноценными. Но думать так – это или крайняя наивность, основанная на невежестве, или определенно злонамеренное искажение правды. Если мы обратимся к истории Христианской Церкви и дадим себе труд спокойно и беспристрастно, без всяких предвзятостей, основательно ознакомиться с нею, мы легко убедимся, что только Православие и есть истинное христианство – та Истина, свидетельствовать которую, по Его собственным словам, пришел на землю воплотившийся Единородный Сын Божий. Православие – это чистая и неискаженная Истина, принесенная на землю для спасения людей Христом-Спасителем; - это сохраненное во всей чистоте и неповрежденности подлинное Учение Христово о вере и благочестии. Только одна – одна единственная Церковь основана Воплотившимся Единородным Сыном Божиим для спасения людей: она одна, основанная Им Самим, а не обыкновенными грешными людьми, существовала всегда, существует теперь и будет неизменно существовать до скончания века».

Критика других религий сопутствует религиозной жизни практически любого религиозного направления и его последователей. Основоположник сравнительного религиоведения профессор Оксфордского университета Ф. Макс Мюллер, например, рассуждая о классификации религий мира, писал о том, что первая классификация религий – это деление всех религий на истинные и ложные. Разногласия во взглядах по определенным библейским и иным вопросам, а также желание представить свою религию как единственно верную, неизбежно побуждает представителей одной религии критиковать другие религиозные направления и их представителей.

Примером тому могут служить следующие литературные источники: Симфония по творениям святителя Игнатия епископа Кавказского и Черноморского (по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II) (М., издательство Сретенского монастыря, 2001). В нем содержатся следующие утверждения: «Всякому, не принадлежащему Восточной Церкви, единой святой, писавшему о Христе, о христианской вере и нравственности, принадлежит имя лжеучителя». «Вне неуклонного послушания Церкви нет ни истинного смирения, ни истинного духовного разума; там обширная область – темное царство лжи и производимого ею самообольщения». «Кто примет христианство со всей искренностью сердца в лоне Православной Церкви, в которой одной хранится истинное христианство: тот спасется». «Необходимо для желающего спастись – принадлежать Православной Церкви, единой, истинной Церкви, и повиноваться ее установлениям. Преслушающего Церковь Господь уподобил язычнику, чуждому Бога»

Изложение в религиозных текстах утверждений об истинности своей религии и ложности всех других не может рассматриваться как оскорбление людей, признание в отношении них исключительности, превосходства либо, напротив признание их неполноценности или порочности, поскольку они не являются сторонниками соответствующей религии. Теологический (нормативный) подход к религии характеризуется эксклюзивизмом – представлением о своей религии как о носителе абсолютной, исключительной, единственно правильной истины. Подобное представление приводит к автоматическому отрицанию истинности других религиозных систем. Отклонение от канонического образца конкретного религиозного направления в литературе духовного (религиозного) содержания нередко именуется ересью, а организационно оформленная ересь называется сектой. Но, можно ли на таком основании характеризовать широкий ряд различных теологий заведомо «экстремистскими»? Вопрос риторический...

Религиозному сознанию, как уже отмечалось, с одной стороны, свойственно удвоение мира на поту- и посюсторонний, а с другой стороны, дихотомия посюстороннего мира с делением на своих единоверцев и всех остальных людей. Эта характерная и присущая всем религиям особенность определяет позиции любых религиозных направлений – от самых малочисленных до огромнейших. Для религиоведения естественно положение о том, что сторонники той или иной религии считают истинной только свою религию, а все другие – более или менее ярко выраженными заблуждениями. Религиоведами выделяется интегративная (интегрирующая, консолидирующая) функция религии – объединение людей по религиозному признаку в рамках одной религиозной системы. При этом такая интеграция автоматически ведет к дезинтеграции (фрагментации), выступая как дезинтегративная функция, так как неизбежно делит все общество на группы по признаку религиозной принадлежности. Однако само по себе такое положение не влечет обязательного возникновения противостояния между последователями различных религий, признания исключительности, превосходства либо неполноценности человека в зависимости от отношения к той или иной религии.

Иисус Христос почти в каждой своей проповеди, зафиксированной в той части Библии, которая называется Новым Заветом, подчеркивал непохожесть своей веры на все другие, в частности, на иудейскую и языческую, жестко противопоставляя им свое учение.

Само возникновение и утверждение христианства, как и других мировых религий (буддизма, ислама), было связано с жестким утверждением их основателями – Иисусом, Буддой, Мухаммадом – исключительной истинности именно своих вероучений с призывом своих сторонников к защите истин этой веры любым путем.

