Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 266 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



РАДАСТЕЯ: ДОМЫСЛЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Печать

Михаил СИТНИКОВ, Екатерина ЭЛБАКЯН

 

 issled 1РАДАСТЕЯ: ДОМЫСЛЫ И РЕАЛЬНОСТЬ - Обзор публикаций  СМИ

Теоретическое введение: общие суждения о религии и отдельных её типах

 

 

На рубеже тысячелетия в СМИ начали появляться статьи о созданной Евдокией Марченко организации «Радастея», которая была отнесена специалистами к новым религиозным движениям (группа нью эйдж).

 

Что такое новые религиозные движения и нью эйдж?

Что является характерным для новых религиозных движений и, в частности, для нью эйдж?

В последние десятилетия люди во всем мире всё чаще и чаще сталкиваются с понятием «новых» религий, или «религиозных движений». Для обозначения последних в русскоязычном научном сообществе и информационном поле давно сформировалась даже устойчивая аббревиатура – НРД. При этом если отношение общества к привычным или – как чаще всего именуют их – «традиционным» религиям (христианство, ислам, буддизм и иудаизм) окончательно утвердилось, разделив его членов на верующих, равнодушных и атеистов, то с «новыми» религиями всё обстоит несколько иначе.

Те из НРД, которые можно характеризовать как активно развивающиеся (в них стремительно увеличивается количество последователей и основные доктринальные положения соответствуют актуальной проблематике современности), вызывают неоднозначное отношение со стороны. Часто бывает так, что популярности таких религий у людей, находящихся в духовном поиске, сопутствует крайне негативное отношение к ним со стороны «традиционных» религиозных организаций и сообществ, как правило, православных или исламских. Объясняться это может как борьбой за влияние на «религиозном рынке», так и естественной «инерцией» в восприятии религии в целом.

Стереотипы в восприятии религии как таковой связаны, с одной стороны, с представлением о «единственно истинных вероучениях» (с позиции их последователей; среди этих вероучений наиболее распространены православие, ислам, иудаизм, а в отдельных регионах – буддизм). С другой стороны – с представлением о различных «сектах», в разряд которых, в силу активности антикультового движения, попадают как  малоизвестные обществу религиозные направления, так и новые религиозные движения, включая христианские.

Но что такое «новые религии»? Что имеется в виду под терминами «новые религиозные движения» (НРД), «нетрадиционные религии и культы», «возникающие религии», «внеконфессиональные, неканонические верования», «альтернативные религии» и т. п.? Насколько новы эти религии и культы, если взглянуть на них с позиции религиозного генезиса? Либо их справедливо считать новыми только для одних стран или регионов, в то время как в других они давно укоренены в социокультурном контексте и в этом смысле «традиционны»? Каковы критерии этой «новизны»?

Новыми религиозными движениями (англ. New Religious Movements) или новыми религиями[i] обычно называют те религиозные направления, которые возникли во второй половине XX в. Однако нередко термином «НРД» именуются и религиозные меньшинства, не получившие широкого распространения в той или иной стране, но тем не менее, не отвечающие критериям НРД, а, строго говоря, не являющиеся таковыми.

У обывателя, который сталкивается с появлением в своём регионе не известных ему ранее религий и религиозных организаций, это иногда может вызывать настороженность, хотя, по существу, является лишь первым впечатлением. Немалое количество религий, последователи которых широко распространились по всему миру в результате развития коммуникаций, интенсивной миграции и общекультурного обмена, воспринимаются где-то как новые, тогда как в других регионах они занимают прочное место в этнорелигиозных традициях достаточно долгое время.

При рассмотрении вопросов, касающихся новых религиозных движений, немаловажным является термин религиозное меньшинство. Под религиозным меньшинством подразумевается группа населения, выделяющаяся по религиозному признаку, члены которой придерживаются религиозных убеждений, отличных от убеждений вероисповедного большинства. Такая группа никоим образом не бывает доминирующей в определенный период времени в конкретной стране, регионе или на некоей территории.

Помимо количественного отличия (сравнительно небольшого числа последователей), религиозное меньшинство чаще всего обладает и заметно выраженными качественными особенностями религиозного сообщества: а именно, особыми мировоззрением и образом жизни, предписаниями, нормами и ценностями. Однако эти особенности не являются определяющими для общественного сознания и практически не влияют на жизнь и убеждения подавляющего большинства населения в регионе присутствия меньшинства.

Очевидно, что все НРД являются религиозными меньшинствами, однако далеко не все религиозные меньшинства представляют собой новые религии, так как многие из них существуют уже на протяжении столетий.

Рассматривая НРД и те направления в западном христианстве, которые не будучи новыми религиями, воспринимаются иногда в рамках стереотипа как «новые» (чаще всего это предшественники современных НРД), нельзя не оставить без внимания одну интересную подробность. Она заключается в том, что, расширяя посредством миссионерской деятельности свои «религиозные карты» и распространяя свои вероучения во многих странах мира, такие религии, тем не менее, чаще всего остаются в статусе религиозных меньшинств в регионах своего распространения. То есть в такой ситуации они не влияют существенно ни на духовную культуру, ни на состояние религиозности населения в целом.

Религиозная свобода, предполагающая свободу выбора людьми любой религии, беспрепятственный переход из одного вероисповедания в другое, а в более широком смысле – свободу совести, подразумевающую возможность отказа от религиозных убеждений вообще, создала ситуацию, при которой религиозные меньшинства присутствуют сегодня в большинстве стран мира. Так, в Российской Федерации в настоящее время представлен весьма широкий спектр различных религиозных меньшинств, в число которых входят и последователи НРД, хотя в сумме все они составляют менее 1% населения страны.

Все религиозные меньшинства, существующие в форме организаций, в том числе НРД, согласно законодательству большинства демократических стран, наделены теми же правами и обязанностями, что и доминирующие религиозные направления.

Важно также отметить, что одним из важнейших условий научности представлений о религии является отсутствие оценочных суждений о ней. Понятно, что если исходить из достоверного взгляда на религию, никакой культ или религиозную концепцию нет возможности оценивать с позиций её «правильности», «истинности» или «ложности». Другой вопрос, если религиозно мотивированная доктрина является человеконенавистнической или несёт в себе указывающие на это признаки, тогда это рассматривается в цивилизованном мире – по крайней мере, в правовом аспекте – как однозначно негативное.

 

Критерии отнесения к НРД

Исследователями выделяется ряд признаков, по которым можно установить, является ли данная религия «новой», или уже стала «старой», «традиционной» для данного социума или группы социумов, т. е. определённых народов.

Один из наиболее известных российских исследователей НРД профессор И. Я. Кантеров (род. 1938) полагает, что «религиозные движения данного типа называются «новыми», поскольку в настоящем виде большинство из них возникло сравнительно недавно. От традиционных верований НРД отличаются нововведениями, существенно расходящимися с вероучительными установками исторических религий. Последователи НРД – верующие первого поколения. Их верования не укоренены в традиции народов страны, нации, региона. При этом приобщение к вере чаще всего происходит не постепенно, эволюционно, а внезапно, сопровождаясь резким изменением взглядов, изменением отношения к родителям, что нередко побуждает делать выводы о несамостоятельности выбора веры. НРД характеризуются наличием в них центральных фигур – основателей таких движений или их лидеров. Чаще всего они провозглашают себя божествами или их посланцами (мессиями), принесшими в мир новое, единственно истинное учение»[ii].

Вероятно, нелишним при этом будет напомнить, что под «историческими», или «традиционными», религиями чаще всего принято понимать те религиозные доктрины, на основе которых в течение столетий и тысячелетий складывались религиозные традиции. Этим традициям соответствуют сравнительно мощные в экономическом и политическом плане религиозные организации, повлиявшие на становление культур и широко распространившиеся по всем континентам. Это авраамические религии – иудаизм, христианство (католицизм, православие и протестантизм), многочисленные течения ислама, а также такие древние религии Востока, как индуизм и буддизм различных направлений. Таким образом, основным критерием восприятия религий в качестве «исторических» выступает немалая длительность срока их существования.

В то же время новые религиозные движения:

возникли совсем недавно либо существуют на протяжении жизни одного поколения верующих;

признают вероучительные положения, существенно расходящиеся с вероучениями «исторических религий»;

не имеют укоренённости в социокультурном пространстве своего региона;

имеют в числе последователей, как правило, неофитов, пришедших в НРД благодаря миссионерской деятельности членов самой НРД, а не воспитанию в семье;

имеют харизматических лидеров, возвещающих «истинное учение».

 

Типология НРД

Существуют различные типологии новых религиозных движений. В данном случае мы предлагаем достаточно устоявшуюся типологию, критерием которой выступает в основном «географический» признак. Данный признак (конкретнее – место возникновения религии) существенно дополняется критерием ориентации на некую «проторелигию» или наличие «полного» синкретизма, когда невозможно адекватно вычленить ту религию, на основе представлений которой возникло то или иное новое религиозное движение.

Исходя из предлагаемой типологии, все новые религиозные движения можно разделить на:

I. Новые религиозные движения западного происхождения.

1. С ориентацией на христианство (например, Церковь Христа и др.).

2. Синкретичные (например, Церковь саентологии).

II. Новые религиозные движения восточного происхождения.

1. С ориентацией на восточные религии (например, Международное общество сознания Кришны, «Ананда-марга» и др.).

2. Синкретичные (например, вера Бахаи, Церковь объединения).

III. Новые религиозные движения российского происхождения.

1. С ориентацией на христианство (например, Православная церковь Божьей Матери «Державная»).

2. С ориентацией на язычество и неоязычество (например, Союз славянских общин славянской родной веры, Круг языческой традиции).

3. Синкретичные (например, ивановцы и др.).

 IV. «Нью-эйдж» (религии Нового века) – обобщенное наименование ряда мистико-оккультных религиозных направлений и групп, не имеющих единообразной организации и обрядовой практики.

1. Нью-эйдж западного происхождения (например, раэлиты).

2. Нью-эйдж российского происхождения (например, «космические коммунисты» и др.).

Необходимо отметить, что все новые религиозные движения в той или иной степени содержат элементы синкретизма. Однако выделение некоторых из них в качестве «синкретичных» в данном случае подразумевает, что они возникли и первоначально распространились в определённой западной стране (часто в США), а их вероучение ориентировано на восточные религии, и есть тенденция к созданию искусственного симбиоза между этими религиями и отдельными идеями христианства. Либо, напротив, новая религия может возникать и получать распространение в какой-либо из восточных стран, но быть ориентированной на нетрадиционное для этого региона вероучение и культовую практику (например, Церковь объединения, Поместная церковь).

Аналогичным образом можно говорить о критериях дополнительной типологизации для того типа новых религиозных движений, которые возникли на российской культурной почве. Среди них присутствуют движения, ориентированные на христианство или язычество, но есть и синкретичные – в том смысле, что в них нет конкретной или преимущественной ориентации лишь на одну из «традиционных» религий, зато наблюдается набор признаков самых различных мистических учений, верований и культов.

 

Возникновение и распространение НРД

Сам факт возникновения религиозных движений не является для истории чем-то исключительным. Как известно по результатам изысканий в сфере археологии или источниковедения, процесс религиогенеза никогда не прекращался. Первоначально архаичные верования и культы развивались и обогащались новыми доктринальными и этическими элементами, либо вытеснялись более развитыми по сравнению с ними моделями религиозно-ориентированных мировоззрений. От уже существовавших религий отделялись новые направления, возникавшие на основе иных толкований священных текстов, доктринальных принципов, составляя некую «альтернативу» современным им религиям. Нередко подобные процессы были обусловлены не сугубо религиозными, а некими «внешними» аспектами, мотивировались политическими или социокультурными интересами.

Разумеется, в целом процесс образования новых религий нельзя представить в виде некоего равномерно распределённого по шкале времени непрерывного процесса. Периоды бурного развития различных религий, как правило, сменялись периодами относительной стабильности и застоя, а затем следовали кризисы, эпохи которых характеризовались всплесками возникновения новых религий. Это хорошо заметно на примерах возникновения христианства из религии древних евреев, формирования церкви и государственного христианства на почве языческой культуры Древнего Рима, а также возникновения лютеранства в Европе: во всех случаях образование и формирование новой религии совпадает с отчётливыми кризисными периодами истории в разных регионах.

Начало серьёзного всплеска в процессе образования новых религий приходится на XIX век. В это время возникли те из них, которые к началу XXI века было бы уже несправедливо квалифицировать как «новые». Вместе с тем, они, несмотря на длительность своего существования и распространение во многих (свыше 150) странах мира, остаются в каждой из стран распространения в статусе религиозных меньшинств (эта характеристика сближает их с НРД). Однако более заметно к своему пику процесс образования новых религий начал приближаться, начиная с середины XX века, и продолжается до сих пор.

Появление новых религиозных движений, заключающих в себе религиозность, альтернативную привычной и традиционной, воспринималось в западном обществе во второй половине XX века в основном крайне негативно. Объяснений такому жёсткому социальному скепсису можно предложить немало. Это и нарушение привычного комфорта религиозно-культовой обыденности для различных верующих, и массовое повышение доверия к авторитету науки у основной части населения, и вполне объяснимый страх «традиционных» религиозных институтов, в поле зрения которых на устоявшемся «религиозном рынке» объявились неожиданные и быстро развивающиеся конкуренты. Поэтому наиболее заметная реакция на появление новых религий по своему существу – хотя и с поправкой на условности цивилизованного гуманизма – полностью совпадает с реакцией, известной нам из более ранних периодов обозримой истории.

 

Противодействие распространению НРД

В 1970-е годы, не без давления со стороны «традиционных» религий, в кругу американских психиатров появляется термин «программирование», подразумевающий манипулирование сознанием, или так называемое «зомбирование» приверженцев любых новых религиозных движений. Кампания по массовому разъяснению опасностей такого «программирования» оправдывалась тем, что религиозные лидеры использовали его, чтобы подчинить себе целиком все представления, взгляды, социальные эталоны и модели поведения адептов той или иной новой религии.

В доказательство того, что происходило манипулирование людьми, приводились специальные «программы подчинения» (отсюда название), включающие в себя изоляцию неофита, т. е. человека, недавно ставшего последователем того или иного религиозного направления (в данном случае одного из НРД), и ограничение его в еде и сне ради достижения полного контроля над его сознанием и поведением. При этом людей, которые первыми начали внедрять представления об опасности новых религий, нисколько не смущало, что упомянутые выше (а также многие другие) формы личной религиозной практики веками являются частью абсолютного большинства «традиционных» религий в виде «аскезы», постов, бдений и различных иных способов «умерщвления плоти», культовых санкций для «ослушников», разнообразных «послушаний» и т. п.

Термин «программирование» (или «зомбирование») в научном религиоведении признаётся несостоятельным, и в этой связи начиная с 1980-х годов его употребление постепенно сошло «на нет». В России данный термин не получил широкого распространения.

Упомянутому термину сопутствовало понятие «депрограммирование», введённое в тот же период Теодором Патриком (род. 1930), который является одним из создателей первой в США антикультовой организации – «Фонда гражданской свободы» (1974). «Депрограммирование» подразумевало действия, направленные на устранение «программ», якобы формируемых НРД у своих последователей путём их «зомбирования» («программирования»). Патрик – как правило, заручившись согласием родственников неофитов, – насильственно изолировал членов НРД от их организаций, психологически, а зачастую и физически воздействуя на них с целью «перепрограммирования» – т. е. внедряя в сознание людей вместо убеждений и ценностей, существующих в новых религиозных движениях, те, которые воспринимались им как «традиционные».

На основе деятельности Патрика в США в 1974 году возникла организация «Сеть осведомления о культах», англ. «Cult Awareness Network» (CAN). Однако в связи с общественным возмущением её деятельность подверглась расследованию американской спецслужбой – Федеральным бюро расследований (ФБР), что в результате привело к признанию её противозаконной, антигуманной, нарушающей права человека в сфере религиозной свободы, что было неоднократно подтверждено судебными решениями в разных штатах.

В рамках научного религиоведения термин «депрограммирование» и основанная на нём практика насильственного изменения мировоззрения человека также не признаются состоятельными.

Нетрудно догадаться, что методы, практиковавшиеся CAN, никоим образом не отразились на самом процессе образования и развития религий, последним результатом которого сегодня принято считать немалое количество новых развивающихся религиозных движений. Поэтому в те же 1970-е годы в США, в качестве другой формы противостояния расширяющемуся кругу новых религиозных движений, сформировалось так называемое «антикультовое движение». Данный термин можно считать весьма условным, своего рода «зонтичным» понятием, обобщающим наименованием различных объединений, групп и отдельных лиц, выступающих против новых религиозных движений, именуемых ими культами, что и легло в основу данного наименования. Изначально антикультовое движение ориентировалось преимущественно на критику различных групп новых религиозных направлений и организаций со стороны традиционных конфессий. Активными участниками антикультового движения становились и отдельные светские психиатры, психологи и социологи религии, обвиняя культы в манипулировании сознанием, «зомбировании» и «промывании мозгов» своих последователей (Р. Лифтон, М. Сигер, С. Хассен).

Наиболее известные антикультовые организации в США – это Американская ассоциация семей, «Проект духовных подделок», Фонд гражданских свобод, Фронт освобождения христианского мира. Довольно скоро антикультовое движение получило распространение и в отдельных странах Европы – Германии, Греции, Дании, Франции.

Хотя существуют самые разнообразные способы противодействия распространению новых религиозных движений в современной России, термин «антикультовое движение», несмотря на известность понятия «антикультизм», не получал столь широкого распространения вплоть до второго десятилетия после распада СССР.

Вместе с тем с 1992 г. в России (Москва, Санкт-Петербург и другие города), а также в некоторых странах постсоветского пространства, свободно действует созданный в США Центр апологетических исследований (ЦАИ), располагающий своими ресурсами в Интернете и своим периодическим изданием – «Вестником Центра апологетических исследований». На страницах издания представлена критика почти всех новых религий, а также ряда их более «старших» предшественников – таких как Церковь Иисуса Христа святых последних дней, «Свидетели Иеговы», «Христианская наука», «Армия спасения» и др. ЦАИ предлагает всем желающим обучение, выезд с лекциями в регионы России и зарубежных стран. Для более широкого информирования о своей деятельности Центр использует и ставшие сегодня весьма популярными социальные сети Интернета – Facebook, Twitter и др.

Официально антикультовое движение в России стало формироваться лишь начиная с середины 2000-х годов. Так, по благословению патриарха Алексия II (время патриаршества – 1990–2008) в феврале 2006 года была создана Российская ассоциация центров изучения религии и сект (РАЦИРС). В настоящее время деятельность РАЦИРС полностью ориентирована на антикультовую практику, отвечающую идеологическим задачам Русской православной церкви (РПЦ) Московского патриархата, что приветствуется и политической властью. Ассоциация имеет свои филиалы в большинстве регионов Российской Федерации и в отдельных странах постсоветского пространства. Как правило, филиалы организованы при миссионерских отделах разных епархий привилегированной в России церкви. Головной организацией РАЦИРС является расположенный в Москве «Центр религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского», который, как и РАЦИРС в целом, возглавляет в качестве президента Ассоциации Александр Леонидович Дворкин (род. 1955), являющийся членом Совета по государственной религиоведческой экспертизе Министерства юстиции РФ. Помимо РАЦИРС, в современной России имеются и другие антикультовые организации, чаще маргинальные и опирающиеся на религиозный фундаментализм своих членов. Антикультовая деятельность практикуется также рядом миссионерских отделов местных епархий РПЦ.

Нередко в отношении НРД, в частности, в России, употребляются наименования «секта», «тоталитарная секта», «деструктивная секта», «деструктивный культ», «тоталитарный культ». Подобного рода «обиходная терминология» обязана своим возникновением активистам антикультового движения. Используется она в основном ими же в пропагандистских целях, чтобы привнести в представления о новых религиозных движениях исключительно негативные коннотации.

В отличие от такого рода огульных наименований, в типологии, принятой в академическом (научном) религиоведении, рассматриваются типы религиозных организаций, именуемые «сектой» и «культом», каждому из которых присущ ряд определённых признаков – независимо от того, имеется ли в виду новое или «старое» религиозное направление. Словосочетания, изначально содержащие оценочно-негативные эпитеты, такие как «тоталитарный» или «деструктивный», религиоведческим сообществом отвергаются и не используются.

К направлениям НРД относятся и группы нью эйдж.

«Нью-эйдж», или «религии Нового века» (от англ. new age – «новая эра, «новый век») – обобщённое наименование ряда разнообразных мистико-оккультных религиозных групп, не имеющих единообразной организации и обрядовой практики.

Вероучения нью-эйдж весьма аморфны и синкретичны, включают в себя элементы различных религий, эзотерических доктрин, «духовного» врачевания, экологических и других учений.

Природа и человек в различных движениях нью-эйдж рассматриваются как единое целое, связанное и соединённое с космосом, предстающим как живое существо с различными эманациями. Последователи таких мистических концепций, нью-эйджеры, стремятся овладеть этими эманациями, чтобы достичь высшего знания, для чего прибегают к так называемым «контактёрам» (своего рода «медиумам») – лицам, выступающим некими посредниками между обычными людьми и потусторонними силами.

Общими чертами, характеризующими различные группы нью-эйдж, можно назвать веру в безличного абстрактного Бога или некую высшую силу; в то, что человек постепенно сможет стать Богом; в реинкарнацию и цикличность (круговорот с повторениями), а не линейность (поступательное движение) времени; в возможность и доступность различных способов общения со сверхъестественными сущностями и существами; в то, что сторонники нью-эйджа способны установить порядок во всём мире благодаря овладению космической энергией и использованию её во благо человечества, и др.

В качестве религиозных практик движение нью-эйдж использует астрологию, спиритизм, медитацию, ясновидение. Практики дополняются вегетарианством, бесконтактным массажом, различными видами гимнастики, психоделическим опытом при помощи определённых веществ (психоделиков), вызывающим изменённые состояния сознания (ИСС), меняющие восприятие человеком действительности, целительством, магическими заговорами и заклинаниями, использованием в магических целях «маятников» и оберегов в виде природных элементов – камней, металлов, «магических кристаллов», защищающих их хозяев от порчи и сглаза.

В связи со столь широким разнообразием практик нью-эйджевские группы регистрируются иногда в качестве духовных или оздоровительных центров, центров целительства, гимнастики, ясновидения и других, демонстрируя свою непричастность к академической науке.

Одним из широко распространённых в подобных группах понятий является «биополе», которое в зависимости от состояния человека или другого существа обретает различные «цвета». Основный посыл нью-эйджеров заключается в том, что главное – это не мир вокруг, а мир внутри самого человека. Меняя внутренний мир, человек изменяет и внешний мир по своему желанию («хочешь изменить ситуацию, измени отношение к ней», «хочешь быть счастливым, будь им» и др.).

Существует и второе, еще более узкое значение термина «нью-эйдж»: так именуются лишь те группы и объединения, которые акцентируют внимание на глобальной астрологии, полагая, что ключевым событием современности является переход всего человечества из «эры Рыб» в «эру Водолея» (т. е. смены определённых эпох в соответствии с зодиакальными созвездиями, используемыми в гороскопе), случившийся на рубеже XX–XXI веков. Не случайно программной работой в движении нью-эйдж стала книга американской писательницы Мэрилин Фергюсон (1938–2008) «Заговор Водолея» (1980). Англоязычный термин «нью-эйдж» получил распространение в последней четверти ХХ века, сначала в журналистике, а затем в научной литературе, посвящённой изучению новых религий и особенностей их субкультуры.

Группы нью-эйдж возникают во второй половине XX века: в 1970-х –1980-х годах в западных странах, а в 1990-х годах – в России.

Вместе с тем хорошо известно, что новые религиозные движения, в том числе и группы нью эйдж находятся в постоянной динамике и в их эволюции наблюдаются две ключевых тенденции – они либо постепенно дрейфуют в сторону «классических» НРД, а затем и исторических религий, что сопровождается признанием их новыми религиями, либо, напротив, несмотря на изначальное наличие отдельных элементов религиозного комплекса и сверхъестественного в момент основания, как основного маркера религиозности, постепенно отходят от религиозности в сторону светскости форм, преобразуясь в нерелигиозные.

 

Возникновение «Радастеи»

Ряд исследователей и автор этих строк в том числе, на начальном этапе формирования «Радастеи» писали о том, что она содержит признаки религиозного направления, соответствующие нью-эйдж. Однако в дальнейшем данная организация постепенно эволюционировала в сторону светской общественной   организации с утратой признаков религиозности. В настоящее время продолжателем идей  «Радастеи» является Институт ритмологии, который представляет собой частное научное  заведение и не занимается религиозной деятельностью (подробнее этот аспект будет рассмотрен ниже).

История возникновения и основательница

Движение «Радастея» было основано в 1995 году в России жительницей г. Миасса и президентом Ассоциации экстрасенсов Южного Урала Евдокией Дмитриевной Марченко (род. 19.09.1952 году в г. Щучье Курганской обл.), находившейся под сильным влиянием работ Е. П. Блаватской, Э. Бейли[iii], Рерихов (агни-йога).

Е. Д. Марченко закончила факультет астрофизики и геодезии Уральского государственного университета (Свердловск, ныне Екатеринбург), по специальности астроном – солнечник, в дальнейшем работала в военной промышленности, занимаясь вопросами астронавигации. Евдокия Марченко является членом Союза писателей России, автором ряда книг, лауреатом российских и международных премий.

На рубеже 1980-х – 1990-х годов Е. Д. Марченко возглавила созданную в те же годы Ассоциацию экстрасенсов Южного Урала. В начале 1990-х годов  она создаёт  в г. Миассе Челябинской области общество «Исцеление через духовность». Примерно через год, в 1995 году, Министерство юстиции РФ регистрирует Международную общественную организацию «Радастея». Новое наименование дано организации самой Е. Д. Марченко и в её интерпретации означает «творящая законы радости». Благодаря активной работе, в особенности среди интеллигенции, отделения «Радастеи» появились вскоре во многих крупных городах на Урале и в европейской части России, а также в других странах ближнего и дальнего зарубежья.

В 2006 году Международная общественная организация «Радастея» решением общего собрания её членов прекратила свое существование. В ответе Министерства юстиции РФ на запрос относительно статуса «Радастеи» и причин её ликвидации сообщается, что «в ведомственном реестре зарегистрированных некоммерческих организаций Минюста России содержатся сведения о Международной общественной организации «Радастея» (далее - Организация), учётный номер 0012010702, ОГРН 1026600006102 от 05.12.2002, исключённой из реестра 11.05.2006 на основании решения Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 12.01.2006».

 

Институт ритмологии и его уставные документы

Вместе с тем ещё в 2002 году по решению Всемирного  Информационно–Распределительного Университета в рамках  Международного университета «Медицина и экология человека» был создан Институт ритмологии Марченко Евдокии (с центром в Москве), который получил автономный статус – руководству Института было разрешено самостоятельно формировать кафедры и отделения в различных регионах России и за рубежом. Главным консультантом Института ритмологии являлась Е.Д. Марченко. Решение Попечительского Совета подписано академиком Я.Г. Гальпериным.

В 2005 году принимается Устав негосударственного научно-образовательного учреждения «Институт ритмологии Евдокии Марченко», п.1.1. которого отмечается, что этот Институт является некоммерческой организацией, деятельность которой направлена на удовлетворение потребностей человека в интеллектуальном, духовном, культурном и профессиональном развитии, создании оптимальных условий для самоопределения и самореализации личности, для эффективной реализации гарантированного Конституцией Российской Федерации права на образование» (п.1.1. Устава в редакции 2005 г.).

Цель и задачи Института ритмологии в Уставе редакции 2005 года формулируются следующим образом:

«Основной целью «Института» является создание необходимых условий для гарантированного получения Слушателями перспективной профессии в целях обеспечения уверенности в постоянно изменяющемся мире и достижения успеха в жизни на основе успешной реализации основных компетенций философии, психологии, экономики» (п.4.1. Устава в редакции 2005 г.).

Соответствуют поставленной цели и сформулированные в Уставе задачи:

«Основными задачами и направлениями «Института» являются:

- удовлетворение потребностей слушателей в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии, формирование у них нового мышления, базирующегося на глубокой, отвечающей мировому уровню общегуманитарной подготовки, общепризнанных правовых и нравственных ценностях, способствующих наиболее полной самореализации выпускников «Института» в избранных ими сферах профессиональной деятельности в условиях современной цивилизации;

- распространение социальных, экономических и иных знаний среди населения, способствующих формированию у граждан современных представлений о правовом государстве, сохранению и приумножению нравственных, культурных и научных ценностей общества;

4.2.1.    В образовательной деятельности:

-  работа по профессиональной подготовке лиц, имеющих образование и желающих специализироваться по социальным и экономическим вопросам, как по профилю профессиональной деятельности, так и по всем другим сферам жизнедеятельности человека;

- повышение квалификации для обновления теоретических и практических знаний специалистов, для углублённого изучения актуальных вопросов современности.

4.2.2. В научной деятельности в рамках указанных направлений «Институт»:

-     проводит фундаментальные исследования по актуальным вопросам социальной адаптации к современным условиям жизни;

-      апробирует результаты научных исследований;

- разрабатывают методологические решения и оказывает консультативно-методологическую помощь по их внедрению как на предприятиях и в организациях, так и в учебном процессе;

-   разрабатывает критерии оценки научных изысканий, с утверждением номенклатуры специальностей научных работников, по которым осуществляется подготовка и переподготовка специалистов высшей квалификации» (п.4.2. Устава в редакции 2005 г.).

Отмечается, что Институт ритмологии занимается также издательской деятельностью (п.4.2.3. Устава в редакции 2005 г.) и др.

В Уставе (в редакции 2005 г.) детально описана организация учебного и научного процессов; рассматривается структура финансово-хозяйственной деятельности; подчеркивается, что «финансирование и материально-техническое обеспечение деятельности ”Института” осуществляется за счет собственных средств “Института”, других поступлений, в том числе от предпринимательской деятельности « (п.8.1. Устава в редакции 2005 г.).

«Собственность “Института” формируется из следующих источников:

•           средства учредителей;

•           доходы от собственной деятельности и приобретённые на эти доходы объекты собственности;

•           доходы от продукции интеллектуального и творческого труда, являющихся результатом деятельности «Института»;

•           поступления от юридических и физических лиц в форме дара, пожертвования или наследства;

•           доходы от предпринимательской деятельности;

•           государственные дотации» (п.8.2. Устава в редакции 2005 г.).

Обращается внимание на то, что «доход, получаемый от реализации предусмотренной Уставом предпринимательской деятельности, полностью направляется в ”Институт” на нужды обеспечения, развития материально-технической базы и совершенствования (включая заработную плату) воспитательного и образовательного процесса  ”Института”» (п. 8.4. Устава в редакции 2005 г.).

Институт ритмологии во многом выглядит наследником Радастеи, но без религиозной составляющей. Собственно, это следует из Устава Института ритмологии (аббревиатура ИрЛЕм). Так, в Уставе организации, утверждённом общим собранием учредителей в 2005 году, с изменениями и дополнениями, внесёнными в 2010 и 2011 годах говорится: «Негосударственное научно-образовательное учреждение “Институт Ритмологии Лучезарновой Евдокии”, именуемое далее по тексту «Институт», является некоммерческим образовательным учреждением, созданным в организационно-правовой форме частного учреждения» (п. 1.1. Устава). В 2016 году в Устав были внесены изменения: поменялся статус Института ритмологии – из негосударственного научно-образовательного учреждения он был переведён в статус частного научного учреждения, став унитарной некоммерческой организацией (п.п.1.1 Устава, утверждённого в новой редакции общим собранием учредителей 16 июня 2016 года и решением Попечительского совета от 4 июля 2016 года).

Целью Института ритмологии, как отмечается в п.п. 1.10 Устава, «является предоставление потребителям возможности развития их интеллектуального потенциала, формирования потребности к продолжению образования и самообразованию, а также оказание помощи в их профессиональном самоопределении. Для целей настоящего Устава “ритм” - от греческого “мера”, это воспринимаемая форма протекания во времени каких-либо процессов». Эта же позиция повторяется в п.2.1. Устава.

В новой редакции (2016 г.) Устава при формулировании цели деятельности Института ритмологии акцентируется не столько учебно-образовательная, сколько научная составляющая. В п.1.9. подчеркивается, что Институт ритмологии имеет своей целью научно-исследовательскую деятельность «в области формирования нового ритмологического мышления через предоставление потребителям возможности развития их интеллектуального потенциала, формирования потребности к продолжению образования и самообразованию, а также оказание помощи в их профессиональном самоопределении».

Раскрывая далее пути реализации заявленной цели функционирования Института ритмологии, в Уставе (в редакции 2005 г.) перечисляются те задачи, которые данный Институт решает:

«2.2.Основными задачами и направлениями «Института» являются:

деятельность по разработке, созданию и дальнейшему изучению тренинговых программ психолого-философской направленности и смежных с ними наук (в т.ч. ритмологии, как гуманитарной науки, использующей ритм как метод изучения и изменения современных тенденций развития природы и человека в рамках концепций современного естествознания), с целью применения в сфере оказания услуг;

научно-исследовательская деятельность в области изучения времени как субстанции, физической величины и его влияния на человека;

удовлетворение потребностей слушателей в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии, формирование у них нового ритмологического мышления, базирующегося на глубокой, отвечающей мировому уровню общегуманитарной подготовке, общепризнанных правовых и нравственных ценностях, способствующих наиболее полной самореализации выпускников «Института» в избранных ими сферах профессиональной деятельности в современных условиях;

распространение ритмологических, философских и иных знаний среди населения, способствующих формированию, сохранению и приумножению нравственных, культурных и научных ценностей общества».

В новой редакции (2016 г.) Устава первая задача отсутствует.

«2.2.1. В образовательной деятельности:

проведение краткосрочных тренингов, разовых лекций, семинаров в зоне личностного роста для лиц, имеющих образование и желающих специализироваться по вопросам ритмологии, как по профилю профессиональной деятельности, так и по всем другим сферам жизнедеятельности человека;

проведение краткосрочных тренингов, разовых лекций, семинаров в целях обновления теоретических и практических знаний, для углублённого изучения актуальных вопросов современности.

2.2.2. В научной деятельности в рамках указанных направлений «Институт»:

проводит фундаментальные исследования по изучению времени, выявлению закономерностей в развитии мозга при введении в него времени;

апробирует результаты ритмологических исследований;

разрабатывает методологические решения и оказывает консультативно-методологическую помощь по их внедрению как на предприятиях и в организациях, так и в учебном процессе;

разрабатывает критерии оценки научных изысканий, с утверждением номенклатуры специальностей научных работников, по которым осуществляется подготовка и переподготовка специалистов высшей квалификации.

2.2.3. Издательская деятельность «Института»:

производство и реализация печатной продукции (создание учебников, учебных пособий, работ научно-методического, учебного и справочно-методического характера, а также деятельность, связанная с изготовлением аудио- и видеоматериалов учебного характера).

2.2.4. Оказание услуг творческого характера, постановка и проведение спектаклей, концертов, съемок и художественно-оформительские работы.

2.2.5.Проведение праздников, спортивных мероприятий, концертных шоу-программ, культурно-массовых мероприятий, театрализованных мероприятий, массовых культурных событий, фестивалей искусств, творческих конкурсов, выставок, семинаров, симпозиумов, конференций, ярмарок, аукционов и других мероприятий в России и за рубежом.

2.2.6. Оказание информационно-консультативных, посреднических и представительских услуг.

2.2.7. Консультации ритмологов-профессионалов;

2.2.8. Формирование культуры, повышение образовательного и интеллектуального уровня;

2.2.9. Организации досуга и внедрение его новых форм.

2.2.10. Создания условий для максимальной реализации интеллектуального и культурного потенциалов детей.

2.11. Показ спектаклей в детских домах, детских больницах, детских колониях, в домах престарелых, для беженцев и т.д.

2.3. Для достижения своих целей «Институт» может осуществлять деятельность, соответствующую целям создания «Института», а именно, дополнительные услуги в сфере образовательной деятельности, такие как разовые лекции, стажировки, семинары, тематические встречи, а также оказание консультационной помощи и информационных услуг по вопросам, касающимся образовательных программ.

2.4. Осуществление деятельности, требующей лицензирования, производится после получения соответствующей лицензии».

В новой редакции (2016 г.) Устава отсутствует деление на образовательную и научную деятельность, которые объединены в один подпункт, именуемый «предметом деятельности» Института ритмологии.

При этом в Уставе (п.1.17, в новой редакции (2016 г.) Устава – п.1.15) как основном документе Организации подчеркивается, что «обучение в “Институте” платное – за счет собственных средств обучающихся или средств предприятий, учреждений, организаций, направивших их на обучение».

Отдельные пункты Устава в редакции 2005 года посвящены подробному описанию организации учебного и научного процессов: подчеркивается, что трудовой коллектив института состоит из преподавателей и сотрудников, деятельность которых осуществляется в полном соответствии с Трудовым кодексом РФ. В новой редакции Устава 2016 года глава, посвящённая учебной деятельности, отсутствует.

Новая редакция Устава зарегистрирована Главным управлением Министерства юстиции РФ по г. Москве 12 августа 2016 года.

В отличие от предыдущей редакции, основной акцент в ныне действующем Уставе Института ритмологии сделан на научно-исследовательской, а не учебно-образовательной деятельности. Очевидно, что в связи с некоторым изменением форм деятельности, изменился и статус организации: из негосударственного научно-образовательного учреждения (ННОУ) она превратилась в частное учреждение (ЧУ)[iv].

 

Институт ритмологии – религиозная или нерелигиозная организация?

Итак, Устав как основной документ организации наглядно демонстрирует, что Институт ритмологии не имеет отношения к религии и религиозным организациям. Люди приходят в него не для участия в богослужении и не в поисках Божественной помощи, а для решения вполне «земных задач», связанных с научно-образовательной деятельностью и возможным карьерным ростом. Благодаря этому, как известно, человек укрепляет в себе веру в собственные силы, начинает лучше понимать, что сам несёт ответственность за собственную жизнь. Эта позиция принципиально противоречит религиозному подходу, предполагающему, что жизнь человека находится в руках Бога, который и определяет каждую человеческую судьбу.

Таким образом, ритмология  Е.Д. Марченко не содержит в себе элементов вероучения.[v] Напротив, она построена на вере человека в собственные силы, личной ответственности за свою жизнь, улучшение «судьбы» собственными силами и ответственность за свои успехи и неудачи, причины которых кроются в самом человеке. Никакой апелляции к сверхъестественному источнику, к надеждам на Божественное вмешательство и помощь, каких-либо развёрнутых или хотя бы фрагментарных представлений о Боге в учении Е.Д. Марченко и в процессе практической реализации разработанной ею методики нет.

Подобная методика и основанная на ней практика опираются на антропоцентричную картину мира, где в его центре оказывается не Бог, а сам человек, ответственный за свою жизнь и строящий её самостоятельно, в отличие от религиозной (теоцентричной) картины мира, где жизнь людей определяется Богом (либо иными сверхъестественными силами или существом). Одновременно, Е.Д. Марченко не наделяется никакими сакральными чертами, а воспринимается слушателями и сотрудниками Института ритмологии как основатель Института ритмологии, лектор, автор ряда книг по ритмологии. Данный вывод, помимо теоретических рассуждений, подкреплён результатами, полученными в ходе проведённого социологического опроса в форме не анонимного, а поимённого добровольного анкетирования постоянных слушателей Института ритмологии. При этом необходимо обратить внимание на тот факт, что анкеты сами по себе были анонинмы, но во избежание возможных спекуляций относительно реально проведённого социологического опроса, респондентам было предложено на добровольной основе предоставить свои данные отдельным списком. Такие данные были предоставлены практически всеми участниками опроса. Таким образом, есть подтверждение того, что респонденты добровольно анонимно заполнили анкеты, и имена и данные этих респондентов, подтверждающие их реальное участие в опросе, существуют в отдельном списке.

Так, отвечая на вопрос анкеты «С какой целью Вы посещаете ИрЛЕм?» большинство респондентов заявили, что  они посещают ИрЛЕм в целях личностного роста, обретения новых знаний, изучения методики достижения успеха в жизни, противостояния стрессам и неудачам (88,4 %) и с целью улучшения состояния здоровья, достижения хорошего и комфортного самочувствия – физического, душевного, социального (10,2 %). 1,0 % опрошенных отметили пункт «Другое», расшифровав как «понимание смысла жизни», «познание себя», «саморазвитие», «знание временных законов», «развитие личности, самосовершенствование, расширение познания мира и себя» и т.п. 0,4 % опрошенных ответить на данный вопрос затруднились. Примечательно, что ни один из респондентов не отметил, что посещает ИрЛЕм с целью удовлетворения своих религиозных потребностей (0 %)[vi]. Таким образом, посещение ИрЛЕм никоим образом не ассоциировано в сознании опрошенных слушателей ИрЛЕм с удовлетворением религиозных потребностей, удовлетворением религиозных чувств и соответствующих ожиданий.

Абсолютное большинство (99,4 %) опрошенных не считают ИрЛЕм религиозной организацией. 0,6 % затруднились ответить на данный вопрос. Ни один из респондентов не ответил, что считает ИрЛЕм религиозной организацией (0 %)[vii]. Таким образом, ИрЛЕм не воспринимается респондентами как религиозная организация, что коррелирует с результатами ответов на предыдущий  вопрос. По всей вероятности, это объясняется тем, что ИрЛЕм не занимается религиозной деятельностью, и этот тип деятельности не заявлен в Уставе ИрЛЕм, в соответствии с которым осуществляется деятельность организации.

Для 97,2 % респондентов посещение ИрЛЕм не аналогично посещению ими религиозного храма (церкви, мечети и т.д.), 1,8 % - затруднились ответить. Только 1,0 % респондентов ответил, что посещение ИрЛЕм для него означает то же, что для христианина посещение церкви (храма), для мусульманина – мечети и т.д. Характерно, что ответившие положительно на данный вопрос позиционируют себя в качестве православных верующих – членов Русской православной церкви. Видимо, по этой причине в их сознании происходит условная сакрализация важных событий собственной жизни, к коим они относят и посещение ИрЛЕм, которое, по их мнению, по своей важности сопоставимо с посещением храма[viii].Посещение ИрЛЕм у абсолютного большинства опрошенных слушателей ИрЛЕм не ассоциируется с посещением культового учреждения (храма, мечети) и какого-либо иного религиозного объекта. Институт ставит и решает вполне земные задачи, и люди приходят в него, чтобы находить ответы на вопросы, которые волнуют их в рамках «земной жизни».

Интересно, что при этом почти половина опрошенных слушателей ИрЛЕм (41,4%) являются верующими людьми; другая группа респондентов, сопоставимая с первой, заявила себя в качестве неверующих (45,6 % ). 12,8 % с ответом затруднились, что дает потенциальную возможость отнести их к группе колеблющихся между религиозной верой и неверием[ix]. Таким образом, ИрЛЕм люди посещают, независимо от того, являются ли они верующими или неверующими. Религиозность индивида в данном случае никоим образом не сопряжена с его статусом слушателя ИрЛЕм.

В случае положительного ответа на поставленный вопрос, то есть позиционирование себя в качестве верующего человека, респондентам было предложено конкретизировать эту позицию и написать, какой религиозной традиции они придерживаются.

Из числа верующих 86,0 % респондентов ответили, что принадлежат к православию; 7,7 % – к исламу; 0,4 % – к буддизму, 0,5 % – к протестантизму; 4,8 % опрошенных выбрали другой вариант ответа, где наиболее распространенные – вера в Бога без конкретизации религиозного направления, в «единый Божественный разум», в «Высший разум», «не отдаю предпочтения какой-то одной религии, мне интересны все понемногу», «никакие религии не отрицаю, потому что Бог един», «не являюсь приверженцем какой-либо определённой религиозной традиции, верую, что есть Высшие силы, разум, которые управляют нашей жизнью» и т.п[x]. Таким образом, можно отметить, что подавляющее большинство верующих, посещающих ИрЛЕм, являются сторонниками исторических религий – в  первую очередь, православия и, судя по всему, не видят никаких препятствий к одновременному посещению православного храма в качестве верующего человека, занимаясь в ИрЛЕм. Из всего массива опрошенных практически каждый третий (35,6 %) позиционирует себя в качестве православного. При этом, 3,2 % опрошенных (общий массив) заявили, что они мусульмане, 0,4 % - буддисты, 0,2 % - протестанты и 2,0 выделили позицию «Другое», как правило, имея в виду внекофессиональную веру в Бога.

Абсолютное большинство опрошенных (97,8 %) не воспринимают Евдокию Дмитриевну Лучезарнову (Марченко) в качестве святой (сакральной) личности; 2,2 % - затруднились ответить. Некоторые респонденты разъясняли, что воспринимают Евдокию Дмитриевну Лучезарнову (Марченко) в качестве «уникальной личности», «уникального человека», «талантливого учёного», «прекрасного человека», «замечательной матери и бабушки» и т.д., то есть давали ей исключительно «земные» личностные характеристики. Ни один из респондентов не ответил, что воспринимает Евдокию Дмитриевну Лучезарнову (Марченко) в качестве особой сакральной (святой) личности, богини (0 %).

Таким образом, в абсолютном большинстве опрошенные слушатели ИрЛЕм не воспринимают Евдокию Дмитриевну Лучезарнову (Марченко) как богиню или сакральную личность, наделяя её вполне земными чертами и характеристиками.

Итак, первый блок вопросов проведённого социологического опроса (в форме анкетирования) слушателей ИрЛЕм, выявил, что респонденты – слушатели ИрЛЕм, по большей части или в абсолютном большинстве, посещают ИрЛЕм не с целью удовлетворения религиозных потребностей, не воспринимают ИрЛЕм религиозной организацией, его посещение опрошенными не тождественно посещению религиозных учреждений, а создатель и руководитель ИрЛЕм Евдокия Лучезарнова (Марченко) не воспринимается респондентами в качестве сакральной личности. Посещение ИрЛЕм для абсолютного большинства опрошенных слушателей происходит не с целью обретения религиозной веры, а для приобретения новых знаний и методик достижения успеха в «земной» жизни – то есть «здесь и сейчас», а не после телесной смерти. Однако, это, судя по ответам респондентов, никак не мешает их личной религиозности и не создаёт «когнитивного диссонанса» в сознании более чем трети опрошенных, позиционирующих себя православными и остальных, заявляющих о своей принадлежности к другим религиям или неверии. Собственно, это и понятно – никакого внутреннего конфликта, как в случаях, если бы в сознании людей «боролись» между собой стремления быть одновременно верующими двух или более религиозных направлений (религиозный выбор), – нет. То есть, в данном случае сознанию опрошенных не предоставляются на выбор два или более религиозных направлений. В сознании заявивших себя в качестве верующих присутствуют их религиозная вера (в подавляющем большинстве – православие) и методики личностного роста, обретения успеха, новых знаний, противостояния стрессам и жизненным неудачам, которые они получают в частной научной организации, не имеющей отношения к религии и именуемой Институтом ритмологии (ИрЛЕм).

Более того, контент-анализ документов ЧУ «Институт ритмологии» показывает, что в них вообще не употребляются такие слова, как «религия», «религиозный», «Бог», «божественный», «конфессия», «конфессиональный», «вероучение», «вероучительный» и т.д., имеющие непосредственное отношение к религиозному дискурсу.

 

Религия и религиозный комплекс

В связи с вышеизложенным необходимо подчеркнуть, что религия является особой сферой жизни человека. Её основным признаком, отличающим религиозное от не- и внерелигиозного, является наличие сакрального (сверхъестественного) в картине мира и веры в его реальное существование. При этом сакральное может выступать как существом или сущностью, личным Богом (единственным в монотеизме), так и пантеоном богов (в политеизме), духов (в полидемонизме) и т.д., либо неким сверхъестественным актом, выходящим за рамки естественного, физически обусловленного хода событий (например, реинкранация в религиях Индии) и др.

Для определения того, является ли данная группа религиозной, в социологии религии широко используется понятие «религиозный комплекс».

Религиозный комплекс представляет собой совокупность элементов, присущих любой религии. В его структуре обычно выделяются четыре основных элемента: религиозное сознание, религиозная деятельность, религиозные отношения и религиозные организации.

Ядром религиозного сознания является религиозная вера. Религиозное сознание имеет два уровня: обыденный и концептуальный. Обыденный уровень – это совокупность религиозных представлений, чувств, настроений, привычек, традиций, присущих верующим. Концептуальный уровень вмещает в себя систему религиозных идей, их теологическое и религиозно-философское обоснование.

Религиозная деятельность подразделяется на культовую и внекультовую. Культовая религиозная деятельность состоит в отправлении религиозного культа, совершении обрядов, ритуалов, церемоний, таинств, богослужений, мистерий, жертвоприношений и др. Ко внекультовой религиозной деятельности относятся хозяйственно-экономическая, издательская, просветительско-образовательная, воспитательная, миссионерская, милосердно-благотворительная, управленческая и т.п. деятельность религиозных организаций.

Религиозные отношения бывают, так же, как культовыми (складывающимися между верующими религиозной общины в процессе общего отправления культа), так и внекультовыми (возникающими в процессе их общения, напрямую не связанного с отправлением культа или отношениями между религиозными организациями). Это, например, совместные мероприятия, межрелигиозные конференции, обмен информацией, совместные социальные проекты и др.

Помимо этого, религиозные отношения имеют ещё две стороны: объективную (общение верующих друг с другом) и субъективную (отношение верующего к Богу, к Высшему Существу, к сверхъестественному существу).

Четвёртым элементом религиозного комплекса является религиозная организация, выполняющая как религиозные, так внерелигиозные функции. Исполнению религиозных функций служат культовые религиозные организации, внекультовые религиозные организации занимаются внекультовой религиозной деятельностью. Культовые религиозные организации имеют определённую типологию, сводящую все их множество к трём основным типам (неосновных насчитывается до пятнадцати): церковь, секту и деноминацию. Каждый из названных типов отвечает определённой группе признаков.

Так, церковь (от греч. Κυριακη – дом Господа) в христианстве понимается как тип религиозной организации, отвечающий определённым признакам:

принадлежность к церкви определяется традицией;

последователи в основном анонимны;

верующие делятся на духовенство и мирян;

священнослужители получают специальное образование и готовятся к принятию сана и осуществлению своей деятельности;

церковь, как правило, сотрудничает с тем государством, на территории которого она действует[xi].

Помимо социального аспекта понятие «церковь» имеет вероучительный аспект и рассматривается как единство верующих прошлого, настоящего и будущего, прошедших через таинство крещения. Догматически церковь рассматривается как мистическое тело, возглавляемое Богом – Иисусом Христом, посредством которого для последователей становится возможным будущее спасение. Понятие «церковь» несколько переосмысливается в протестантизме. Появляется учение о видимой (сообщество всех крещеных) и невидимой (сообщество только спасённых) церкви,

Секта (лат. sekta – школа, направление, учение, от лат. sequor – следую) – тип религиозной организации, отвечающий ряду таких религиозных признаков, как:

претензии на избранничество (то есть данная секта существует лишь для избранных);

неприятие мира;

добровольное религиозное обращение и сознательное вступление в секту;

прямое членство в ней;

отсутствие жёсткого деления на клир и мирян;

отсутствие разветвлённой бюрократической организации;

в ряде случаев всеобщее священство;

значительная роль харизматического лидера (как правило, основателя секты);

менее формальное и более эмоционально-личностное богослужение;

активная миссионерская деятельность;

контроль за членством;

склонность к социальному изоляционизму;

замкнутость жизни;

оппозиция по отношению к крупным историческим религиям, их вероучениям и культовой практике;

зачастую, оппозиция по отношению к нормам и ценностям государства, на территории которого функционирует секта[xii].

В зависимости от пространственно-временных характеристик и состава участников, совокупность признаков секты может варьироваться и в разной степени быть присущей той или иной конкретной религиозной организации. Как правило, секта существует на протяжении жизни её харизматического лидера, а затем постепенно начинает утрачивать свои характерные черты и либо вообще исчезает, либо превращается в деноминацию.

Лаконично и вполне по существу сектантство охарактеризовал известный российский религиовед доктор социологических наук, профессор М.Ю. Смирнов: «Сектантство – это малые группы последователей какой-либо религии, которые выделяют в учении этой религии только те идеи и практики, которые соответствуют их духовным и жизненным ожиданиям, при этом отвергают все остальное. Они обособляются, а затем выходят из религиозной общности (церкви, конфессии). Сектам обычно присущи замкнутость, интровертивность, стремление максимально ограничить взаимоотношения с религиозным и светским окружением[xiii].

Далее, сопоставляя исторический тип («класс») религии и тип религиозной организации, М.Ю. Смирнов пришёл к справедливому выводу о том, что именования новых религиозных движений (НРД) сектами, а тем более «деструктивными и тоталитарными сектами» (последнее словосочетание не является научным) в академическом (религиоведческом) дискурсе не выдерживает никакой критики, поскольку «при всей пестроте НРД есть признаки, отличающие эти движения от исторических сложившихся религий и религиозного сектантства: внеконфессиональное происхождение (формирование на собственной основе, а не в рамках существовавших религий), харизматическое лидерство основателя движения (и признание безусловного авторитета учения основателя после его смерти), эклектичность вероучения (совмещение разнородных элементов из широкого спектра религиозных и светских учений, синтезированных на основе личного творчества основателя движения). (…) НРД не возникают внутри и не выходят из исторически сложившихся религиозных организаций. Они формируются благодаря личной убедительности и харизматичности основателей, сумевших выразить в своей проповеди чьи-то переживания, надежды и чаяния. Большинству НРД (...) свойственна высокая пропагандистская активность, стремление экстраполировать свои идеи и деятельность на возможно большее количество потенциальных неофитов. Их эффективность определяется тем, насколько привлекательно и востребовано «духовное предложение»[xiv].

Ряд социологов религии вообще полагают, что в современных условиях от термина «секта» следует отказаться, поскольку он был актуален только тогда, когда существовала государственная религия («церковь»), а все отклонения от неё именовались «сектами». В условиях светскости большинства государств и отсутствия в них государственной религии и, как частный случай, государственной церкви,  понятие «секта» утратило свою актуальность. «В 1994 г. один из ведущих социологов религии Хосе Казанова говорит о глубокой неадекватности любых противопоставлений понятий церковь и секта в связи с радикальным изменением места и роли религии в современном обществе. Церковь, по Казанове, уже не является обязательным вседовлеющим институтом общества, всегда и во всем поддерживаемым государством. Люди свободны уходить из церкви в любую другую религиозную организацию, а государство более не нуждается в ней как в основной опоре. Церковь оказалась в условиях равной конкуренции с другими религиозными организациями и всё сильнее тендирует в область схожих с деноминациями и сектами структурных реакций на окружающий мир. Секта, как и прежде, стремится к самосохранению и увеличению количества последователей. Однако ситуация множественности вариантов религиозного выбора толкает её к необходимости ещё большего подчёркивания собственной исключительности и неповторимости, что усиливает в ней напряжённость с окружающим обществом. Это поддерживает интерес к секте со стороны настоящих и потенциальных последователей и одновременно тормозит её развитие в современном плюралистическом обществе. Последнее всё решительнее пресекает любые формы проявления религиозного фундаментализма и экстремизма в своей среде и требует от секты соблюдения и признания всех религиозных прав и свобод индивида, и в первую очередь признание права на существование иных религиозных организаций. Соответственно для своего выживания секта должна признавать эти права и свободы, вступая, таким образом, во внутренний конфликт со своей природой, включающей в себя претензии на абсолютность собственного вероучения, уникальность своей организации, особую избранность её членов и непринятие мирских норм и ценностей жизни. Баланс между внешним и внутренним давлением в направлении нивелирования напряжённости с окружающей социокультурной средой и необходимостью поддержания этого напряжения всё чаще разрешается в пользу сближения с миром. По мнению Казановы, церкви и секты согласно их места и особенностей реакции на окружающее общество тендируют в современном мире к образованию одного и единственного типа религиозной организации – деноминации»[xv].

В целом, помимо религиоведческого подхода, аксиологически нейтрально рассматривающего секту как один из типов религиозных организаций наряду с церковью и деноминацией, термин «секта» на бытовом уровне (в повседневности) нередко используется с негативной коннотацией, что, по существу, является некорректным при именовании тех или иных религиозных организаций, так как формирует к ним заведомо негативное отношение.

В современном российском законодательстве юридическое понятие «секта» отсутствует и означающий его термин не может восприниматься критерием при оценке того или иного религиозного направления с правовой точки зрения.

Деноминация (от лат. denominatio – переименование, обозначение, наделение специальным именем) – тип религиозной организации в христианстве. Специфика деноминации заключается в том, что этот тип религиозной организации занимает промежуточное положение между сектой и церковью. Критериями отнесения религиозной организации к деноминационному типу могут служить следующие, которые в зависимости от пространственно-временных рамок существования той или иной деноминации, могут либо превалировать, либо быть незначительными:

синтез характеристик церкви и секты;

институциализация в социально-правовом поле;

определённая ограниченность распространения деноминации региональными или социальными рамками;

численно больший, чем в секте, но меньший, чем в церкви, состав последователей;

приток новых верующих за счёт членов семей деноминации;

постоянное членство;

принцип равенства всех членов;

бюрократически-организационная структурированность;

выборность руководителей общины;

наличие административных и духовных должностей, занимаемых профессиональными администраторами и служителями культа при отсутствии деления на клир и мирян;

регламентация жизни членов деноминации и контроль за выполнением принятых в деноминации правил поведения;

наличие внутриобщинной этики, системы бытовых предписаний и др.;

сочетание оппозиционности и компромиссности в отношении других религиозных направлений;

забота о материальном благосостоянии членов деноминации и религиозной организации в целом;

сотрудничество с внешним миром, отсутствие идей изоляционизма, возможность приёма в деноминацию новых последователей (не членов их семей), сочетающаяся с идеей собственного «богоизбранничества», наряду с открытостью для новых последователей;

продолжающийся процесс формирования вероучения и культа, который носит ярко выраженный эмоционально-образный характер[xvi].

Деноминация может оставаться неизменной, но чаще всего, она постепенно эволюционирует в сторону церкви. Хотя при определённых обстоятельствах от неё могут отделяться небольшие группы, которые можно было бы именовать сектами (исключительно в религиоведческом аспекте)[xvii].

Как следует из имеющихся в нашем распоряжении материалов, ни один из элементов религиозного комплекса Институту ритмологии не присущ. В методологических разработках и практической деятельности ИрЛЕМ отсутствуют религиозное сознание (не имеется в виду личное религиозное сознание отдельных слушателей, сопряжённое с их вероисповедной принадлежностью или неверием безотносительно посещения Института), отсутствуют религиозная деятельность, религиозные отношения и религиозная организация (любого типа).

Помимо религиоведческого подхода, получившего развитие в рамках социологии религии, который посредством религиозного комплекса и специфического признака религии позволяет обозначить границу между религиозными и вне- или нерелигиозными феноменами, существует ещё и юридический подход, который позволяет через набор признаков, перечисленных в ст. 6 Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (№ 125-ФЗ от 26 сентября 1997 г.), охарактеризовать ту или иную социальную организацию как религиозное объединение. К таковым относятся: наличие вероисповедания, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей и/или миссионерской деятельности.

При рассмотрении исследуемых документов установлено, что в них не используется и не содержится упоминаний ни об одном из признаков, присущих религиозным объединениям – т.е. в теории и практике Института ритмологии, как уже отмечалось, отсутствует вероисповедание, не совершается богослужений или каких-либо иных религиозных обрядов и церемоний, не осуществляется религиозное обучение и воспитание, а также отсутствует миссионерская деятельность.

 

Религиозный опыт как неотъемлемая часть религиозной веры

Важнейшим понятием психологии религии, позволяющим охарактеризовать субъективное ощущение связи человека с некоей потусторонней силой, которая открывается ему путём неких знаков, символов, голосов, видений и т.д., является понятие «религиозный опыт». Религиозный опыт является важнейшей составляющей любой религии и может приобретать различные формы. Например, слияния с Божественным светом в хасидизме, освобождения от кармы и достижения состояний нирваны в буддизме или мокши – в джайнизме, индуизме, сикхизме, просветления (сатори) в дзэн (чань-буддизме), обожения – в христианстве, восхождения (тарикат) к Аллаху со стоянками (макам) для достижения таухида (признания Аллаха единственным и совершенным Творцом всего) – в суфизме. Большое значение религиозный опыт имеет в шаманизме, где экстатическое состояние шамана является основой культовой практики. Религиозный опыт может сопровождаться достижением состояния религиозного транса.

Как пишет доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой религиоведения Амурского государственного университета А.П. Забияко, «…многие религии возникли (например, ислам) или существенно реформировались (например, иудаизм) благодаря тем личностям, интенсивный религиозный опыт которых выступал источником и мощным стимулом духовных и социальных преобразований». А.П. Забияко предлагает структуру религиозного опыта, состоящую из двух элементов – когнитивного и аффективного:

«Когнитивный компонент фиксирует непосредственно данное в религиозном опыте знание. Полученное в религиозном опыте знание может быть знанием о внешнем мире (о Боге, рае, людях, т.д.) или знанием о внутреннем мире носителя опыта (о прошлой жизни, атмане, т.д.). Содержательно такое знание во многом зависит от вероучительных, религиозно-мифологических, этических, эстетических, лингвистических и ряда других особенностей той культурной традиции, к которой принадлежит носитель религиозного опыта, а также от индивидуальных интеллектуальных качеств личности. [...] Аффективный компонент религиозного опыта – это совокупность пережитых в религиозном опыте эмоций. Одно из наиболее адекватных описаний структуры аффективного компонента дано Р. Отто в его учении о нуминозном. На уровне чувственных восприятий религиозный опыт может быть дан в форме визуальной (например, как видение божества), тактильной (например, как прикосновение “длани Господней”), слуховой (например, как “глас небесный”, “пение ангельское”), одористической (например, как запах серы – признака присутствия “исчадий ада”), вкусовой (например, как вкус амброзии, “пищи богов”). По способу возникновения религиозный опыт может быть спонтанным и искусственно вызванным. В первом случае, религиозный опыт возникает без преднамеренных усилий человека под влиянием каких-либо сильных внешних воздействий (великолепия природного ландшафта, угрозы для жизни, т.д.) или без таковых – в состояниях сна, болезни, клинической смерти, др. При искусственном продуцировании религиозный опыт вызывается особыми способами психологического или культового характера – напряжённой молитвенной практикой (например, повторением «умной”, или Иисусовой, молитвы), медитацией, ритуальными танцами и музыкой (например, ритмическим звучанием бубна), иными религиозными психотехниками»[xviii].

Таким образом, религиозный опыт является обязательным атрибутом верующего человека или группы верующих людей и является важнейшей составляющей любой религии.

Вместе с тем, из документов Института ритмологии и описания его реальной деятельности следует, что люди, посещающие эту организацию, не обретают в ней религиозного опыта, без которого непредставима никакая религия и религиозная вера.

В результате можно сделать вывод о том, что «Радастея», начав свою деятельность в качестве организации по типу нью-эйдж, в процессе своего развития постепенно утрачивая признаки религиозности, эволюционировала в сторону светскости,  фактически завершив своё существование в 2006 году.

 Место Радастеи занял Институт ритмологии – сугубо светское частное учреждение, которое не имеет признаков какой-либо религии и, соответственно, не является религиозным объединением. В то же время, это не исключает того подтверждённого результатами социологического опроса, факта, что часть слушателей Института ритмологии являются верующими людьми и принадлежат к различным религиозным направлениям, присутствующим на территории РФ[xix].

 

Обзор публикаций СМИ о «Радастее» и Институте ритмологии

Установив, с опорой на правоустанавливающие документы и результаты социологического опроса слушателей Института ритомологии, что он представляет собой, обратимся к публикациям, посвящённым «Радастее» и Институту, чтобы, основываясь на научном подходе, определить, может ли содержащаяся в названных статьях и передачах информация соответствовать действительности.

В данном обзоре не затрагиваются публикации конфессиональных СМИ и отдельные труды конфессиональных сектоведов, так как содержащиеся в них подходы и оценки обусловлены их собственными религиозными представлениями и доктринальными положениями религии, в силу чего не являются объективными, нося, как правило, нетерпимый  в отношении «инаковости», а зачастую и агрессивный характер.

Однако, претендуя на научность и, следовательно, на объективность и полноту, такие конфессионально ангажированные подходы, вполне уместные в рамках внутрицерковного дискурса, часто лежат в основе ряда статей, публикуемых в электронных энциклопедиях и словарях. Ключевые моменты конфессиональных материалов, некритично воспринятые отдельными журналистами, появляются в светских СМИ (в прессе, на телевидении) и тиражируются в разных изданиях от публикации к публикации. Без проверки приводимых фактов, в таких публикациях звучат обвинения, порой уголовного характера. В свою очередь, правоохранительные органы заявляют в связи с этим, что никаких претензий к Институту ритмологии они не имеют и проводимые проверки правонарушений с его стороны не выявляют.

Для конфессиональных сектоведов характерен стандартный набор обвинений, звучащих как в адрес религиозных меньшинств, так и отдельных нерелигиозных общественных организаций, которые они с упорным постоянством именуют «тоталитарными деструктивными сектами». Среди признаков таких «сект» называются «манипулирование сознанием», «зомбирование», «отъём квартир и денежных средств», «разрушение здоровья из-за запрета обращаться к профессиональным врачам», «ограничение привычного круга общения», «разрушение семей», «препятствия к интеллектуальному росту и получению образования», «доведение до суицида» и подобное. Те же обвинения с акцентуаций на каких-то из них в большей степени зачастую дословно тиражируются и в публикациях светских средств массовой информации.

Нами был проанализирован ряд публикаций в общероссийских и региональных СМИ, электронных словарях и энциклопедиях, содержание форумов в социальных сетях. Затем, за разъяснением отдельных позиций  и обвинений мы обратились непосредственно в Институт ритмологии, который предоставил нам, в том числе, и цитируемые ниже документы относительно   непричастности  Института ритмологии к тем или иным происшествиям или трагедиям.

Структура анализируемых СМИ

№№

Статус СМИ или Интернет-издания

Количество проанализированных публикаций

1

Общероссийские электронные энциклопедии и словари

6

2

Региональные электронные энциклопедии и словари

1

3

Общероссийские СМИ

5

4

Региональные СМИ

20

5

Самиздат

1

6

Общероссийские форумы в соцсетях

4

7

Региональные форумы

2

Среди общероссийских СМИ негативные статьи о «Радастее», Институте ритмологии присутствуют в таких изданиях как «Московский комсомолец», «Совершенно секретно», «Regnum», «Наша версия», «Открытая Россия».

Среди региональных СМИ подобные статьи преобладают в газетах, издающихся в Уральском федеральном округе.

Темы «Радастеи» и Института ритмологии обсуждались на форумах в общероссийской социальной сети «В контакте», «Страшные истории», «Мир психологии», на региональных сайтах Усть-Кута и Якутска.

В Википедии и примыкающих к ней изданиях (Вики-словарь и др.) публикации о «Радастее» и Институте  ритмологии практически дословно повторяют друг друга. «Прототекстом» для них являются сектоведческие работы уже упоминаемого А.Л. Дворкина и его последователей.

Остановимся подробнее на указанной позиции об упоминании «Радастеи» и Института ритмологии в информационных ресурсах.

Основной акцент в подавляющем большинстве публикаций делается на том, что Радастея является «опасной тоталитарной деструктивной сектой». Данная дефиниция повторяется от статьи к статье, зачастую буквально. Судя по хронологии, начало этому процессу было положено известным конфессиональным сектоведом А.Л. Дворкиным, который одним из первых охарактеризовал Радастею таким образом в 2000 году[xx].

Опуская эпитет «опасный», как априорно содержащий в себе негативную коннотацию и, следовательно, представляющий собой оценочное суждение, недопустимое для научного дискурса, обратимся к понятиям «деструктивные» и «тоталитарные» секты и культы.

Как пишет известный специалист в области новых религиозных движений, профессор МГУ им. Ломоносова И.Я. Кантеров: «”Деструктивные секты и культы” - (от англ. destructive- вредный, губительный, разрушительный) - наименование отдельных новых религиозных движений и групп, появившееся в 1970-е в публикациях зарубежных теологов и религиоведов. Опасность деструктивных сект и культов усматривается в нанесении вреда физическому и умственному здоровью, разрушении семей, воспрепятствовании в получении образования, запрещении смотреть телепередачи, слушать радио, читать книги и газеты и т.д. В конце 1980-х - начале 1990-х термин «деструктивные секты и культы» начинает широко применяться в России в оценках новых религиозных движений богословами, журналистами, политиками. В научном религиоведении данный термин не используется»[xxi].

В том же издании, носящем научно-академический характер и являющемся весьма авторитетным в религиоведческом сообществе, автор описывает и понятие «тоталитарной секты»: «”Тоталитарные секты и культы” - наименование некоторых религиозных организаций (главным образом новых религиозных движений), появившееся в отечественной литературе в начале 1990-х. В качестве признаков тоталитарного характера религиозного объединения называются сокрытие своих истинных целей, использование обманных способов вовлечения в организацию (вербовка), жёсткие авторитарные структуры, слепое подчинение лидеру или организации, контролирование сознания и регламентация всех сторон жизни индивида (зомбирование). В зарубежном религиоведении, а также в антисектантских изданиях термин «тоталитарные секты и культы» не встречается. Данным термином также не пользуется и большинство представителей отечественного научного религиоведения и социологии религии. Основным его недостатком считается отсутствие устойчивых признаков, присущих религиозным организациям и группам, относимых к тоталитарным. Чаще всего такие признаки носят оценочный характер и могут применяться избирательно»[xxii].

Таким образом, достаточно очевидно, что подобные дефиниции («опасная тоталитарная деструктивная секта»), представляющие собой результат современного мифотворчества, являются недопустимыми при академическом подходе к объекту изучения и стремлении к научной объективности и беспристрастности.

Попытаемся разобраться в том, что же Дворкин, а вслед за ним и отдельные журналисты, усматривают «тоталитарно-деструктивного» в Радастее или Институте ритмологии, не имеющего к религии никакого отношения.

Претензия первая, достаточно чётко сформулированная в диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук «Феномен деструктивности новых религиозных движений»: «Секта “Радастея“, несмотря на своё недавнее появление и начало деятельности, уже стала известна в России многочисленными случаями убийств и самоубийств, совершенными последователями этой секты. <…>Известны случаи массового обращения учащихся общеобразовательных школ, когда классные руководители, используя своё положение и авторитет учителя, проводили активную миссионерскую деятельность среди своих учеников во время уроков»[xxiii].

В ряде публикаций СМИ приводятся трагические сюжеты, связанные с гибелью людей, которые в той или иной степени настойчиво ассоциируются авторами с Радастеей. Одновременно, в тех же публикациях умалчивается о том, что в ответ на адвокатские запросы, правоохранительные органы, с учётом фактических данных, не связывали такие происшествия с деятельностью Радастеи.

По мнению С. Б. Филатова, Радастея имеет авторитарный характер. «За всеми рядовыми членами групп-общин ведётся контроль со стороны их руководителей, а все рекомендации Марченко, даже касающиеся мелких бытовых вопросов, принимают форму обязательных для исполнения религиозных догм»[xxiv].

В связи с таким утверждением следует добавить, что регламентирование жизни своих членов, выстраивание внутренней шкалы ценностей и оценок, иерархия статусов и др. в той или иной степени категоричности присуще любой религиозной или нерелигиозной организации, общественной или государственной. Каждая организованная система в этом смысле авторитарна, так как предлагает либо навязывает своим членам соблюдение собственных правил и условий, исполнение которых является неотъемлемым признаком членства. Это составляет внутриорганизационную или внутриведомственную дисциплину, при отсутствии которой существование какой-либо организации невозможно. При этом внутренние правила и установления организации неизбежно «тоталитарны», но только применительно к процессу участия члена организации в её деятельности. Когда деятельность человека имеет место вне рамок организации (производственного процесса, работы в воинских частях, корпорациях и т.д), а представляет собой, например, общение в кругу семьи или друзей, посещение культурных или торговых учреждений и др., то при этом реализуется его личный социальный статус. Именно личный социальный статус, а не организация или профессия, определяет принадлежность человека к обществу и те роли, которые он в нём играет. Таким образом, асоциальность (например, асоциальное поведение) может присутствовать в том случае, если возникает разрыв между статусом (например, добропорядочного мужа, отца, гражданина и т.д.) и ролью, присущей этому статусу. Если подобного разрыва нет, и человек остаётся тем, кто он есть с присущими ему личным статусом и соответствующими ему ролями, ни о какой деструкции его личности или тоталитарном воздействии какой-либо организации на эту личность, говорить не приходится.

Тем не менее, в информационном пространстве регулярно отмечаются признаки распространения спекулятивных слухов, мнений или неквалифицированных заключений по поводу «деструктивности» тех или иных явлений, организаций и персон посредством средств массовой информации (СМИ). При этом иллюзия «авторитетности» искажающей действительное положение вещей информации, зачастую формируется за счёт массовости того или иного издания, ссылок на высказывания находящихся на слуху чиновников и администраторов, либо просто невежества. Следует отметить, что результаты таких информационных лавин действительно способны в значительной степени деструктивно отражаться как на состоянии общественного сознания, так и на психике отдельных людей.

Например, по мнению главного советника отдела этноконфессиональных отношений Управления губернатора Иркутской области и Правительства Иркутской области по связям с общественностью и национальным отношениям А.В. Мишина, «религиоведы говорят, что “Радастея” не является религиозной организацией. Организация является религиозной, если в учении заявляется о решении всех вопросов, имеется лидер, который как раз решит все эти вопросы. Также должно насторожить слишком тёплое отношение представителей организации, поскольку они видят в собеседнике потенциального последователя учения. В “Радастее” нет понятия другого мира, речь в учении идёт о мире нынешнем и о том, как улучшить в нём свою жизнь»[xxv].

Судя по цитате, представителю областной администрации даже при понимании им, что Радастея не религиозна, в силу отсутствия квалификации в данном вопросе не известно, что религиозность/нерелигиозность организации определяется по совершенно иным, сформулированным современной наукой критериям. А именно, по наличию или отсутствию у её членов религиозного сознания с его центральным элементом – религиозной верой, соответствующая культовая практика и т.д. (См. выше). Выдавая за признаки религии обещание «решения всех вопросов» и «наличие лидера», чиновник упускает из внимания, что таким критериям соответствуют, например, политические партии, лидеры которых, особенно в предвыборные периоды, публично заявляют о решении всех вопросов, однако партии остаются политическим организациями, не становясь от того религиозными. Впрочем, чиновник заявляет, что в «Радастее нет понятия другого мира» и, следовательно, она не религиозна, заведомо не попадая в разряд «тоталитарных сект».

Формирование у сограждан неверных представлений о некоей конкретной организации и её членах, может расцениваться как действие, деструктирующее общественное сознание, потому что мнение людей о такой организации складывается предвзятым. Упоминание же чиновником о том, что сограждан «должно насторожить слишком тёплое отношение представителей организации, поскольку они видят в собеседнике потенциального последователя учения», как нетрудно заметить, может культивировать у аудитории СМИ повышенную подозрительность по отношению к любым нормальным – т.е. вежливым и участливым людям.

В результате, например, в нескольких публикациях издания «Уральская жизнь» будничные сообщения об открытии Школы юнг содержит не имеющее никакого отношения к контексту информации упоминание о том, что одна из преподавателей является последовательницей «религиозной секты» Радастеи, «которую православная церковь относит к числу тоталитарных сект»[xxvi]. Не говоря о неуместности здесь каких-либо сторонних внутрирелигиозных оценок, использование журналистом заведомо негативистского определения мировоззренческого статуса соотечественницы, выглядит в данном примере неэтично и сомнительно с позиции уважения прав сограждан.

Принадлежность к той или иной общественной, в том числе религиозной, организации является частным делом каждого человека, его личным мировоззренческим выбором по велению собственной совести. В соответствии с п.5 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (№125-ФЗ), «никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии….Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих». «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются» (п.6 ст.3). Таким образом, и сам человек вовсе не обязан информировать о своей вероисповедной принадлежности или её отсутствии, а шире – о собственном мировоззренческом выборе (п.1.ст.3 «..иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними…»). И какие-либо спекуляции со стороны с использованием особенностей личного мировоззренческого выбора человека подлежат квалификации в соответствии с нормами действующего законодательства.

Когда же в данном примере из «Уральской жизни» в качестве определения какой-то религиозной или иной, отождествляемой с таковой общественной организации, приводится мнение другой религиозной организации – в данном случае православной церкви, то говорить об объективном подходе к информации не приходится.

То, что оценки одних религий с позиции других всегда в той или иной мере критичны, для научных исследований религии не является новостью. В этом отношении, с позиции той или иной религии все прочие религиозные воззрения и системы воспринимаются в разной степени неполноценными.

Такая ситуация справедлива и в условиях феномена религиозного многообразия, существующего в нашей стране, где может считаться нормой при условии оставления таких оценок исключительно в пространстве самих религиозных организаций.

Когда же речь идёт о нерелигиозных организациях, то происходит своего рода двойная «дискредитация»: сначала организация «признаётся» религиозной, что не соответствует действительности, затем на неё навешиваются оценочные ярлыки «тоталитарная секта», «деструктивный культ» и указываются те «опасности» (признаки деструктивной или тоталитарной секты или культа), которые таит в себе данная организация.

В наиболее категоричной форме такого рода критика и претензии к другим религиозным и даже нерелигиозным мировоззренческим направлениям и организациям в наши дни, зачастую в откровенно неэтичной форме, звучат со стороны крупнейшей конфессии в России – Русской православной церкви. Озвучивают их, как правило, либо представители специализирующихся на этом церковных – формально «миссионерских» структур, апеллируя при этом к конфессиональной дисциплине «сектоведение», либо отдельные священнослужители и миряне. Такая тенденция известна не только в России, но и в ряде зарубежных стран, хотя в начале нового тысячелетия она практически утратила вне нашей страны свою актуальность.

Набор конфессиональных претензий со стороны РПЦ к тем или иным православным и неправославным религиозным (чаще всего НРД и другим религиозным меньшинствам) и нерелигиозным организациям типичен. Все они «враги» - «тоталитарные, деструктивные секты и культы», с которыми нужно бороться, потому что они «зомбируют людей, лишают сна и еды, разрушают семьи, отнимают деньги и квартиры, тогда как лидеры подобных организаций обожествляются, наживаются за счет одураченных граждан, которыми манипулируют».

Такого рода претензии неоднократно высказывались в адрес практически всех, функционирующих на территории страны религиозных направлений и меньшинств без учёта их специфики, а также на сетевые коммерческие организации (Амвей и пр.),  невзирая на то, что перечисленные признаки к большинству из них никакого отношения не имеют.

Деятельность всех религиозных организаций, включая РПЦ, сопряжена со следованием своей внутренней дисциплине, со сбором пожертвований, оказанием оплачиваемых культовых услуг, изданием и продажей религиозной литературы и видео- и аудиозаписей, различных предметов религиозного культа и символики. Во всех религиозных организациях существуют посты, иногда очень длительные (например, в уразу мусульмане ничего не должны есть в течение светлого времени суток на протяжении месяца, многодневные посты имеются в православии, согласно пищевым запретам в буддизме не принято употреблять в пищу мясо, в иудаизме и исламе запрещена к употреблению свинина и др.). Кроме того, ничего из ряда вон выходящего для любой религии не представляют явно или латентно присутствующие в их практике манипулятивные технологии, используемые с целью укрепления единства последователей в процессе отправления культа.

Упреки, содержащиеся в ряде статей  СМИ о том, что последователям некоторых организаций предписано произнесение особых формул (в ритмологии существует практика чтения, повторения ритмов), могут вызвать лишь откровенное недоумение: разве повторение аффирмаций в некоторых психологических практиках или молитвы в религиозных организациях не рекомендуются к постоянному чтению?

Обвиняя Радастею, например, в покупке детского лагеря «Солнечный» на берегу озера Тургояк в Челябинской области, журналист сам приводит тому и логичное объяснение: «В свое время администрация НПО предлагала властям Миасса взять лагерь на свой баланс, поскольку, согласно распоряжению президента социальная сфера предприятий переходила в муниципальную собственность. Прежняя городская администрация отказалась взять на себя лишнюю обузу, и НПО несло убытки[xxvii]». То есть, то, что никто не хотел брать на себя материальную заботу о лагере, а Радастея взяла его на свой баланс и благоустраивает, подаётся СМИ, как нечто противозаконное или аморальное. Характерно, что называя при этом организацию «тоталитарной сектой», видимо для большей убедительности журналисты ссылаются не на объективное мнение религиоведов, а на заведомо пристрастных православных сектоведов и их издания. Так, журналист Сергей Лихачев сообщает, что Радастея внесена в справочник «Тоталитарные секты России», используя это, как аргумент к рассуждениям о том, что это опасная секта, захватившая детский лагерь. Аналогичные аргументы приводятся в большинстве других публикаций всевозможного негатива о Радастее и, позднее, уже об Институте ритмологии, о нерелигиозном статусе которого упорно умалчивается. Например, «В своей работе журналисты подробно рассказали о деятельности «Радастеи», которую Русская православная церковь относит к тоталитарным сектам»[xxviii]; «Многие источники, включая РПЦ, признали «Радастею» оккультно-неоязыческой тоталитарной сектой, причём относят ее к опасным (деструктивным)»[xxix] и др.

Таким образом, сравнительно небольшой набор смысловых штампов, созданных на основе конфессиональной дисциплины «сектоведение», в силу недостаточной грамотности репортёров в вопросах религии, внедрён в обиход журналистов, которые прибегают в информировании населения к откровенной диффамации.

От публикации к публикации также тиражируется и информация о случаях сумасшествия, самоубийств и убийств среди членов Радастеи. При этом распространяющих диффамацию репортёров вовсе не смущает и то, что опубликованные ими «жареные факты» о, якобы, причастности к таким случаям Радастеи, не подтверждаются следственными и судебными органами РФ. Это можно объяснить как принципиальной неразборчивостью изданий, которые в стремлении поднять собственный рейтинг готовы на публикацию любой «чернухи» в расчёте на привлечение нездорового интереса, так и следованием заказу определённых корпораций по причине их финансовой или трендовой выгодности.

При этом снова приходится констатировать, что за комментариями и оценками подобной диффамации в подавляющем большинстве случаев авторы обращаются не к квалифицированным научным специалистам – юристам или религиоведам, а к конфессиональным «сектоведам» или священнослужителям юрисдикции Московского патриархата. То, что оценочные суждения оказываются здесь заведомо необъективными в силу вероисповедной заинтересованности, разумеется, очевидно.

С целью нанесения ущерба репутации Радастеи используются любые случаи, когда упоминается эта организация. Так, например, была использована душераздирающая история о скромной учительнице из Крыма Ольге Леонидовне, которая, посетив Радастею, стала слышать голоса, рассуждающие об омоложении и здоровье. Судя по всему, Ольга Леонидовна действительно могла заболеть серьёзным психическим заболеванием. Однако никаких комментариев со стороны специалистов в психиатрии в статье не приводится, а потому выводы автора публикации выглядят, мягко говоря, притянутыми за уши. Указывает на это и упоминание о том, что ранее зять пытался объявить Ольгу Леонидовну недееспособной, чтобы, как следует из контекста, она не могла распоряжаться своей двухкомнатной квартирой в Ялте. Объявил? Или всё-таки не удалось? Если она психически больна, то проблем с её дееспособностью не возникло бы.

Вопрос остался открытым, но «страшный монстр» в лице Радастеи уже возник в сознании читающих Первую крымскую информационно-аналитическую газету.[xxx]

Добавим, что в развитие ситуации с Ольгой Леонидовной в статье перечислено ещё несколько разного рода страшных фактов – членовредительство, самоубийства. Однако, упоминания о них с обвинением в том Радастеи, продолжают оставаться голословными, так как проверить их достоверность читатель не может.

Манипулирование упоминанием Радастеи бывает в текстах публикаций и ещё более явным. Так, в статье «Дело об убийстве семьи Лапиных пошло по кассации» обвинение в преступлении предъявляется члену Радастеи, который, якобы, убил своих друзей - мужа и жену Лапиных, потому что они смеялись над его верой. Как сообщается, суд справедливости этих обвинений не признал. Зато авторы статьи пришли к выводу, что «деятельность «Радастеи» далеко не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. Так, в Челябинске, как писали СМИ, где организация была зарегистрирована, зафиксировано несколько случаев, связанных с убийством детей членов организации или их пропажей»[xxxi].

Случаи самоубийств, которые часто используют, связывая с Радастеей, журналисты, оставляют у специалистов ощущение недоумения.

Вслед за Ольгой Леонидовной из Ялты появляются новые трагические персонажи. «За «Радастеей» тянется внушительный шлейф жутких происшествий», – сообщается, в частности, в уже упомянутой публикации.  «Через год после того, как Ольга Леонидовна восхитилась новым учением, в Свердловской области облила себя бензином и подожгла член секты, 44-летняя женщина. В её сумочке нашли книгу Марченко и предсмертную записку. А на родине основательницы секты двое подростков пытались покончить жизнь самоубийством, оставив книгу Марченко раскрытой на одном из «ритмов»: «Ты посмотри на искусство закланья, как тишина погибает во имя звучанья, ты слышишь, как сгорает свет, идя на жертвенник для цвета?» [xxxii]. «В Екатеринбурге выбросилась из окна сотрудница налоговой инспекции, член «Радастеи»[xxxiii].

«Три года назад в Ульяновске молодая женщина, посещавшая собрания секты, пыталась утопить в ванне своего четырёхлетнего ребенка. Москвичка увезла внука в летний лагерь, который для своих последователей организовала «Радастея», и через две недели привезла родителям цинковый гроб. Десятилетний мальчик утонул. Руководители секты объяснили адептам, что так было предопределено. В том же году погиб в подобном лагере в Нижнем Тагиле ещё один мальчик. На занятиях одной из «школ» «Радастеи» жительница Екатеринбурга, читая ритмы, стала ходить по углям и сожгла себе ноги»[xxxiv].

Является ли книга Е.Д. Марченко в сумочке женщины или у подростков из Миасса доказательством причастности Радастеи к такого рода личным решениям? Является ли сумасшествие отдельных людей (по логике журналистов – все последователи Радастеи должны быть сумасшедшими, ибо все они находятся под влиянием идей основательницы организации), пропажа детей виной Евдокии Марченко? Если судить по тому, что подобные происшествия расследуются соответствующими органами, то, видимо, нет: поскольку у правоохранительных органов претензий к Радастее и её основательнице в связи с этими трагическими происшествиями, не возникло. А доведение до самоубийства, как известно, при доказанности этого факта, карается в соответствии с Уголовным кодексом РФ[xxxv].

Почему ситуации, возникшие в упомянутых случаях из жизни людей, в публикациях рассматриваются исключительно через призму той или иной связи с Радастеей? При этом совершенно не учитывается то, что жизнь каждого человека многогранна, в ней присутствует множество событий, отношений, взаимосвязей, которые могут подталкивать людей к тем или иным, порой отчаянным действиям. Это справедливо для всех – верующих и неверующих, такие случаи бывают с православными или мусульманами, с представителями других религиозных направлений. Несмотря даже на то, что у подавляющего большинства религиозных людей самоубийство считается огромным грехом, нарушающим Божественную волю.

Журналист Александр Оконишников, который в 2006 году перешёл из неопротестантизма в православие (РПЦ), в 2007 году попытался обобщить такие происшествия в статье «Горестея»[xxxvi], которая рассказывает историю странной гибели (по версии следствия - самоубийства) в Новосибирске успешной владелицы цветочного бизнеса, включающего сеть магазинов «Сибирская орхидея» Ирины Шипулиной, которая выбросилась из окна 19 этажа гостиницы «Новосибирск».

Безусловно, гибель Ирины Шипулиной, это реальный трагический факт, однако насколько корректно его истолкование и тиражирование этой версии журналистами?

В столице Мордовии Саранске после того, как Радастея арендовала помещение в жилом 12-этажном доме, с его балконов выбросились несколько человек. Возникает вопрос, несколько – это сколько? Кто именно? Как они связаны с Радастеей, которая всего лишь арендовала помещение? Они были её членами? А если арендуют помещение таджикские дворники или ремонтники, то они как арендаторы также будут виновны в тех происшествиях, которые будут случаться вокруг арендованной площади?

За комментарием этих событий журналист обратился в религиозную организацию – к руководителю Информационно-консультационного центра по вопросам сектантства при соборе Александра Невского местной епархии РПЦ МП Олегу Заеву. Поэтому комментарий естественным образом содержит в себе типичные для сектоведов оценки неправославной организации: «Все нравственные запреты, нравственные страдания и просветления, свойственные православию, здесь отсутствуют. Здесь всё очень просто. Вот метод, ритмы, конечная цель, наконец, самообожествление. Кому же не хочется чувствовать себя равным Богу? Православие для таких людей — нечто устаревшее. Как считали римляне ещё в первые века христианства, это вера для слабаков. Людям, потерявшимся в нашем сложном мире, неизвестно, что глубины православия можно постигать всю жизнь. Постигать на протяжении многих поколений. А тут достаточно «постичь» 10 стихоплетных радастей — и ты уже лучистый гений»[xxxvii]. Сравнение Радастеи с православием выглядит довольно странно, особенно в контексте рассуждений о нравственности. Не говоря о том элементарном факте, что некорректно оценивать одну религию, если сектоведы считают таковой Радастею, с позиций другой религии, которая для её приверженца всегда будет истинной, а все остальные – ложными. Объективность при таком подходе заведомо отсутствует полностью.

Зато вместо фактологического подхода, лежащего в основе науки, для сектоведов вполне допустимы фантазии, которые могут выглядеть и весьма своеобразно. Например, в виде предложения такой версии трагической гибели Ирины Шипулиной: «Скорее всего, по её представлениям, это был полёт к звёздам, поскольку в сентябре она посетила очередной, и последний в своей жизни, семинар в Санкт-Петербурге под названием «Время пришло». Видимо, пришло её время перехода в иную реальность, созданную Дусей Марченко или тем, кто стоит за ней. Видимо, была нажата нужная кнопка. И не стало многими любимого человека, — говорит Олег Владимирович»[xxxviii]. Правда, едва ли не напрямую обвиняя Радастею в доведении до самоубийства, церковный сектовед оговаривается, что в этот день погибшей была назначена встреча в сектоведческом центре: «Долгое время не удавалось установить с Ириной Шипулиной контакт. Однако человек из близкого окружения Шипулиной смог убедить её согласиться прийти в центр по вопросам сектантства и «хотя бы просто поговорить». Олег Заев считает, что, возможно, одного этого прихода было бы достаточно, чтобы зародить в сердце Ирины зерно сомнения в истинности учения Дуси Марченко. Но всего за несколько часов до встречи И. Шипулина покончила с собой»[xxxix], - уточняется в статье.

На беседу с тем же сектоведом Заевым опирается и вторая статья «Горестея-2»[xl], в которой А. Оконишников вновь настойчиво предлагает читательской аудитории конфессиональную точку зрения и конфессиональное видение истории и типологии религий. Иных точек зрения, апробированных наукой и опытом истории - например, мнений юристов или религиоведов, - в статьях «Горестея» и «Горестея» 2 не представлено, что для не конфессионального, а светского издания выглядит откровенно странно.

Перечисленные А.Оконишниковым случаи долго муссировались не только в газете «Честное слово», но и в ряде других СМИ, несмотря на то, что за каждым из них стоит личная трагедия, и родственникам пострадавших вряд ли доставляют радость подобные публикации.

В отличие от спекуляций вокруг действительно имевших место страшных происшествий, история формирования негатива вокруг Радастеи содержит обращения и к явным фантомам. Таков, например, судя по всему, выдуманный сюжет про «тихую интеллигентную учительницу на пенсии, зарабатывающую на пропитание сдачей комнат своей квартиры». В старушку, оказывается, «вселился бес. После одного дня общения с двумя респектабельными дамами, прибывшими в Питер для участия в, якобы «научной конференции», она выразила желание переписать на них жильё. Сына и невестку кроткая старушка стала гнать на улицу, матерясь, как пьяный грузчик. К счастью, сын имел отношение к одной из весьма информированных спецслужб и быстро разобрался, что происходит. После того, как он выкинул опасных квартиросъёмщиц, мать сперва возмущалась и протестовала, потом пластом рухнула в постель, а наутро почти ничего не помнила. Бывшей учительнице очень повезло, она едва не стала жертвой куда менее многочисленной, чем Церковь Саентологии, «Белое братство» или Свидетели Иеговы, но, пожалуй, ещё более опасной тоталитарной секты. Известной в массах, как “Ритмология” или “Радастея”»[xli]. Кто такая эта «скромная интеллигентная учительница», у которой случилось умственное расстройство и существует ли она вообще, выяснить так и не удалось.

«В августе 2001 года в Ульяновске молодая сторонница этой секты попыталась утопить в ванне своего 4-летнего ребенка. Женщина сошла с ума и до сих пор находится на лечении, - продолжает тему ужасов автор сетевого ресурса «73 online» Александра Скворцова[xlii]. - В той же психиатрической клинике им. Карамзина лечился другой адепт «Радастеи» Иван (фамилию по понятным причинам не называем), его диагноз – маниакально-депрессивный психоз.

В Димитровграде весной 2006 года 26-летняя сотрудница фирмы «Юридические услуги» Н. пыталась выпрыгнуть из окна. Владелец этой фирмы г-н Пильщиков – активист «Радастеи». Возникает вопрос: при чём здесь владелец? Разве это владелец пытался выпрыгнуть из окна? Или сотрудники должны быть непременно одного мировоззренческого выбора с начальником? Какое отношение к «Радастее» имеет девушка?

В Нижнем Новгороде с моста бросилась 45-летняя женщина – преуспевающий экономист. Незадолго до этого она тоже ездила в Москву на встречу с Марченко». И т.д.

Другие случаи, приведенные в этой статье, не «эксклюзив», так как просто повторяют уже описанное ранее другими авторами. При этом в отдельных публикациях, при обращении к прецеденту гибели Ирины Шипулиной, упоминавшемуся выше, проскальзывают небезынтересные подробности. Например, в 2011 году сообщалось, что «До 2007 года основным поставщиком денежной массы в секту «Радастея» в нашем Сибирском регионе была как раз компания ООО «Сибирская орхидея». Со смертью её основательницы Ирины Шипулиной 30 октября 2007 года эта связь прекратилась. В 2001 году И. Шипулина благодаря своей профессиональной деятельности попала под влияние оккультной тоталитарной секты “Радастея”»[xliii]. Ранее сведения о спонсорстве погибшей не сообщались, но теперь не мог не возникнуть прагматичный вопрос – зачем же было Радастее и её основательнице доводить Ирину Шипулину до самоубийства? Какая выгода от этого Радастее, если она в результате, помимо того, что лишись активного члена своей организации, ещё и понесла значительные финансовые потери? Аналогичный вопрос возникает и в связи с печальными событиями в жизни других людей? Зачем было бы Радастее лишаться своих членов, доводя их до самоубийства или сумасшествия? Получается полная алогичность и непоследовательность. Хотя, может быть, это тот случай, когда тайное неизбежно стремится стать явным, согласно поговорке: «Бог шельму метит».

Вместе с тем, автор, словно не замечая этого, делает однозначный вывод о том, что Радастея «типичная тоталитарная секта»[xliv].

В основе большинства аналогичных публикаций лежит конфессиональный подход, как правило, изначально озвученный А.Л. Дворкиным и его сторонниками, который не имеет никакого отношения к науке. Например, в одной из статей можно прочитать: «Вот цитата из исследования эксперта по тоталитарным сектам Александра Дворкина «Сектоведение. Тоталитарные секты»: «Радастея» являет собой пример локальной секты, которая сравнительно долгое время после своего основания действовала, практически не выходя за границы нескольких областей уральского региона. Однако в течение последних двух-трёх лет она резко вышла на общероссийский уровень. Широкую известность секта приобрела весной 2001 года после телепередачи компании REN-TV, в которой рассказывалось о загадочном исчезновении двух мальчиков в летнем лагере «Радастеи» в 2000 году (секта объявила их погибшими) и о ещё более загадочном бездействии правоохранительных органов, фактически отказавшихся расследовать обстоятельства этой трагедии. Это не единственный случай. Несколько лет назад в Нижнем Тагиле на одной из выездных «школ» секты погиб десятилетний мальчик. По воспоминаниям бывшей адептки "Радастеи", планировалось, что погибнет тридцатилетний мужчина (!), но произошёл какой-то срыв. В 1999 году в городе Заречном близ Екатеринбурга одна из последовательниц секты совершила самосожжение, а в августе 2000 г. другая сектантка из Екатеринбурга выбросилась с восьмого этажа. Это данные, которыми мы располагаем. Но мы уверены, что смертей, связанных с «Радастеей», по России гораздо больше»[xlv]. Откуда подобная информация могла появиться у Дворкина, если она отсутствует у правоохранительных органов, можно лишь гадать.

Интересная особенность сектоведческих аргументов, это частые ссылки на мнения бывших членов тех или иных организаций, в том числе и Радастеи. Дело в том, что оценки всевозможных «бывших», неизбежно выглядят подчёркнуто субъективными. Для самих людей, принципиально покидающих ту или иную организацию, это совершенно естественно, и в лучшем случае они избегают о ней говорить, а в худшем – отзываются резко критически, вплоть до сплошного негатива, что наблюдается, в том числе, со стороны атеистов, покидающих христианские церкви. При этом о какой именно организации идёт речь – коммерческом предприятии, политической партии, религиозной структуре и т.п., - никакой роли не играет. Поэтому опора на такие оценки всегда выглядит очень шаткой и вряд ли может восприниматься соответствующей достоверности, удовлетворяя своими доводами взыскательного читателя.

Помимо этого, обращает на себя внимание тот факт, что из организации люди выходят свободно, никакого принуждения нет. В противном случае, составляя «негативный портрет», сектоведы обязательно упомянули бы об этом.

Другое дело, что публикации, подобные упомянутым, как правило, апеллируют именно к невзыскательной аудитории, опираясь не на разумное, логическое, а на сугубо эмоциональное восприятие. Потому в публикуемых в целях понятия спроса на издания материалах чаще всего и живописуются ужасы, чтобы эмоциональное воздействие было сильнее, стабильнее и завлекательнее в своём негативизме[xlvi].

Это, например, и очень печальная история, также широко тиражированная СМИ, которая касается пропажи двух мальчиков в летнем лагере в Башкортостане.

Дело о пропаже мальчиков за неустановлением лиц, причастных к возможному совершению преступления, было приостановлено. В 2009 году было возбуждено уголовное дело по факту похищения малолетних Мустафабейли К.А., Чепкова Я.И., имевшее место 13.07.2000 в Иглинском районе Республики Башкортостан. За год до того, в июне 2008г. в программе «Человек и закон» вышел сюжет о тоталитарной секте «Радастея». Темой сюжета, в том числе, стало и упомянутое исчезновение малолетних недалеко от того места, где проводились лекции «Радастеи». Один из героев сюжета предположил, что исчезновение мальчиков якобы связано с идеологией Радастеи: «в книгах Е. Марченко написано, что одна из главных её целей – воспитать мессию. Она предполагает сделать это с помощью мальчика, который умер для этого мира» (дословная цитата из сюжета).

Историю с исчезновением детей прокомментировал, опять же, А.Л. Дворкин. Для проверки на предмет причастности Е. Лучезарновой (Марченко) к исчезновению детей её адвокат В. Шошина 26.06.2015 г. обратилась в следственное управление по Республике Башкортостан, где проводилось расследование по факту похищения малолетних детей. На адвокатский запрос был получен официальный ответ от руководителя отдела по расследованию особо важных дел следующего содержания:

«Ваше дополнительное обращение, поступившее 24.06.2015 в первый отдел по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Башкортостан, о результатах расследования уголовного дела No 9909604, возбужденного 03.06.2009 по п.п. «д», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ по факту похищения малолетних Мустафабейли К.А., Чепкова Я.И., имевшее место 13.07.2000 в Иглинском районе Республики Башкортостан, мною рассмотрено с изучением материалов уголовного дела.

Сообщаю, что 16.09.2010 производство предварительного следствия по уголовному делу No 9909604 приостановлено на основании п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, т.е. за не установлением лиц, причастных к совершению преступления.

Также сообщаю, что в рамках уголовного дела No 9909604, гражданка Марченко Евдокия Дмитриевна, 19.09.1952 г.р., уроженка г. Щучье Курганской области, не допрашивалась в качестве свидетеля, потерпевшей, подозреваемой и обвиняемой.

При этом предоставить Вам копию постановления о приостановлении производства по уголовному делу не представляется возможным, т.к. копии материалов уголовного дела могут быть предоставлены только участникам уголовного судопроизводства, которой Марченко Е.Д. не является».

Данный официальный ответ с однозначным отказом знакомить с уголовным делом тех, кто не имеет к нему никакого отношения, прокомментировали на Интернет ресурсе Института ритмологии: «Из приведённого выше текста письма следует однозначный и исчерпывающий ответ на все вопросы об отсутствии любой связи между пропажей несовершеннолетних детей и Лучезарновой (Марченко) Евдокией Дмитриевной:

Лучезарнова (Марченко) Евдокия Дмитриевна не является участником уголовного судопроизводства по факту похищения малолетних Мустафабейли К.А., Чепкова Я.И., имевшее место 13.07.2000 в Иглинском районе Республики Башкортостан. В связи с её полным непричастием к событиям она органами предварительного расследования не допрашивалась ни в каком качестве: ни в качестве свидетеля, ни в качестве потерпевшей, подозреваемой или обвиняемой»[xlvii].

На протяжении последних полутора десятков лет регулярное появление в СМИ материалов с негативной оценкой ряда российских религиозных меньшинств и отдельных общественных организаций, не связанных с религией (например, «Новый Акрополь», «Вальдорфская педагогика», «Метод Бронникова», «Институт ритмологии» и др.), является результатом неуклонной экспансии конфессиональных взглядов на сферу светской жизни. Одним из видимых признаков такого процесса можно считать зачастую полное совпадение аргументации авторов светских СМИ с позицией, которую открыто пропагандируют православные сектоведы. В этой связи и перечень конфессиональными сектоведами и светскими авторами негативных характеристик по адресу различных организаций, которые становятся объектами преследования, является практически одинаковым.

Среди таковых, например, к месту и не к месту используемый нейтральный научный термин «секта», которому посредством регулярного порочения религиозных меньшинств и несоответствующих клерикальным интересам мировоззрений придаётся негативистское звучание. Добавление к понятию секты устрашающих эпитетов «тоталитарная» и «деструктивная», усиливается указанием на общественную «опасность» таких мировоззрений и организаций. В качестве аргумента приводятся утверждения о том, как относится к таким мировоззрениям и организациям Русская православная церковь, а также сообщения о различных реальных и мифических трагедиях с непременным упоминанием при этом объектов преследования.

По сути, существование религиозных меньшинств и организаций не религиозных, но с ними ассоциируемых, никоим образом не может создавать проблем конкуренции с историческими религиями в плане массовости, влиянии на различные сферы культурной жизни общества и т.д. В то же время, например, «российский психолог Сергей Ениколопов, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья Российской Академии Медицинских Наук, связывает растущую популярность сект с тем, что люди недовольны нынешней религией: “Она устарела и не может отвечать на запросы современной жизни”».[xlviii]

Ирина Гагарина, старший преподаватель кафедры истории Московского гуманитарного университета отмечает: «Религия сект – это не только мировоззрение. Это также особое психологическое состояние, создаваемое с помощью особой мистической обстановки, внушения, самовнушения, пророчества, откровений, физического и психического изнурения людей. Основные чувства, которые проповедники стремятся вызвать у вступающего в секту и затем поддерживать на протяжении всего пребывания в секте, – это чувство страха, благоговения перед пророками и пророчицами, чувство собственного бессилия»[xlix]. Насколько можно судить из приведенной цитаты, автор не может провести чёткие критерии отличия секты от другого типа религиозной организации, так как то, что она перечисляет применительно к сектам, может быть отнесено к любым религиям и их организациям – церквям, деноминациям и другим религиозным структурам. Продолжая комментировать ситуацию, Гагарина напомнила, что «в правовом поле РФ не существует понятия «секта». Оно носит чисто религиоведческий характер. В законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорится о религиозных организациях и религиозных группах, действующих на территории РФ. Что касается проверки, то для выяснения, является та или иная организация религиозной, существует институт религиоведческой экспертизы. Если существуют опасения, что какая-либо организация занимается противоправными действиями (мошенничество, проституция, насильственное удержание в группе и так далее), необходимо обращаться в органы прокуратуры. Однако стоит быть готовым к тому, что доказать факт преступной деятельности будет непросто»[l].

Известно, что доказательства того, являются ли те или иные действия лица или организации преступными, это прерогатива следственных органов, что в итоге рассматривается судом, осуждающим за конкретные правонарушения, безотносительно чьих-либо симпатий или антипатий к мировоззренческим взглядам таких лиц и организаций.

И снова ссылка на А.Л. Дворкина, мнение которого, в данном случае, некоторым образом расходится и с данными УМВД по Калининградской области, и с мнением священника - клирика калининградского Свято-Андреевского храма РПЦ. «Некоторые специалисты, в число которых входит российский исследователь современного религиозного сектантства, автор термина «тоталитарная секта» Александр Дворкин, относят «Радастею» к локальным сектам, опасным новым религиозным организациям, базирующимся на учении нью эйдж. Однако, как сообщили «Клопс.Ru» в региональном УМВД, ни «Радастея», ни клуб «Ритмосчастье», не входят в список деструктивных современных сект и культов, и никаких жалоб на деятельность данного клуба полицейским не поступало.

Священник калининградского Свято-Андреевского храма Александр Пермяков, занимающийся проблемой сектантства, уверил, что никто из родственников тех, кто пострадал от действий «Радастеи», к нему не обращался»[li]. То есть А.Л. Дворкин считает «Радастею» опасной, а УМВД по Калининградской области – нет, так как не располагает фактами «опасности» данной организации. Но метод необоснованных утверждений в стиле Дворкина, тем не менее, используется и в СМИ.

Например, несмотря на отсутствие какого-либо фактического материала, свидетельствующего о социальной опасности Института ритмологии, в самиздатовской газете «Батенька, да Вы трансформер», 5 апреля 2017 года появляется статья «Секта Радастея учит быть счастливыми и богатыми», в которой отмечается, что «Институт ритмологии входит в перечень наиболее деструктивных тоталитарных сект и групп в России»[lii].

Что это за перечень и насколько он соответствует действительному положению вещей и фактам, если нет законодательного определения понятию «секты», а тем более понятию «деструктивной секты»? Кто составлял этот список, по каким критериям производился отбор?

Читаем далее: «На его занятиях широко используется групповое давление и психологические методы эмоционального контроля (гипноз, самогипноз), ведущие к состоянию транса. […] Жёстко ограничивается время сна, приём пищи. За несоблюдение распорядка грозит отлучение… Большинство ритмологов, вступив в сообщество, уходят из семьи. И если заводят семью повторно, то только с другим ритмологом…»[liii]. Автору М. Мартынову вторит А. Перова, в который уже раз вновь ссылаясь на трагическую историю Ирины Шипулиной: «Каждый второй ритмолог бросил семью, и если создает пару повторно, то уже только с членом секты». Ссылок на источник полученных данных автор, что стало для подобных публикаций привычным, не указывает[liv].

Проверял ли автор статьи достоверность распространяемой им информации, прежде чем публиковать материал? На каком основании он и ряд подобных журналистов делали подобные выводы? Если на основании заявлений сектоведа Дворкина, то тот «подкрепляет» свою позицию «фактами» из подобных статей в прессе. В результате получается замкнутый круг, в котором тиражируется многократно повторяемая непроверенная информация, формирующая в результате «образ врага», разжигая в обществе ненависть и вражду.

Обвинения в тоталитаризме и деструктивности с указаниями на особую опасность, конечно, препятствует социальной активности учреждения ИрЛЕм.

Так, например, в Брянске в январе 2015 года по существу была сорвана организованная Институтом ритмологии познавательная фотовыставка, посвящённая путешествиям на Южный и Северный полюсы[lv]. Аналогичная ситуация произошла в 2011 году в Екатеринбурге, где с выставки Экспо в канун её открытия был снят уже смонтированный и готовый к показу стенд Института ритмологии. При этом в качестве объяснения такого шага организаторы выставки привели статью из Википедии, в которой представлен сектоведческий (т.е. снова конфессионально пристрастный) взгляд на «Радастею» и Институт ритмологии, где, несмотря на позиционирование проекта «Википедия» объективным, каких-либо других, в том числе научных точек зрения, как это ни странно, не приводится[lvi].

Серьёзным нападкам подвергаются и физические лица – граждане России, которые являются сторонниками, либо просто интересуются ритмологией, занимая при этом государственные должности. Например, помощник губернатора Ульяновской области Татьяна Преображенская, была подвергнута обвинениям… нет, не в непрофессионализме или халатности при выполнении работы, а в личном мировоззренческом выборе. В первых же строках широко растиражированной в сети[lvii] статьи А. Горбунова сообщается, что «ведущий российский сектовед Александр Дворкин относит учение Евдокии Марченко, основателя секты «Радастея» и создателя псевдонауки «ритмологии», к тоталитарно-деструктивным сектам направления New Age», что независимо от неуместности такого авторитета, содержит и достаточно вызывающую неточность. Именовать «ведущим российским» сектоведа, представляющего одну из отделённых от государства конфессий, выглядит намеренным введением читателя в заблуждение.

В пресс-службе областного правительства Открытой России сообщили, что уголовных дел в отношении Преображенской не было, а проверку Федеральной службы безопасности она прошла успешно. «Всё остальное — досужие измышления, сказать могут всё о ком угодно», — пояснили в администрации губернатора[lviii].

 

«Радастея» и Институт ритмологии как объект обсуждения в социальных сетях

В целом публикации о Радастее и Институте ритмологии, судя по исследованному материалу, вполне типичны для одной из печальных тенденций, в русле которых существуют многие нынешние СМИ. Это запугивание читателей или зрителей сектами без исследования и понимания того, что это такое. В разряд таких «сект» помещаются всевозможные мировоззренческие системы, движения и организации – религиозные и нерелигиозные, где абсолютное большинство представлено мировоззренческими меньшинствами. К специфике распространения такого рода информации следует отнести откровенно необъективный подход, когда комментарий или интервью берутся только у одной, как правило, конфессионально и идеологически заинтересованной в подобных публикациях стороны, тогда как о других точках зрения даже не упоминается. Основной пафос практически всех сообщений и имитации аналитики здесь заключается в формировании «образа врага», с которым нужно бороться. Критерием «враждебности» или отсутствием таковой является мнение конфессионально ориентированных сектоведов, апеллирующих к позиции Русской православной церкви.

Таким образом, сами по себе подобные публикации в прессе, на радио и телевидении не предоставляют читателю или зрителю свободы выбора, а жестко и, нередко, в базарно-балаганной форме навязывают некую единственную, тоталитарную точку зрения, не подкреплённую ничем, кроме эмоционального накала. А заодно и дискредитируют Русскую православную церковь, не взирая на весьма ограниченный перечень «активистов», выступающих от её имени.

Результаты такого эмоционального давления, оказываемого в публичном пространстве на неподготовленную аудиторию, в большинстве случаев нельзя считать неожиданными. Это хорошо подтверждается исследованием обсуждений в социальных сетях при ознакомлении с личными мнениями пользователей.

В обсуждениях, организованных намеренно и возникших стихийно, отчётливо заметны типологические черты. Так, например, большинство реплик участников обсуждений «Радастеи» не имеет отношения к критике ее деятельности. В них не обнаруживается осведомлённость о достоверных фактах, характеризующих цели и методы организации, а откровенно негативистские характеристики в её адрес, по существу, не имеют отношения ни к самой «Радастее» и её руководству, ни к психологии, контекст которой зачастую декларируют сетевые ресурсы. Как правило, это рассуждения о различных мировоззренческих системах и направлениях, их авторах и организациях, о публикациях по различным поводам в СМИ или отвлечённые мнения о «нейролингвистическом программировании» и «зомбировании» людей, к чему могут быть причастны практически любые религиозные и нерелигиозные организации.

Таков, например, форум сайта «Мир психологии»[lix], который возник на основе единственного вопроса пользователя, где после нескольких ответов к обсуждению присоединились лица с заведомо негативными личными оценками деятельности организации и её руководства. К этому типу обсуждений по исследуемой теме в социальных сетях относятся спонтанно возникающие у пользователей сети вопросы, которые привлекают «троллей».

Формальным поводом для обширного обсуждения (с 2004 по 2017 год) стал вопрос, заданный пользователем. Но попытки ответить на него конструктивно прекращаются уже на первой из 43 страниц, содержащей 25 реплик пользователей. Основная масса приблизительно половины из более чем 1000 реплик касаются ритмологии, и большинство из них направлены на создание о ней негативного мнения. Но в основном это категорические высказывания всего лишь нескольких пользователей с утверждениями о «вредности» теории Е.Д. Марченко и её организации с использованием при этом приводимых наобум стереотипных признаков негатива.

В результате задающийся вопросом пользователь вместо получения консультаций выступает в роли того, кто подал повод для формирования у аудитории негатива в чей-либо адрес. При этом вопросы теории и практики этого направления обсуждающими «Радастею» или «ИрЛЕм» не рассматривались и не подвергались конструктивной критике, и авторы негативных отзывов ограничивались в основном субъективными оценками без указания для них реальных оснований. То есть использовалось то, что можно определить как безосновательное очернение репутации.

Обсуждение в Психологическом разделе форума Уkt.ru[lx] (Якутия), например, заявленном как проблема «что делать с бабушкой, которая заинтересовалась ритмологией?», особо привлекательным для посетителей не стало. Немногочисленные реакции на вопрос в данном случае довольно вялы. В «помощь» пользователям приводятся контакты церковной сектоведческой структуры.

В сравнении с некоторыми другими данный форум выглядит откровенно вялым и производит впечатление неряшливо организованного «троллинга», направленного на профанацию ритмологии. Но за счёт незначительного количества посетителей может считаться в деле создания негативного образа малоэффективным.

Следующий тип обсуждений можно рассмотреть на примере темы «Радастея». Вот такая «колбаса» на форуме «Усть-Кут online» [lxi].

В отличие от невнятности формулировок якутского форума, где присутствуют голословные суждения «троллей» без обращения к каким-то аргументам, в данном случае автор темы и пространных реплик подходит к делу более «серьёзно» - то есть сразу определяет «Радастею» «тоталитарной сектой оккультного толка», после чего переходит к обширным комментариям с приведением разного рода устрашающих быличек, многочисленными ссылками на статьи из «Комсомольской правды» и других региональных СМИ, антикультистского ресурса центра Иринея Лионского. Приводятся высказывания различных пользователей с других форумов и безадресные цитаты чужих сообщений, Нового завета, политических деятелей и т.п. Морализаторские строки из религиозных источников перемежаются упоминаниями НЛО и «пришельцев», тезисами православных антикультистов, которые даются без ссылок и являются, якобы, авторским текстом пользователя.

При этом результирующим аргументом предполагается обращение к тезисам так называемой «международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты - угроза XXI века», организованной 23 - 25 апреля 2001 года по благословению митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая в Нижнем Новгороде[lxii]. На этом церковном мероприятии ритмология была квалифицирована его участниками как «секта, а не религия и не наука». Независимо от выражения этим «аргументом» не научного мнения, а конфессионального взгляда на явление, следует отметить, что в 2001 году на церковном мероприятии рассматривалась организация «Радастея», прекратившая в дальнейшем своё существование.

Несколько цитат отдельных пользователей отображают лояльное или равнодушное отношение к ритмологии без ссылок на какие-либо реальные или надуманные аргументы, что в общем ряду негативистски ориентированных публикаций почти не заметно.

В нескольких фрагментах публикации на форуме Усть-Кут online (2008) пользователь предлагает 10 сформулированных им вопросов, касающихся «развенчания» ритмологии, а затем сам на них отвечает. В процессе таких самостоятельных ответов на поставленные вопросы отчётливо заметно строгое соответствие антикультистской тенденции определения любых признаков деятельности ритмологической организации признаками секты в её конфессионально-пропагандистском идеологическом смысле – то есть деятельности «деструктивной» и весьма «опасной».

Данным форумом представлен тип обсуждений или деклараций, которые являются результатом частных инициатив отдельных лиц, как правило, малосведущих в существе вопроса  испытывающих при этом к теории ритмологии и её автору личную неприязнь. Такие признаки, впрочем, не исключают и «заказного» характера организации подобных блогов с возможностью обсуждения для пользователей. При этом объектами формирования негативного мнения у пользователей Интернета могут быть любые другие религиозные и нерелигиозные организации.

Ещё с одним типом обсуждений можно ознакомиться на примере темы пользователя «Радастея, ИРЛЕМ, ритмология секта» в блоге социальной сети «ВКонтакте».[lxiii] Материал иллюстрирован мрачной картинкой «Чёрный ангел» (известные обои из компьютерной игры - Diablo) и тематической заставкой из вопросов, для рассмотрения.

Тщательное структурирование обсуждения с самого начала свидетельствует о серьёзности подхода авторов темы, хотя мало отличается по сути от абсолютного большинства подобных мероприятий. Сформулированные авторами вопросы со всей очевидностью заранее определяют как негативистскую направленность обсуждения, так и круг ассоциаций, которые должны возникать у его участников.  

Например, на вопрос об условиях, в которых «могут появляться такие организации», даётся «исчерпывающий ответ», в котором обвиняются Министерство юстиции РФ и его конкретные персоналии - и.о. начальника Главного управления Минюста по Москве Е.Р. Гирчикова (2011г) и начальник ГУ Минюста по Москве В.В. Федоров (2016г.).

В качестве аргумента, говорящего об «опасности» «Радастеи», дежурно используется ссылка на конференцию «Тоталитарные секты — угроза XXI века» внесла «Радастею» в список опасных деструктивных сект. Организатор конференции, носившей конфессиональный характер - Нижегородская епархия Русской Православной Церкви».[lxiv] Здесь же приводятся пространные рассуждения о «психотропном оружии», «масонах», антиутопии романов братьев Стругацких, экстрасенсорике и т.д.

В большинстве примеров диалогов между участниками обсуждений наблюдается та же типичность аргументации с присутствием в ней набора обязательных элементов, которые используются при изложении мнений или их обосновании подавляющим большинством пользователей различных социальных сетей в процессе очернения репутации каких-либо персон, движений или организаций. Это ссылки на канонические (внутренние конфессиональные) взгляды религиозной организации на различные явления внешнего мира; пространные рассуждения о различных вещах и явлениях при очевидном отсутствии о них достоверных знаний, но с демонстрацией негативного к ним отношения на основании слухов.

Судя по содержанию обсуждения на форуме блога «ВКонтакте», в содержательном плане оно мало чем отличается от других аналогичных мероприятий, организуемых в социальных сетях с целью нанесения ущерба достоинству и деловой репутации «Института ритмологии» и её руководству. Однако в организации такого типа обсуждений, как правило, принимают участие несколько «троллей»-единомышленников, благодаря чему должно производиться впечатление спонтанности диалога, в ходе которого различные инвективы в адрес обсуждаемого объекта должны выглядеть в глазах непосвящённой публики более убедительными. Подобные инициативы чаще всего не бывают случайными, не являются плодом «самодеятельности» отдельных заинтересованных лиц, и их сценарии создаются более или менее квалифицированными специалистами со стороны «заказчиков» преследований.

Одновременно в результате исследования обсуждений темы «Института ритмологии» и «Радастеи» в различных сетевых ресурсах, в т.ч. социальных сетях Рунета, можно констатировать, что уровень эффективности от последовательного очернения теории и практики этого направления в средствах массовой информации может быть достаточно высоким. В среде русскоязычных пользователей сети искусственно насаждается массовый стереотип подозрительной, эмоционально-окрашенной и, в основном, негативной оценки данной организации. Одновременно содержание обсуждений свидетельствует о заметной примитивности представлений большинства пользователей (в т.ч. организаторов и участников обсуждений) как о методиках «Радастеи» и «Института ритмологии», так и об авторитетности аргументов, направленных на дискредитацию этих методик.

В качестве таких аргументов в подавляющем большинстве случаев используются высказывания отдельных клерикальных функционеров – сектоведов или священнослужителей, мотивированные отдельными положениями о вероисповедной исключительности православия, которое представляется ими в качестве критерия для суждений о любых, не имеющих отношения к этому вероисповеданию систем мировосприятия. С одной стороны, такая внутренняя позиция любых религий свойственна всем существующим в мире религиозным направлениям. С другой стороны, она никогда не является объективной в силу оценки любых явлений вне границ таких вероисповеданий, так как производится с позиции их частных религиозных доктрин и господствующей в каждый данный момент религиозной идеологии.

Таким образом, в подавляющем большинстве случаев исключительно эмоциональное неприятие ритмологии и организаций, использующих её методики, опирается на заведомо предвзятые отзывы об этом явлении, вброшенные в информационное поле конфессиональными сектоведами. Основанные на нетерпимости по отношению к любому инакомыслию оценки сектоведов, подкреплённые ссылками на негативное отношение церкви (РПЦ) к определённым явлениям или организациям, они широко тиражируются в СМИ различными конфессиональными и светскими изданиями при лояльном отношении к этому со стороны администрации и правоохранительных органов.

Имеет смысл отметить, что современная клерикальная идеология привилегированной конфессии в России, отвечая интересам срочного формирования единой идеологической доктрины в стране, в настоящее время оказалась востребованной в форме расплывчатого и юридически не определяемого понятия, вульгарно именуемого «скрепами». Будучи одним из авторов реванша тоталитаризма, эта идеология не предполагает фактологических оснований и опирается на разного рода мифологемы в области истории -  в т.ч. истории российской мысли, истории религии и истории религиозных организаций. Поэтому неудивительно, что диффамация («...оглашение о ком-либо позорящих честь фактов или сведений, независимо от того, согласно ли с истиной оглашаемое, или нет» [lxv]) оказывается в данный исторический период одним из наиболее востребованных упомянутым трендом методов оперирования в информационном поле стране.

То обстоятельство, что системная диффамация способствует формированию в обществе враждебного отношения к отдельным религиозным и иным мировоззренческим системам, их организациям и последователям, демонстративно игнорируется администрацией государства. Это происходит, не смотря на откровенно деструктивный характер данного процесса, создающего крайне серьёзные социальные риски для всех сфер жизни страны. В полной мере это относится и к упорной травле как «Радастеи», так и  «Института ритмологии», сформированного незадолго до прекращения деятельности ранее существовавшей организации «Радастея». 

Таким образом, получается, что широко тиражируемые журналистские публикации, основанные не на научном (религиоведческом), а конфессиональном (сектоведческом) подходе, оказывают существенное влияние на массовое сознание, аналогичное «промыванию мозгов» («...относительно недавно возникший термин в языке, до 1950 года его существовало. Более ранние стихийные формы принудительного подсознательного убеждения существовали ещё во времена инквизиции и применялись во время показательных судов против «врагов народа» в СССР. Это понятие тесно связано с развитием и распространением государственной пропаганды»[lxvi]), известному по опыту мировой практики деструктивных движений и организаций. Как правило, в России в этом голословно обвиняют жертв своих нападок конфессиональные сектоведы, формируя тем самым не только ситуацию внутреннего конфликта в психике каждой отдельной личности, но и стимулируя конфликтогенность в социальном аспекте, т.к. настраивают граждан друг против друга на основе различия их мировоззрений.

Интересно, что именно такой эффект – формирование подозрительности и вражды между представителями разных социальных групп, в т.ч. по признаку различия мировоззрения, определяется экспертами в России и других странах мира как деструктивное явление, требующее внимания соответствующих специалистов и правоохранительных органов.

 

Результаты социологического опроса слушателей Института ритмологии

Обратимся к тому, что думают сами слушатели ИрЛЕм о тех проблемах, которые обсуждают сектоведы и журналисты. Проведённый социологический опрос (в форме анкетирования) слушателей ИрЛЕм выявил весьма интересные результаты. Первый блок вопросов данного соцопроса был направлен на выяснение того, является ли ИрЛЕм религиозной организацией с точки зрения самих его слушателей. Ответ оказался однозначным – нет, не является.

Второй блок вопросов анкеты был посвящен негативным признакам, которые приписывают ИрЛЕм сектоведы и отдельные журналисты, именуя эту общественную организацию «деструктивной, тоталитарной сектой». Мнение самих слушателей ИрЛЕм по этому вопросу, несомненно, интересно.

Так, при ответе на вопрос о том, ощущают ли респонденты со стороны ИрЛЕм контроль за их повседневной жизнью, мнения опрошенных разделились следующим образом: более половины (59,2 %) ответило, что они иногда обращаются за советом к консультантам ИрЛЕм, но не всегда ему следуют, поскольку привыкли принимать решения самостоятельно, и никогда ни перед кем в этих решениях не отчитываются. Более трети респондентов (39,0 %) заявили, что никогда не отчитываются в том, чем занимаются и какие решения принимают в своей жизни, ни к кому не обращаются за помощью в принятии таких решений, полагаясь лишь на свой жизненный опыт и собственные представления. Незначительное число участников опроса (0,6 %) подтвердило, что отчитываются о каждом своём шаге перед консультантами ИрЛЕм и советуется с ними по всем вопросам, всегда следуя советам, которые они дают. 1,2 % отметили позицию «Другое», расшифровав свой ответ, например, следующим образом: «Контроль за моей повседневной жизнью отсутствует со стороны ИрЛЕм. Я сама обращаюсь в ИрЛЕм, когда это необходимо», «Контроль за своей повседневной жизнью не ощущаю; к консультантам обращаюсь в большей степени для помощи в изучении ритмометода и его возможностей», «Контроль за своей жизнью не ощущаю, следую рекомендациям ритмолога, автора метода, т.к хочу лучше познакомиться с методом и изменить свою жизнь к лучшему», «Я не ощущаю контроля за своей повседневной жизнью со стороны ИрЛЕм, иногда обращаюсь за советом к консультантам ИрЛЕм», «Контроля не ощущаю», «Я и обращаюсь и советуюсь с консультантами, но контроля надо мной нет!». Таким образом, респонденты, отметившие позицию «Другое» в своих ответах подчеркнули, что они не ощущают контроля над своей повседневной жизнью со стороны ИрЛЕм, хотя и могут обращаться за советом к сотрудникам данного Института. По существу ответы этой группы респондентов близки и часто тождественны по содержанию ответам группы большинства, выделивших второй пункт «закрытий» данного вопроса, соответствующий их представлениям и ощущениям[lxvii].

Таким образом, абсолютное большинство слушателей ИрЛЕм (99,4 %) не ощущают контроля за своей повседневной жизнью со стороны ИрЛЕм и не отчитываются перед сотрудниками и руководством ИрЛЕм о событиях собственной жизни, принятых решениях, поступках и т.д.

Абсолютное большинство опрошенных слушателей Института ритмологии считают, что их членство в ИрЛЕм не только не препятствует получению образования, но, напротив, способствует этому процессу (в том числе – получению высшего образования), а руководство ИрЛЕм призывает своих слушателей к получению более высокого, относительно уже имеющегося, уровня образования. Как показали результаты данного опроса, около трех четвертей респондентов (74,) %) обладатели высшего образования (некоторые из них – учёной степени).

4,4 % респондентов заявили, что, по их мнению, в ИрЛЕм не препятствуют, но, и не призывают к получению образования его слушателями. 2,4 % выделили пункт «Другое», в котором писали, например: «Моё образование – это моё личное дело, но в результате обучения в ИрЛЕм появился интерес к повышению моего образования, к получению новых знаний», «Нет, не препятствуют, даже наоборот, я поступила в институт», «Я не соотношу получение образования с ИрЛЕм», «Не препятствуют», «Не препятствуют, я выбираю учебное заведение по своему усмотрению», «Не препятствуют, наоборот, помогают разобраться, каких знаний не хватает, чтобы человек сам мог решить, где эти знания приобрести», «ИрЛЕм не влияет на мой выбор в этом вопросе», «Не препятствует, каждый принимает решение самостоятельно», «Я пенсионерка, у меня есть одно высшее образование и одно незаконченное высшее образование, а учёба в ИрЛЕм открывает дополнительные горизонты познания не только ритмологии, но и других современных отраслей знания» и т.п.

Таким образом, выделившие позицию «Другое» по содержанию ответов могут быть объединены с группой респондентов, отметивших третью позицию в вариантах возможных ответов на данный вопрос, согласно которой ИрЛЕм не препятствует получению образования, в том числе высшего, а, наоборот, к призывает к этому. Таким образом, оказывается, что данной точки зрения, по сути, придерживается 94,6 % опрошенных слушателей ИрЛЕм.

1,0 % опрошенных с ответом на данный вопрос затруднился.

Ни один из респондентов (0 %) не заявил о том, что в ИрЛЕм слушателей призывают не получать образования, а изучать только ритмологию[lxviii].

Таким образом, абсолютное большинство респондентов полагают, что ИрЛЕм не препятствует, а, напротив, призывает к получению образования, в том числе высшего. Из этого можно сделать вывод, что руководство ИрЛЕм не боится и даже предпочитает иметь среди своих слушателей образованных людей с развитым интеллектом, а также критическим, свойственным интеллектуалам рассудком, со стороны обладателей которого могут звучать в том числе обвинения в адрес «ритмологии» как лженауки; не боится противопоставления ритмологии и классического образования. Следует заметить, что действенность манипулятивных технологий, в которых столь часто обвиняется ИрЛЕм конфессиональными сектоведами и СМИ, тем эффективнее, чем ниже образовательный уровень объекта их приложения. В ИрЛЕм же, напротив, обнаруживается заинтересованность в получении его посетителями более высокого, относительно уже имеющегося, уровня образования, к постоянному расширению и увеличению объёма знаний и т.д.

Со стороны сектоведов и отдельных, аффилированных с ними авторов СМИ известны обвинения в адрес ряда организаций, в том числе ИрЛЕм, в разрушении семей и привычного окружения людей, контроле за их повседневной жизнью, состоянием кругозора и психическим состоянием членов этих организаций. Социологический опрос слушателей ИрЛЕм был направлен, в том числе, на проверку подлинности и подобных претензий.

Так, при ответе на вопрос о семейной жизни, мнения респондентов разделились следующим образом. Более половины из них (56,6 %) заявили, что после того, как они стали посещать ИрЛЕм, отношения в семье только улучшились, хотя их супруг(а), родители, дети и др. не являются слушателями ИрЛЕм. Более трети опрошенных (35,8 %) отметили, что никакого влияния на их семейную жизнь, отношения в браке и с детьми, родителями и другими родственниками, членство в ИрЛЕм не оказало. 2,6 % опрошенных сообщили, что их семьи существуют, но отношения в них значительно ухудшились. 1,0 % респондентов заявили, что после того, как стали слушателями ИрЛЕм, они расстались с супругом(ой), испортились отношения с другими близкими родственниками.

1,4 % опрошенных не смогли ответить на данный вопрос, а 2,6 % выделили позицию «Другое», сообщая, например: «Не разрушило и не разрушает, а наоборот помогает. Близкие и родные обращаются за советом, когда не могут с чем-либо справиться», «Отношения в семье улучшились…», «Благодаря моему обучению в ИрЛЕм я сохранила семью и счастлива в ней», «У меня с семьёй всё хорошо, хотя они не являются слушателями ИрЛЕм», «Отношения в моей семье заметно улучшились, после того как я стала посещать ИрЛЕм, и вышли на качественно новый уровень», «…У нас с мужем полное взаимопонимание и взаимопомощь», «После посещения ИрЛЕм отношения в семье улучшились», «Мои родные прислушиваются ко мне, хотя не являются слушателями ИрЛЕм» и т.п.

Таким образом, отметившие позицию «Другое», по существу, написали ответы, либо совпадающие, либо близкие по смыслу к закрытому ответу, содержащемуся в четвёртом пункте, поэтому ответы по этим двум пунктам (четвёртому и пятому) можно суммировать. В результате получается, что 59, 2 % опрошенных отметили, что после того, как они стали слушателями ИрЛЕм, отношения в их семьях улучшились, хотя их родственники не посещают ИрЛЕм[lxix].

Как показывают результаты социологического опроса, семейная жизнь и родственные отношения абсолютного большинства слушателей ИрЛЕм, принявших участие в опросе (95,0 %), с начала их посещения Института ритмологии либо не изменились, либо улучшились (при том, что родственники опрошенных не являются слушателями ИрЛЕм). Таким образом, обвинения ИрЛЕм и его руководства в том, что они разрушают семьи, разводят супружеские пары, а потом слушателей/слушательниц «сватают» исключительно за членов ИрЛЕм, оказываются несостоятельными.

Принципиально важным оказался ответ на вопрос о контроле со стороны руководства и сотрудников Института ритмологии за повседневной жизнью слушателей ИрЛЕм, включая питание и сексуальные отношения. Так, 61,0 % респондентов подчеркнули, что в ИрЛЕм люди делятся событиями своей повседневной жизни (тем, что они едят, пьют и т.д.) исключительно по их собственной инициативе, и ИрЛЕм эти процессы не контролирует. 38,8 % отметили, что такие обсуждения в ИрЛЕм вообще не практикуются; 0,2 % отметили позицию «Другое», объяснив, что ИрЛЕм не контролирует жизнь своих слушателей, что в ИрЛЕм не даётся оценок «хорошо или «плохо». Поступкам людей просто находится объяснение, а человек делает свой выбор сознательно и самостоятельно. Собственно, аналогичным образом дело обстоит в большинстве других организаций, где сделавшие выбор стать их членами следуют тому, что в этих организациях им предлагается (а если их это не устраивает, то выходят из организаций), либо нет. Выбор остаётся за самими людьми.

Показательно, что ни один из опрошенных (0 %) не ответил, что он постоянно отчитывается перед консультантом ИрЛЕм в том, что он съел, выпил и по поводу своих интимных отношений. Также никто не затруднился с ответом на данный вопрос (0%)[lxx].

Таким образом, обвинения в тотальном контроле за повседневной жизнью слушателей ИрЛЕм со стороны руководства Института фактами не подтверждается и выглядит не более чем вымыслом конфессионально ориентированных сектоведов и транслирующих их мнения журналистов.

Ответы на вопрос о возможных препятствиях, которые чинит ИрЛЕм своим слушателем в сфере знакомства с достижениями науки, искусства, культуры, литературы, в плане возможности их поездок и путешествий формируют вполне определённую картину. Так, около трёх четвертей респондентов (73,6 %) ответили, что со стороны ИрЛЕм нет никаких препятствий к тому, чтобы они посвящали своё время тому, что их интересует – науке, искусству, литературе, поездкам и путешествиям; четверть опрошенных (26,0 %) ответили, что то, как и где члены ИрЛЕм проводят своё свободное время, в Институте не обсуждается; 0,2 % опрошенных выделили пункт «Другое», сообщив, что «благодаря обучению в ИрЛЕм их занятия наукой стали более качественными, появилось глубинное понимание многих процессов»; 0,2 % с ответом на данный вопрос затруднились.

Ни один из респондентов (0 %) не ответил, что членство в ИрЛЕм препятствует знакомству с достижениями науки, искусства, культуры, литературы, поездкам и путешествиям, по той причине, что слушатели должны постоянно читать ритмы и книги Евдокии Лучезарновой, слушать кассеты с записями её выступлений, и ни на что другое у них не остаётся времени. Также ни один из респондентов (0%) не считает, что ИрЛЕм препятствует, в том числе и не явно, всему вышеназванному, поскольку подобные занятия и поездки не рекомендует и не одобряет[lxxi].

Таким образом, как следует из ответов на данный вопрос, 99,8 % опрошенных утверждают, что ИрЛЕм ни в коей мере не препятствует приобщению своих слушателей к достижениям науки, культуры, искусства, литературы, к расширению их кругозора, поездкам и путешествиям.

Принципиально важно для каждого человека, чтобы он сам и его близкие были здоровы, хорошо чувствовали себя в любом возрасте. Не секрет, что современная медицина, несмотря на неуклонное развитие и совершенствование, далеко не во всех случаях может помочь в преодолении болезней и полном излечении больных. Поэтому зачастую люди, разочаровавшись в официальной медицине и безрезультатно отсиживающие многие часы в очередях поликлиник, испробовав дорогостоящие лекарства, которые в лучшем случае не принесли облегчения, разочаровываются и, в силу недостаточной эффективности или неэффективности подобного лечения, ищут какую-либо альтернативу. Подобная альтернатива может оказаться как содержащей риски (например, при использовании не прошедших клинических испытаний средств и препаратов, сомнительных процедур и т.д., способных нанести вред здоровью), так и безвредной (например, формальное повторение словесных формул – мантр, молитв и др.) или даже полезной, в случае безусловной веры человека в исцеляющую силу таких формул (аутосуггестия). Оптимальным в подобных случаях допустимо считать четвёртый вариант – сочетание «исцеляющей молитвы» (либо иных словесных формул, в т.ч., например, чтения ритмов при условии веры человека в их целительную силу) с обращением в медицинское учреждение, к квалифицированным врачам.

Подавляющее большинство респондентов (80,2 %) на вопрос о том, что они делают, если заболевают сами либо их близкие, ответили, что обращаются в медицинское учреждение и одновременно читают ритмы для исцеления; 13,4 % указали, что обращаются только к врачам для назначения традиционного лечения; 4,2 % отметили, что для улучшения состояния здоровья читают ритмы, не прибегая к медицинской помощи квалифицированных врачей; 1,4 % выделили позицию «Другое», написав, что «И до занятий в ИрЛЕм являлась сторонником нетрадиционной медицины…», «При серьёзном заболевании, что случается крайне редко, конечно, обращаюсь к медицине, но всегда помогаю себе ритмологически», «Занятия в ИрЛЕм намного улучшили состояние здоровья, но постоянно профилактически прохожу обследование у личного домашнего врача», «В медицинском учреждении прохожу диагностику и получаю лечение», «В своей жизни и до членства в ИрЛЕм стараюсь к медикам обращаться в большей степени для диагностики своего состояния. А дальше каждый решает сам – применять традиционное лечение или нет. Я придерживаюсь здорового образа жизни, поэтому редкий гость у врачей. А ритмы читаю всегда», «Обращаюсь к врачам обязательно, но пытаюсь осмыслить, почему это произошло, нахожу о болезни больше информации, также читаю ритмы» и т.п.; 0,4 % дать ответ на поставленный вопрос затруднились.

С учётом расшифровки ответов респондентов, которые отметили пункт «Другое», можно сделать вывод, что их позиция относительно собственного здоровья и здоровья своих близких, коррелирует с позицией большинства – обращение к традиционной медицине, дополненное чтением ритмов с верой в их целительную силу (суммарно – 81,6 %)[lxxii].

Таким образом, звучащие в адрес ИрЛЕм обвинения в том, что его руководство запрещает людям прибегать к помощи профессиональных врачей, заменяя это чтением ритмов, не имеют под собой реальных оснований, ибо абсолютное большинство опрошенных (95,4 %) в случае собственной болезни или болезни членов семьи обращаются за помощью к официальной медицине, 81,6 % из которых дополняют её чтением ритмов.

Родственные и дружеские отношения с кругом людей, с которыми общались до того, как стали слушателями ИрЛЕм, поддерживает абсолютное большинство опрошенных (96,8 %). 0, 2 % затруднились с ответом на данный вопрос.

1,8 % выделили позицию «Другое», расшифровав её следующим образом: «Круг друзей и знакомых только расширился», «Хотя некоторые из родственников не приветствуют мои занятия, отношения с ними сохранились хорошие», «Так как мне по жизни всегда было трудно поддерживать близкие отношения как с родней, так и с друзьями, то считаю, что именно занятия ИрЛЕм помогают мне поддерживать нужные мне связи», «Мои связи, их качество изменилось. Имею в виду дружеские связи. Стали притягиваться интересные люди, с кем можно обсудить разные темы», «Я стала более внимательна к близким, независимо от их отношения к ИрЛЕм», «Родственные связи и друзья всегда рядом, но ещё и расширился круг общения», «После отказа от употребления спиртных напитков моё окружение поменялось» и т.п.

Как видим, содержательно позиция выделивших при ответе пункт «Другое», по существу, совпадает с позицией группы респондентов, отметивших пункт 2. Таким образом, 98,6 % опрошенных полагают, что став слушателями ИрЛЕм, им не пришлось разорвать родственные или дружеские связи с теми людьми из их окружения, которые не являются слушателями ИрЛЕм. Вместе с тем, 1,2 % отметили, что им пришлось это сделать – а именно, прекратить отношения с теми из друзей, родственников, знакомых и коллег, которые не разделяют их убеждений и не являются слушателями ИрЛЕм[lxxiii].

В целом ответы на данный вопрос свидетельствуют о том, что абсолютное большинство (98,6 %) опрошенных поддерживают отношения с тем кругом лиц (друзьями, родственниками, коллегами, знакомыми), с которым общались до того, как стали слушателями ИрЛЕм. Как следует из ответа на данный вопрос, руководством ИрЛЕм изоляционизма в какой-либо степени слушателям не навязывается, их не призывают разорвать прежние родственно-дружественные отношения и общаться только с членами ИрЛЕм.

Не менее важным для подтверждения или опровержения гипотезы исследования было выяснение вопроса о наличии или отсутствии понуждения к выплатам взносов и пожертвований слушателями в пользу ИрЛЕм. Ответы на данный вопрос разделились следующим образом: абсолютное большинство респондентов (96,4 %) ответило, что никаких взносов или пожертвований в ИрЛЕм не практикуется, хотя как в любом частном институте, в соответствии с Уставом организации, здесь существует платное обучение и практикум; 3,0 % отметили, что никаких понуждений нет, но случаются просьбы о помощи со стороны слушателей ИрЛЕм; 0,6 % с ответом затруднились.

Ни один из респондентов (0 %) не отметил, что в ИрЛЕм понуждают делать взносы и пожертвования для существования и развития организации[lxxiv].

Таким образом, обвинения в адрес ИрЛЕм в постоянных поборах собственных слушателей в форме понуждения к взносам и пожертвованиям оказываются несостоятельными. В финансовом плане ИрЛЕм функционирует в строгом соответствии со своим Уставом.

Существенным является вопрос о возможностях слушателей беспрепятственно покинуть ИрЛЕм. Неоднократно в публикациях СМИ утверждается, что слушателей в ИрЛЕм запугивают и угрожают, не позволяя им покинуть эту организацию, и они остаются в ней из-за страха. Как выяснилось из ответов опрошенных слушателей ИрЛЕм, абсолютное большинство респондентов (99,0 %) считают это невероятным, поскольку если кому-либо что-то не нравится, то он свободно покидает ИрЛЕм, в чём ему никто не препятствует, а тем более в связи с этим не угрожает; 0,6 % затруднились дать ответ на данный вопрос; 0,4 % отметили позицию «Другое», написав: «Ничего подобного», «Не ожидаю никаких препятствий» и т.п. Отметившие пункт «Другое» по существу засвидетельствовали то же, что абсолютное большинство, и потому эти результаты могут быть суммированы, составляя вкупе 99,4 %.

При этом ни один из респондентов (0 %) не заявил о том, что опасается сценария с угрозами и запугиванием, а потому не выходит из числа слушателей ИрЛЕм [lxxv].

Таким образом, болезненные фантазии обличителей остаются всего лишь их фантазиями, так как фактически 99,4 % респондентов заявили о невероятности подобного развития событий.

Итак, в результате опроса удалось выяснить, что слушатели ИрЛЕм не ощущают в отношении себя никакого давления на себя со стороны ИрЛЕм – ни в плане их стремления к получению образования и интеллектуальному росту, ни в аспекте их знакомства с достижениями науки, искусства, культуры, литературы, возможными поездками и путешествиями, ни в плане привычного дружеского окружения и семейных взаимоотношений, которые у многих слушателей ИрЛЕм только улучшились за последние годы, ни в плане заботы о своем личном здоровье и здоровье своих близких, т.к. никаких препятствий для обращения к традиционной медицине и квалифицированным врачам руководство и сотрудники ИрЛЕм не создают.

Чрезвычайно важными оказались полученные в результате социологического опроса данные, согласно которым абсолютное большинство опрошенных не ощущают никакого контроля со стороны ИрЛЕм за их повседневной жизнью, за их питанием и интимными отношениями. Возможности каких-либо препятствий со стороны руководства ИрЛЕм в случае решения слушателя покинуть эту организацию, оцениваются абсолютным большинством респондентов как невероятные. Подавляющее большинство слушателей ИрЛЕм отметило также, что никаких принуждений к внесению взносов и пожертвований на нужды ИрЛЕм в этой организации не практикуется. Вся деятельность ИрЛЕм осуществляется в строгом соответствии с положениями его Устава, включая платные программы обучения и практикумы.

Таким образом, сторонние обвинения, содержащие в том числе и набор неких признаков, обычно перечисляемых сектоведами при характеристике т.н. «деструктивных сект», в данном случае носящие огульный характер, при конкретном их рассмотрении не нашли никакого подтверждения.

 

Соцально-демографический «портрет» слушателя ИрЛЕм

Третий блок вопросов представлял собой биографический раздел (т. н. «паспортичка»). Он содержал вопросы, характеризующие участников опроса – их пол, возраст, семейное положение, наличие детей, место проживания, уровень образования и доходов, сферу профессиональной занятости. Ответы на данные вопросы позволили получить социально-демографический «портрет» среднего слушателя ИрЛЕм.

Опрос выявил, что среди слушателей ИрЛЕм значительно преобладают женщины - 81,2 %[lxxvi]. Данное обстоятельство, на наш взгляд, подтверждает общесоциологическую закономерность, в соответствии с которой социальная активность женщин в современном обществе велика и зачастую, превосходит подобную активность мужчин.

Наибольшая возрастная группа среди опрошенных слушателей ИрЛЕм представлена респондентами в возрасте 45-69 лет (37,6 %). Сопоставима с названной и группа пожилых людей – старше 60 лет (34,8 %). Молодёжь (18-35 лет представлена всего 8,0 %, в то время как молодые люди 30-45 лет составляют 19,6 %[lxxvii].

В целом молодые люди до 45 лет составили лишь чуть больше четверти всех опрошенных – 27,6 %, в то время как слушатели старше 45 лет – 72,4 %. Данное обстоятельство, вероятно, можно объяснить тем, что в молодости люди в большей степени заняты решением конкретных проблем – получение диплома, вступление в брак, рождение и воспитание детей, подъём по карьерной лестнице и т.д. Однако с годами, по мере созревания личности, у человека пробуждаются интересы к расширению круга своих знаний за пределы профессиональных и бытовых навыков, к поиску ответов на «вечные» вопросы. Религиозное объяснение многих проблем удовлетворяет не всех, и люди ищут альтернативу для своего личностного развития либо параллельно с интересом к религии, либо вместо него. Поэтому, на наш взгляд, среди опрошенных и преобладают люди «второй половины жизни»[lxxviii]. Кроме того, это может говорить о том, что, став слушателем ИрЛЕм однажды, люди продолжают оставаться ими долгое время. Например, начавшие изучать ритмологию в 1990-ые годы в возрасте 30-45 лет, сегодня уже пенсионеры.

Около половины респондентов (48,6 %) состоит в браке. Пятая часть опрошенных пока не женилась/не вышла замуж – 19, 2 %. В разводе находится 17,4 %., вдовствуют – 14,8 % (что не удивительно с учётом возрастной группы респондентов).

Результат опроса в части семейного положения наглядно демонстрирует, что ИрЛЕм не способствует разрушению семей, не призывает своих слушателей к расторжению брака. Как видно из ответов на данный вопрос анкеты, около половины респондентов состоят в браке. Среднестатистически это число при соотнесении с числом разведённых (17,4 %), выше, чем в целом по стране, где число браков составляет 8,5 на одну тысячу человек, в то время как число разводов 4,7[lxxix] (число браков только в 1,8 раз превышает число разводов по России в целом). Среди опрошенных слушателей ИрЛЕм это соотношение равно 2,8 в пользу состояния в браке – то есть число разводов в 2,7 раз меньше числа браков.

41,6 % респондентов заявили, что имеют двоих детей; 28, 4 % – одного ребёнка; 11,4 % – троих и более детей; 18,6 % детей не имеют, что в целом сопоставимо с ещё неженатыми и незамужними респондентами (19,2 %)[lxxx].

Сопоставляя эти показатели с общей ситуацией в стране, необходимо отметить, что, например, согласно данным за 2010 год в России насчитывалось 65,5 % семей с одним ребёнком, 27,5 % семей с двумя детьми и 7 % семей с тремя детьми [lxxxi]. Таким образом, демографическая ситуация в семьях опрошенных слушателей ИрЛЕм выглядит значительно более благоприятной, чем среднестатистическая по стране в целом.

Ответы на вопрос о месте проживания (мегаполис, областной или районный центр, посёлок городского типа, сельская местность) показали, что большинство опрошенных проживают в областных центрах (40,0 %). Сопоставимо с этим число слушателей ИрЛЕм, проживающих в мегаполисах – более трети опрошенных (34,6 %). В районных центрах живут 18,2 % респондентов, в поселках городского типа – 5,2 %, в сельской местности – селах или деревнях – 2,0 % опрошенных[lxxxii].

Таким образом, очевидно, что слушателями ИрЛЕм в большинстве (три четверти опрошенных) являются городские жители разных регионов Российской Федерации, в основном – жители крупных городов (суммарно 74,6 %).

Помимо вопроса о типе поселения, перед респондентами был поставлен вопрос о том, в каком федеральном округе они проживают. Большинство респондентов – четверть от общего массива опрошенных (25,0 %), как показал социологический опрос, проживает в Уральском федеральном округе. С этими данными сопоставимо число респондентов из Сибирского федерального округа – 21,8 %. В Приволжском федеральном округе проживает каждый шестой опрошенный – 15,8 %, в Центральном – 14,4 %, в Северо-Западном – 12,8 %, в Южном – 7,0 %. Наименьшее число респондентов оказалось в Северо-Кавказском и Дальневосточном федеральных округах – 1,8 % и 1,4 %, соответственно[lxxxiii].

Данные результаты опроса в части места проживания респондентов не удивительны, если вспомнить историю ИрЛЕм и место его возникновения – г. Миасс в Уральском федеральном округе, где Институт имеет достаточно долгую историю.

Интересными выглядят ответ на вопрос об уровне имеющегося у респондентов образования. Как следует из данных социологического опроса, около трёх четвертей респондентов имеют высшее образование (74,0 %); 19,4 % имеют среднее специальное образование; неоконченное высшее образование – 5,8 %, среднее – 0,8 %[lxxxiv].

Таким образом, среди опрошенных слушателей ИрЛЕм в значительной степени преобладают люди с высоким образовательным уровнем. Абсолютное большинство составляют слушатели с высшим и средним специальным образованием (суммарно 93,4%). Это свидетельствует о том, что, как отмечалось, ИрЛЕм не препятствует, а, напротив, поощряет получение высшего образования. Судя по данным опроса, методики и программы Института интересны и привлекательны для высокообразованных людей, обладающих значительными знаниями и развитым интеллектом. Во многом это можно объяснить неудовлетворённостью духовных запросов интеллигенции теми ответами, которые предлагают традиционные и иные религии и другие организации, мотивирующие свою деятельность возможностью «духовного роста». Все более востребованной людьми становится «духовная альтернатива» многим из устоявшихся и, в силу этого, существенно формализованным представлениям, в том числе и религиозным. В данном контексте ИрЛЕм отвечает запросам людей, предлагая собственные ответы на волнующие их вопросы, оригинальные методики, улучшающие их жизнь или хотя бы её субъективное восприятие.

Как следует из результатов социологического опроса, спектр профессиональной занятости респондентов достаточно широк. Четверть опрошенных слушателей ИрЛЕм (25,2 %) являются пенсионерами. Среди работающих наибольшим числом (13,6 %) представлены работники сферы образования, сферы торговли (9,8 %); сферы медицины и фармакологии (7,8 %); социальной сферы (7,6 %); бухгалтерско-финансовой сферы (6,6 %) и государственные служащие (5,8 %). Менее чем по пять процентов опрошенных заявили, что они работают в сфере строительства (4,6 %), в сфере культуры (4,2 %), в сфере науки (3,0%), являются творческими работниками (1,8 %). Студенты представлены 1,8 % респондентов, домохозяйки составляют 3,0 %, безработные – 0,6 % опрошенных. Никто из участников опроса не является военнослужащим или сотрудником силовых структур. 4,6 % отметили позицию «Другое», которую расшифровали следующим образом: работают в производственной сфере (1,8 %), в сфере бизнеса (1,4 %), в сфере юриспруденции (0,4 %), в сфере информационных технологий (0,4 %), в сфере ЖКХ (0,4 %), в сфере обслуживания (0,2 %)[lxxxv].

Структура занятости опрошенных слушателей ИрЛЕм отличается от структуры занятости населения по стране в целом[lxxxvi], в которой 37 % составляет занятость в промышленном секторе экономики (среди слушателей ИрЛЕм только 1,8 %); 15 % – в сельском хозяйстве (среди опрошенных – 0 %, что полностью объясняется данными о месте проживания – опрошенные в абсолютном большинстве городские жители); 8 % в сфере транспорта и связи (среди опрошенных только 0,4 %), и 30 % в сфере управления, образования, науки, культуры, медицины (среди опрошенных 34,4 %, то есть данные сопоставимы со средним показателем по стране). Таким образом, среди опрошенных слушателей ИрЛЕм преобладают работники умственного труда, гуманитарной сферы. Четверть опрошенных респондентов (25,2 %) являются пенсионерами (что коррелирует с ответами на вопрос о возрасте респондентов).

Отвечая на вопрос об уровне своих доходов, большинство респондентов (67,0%) указали, что они обеспечены на среднем уровне, их доходов хватает не только на еду и оплату счетов, но и на приличную одежду, покупку бытовой техники, поездку в отпуск. Вместе с тем, около пятой части опрошенных (19,2 %) заявили, что хотя они не бедствуют, их доходов хватает только на самое необходимое (питание, оплата коммунальных платежей, проезд на городском транспорте, покупка лекарств).

Очень бедными, когда денег не хватает на самое необходимое (питание, лекарства, проезд на городском транспорте), считают себя только 0,6 % респондентов, в то время как богатыми – полностью обеспеченными и способными позволить себе всё, что пожелают, невзирая на цены – 2,4 %. Хорошо обеспеченными (доходов хватает на еду, в том числе в ресторанах, одежду престижных брендов, покупку автомобиля, мебели и бытовой техники, на строительство дачи, ремонт в квартире, выезд за рубеж на отдых не менее двух раз в год) считают себя 10,8 % опрошенных[lxxxvii].

Таким образом, среди опрошенных слушателей ИрЛЕм превалируют люди среднего и чуть выше среднего достатка (суммарно 77,8 %), в то время как респонденты с достатком, чуть ниже среднего составляют около одной пятой опрошенных (19,2 %). Очень бедных, как и богатых, оказалось чрезвычайно мало – соответственно 0,6 % и 2,4 %. Таким образом, ситуация с материальным обеспечением и уровнем доходов респондентов несколько более благополучна, чем в среднем по стране, поскольку в целом по России средне-душевой доход составляет 30 448,1 руб. Средний уровень заработной платы в регионах России, по данным Росстата, составляет 35 843 руб. При более детальном рассмотрении ситуации в субъектах РФ выясняется, что доходы граждан во многих областях значительно меньше усредненного значения (Волгоградская область – 23 650 руб.; Ивановская область – 21 120 руб.; Тверская область – 20 100 руб.; Орловская область – 16 200 руб. и т.д.)[lxxxviii].

Итак, третий блок вопросов проведённого социологического опроса носил биографический характер, в нём респонденты отвечали на вопросы о себе. Усреднённый социально-демографический портрет слушателя ИрЛЕм имеет следующие характеристики – это женщина старше 45 лет, с высшим образованием, в настоящее время на пенсии, состоящая в браке и имеющая двоих детей, со средним уровнем дохода, проживающая в достаточно большом городе (областном центре) в Уральском федеральном округе.

 

  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотрев теоретические подходы, сложившиеся в религиоведении к объекту его изучения - религии, классификации религий и типологии религиозных организаций и выделив среди религий новые религиозные движения (НРД), а как их часть – группы нью эйдж, авторы пришли к выводу, что, возникнув в качестве общественной организации в конце 1980-начале 1990-х гг. в Уральском регионе, Радастея, изначально относимая большинством религиоведов (в том числе авторами этих строк) к группе нью эйдж (следовательно, НРД) постепенно эволюционировала, и со второй половины 2000-х гг. преобразовалась в сугубо светскую общественную организацию – Институт ритмологии. В Уставе Института полностью отсутствуют какие-либо упоминания о религии, религиозной вере, культовой практике, сверхъестественном (сакральном), а также о каких-либо формах религиозной деятельности. В настоящее время Институт ритмологии имеет статус частного учебного заведения.

Социологический опрос, проведенный в сентябре 2017 года в форме анонимного анкетирования по случайностной репрезентативной валидной выборке слушателей ИрЛЕм, подтвердил гипотезу исследования. Результаты опроса не выявили каких-либо признаков религиозной составляющей в деятельности ИрЛЕм. Посещая ИрЛЕм, слушатели не нацелены на удовлетворение религиозных потребностей, не считают Институт религиозной организацией, не воспринимают его как священное место – храм, мечеть и т.п. Около трети опрошенных считают себя верующими и заявляют о своей принадлежности к традиционным религиозным направлениям России - православию, исламу, буддизму, либо сообщают о своей внеконфессиональной религиозности. Респонденты не воспринимают Евдокию Дмитриевну Лучезарнову (Марченко) в качестве святой (сакральной) личности, богини, наделяя её вполне земными характеристиками.

Согласно результатам опроса, целью посещения слушателями ИрЛЕм является обретение новых знаний, изучение методики достижения жизненных успехов, противостояния стрессам и неудачам, а также улучшения состояния здоровья и достижения лучшего, более комфортного самочувствия (физического, душевного, социального).

Данные цели ни в какой мере не связаны с религиозными или внерелигиозными убеждениями слушателей. Участие респондентов в деятельности ИрЛЕм не является участием в религиозной деятельности какого-либо религиозного объединения, о чём красноречиво свидетельствуют результаты социологического опроса.

Таким образом, в настоящее время ИрЛЕм представляет собой светскую (внерелигиозную) общественную организацию и осуществляет свою деятельность в соответствии  с собственным Уставом, составленным, исходя из нерелигиозных целей и задач Института.

Наделение той или иной общественной организации религиозным статусом, помимо налоговых льгот и прочих «бонусов», имеет и негативную подоплеку, ибо даёт возможность конфессионально ориентированным сектоведам любую из названных организаций причислять к разряду «деструктивных тоталитарных сект». Вполне понятно, что для преследования нерелигиозных общественных организаций такой подход не пригоден, поэтому зачастую сектоведы стремятся вначале наделять объекты своих нападок религиозным статусом, чтобы затем объявить «деструктивной сектой». Одним из возможных объяснений своеобразной популярности такой «методики» может оказаться негласный тренд, согласно которому отчётливо наблюдается борьба с мировоззренческим многообразием, представляющим одно из уникальных достоинств российского общества.  

Установив, что Институт ритмологии не является религиозной организацией, в принципе можно было бы завершить заочную полемику с сектоведами и некритично воспринимающими их подходы и мнения работниками СМИ, как не имеющую дальнейшего продолжения. Однако в процессе исследования состоятельности обвинений, которые высказываются в адрес Института ритмологии, авторы пришли к выводу, что аналогичных претензий удостаивается подавляющее большинство «нетитульных конфессий» – от язычников до христиан протестантских деноминаций и НРД. Считаем необходимым напомнить, что к новым религиозным движениям (НРД) понятие «секта» не применимо вообще, так как все НРД, включая нью эйдж, не являются «отклонением» в рамках некой исторической религии (именно это именуется в религиоведении сектой), а являются новыми религиями, не относящимися ни к одной из исторических религий и, как правило, синкретичными по своему содержанию и культовой практике.

Выявляя и анализируя конкретные претензии к Институту ритмологии, нам удалось установить их «типичность» в версии конфессиональных сектоведов и тиражирующих их оценки авторов светских СМИ. Обвинения в адрес Института доходят даже до квалифицируемых по уголовным статьям, и бездействие правоохранительных органов в такой ситуации удивляет. Ведь, если обвинения конфессиональных сектоведов и опирающихся на их оценки отдельных журналистов имеют под собой реальные основания, то давно должны быть возбуждены десятки уголовных дел. Но силовые структуры заявляют, что никаких претензий к Институту ритмологии не имеют, и в таком случае в правовой оценке нуждаются действия клеветников.

Анализ негативных публикаций о «Радастее» и Институте ритмологии в светских СМИ, порочащих её репутацию, позволил выявить типичные претензии к организации и указать на их несоответствие действительности, а также сделать предположение о том, что подобная «критика» в адрес ИрЛЕм, как и других организаций, имеет под собой намерение не разобраться в конкретных ситуациях, а избавить таким способом «титульную конфессию» от её мнимых «конкурентов» на рынке «духовных услуг», необоснованно формируя в глазах общественности образ «монстра», посягающего на самое важное в жизни человека – его интеллектуальную и духовную свободу, семью, дружеское окружение, перспективы самореализации, здоровье и саму его жизнь.

Проведенный нами в сентябре 2017 года социологический опрос слушателей ИрЛЕм был нацелен, в том числе, на выявление наличия или отсутствия фактических оснований для регулярно высказываемых конфессиональными сектоведами и отдельными авторами СМИ в адрес ИрЛЕм обвинений, ставших традиционными в отношении ряда религиозных организаций, именуемых конфессиональными сектоведами «тоталитарными и деструктивными сектами». Результаты опроса показали, что упомянутые обвинения не имеют под собой реальных оснований, являясь транслированием в публикациях светских СМИ отдельных сектоведческих положений без критического их анализа и изучения реальной деятельности ИрЛЕм, либо будучи плодом собственных измышлений авторов таких публикаций.

В заключение обзора был сделан социально-демографический срез опрошенных слушателей ИрЛЕм, в котором преобладают женщины пенсионного возраста,  с высшим образованием, со средним уровнем дохода, состоящие в браке, имеющие двоих детей, проживающие в городе. Как следует из ответов в рамках первого блока вопросов, «средний» слушатель ИрЛЕм является неверующим или православным верующим.

Таким образом, исходя из проведённого анализа публикаций об ИрЛЕм, теоретических подходов, сложившихся в современном религиоведении и социологического опроса слушателей ИрЛЕм (по репрезентативной выборке, сентября 2017 года) следует, что в настоящее время Институт ритмологии представляет собой общественную организацию и не имеет ни признаков религии ни, тем более, секты («деструктивной тоталитарной секты» в конфессионально-сектоведческом варианте).

 

 

  • ПРИЛОЖЕНИЯ

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Таблица 1

Вопрос 1. С какой целью Вы посещаете ИрЛЕм?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Удовлетворение своих религиозных потребностей

0 %

0 чел.

2.

Обретение новых знаний, изучения методики достижения успеха в жизни, противостояния стрессам и неудачам

88,4 %

442 чел.

3.

Улучшение состояния здоровья и достижение хорошего самочувствия (физического, душевного, социального)

10,2 %

51 чел.

4.

Другое

1,0 %

5 чел.

5.

Затруднились ответить

0,4 %

2 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Таблица 2

Вопрос 2. Считаете ли Вы ИрЛЕм религиозной организацией?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да

0 %

0 чел.

2.

Нет

99,4 %

497 чел.

3.

Затруднились ответить

0,6 %

3 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Таблица 3

Вопрос 3. Означает ли для Вас посещение ИрЛЕм то же, что для христианина посещение церкви (храма), для мусульманина – мечети и т.д.?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да

1,0 %

5 чел.

2.

Нет

97,2 %

486 чел.

3.

Затруднились ответить

1,8 %

9 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 4

Таблица 4

Вопрос 4. Являетесь ли Вы верующим человеком?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да

41,4 %

207чел.

2.

Нет

45,8 %

229 чел.

3.

Затруднились ответить

12,8 %

64 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 5

Таблица 5

Вопрос 5. Если ответ на вопрос 4 положительный, то какой религиозной традиции Вы придерживаетесь?

Ответы

Проценты

 от массива положительно ответивших на четвертый вопрос

Абсолютные значения положительно ответивших на 4 вопрос

Проценты от общего массива

1.

Православие (в том числе Русская православная церковь, другие православные церкви, включая альтернативное православие)

86,0 %

178 чел.

35,6 %

2.

Ислам

7,7 %

16 чел.

3,2 %

3.

Буддизм

1,0 %

2 чел.

0,4 %

4.

Иудаизм

0 %

0 чел.

5.

Католицизм

0 %

0 чел.

6.

Протестантизм

0,5 %

1 чел.

7.

Индуизм и его направления – кришнаизм (вайшнавизм) и др.

0 %

0 чел.

8.

Мормонизм

0 %

0 чел.

9.

Язычество

0 %

0 чел.

10.

Другое

4,8 %

10 чел.

2,0 %

ИТОГО

100 %

207 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 6

Таблица 6

Вопрос 6. Воспринимаете ли Вы Евдокию ДмитриевнуЛучезарнову (Марченко) в качестве особой сакральной (святой) личности, богини?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да

0 %

0 чел.

2.

Нет

97,8 %

489 чел.

3.

Затруднились ответить

2,2 %

11 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 7

Таблица 8

Вопрос 8. Ощущаете ли Вы со стороны ИрЛЕм контроль за Вашей повседневной жизнью?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, я отчитываюсь о каждом своем шаге перед консультантами ИрЛЕм и советуюсь по всем вопросам, всегда следуя тем советам, которые они дают

0,6 %

3 чел.

2.

Я иногда обращаюсь за советом к консультантам ИрЛЕм, но не всегда ему следую, поскольку привык принимать решения самостоятельно и никогда ни перед кем в этом не отчитываюсь

59,2 %

296 чел.

3

Нет, я никогда не отчитываюсь в том, чем занимаюсь и какие решения принимаю в своей жизни, не обращаюсь за помощью в принятии таких решений, полагаясь только на свой жизненный опыт и собственные представления

39,0 %

195 чел.

4

Другое

1,2 %

6 чел.

5.

Затруднились ответить

0 %

0 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 8

Таблица 9

Вопрос 9. Препятствует ли Ваше членство в ИрЛЕм получению образования?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, в ИрЛЕм нас призывают не получать образования, а изучать только ритмологию

0 %

0 чел.

2.

Нет, не препятствуют, но и не одобряют

4,4 %

22 чел.

3

Нет, не препятствуют, наоборот, призывают к получению образования, в том числе – высшего

92,2 %

461 чел.

4

Другое

2,4 %

12 чел.

5.

Затруднились ответить

1,0 %

5 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 9

Таблица 10

Вопрос 10. Разрушило или разрушает ли Ваше членство в ИрЛЕм Вашу семью, семейную жизнь?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, после того, как я стал(а) слушателем ИрЛЕм, мы с супругом(ой) расстались, испортились отношения с другими близкими родственниками.

1,0 %

5 чел.

2.

В данный момент моя семья существует, но отношения в ней значительно ухудшились

2,6 %

13 чел.

3

Нет, никакого влияния на мою семейную жизнь, отношения в браке, с детьми, родителями и другими родственниками мое членство в ИрЛЕм не оказало

35,8 %

179 чел.

4.

После того, как я стал(а) посещать ИрЛЕм, мои отношения в семье только улучшились, хотя мой(я) супруг(а), родители, дети и др. не являются слушателями ИрЛЕм

56,6 %

283 чел.

5.

Другое

2,6 %

13 чел.

6.

Затруднились ответить

1,4 %

7 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 10

Таблица 11

Вопрос 11. Контролирует ли ИрЛЕм употребление Вами той или иной пищи, напитков, сексуальную жизнь?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, я постоянно отчитываюсь перед консультантом ИрЛЕм в том, что я съел(а), выпил(а) и по поводу своей сексуальной жизни

0 %

0 чел.

2.

Нет, в ИрЛЕм люди могут рассказывать о том, что они едят, пьют или занимаются сексом, только по их собственному желанию

61,0 %

305 чел.

3

Нет, такие обсуждения в ИрЛЕм не практикуются.

38,8 %

194 чел.

4.

Другое

0,2 %

1 чел.

5.

Затруднились ответить

0 %

0 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 11

Таблица 12

Вопрос 12. Препятствует ли Ваше членство в ИрЛЕм знакомству с достижениями науки, искусства, культуры, литературы, Вашим поездкам и путешествиям?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, препятствует, потому что я должен(на) постоянно читать ритмы и книги Евдокии Лучезарновой, слушать кассеты с записями ее выступлений, поэтому у меня ни на что другое не остается времени

0 %

0 чел.

2.

Да, препятствует, поскольку ИрЛЕм подобные занятия и поездки не рекомендует и не одобряет

0 %

0 чел.

3

Нет, никаких препятствий к тому, чтобы посвящать свое время тому, что меня интересует – науке, искусству, литературе и поездкам, куда хочется, ИрЛЕм не представляет

73,6 %

368 чел.

4.

В ИрЛЕм не обсуждается то, как и где его члены проводят свое свободное время

26,6 %

130 чел.

5.

Другое

0,2 %

1 чел.

6.

Затруднились ответить

0,2 %

1 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 12

Таблица 13

Вопрос 13. Если Вы или Ваши близкие заболели, то Вы…

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Читаете ритмы, чтобы улучшить состояние здоровья, не прибегая к медицинской помощи квалифицированных врачей

4,2 %

2 чел.

2.

Обращаетесь в медицинское учреждение и одновременно читаете ритмы для исцеления

80,2 %

401 чел.

3

Обращаетесь к врачам для назначения традиционного лечения

13,8 %

69 чел.

4.

Другое

1,4 %

7 чел.

5.

Затруднились ответить

0,4 %

2 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 13

Таблица 14

Вопрос 14. Пришлось ли Вам, после того, как Вы стали слушателем ИрЛЕм, разорвать родственные или дружеские отношения с теми, кто не является членами ИрЛЕм?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, мне пришлось прекратить отношения с теми из моих друзей (родственников, знакомых, коллег), кто не разделяет моих убеждений и не является слушателем ИрЛЕм

1,2 %

6 чел.

2.

Нет, такого не происходило. Я по-прежнему поддерживаю отношения с кругом тех людей, с которыми общался до того, как стал слушателем ИрЛЕм

96,8 %

484 чел.

3.

Другое

1,8 %

9 чел.

4.

Затруднились ответить

0,2 %

1 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 14

Таблица 15

Вопрос 15. Понуждают ли Вас в ИрЛЕм делать взносы и пожертвования для существования и развития организации?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, понуждают

0 %

0 чел.

2.

Нет, никаких понуждений нет, но случаются просьбы о помощи ИрЛЕм со стороны его слушателей

3,0 %

15 чел.

3.

Нет, никаких взносов или пожертвований в ИрЛЕм не практикуется. Как в любом частном институте, в соответствии с Уставом организации, существует платное обучение и практикум

96,4 %

482 чел.

4.

Другое

0 %

0 чел.

5.

Затруднились ответить

0,6 %

3 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 15

Таблица 16

Вопрос 16. Если Вам пришлось бы покинуть ИрЛЕм, ожидаете ли Вы со стороны его руководства какие-то препятствия либо угрозы?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, я этого опасаюсь и поэтому не выхожу из этой организации

0 %

0 чел.

2.

Нет, такое невероятно. Если кому-либо что-то не нравится, то он свободно покидает ИрЛЕм, в чем ему никто не препятствует, а тем более, в связи с этим не угрожает

99,0 %

495 чел.

3.

Другое

0,4 %

2 чел.

4.

Затруднились ответить

0,6 %

3 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 16

Таблица 17

Вопрос 17. Ваш пол

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Женский

81,2 %

406 чел.

2.

Мужской

18,8 %

94 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 17

Таблица 18

Вопрос 18. Ваш возраст

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

      18-30 лет

8,0 %

40 чел.

2.

30-45 лет

19,6 %

98 чел.

3.

45-60 лет

37,6 %

188 чел.

4.

Старше 60 лет

34,8 %

174 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 18

Таблица 19

Вопрос 19. Ваше семейное положение

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Состою в браке

48,6 %

243 чел.

2.

Не женат / не замужем

19,2 %

96 чел.

3.

В разводе

17,4 %

87 чел.

4.

Вдова/вдовец

14,8 %

74 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 19

Таблица 20

Вопрос 20. Имеете ли Вы детей?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Да, у меня есть один ребенок

28,4 %

142 чел.

2.

Да, у меня двое детей

41,6 %

208 чел.

3.

Да, у меня трое (или более) детей

11,4 %

57 чел.

4.

Нет, я детей не имею

18,6 %

93 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 20

Таблица 21

Вопрос 21. Где Вы проживаете?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Крупный мегаполис

34,6 %

173 чел.

2.

Областной центр

40,0 %

200 чел.

3.

Районный центр

18,8 %

91 чел.

4.

Поселок городского типа

5,2 %

26 чел.

5.

Сельская местность (село, деревня)

2,0 %

10 чел.

6.

Другое

0 %

0 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 21

Таблица 22

Вопрос 22. В каком федеральном округе Вы проживаете?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

В Центральном

14,4 %

72 чел.

2.

В Северо-Западном

12,8 %

64 чел.

3.

В Приволжском

15,8 %

79 чел.

4.

В Южном

7,0 %

35 чел.

5.

В Северо-Кавказском

1,8 %

9 чел.

6.

В Уральском

25,0 %

125 чел.

7.

В Сибирском

21,8 %

109 чел.

8.

В Дальневосточном

1,4 %

7 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 22

Таблица 23

Вопрос 23. Ваше образование

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Высшее

74,0 %

370 чел.

2.

Неоконченное высшее

5,8 %

29 чел.

3.

Среднее специальное

19,4 %

97 чел.

4.

Среднее

0,8 %

4 чел.

5.

Неполное среднее

0 %

0 чел.

6.

Начальное

0 %

0 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 23

Таблица 24

Вопрос 24. В какой сфере Вы работаете?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

В сфере образования

13,6 %

68 чел.

2.

В сфере медицины и фармакологии

7,8 %

39 чел.

3.

В сфере науки

3,0 %

15 чел.

4.

В сфере культуры

4,2 %

21 чел.

5.

В социальной сфере

7,6 %

38 чел.

6.

На государственной службе

5,8 %

29 чел.

7.

В сфере торговли

9,8 %

49 чел.

8.

В сфере строительства

4,5 %

23 чел.

9.

В бухгалтерско-финансовой сфере

6,6 %

33 чел.

10.

Я творческий работник (художник, писатель, поэт, музыкант, скульптор и т.п.)

1,8 %

9 чел.

11.

Я военнослужащий(ая), сотрудник(ца) силовых структур

0 %

0 чел.

12.

Я студент (ка)

1,8 %

9 чел.

13.

Я пенсионер(ка)

25,2 %

126 чел.

14.

Я домохозяйка

3,0 %

15 чел.

15.

Я безработный(ая)

0,6 %

3 чел.

16.

Другое

4,6 %

23 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.


ПРИЛОЖЕНИЕ 24

Таблица 25

Вопрос 25. Каков Ваш доход?

Ответы

Проценты

Абсолютные значения

1.

Я живу бедно, и бывает, что денег не хватает на самое необходимое (питание, лекарства, проезд на городском транспорте)

0,6 %

3 чел.

2.

Я живу не очень бедно, но моих доходов хватает только на самое необходимое (питание, оплата коммунальных платежей, проезд на городском транспорте, покупка лекарств)

19,2 %

96 чел.

3.

Я обеспечен(а) на среднем уровне , и моих доходов хватает не только на еду и оплату счетов, но и на приличную одежду, покупку бытовой техники, поездку в отпуск

67,0 %

335 чел.

4.

Я хорошо обеспечен(а), и моих доходов хватает на еду, в том числе в ресторанах, одежду престижных брендов, покупку автомобиля, мебели и бытовой техники, на строительство дачи, ремонт в квартире, выезд за рубеж на отдых не менее двух раз в год

10,8 %

54 чел.

5.

Я полностью обеспечен(а) и могу себе позволить все, что хочу невзирая на цены

2,4 %

12 чел.

6.

Другое

0 %

0 чел.

ИТОГО

100 %

500 чел.

 

 



[i] Большинство исследователей используют два этих словосочетания как синонимы, но более распространённым термином-словосочетанием считается «новые религиозные движения» (НРД).

[ii] Кантеров И. Я. Новые религиозные движения. Введение в основные концепции и термины. Владимир: Изд-во Владимирского государственного университета, 2006. С. 892.

[iii] Бейли Элис (Алиса) Энн (Анна) (англ. Alice Ann Bailey, 1880–1949) – английская писательница-теософ.

[iv] По данным института, за период с 2002 по 2015 год обучение прошли восемнадцать тысяч человек в ста пятидесяти двух городах России. Большую популярность получили программы в режиме онлайн. Только в 2012 году проведено более ста восьмидесяти вебинаров по обучению, в которых приняли участие шесть тысяч сто восемьдесят человек. Помимо института, существует ещё онлайн-канал, группы в социальных сетях. Основательнице Института ритмологии Евдокии Лучезарновой (Марченко) в 2003 году Академия общественного признания вручила Орден Мудрости, а в 2004 году в Колонном зале Дома Союзов её наградили Грамотой Союза писателей России «За разрушение писательских стереотипов и за эмоциональное расширение познания Вселенной и бытия». В том же году в зале Церковных соборов Храма Христа Спасителя в Москве ей был вручён орден «Меценат» «За выдающийся вклад в дело возрождения и процветания Мира, за величие души, за бескорыстную щедрость» и ещё несколько наград. В 2016 году она стала обладателем Золотой медали Василия Шукшина и премии Традиция. В 2017 – лауреатом Большой литературной премии России. 

[v] С.Д. Мезенцев. Экспертное заключение об отсутствии в ритмологии Е.Д. Марченко признаков религиозного учения, религиозной организации, религиозной литературы, секты: http://www.sclj.ru/reference/expert/detail.php?ELEMENT_ID=3119

[vi] Подробнее см.: Приложение 1.

[vii] Подробнее см.: Приложение 2.

[viii] Подробнее см.: Прижение 3

[ix] Подробнее см.: Приложение 4.

[x] Подробнее см.: Приложение 5.

[xi]             Подробнее см.: Элбакян Е.С. Церковь // Элбакян Е.С. Религии России. Словарь-справочник. М.: «Энциклопедия», 2014. С. 313.

[xii]            Подробнее см.: Элбакян Е.С. Секта // Элбакян Е.С. Религии России. Словарь-справочник. М.: «Энциклопедия», 2014. С. 245.

[xiii] Интервью с доктором социологических наук, религиоведом М.Ю. Смирновым в публикации: Башмакова М. А вы, часом, не экстремист? Новая газета.  22 октября 2017 г. // [URL] http://novayagazeta.spb.ru/articles/11310/

[xiv] Интервью с доктором социологических наук, религиоведом М.Ю. Смирновым в публикации: Башмакова М. А вы, часом, не экстремист? Новая газета.  22 октября 2017 г. // [URL] http://novayagazeta.spb.ru/articles/11310/

[xv] Подробнее см.: Мартинович В.А. Введение в понятийный аппарат сектоведения.  Минск.: БГУ, 2008.  С.11-24.

[xvi] Подробнее см.: Элбакян Е.С. Деноминация // Элбакян Е.С. Религии России. Словарь-справочник. М.: «Энциклопедия», 2014. С. 52-53.

[xvii] Религиозный комплекс и его элементы подробно рассмотрены в учебнике по религиоведению для вузов, рекомендованном Министерством образования и науки РФ, подготовленном коллективом кафедры философии религии и религиоведения философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и выдержавшем ряд изданий в московском издательстве «Высшая школа» «Основы религиоведения» под редакцией проф. Яблокова И.Н.

[xviii]         Подробнее см.: Забияко А.П. Религиозный опыт // Религиоведение: энциклопедический словарь / под ред. А.П. Забияко, А.Н. Красникова, Е.С. Элбакян. М.: «Академический проект», 2006. С. 866-867.

[xix] Подробнее см.: с. 20-23 настоящего Обзора, а также Приложения 4 и 5.

[xx] Подробнее см.: Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Нижний Новгород: «Христианская библиотека», 2007. Гл. 21., подгл. 21.

[xxi] Кантеров И.Я. «Деструктивные секты и культы» //Религиоведение. Энциклопедический словарь / Под ред. Забияко А.П., Красникова А.Н., Элбакян Е.С. М.: «Академический проект», 2006. С. 283.

[xxii] Кантеров И.Я. «Тоталитарные секты и культы» //Религиоведение. Энциклопедический словарь / Под ред. Забияко А.П., Красникова А.Н., Элбакян Е.С. М.: «Академический проект», 2006. С. 1073.

[xxiii] Кузьмин А. В. Феномен деструктивности новых религиозных движений. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. филос. наук. Белгород, 2009. С.161.

[xxiv] Филатов С.Б.  Религия и общество. Очерки религиозной жизни современной России. СПб.: Летний Сад, 2002. С. 438-442.

[xxv]«Радастея», общественная организация // [URL] http://irkipedia.ru/content/radasteya_obshchestvennaya_organizaciya

[xxvi] Ситдикова М. Идет охота на людей // Уральская жизнь. 6 апреля 2000 // [URL] https://newdaynews.ru/ekb/13_12632.html; Ситдикова М. В Заречном решен вопрос об открытии Школы юнг, руководить которой будет последовательница религиозной секты//Новый день. 9 октября 2000 //[URL]  https://newdaynews.ru/ekb/13_18950.html;  1 сентября в Заречном откроется школа юнг, руководить которой будет последовательница  релгиозной ескты // Новый день 24 августа 2000 //[URL]  https://newdaynews.ru/ekb/13_17473.html;  Ситдикова М. Управление образования Заречного получило выговор на заседании областной комиссии по защите прав ребенка // Новый день. 1 сентября 2000 //[URL]  https://newdaynews.ru/ekb/13_17776.html

[xxvii] Тоталитарная секта «Радастея» стала собственником детского лагеря в Челябинской области // Новый день. 5 декабря 2002//[URL] https://newdaynews.ru/aen/16_31372.html; Сергей Лихачев. Площадка лоя зомби //[URL]  mediaзавод. 4 декабря 2022 // [URL] https://mediazavod.ru/articles/daily/obshchestvo/9269/?sphrase_id=116721

[xxviii] Заместителя Латышева уличили в поддержке тоталитарной секты. Скандал на всю Россию // URA.RU. Российское информационное агентство 14 марта 2007 //[URL]  https://ura.news/news/18801

[xxix] Гусева Г. Дети в лапах сектантов // Иная газета 01.11.2011 // http://www.beriki.ru/2011/11/01/deti-v-lapakh-sektantov

[xxx] Якимова Н. В секте теряют жизнь, рассудок, родных // Первая крымская  информационно-аналитическая газета . 16-22 июля 2004. № 34  // // [URL] http://1k.com.ua/34/details/2/1

[xxxi] Захаров А.,  Востроилова Т.. Дело об убийстве семьи Лапиных пошло по кассации //Фонтанка. 4 мая 2007 //[URL]  http://www.fontanka.ru/2007/05/04/092/

[xxxii] Якимова Н. В секте теряют жизнь, рассудок, родных // Первая крымская  информационно-аналитическая газета . 16-22 июля 2004. № 34 // [URL] http://1k.com.ua/34/details/2/1

[xxxiii] Там же.

[xxxiv] Там же.

[xxxv] Так, ст. 110 Уголовного кодекса РФ (в редакции Федерального закона от 07.06.2017 N 120-ФЗ) гласит: «1. Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего - наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет или без такового либо лишением свободы на срок от двух до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет или без такового. 2. То же деяние, совершенное: а) в отношении несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного; б) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; в) в отношении двух или более лиц; г) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; д) в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть "Интернет"), - наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового».

[xxxvi] Оконишников А. Горестея // Честное слово. № 46 (564) // [URL] http://www.chslovo.com/articles/6118656/

[xxxvii] Там же.

[xxxviii] Там же.

[xxxix] Там же.

[xl] Горестея-2 //Честное слово. № 31 (705), 28.07.2010 г.// [URL] http://www.chslovo.com/index.php?idst=10976

[xli] Секта-призрак // Версия 17 марта 2013 // https://neva.versia.ru/sekta-prizrak

[xlii] Скворцова А. Сектанты учат власть. Советник губернатора Морозова оказалась сектанткой // 73 online.ru. 31.08.2012  // http://73online.ru/readnews/19822

[xliii] Дмитриев В. Секты и бизнес // Честное слово. № 28 (755), 20.07.2011 г. // [URL] http://www.chslovo.com/index.php?idst=16216

[xliv]  Там же.

[xlv] Приверженцы тоталитарной секты провели в Санкт-Петербурге студенческий конкурс //  Regnum. Информационное агентство.1 июля 2011 // [URL] https://regnum.ru/news/1420978.html

[xlvi] См., например: Стефанив Т. Сон разума рождает чудовищ - 2 // Южноуральская панорама. 17 июля 2008 // [URL] https://www.up74.ru/articles/obshchestvo/48490/?sphrase_id=119622; Максимова Н. Петербурженка рассказала, чего ей стоило выйти из движения «Радастея» // МК RU. Санкт-Петербург. 21 апреля 2016 // [URL]  ey-stoilo-vyyti-iz-dvizheniya-radasteya-i-porodnitsya-s-ego-predvoditelnicey.html

[xlvii] Радастея в деле о пропавших мальчиках //[URL]  http://irlem.ru/radasteya-v-dele-o-propavshih-malchikah

[xlviii] См.: Мартынов М. Секта  Радастея учит быть счастливыми и богатыми // Батенька, да Вы трансформер // [URL] http://batenka.ru/unity/sect/happy/

[xlix] См.: Перова А. Обгуренные // Совершенно секретно. № 26/355 22 июля 2015 // [URL] http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4928/

[l] Там же.

[li] Калининградцы подозревают гастролирующих артистов в сектанстве // Колопс.ru 11.09.2014 // [URL]  https://klops.ru/news/obschestvo/96075-kaliningradtsy-podozrevayut-gastroliruyuschih-artistov-v-sektanstve

[lii] Мартынов М. Секта  Радастея учит быть счастливыми и богатыми // Батенька, да Вы трансформер // [URL] http://batenka.ru/unity/sect/happy/

[liii] Там же.

[liv] См.: Перова А. Обгуренные // // Совершенно секретно. № 26/355 22 июля 2015 // [URL] http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4928/

[lv] См. об этом: Брянск: премьер-министр России и сектантская выставка оказались несовместимы // Город Брянск 24. 27 января 2015 // [URL] http://gorodbryansk.info/2015/01/exhibition-8/; В Брянске провели выставку опасной тоталитарной секты // Брянск Today. 26 января 2015 // [URL] http://www.bryansktoday.ru/2015012618097/society/V-Bryanske-proveli-vystavku-opasnoy-totalitarnoy-sekty.html; В Брянске сектанты организовали фотовыставку // Брянское обозрение. 17 января 2015 // [URL] http://bryanskreview.ru/2015/01/27/v-bryanske-chleny-totalitarnoj-sekty-organizovali-fotovystavku/

[lvii] Горбунов А., Операция Ё Сергея Морозова / Cлухи.com. 21-04-2017 // [URL] http://slyxi.com/operaciya-yo-sergeya-morozova/

[lviii] См.: Горбунов А. Ульяновск. У главы региона нашелся советник, состоящий в деструктивной секте // Открытая Россия. 21 апреля 2017 // [URL] https://www.openrussia.org/mobile/notes/708648/

[lix] Радастея - кто что может сказать?», форум «Мир психологии» (Приморский край) // [URL] http://psychology.net.ru/talk/viewtopic.php?t=1643&start=0&postdays=0&postorder=asc&highlight=

[lx] Ритмология - учение Е. Марченко - натуральная секта. Кто знает, сталкивался? // [URL] http://forum.ykt.ru/viewmsg.jsp?id=20487542

[lxi] "Радастея". Вот такая колбаса...", форум «Усть-Кут online» – 2008г // [URL]  http://ust-kut.ru/forum/viewthread.php?forum_id=40&thread_id=255

[lxii] Отчёт о работе международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты - угроза XXI века». 23.04.01 / Центр религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского // [URL] http://iriney.ru/main/dokumentyi/otchet-o-rabote.html

[lxiii]  «РАДАСТЕЯ, ИРЛЕМ, РИТМОЛОГИЯ СЕКТА. группа информационного противодействия секте радастея, ирлем, ритмология", блог «ВКонтакте» // [URL https://vk.com/club_radasteya_ritmologiya_sekta

[lxiv] Цитата пользователя по "ответы mail.ru// [URL] https://otvet.mail.ru/question/8039952

[lxv] Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А.Ефрона  // [URL] https://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/37370/Диффамация

[lxvi] Промывание мозгов /Википедия // [URL]  https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/179104

[lxvii] Подробнее см.: Приложение 7.

[lxviii] Подробнее см. Приложение 8.

[lxix]  Подробнее см.: Приложение 9.

[lxx] Подробнее см.: Приложение 10.

[lxxi] Подробнее см.: Приложение 11.

[lxxii] Подробнее см.: Приложение 12.

[lxxiii] Подробнее см.: Приложение 13.

[lxxiv] Подробнее см.: Приложение 14.

[lxxv] Подробнее см.: Приложение 15.

[lxxvi] Подробнее см.: Приложение 16.

[lxxvii] Подробнее см.: Приложение 17.

[lxxviii] Подробнее см.: Приложение 18.

[lxxx] Подробнее см.: Приложение 19.

[lxxxi] Количество детей в семье // [URL] http://kaig.ru/rf/childnam.pdf

[lxxxii] Подробнее см.: Приложение 20.

[lxxxiii] Подробнее см.: Приложение 21.

[lxxxiv] Подробнее см.: Приложение 22.

[lxxxv] Подробнее см.: Приложение 23.

[lxxxvi] Подробнее см.: [URL] https://yandex.ru/images/search?text=структура%20занятости%20населения%20россии&noreask=1&img_url=http%3A%2F%2Fimages.myshared.ru%2F4%2F76666%2Fslide_20.jpg&pos=0&rpt=simage&lr=213

[lxxxvii] Подробнее см.: Приложение 24.

[lxxxviii] Подробнее см.: [URL] http://banki-v.ru/economics/srednyaya-zarplata-v-rossii/

 

 

ReligioPolis

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100