Если какая-либо религия перестанет утверждать, что именно ее вероучение является истинным, претендуя тем самым на свою исключительность, она не может рассчитывать на свое дальнейшее развитие, а в перспективе и само существование.

Только заявление о том, что именно данная религия несет «истину в последней инстанции» (а, следовательно, все другие не таковы – то есть, «неистинны», «ложны») является основой существования и развития любого религиозного направления. В христианской традиции апостолы и члены раннехристианских общин пытались (как показала история весьма успешно) убеждать язычников и иудеев в истинности своей религии, хотя в этот период они во многом пошли по пути ассимиляции с культовыми практиками язычества или теологического осмысления отдельных проблем в иудаизме.

Для сравнения можно привести примеры другой авраамической религии – иудаизма. Так, этика Талмуда основывается на представлениях о превосходстве иудаистов/евреев над «животным-гоем». Такое превосходство дает право Израилю распоряжаться не только имуществом, но как жизнью, так и смертью гоев. «Заповедь «не убий» означает, что нельзя убивать сына Израиля, а гой и еретик — не сыны Израиля». (Jad Chag. Hilch Rozerch., Hilch Malachim); «Лучшего из гоев убей». (Kidduschim 82 a; Sophrim 15; Mechlito C. Bechallam); «Запрещается чувствовать сожаление к неверному, когда видишь его тонущим в реке или иначе погибающим. Если он близок к гибели, не должно его спасать». (Jad. Chag. Hilch Aboda Zerah); «Есть заповедь, относящаяся к убийству чужестранцев, которые уподобляются скотам. Убийство это совершается по Закону, ибо не принадлежащие к еврейской религии приносятся в жертву Иегове. Проливающий кровь гоев приносит жертву Богу». (Jalkud Simeoni, Ad Pentat. 245, Col 3; Miederach Bamidebar Robba); «Следует ненавидеть, презирать и уничтожать всякого, кто не принадлежит к синагоге или отпал от нее. Если еретик падает в ров, его не надо оттуда освобождать, и, если во рву имеется лестница, ее надо вытащить, говоря: «Я это делаю, чтобы моя скотина туда не попала». (Rosch Emmeunna 9, Aboda Zarch 26 b); «Кто хочет убить животное и нечаянно убьет гоя, тот невиновен и не заслуживает наказания». (Sanhedrin 78 b); «Гой же, сознательно убивший еврея, виновен так, как если бы он убил весь мир». (Sanhedrin 37 a); «Написано, что наше пленение будет продолжаться до тех пор, пока с земли не будут стерты все народы, которые служат идолам. Но все народы идолопоклонники. О них написано: «Сотри их с лица земли и уничтожь всякую память о них, как об Амалеке». (Zohar 1, 25 a, 219 b); «Христиане — не что иное, как идолопоклонники. Они даже более виновны, нежели другие идолопоклонники, ибо они поклоняются, как Богу, нечестивому иудею-вероотступнику, занимавшемуся колдовством, даже имя которого надо заменить при упоминании о нем словами: «Тот, чья память должна быть уничтожена». (Aboda Zorch 2 a); «Приказывается убивать и бросать в ров погибели всех изменников Израиля, подобных Иисусу из Назарета, и его последователей». (Jad Chaz., Aboda Zorch, Perk. 10); «Еврей всегда вправе нападать на христианина и убивать его вооруженной рукой». (Там же, Folio 4 b); «Если еврей имеет тяжбу с иноверцем, то вы дадите выиграть дело вашему брату и скажете чужестранцу: «Так требует наш закон». Но если никаких поводов к выигрышу дела евреем нет, то надо надоедать чужестранцу всякого рода интригами и этим добиться, чтобы еврей выиграл дело». (Baba Mezia 113 a); «Отдать гою им утерянное значит ставить неверного на равную ногу с израильтянином, и следовательно, совершать грех». (Sanhedrin 1 c); «Возвращающий неверному утерянную им вещь грешит, ибо этим он укрепляет мощь нечестивых». (Jad7 Chag. Hil. Gez.); «Если евреи разъезжали целую неделю направо и налево, обманывая христиан, то пусть они (евреи) соберутся вместе в субботу и восхвалят свою ловкость, говоря: «Нужно вырвать сердце у гоев и убить лучшего из христиан». (Juden babg 21); «Правдивому (т. е. еврею) дозволено обманывать». (Megilla 13 b, Jalkut Rubeni 20, 2) (Подробнее см.: Наше дело //[URL] http://www.gazeta-nd.com.ua/rubrics/dela-raznie/241.php)/

Масса примеров имеется и в христианстве. Так, известный христианский богослов святой Иоанн Златоуст, например, говорил: «Если кто даже совершит убийство по воле Божией, это убийство лучше всякаго человеколюбия; но если кто пощадит и окажет человеколюбие вопреки воле Божией, эта пощада будет преступнее всякаго убийства» (Подробнее см.: Св. Иоанн Златоуст. Против иудеев. Слово четвертое// [URL] http://www.odigitria.by/2012/02/24/protiv-iudeev-slovo-chetvertoe-sv-ioann-zlatoust/). А вот, что пишет русский православный святитель Игнатий (Брянчанинов): «...ошибочно Вы думаете и говорите, что добрые люди между язычниками и магометанами спасутся, т.е. вступят в общение с Богом! напрасно Вы смотрите на противную тому мысль как бы на новизну, как бы на вкравшееся заблуждение! Нет! таково постоянное учение истинной Церкви, и Ветхозаветной и Новозаветной. Церковь всегда признавала, что одно средство спасения: Искупитель! она признавала, что величайшие добродетели падшаго естества нисходят во ад. Если праведники истинной Церкви, светильники, из которых светил Дух Святый, пророки и чудотворцы, веровавшие в грядущаго Искупителя, по кончиною предварившие пришествие Искупителя, нисходили во ад, то как Вы хотите, чтоб язычники и магометане, за то что они кажутся Вам добренькими, не познавшие и не уверовавшие в Искупителя, получили спасение, доставляемое одним, одним, повторяю Вам, средством, – верою в Искупителя? - Христиане! познайте Христа! - Поймите, что Вы Его не знаете, что Вы отрицались Его, признавая спасение возможным без Него за какия-то добрыя дела! Признающий возможность спасения без веры во Христа, отрицается Христа, и, может быть не ведая, впадает в тяжкий грех богохульства» (подробнее см.: Святитель Игнатий (Брянчанинов), Письма к мирянам. О невозможности спасения иноверцев и еретиков // [URL] http://verapravoslavnaya.ru/?Sv_Ignatii_O_nevozmozhnosti_spaseniya_eretikov).

Резюмируя изложенное, необходимо еще раз подчеркнуть, что характерной чертой любого религиозного сознания и обязательным элементом любой религии является подчеркивание ее истинности по сравнению с остальными религиями, которые объявляются ложными.

Собственно, религиозная этика строится на близкой дихотомии, деля все поступки людей на праведные и греховные. В зависимости о того, какие поступки человек совершал в жизни, его ждет соответствующая перспектива после смерти. Это общее положение в разных религиозных направлениях варьируется, но суть, ядро представлений остаются неизменными. Грешниками в данном случае выступают все те, кто не является сторонником данной религии. Напротив, если человек является членом религиозной организации данного направления, исполняя все заповеди религии и ее предписания, следуя определенным запретам, то он наделяется благами.

Такой подход присущ абсолютно всем религиям и религиозным организациям, что находит отражение в их религиозной литературе.

Однако, сама по себе данная особенность религии, которая может находить свое выражение как в устных (проповедь, богослужение), так и в письменных (религиозная литература) источниках, не свидетельствует об агрессивном неприятии «инаковости» и пропаганде собственной исключительности и социального превосходства последователей определенного религиозного направления над верующими других религий или неверующими, не свидетельствует о признании последних неполноценными. Это тем более актуально в условиях светского общества, его правового и этического пространства, включающего в себя обладателей разных религиозных и внерелигиозных мировоззрений.

Критика религий, а также религиозных убеждений была признана допустимой постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 11 от 28.06.2011 г. «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». В пункте 7 данного постановления сказано: «Критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических и религиозных убеждений, национальных и религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды».

В завершение я задаюсь вопросом, вынесенным в его заголовок «существует ли религиозный экстремизм?», и отвечаю на поставленный вопрос, исходя из сказанного выше, отрицательно.

Экстремизм, понимаемый как попытка радикального и неправового решения неких социальных (в широком смысле) задач не является ни религиозным, ни расовым, ни национальным. Одновременно и религия, и расовая или национальная принадлежность могут использоваться экстремистами в их целях. Экстремизм может скрываться за некими формами - религиозными, этническими, национальными, но, как известно, «карта не есть территория» (Н. Смарт). И суть экстремизма остается той же, независимо от того, к каким образам и символам он апеллирует, что использует для обоснования противоправных действий. То есть, остается экстремистской, вытекающей из социополитического и экономического контекста, в котором разворачиваются экстремистские деяния.

 

 

* Материалы Международной научно-практической конференции «Религиозная жизнь российских регионов и предотвращение религиозного экстремизма», СПб, 2-3 октября 2018.

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал