Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 284 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЭТОС ТЕОЛОГИИ

Печать

Вильям ШМИДТ

 

reform e f kulbahТеология: конституирование и/или конституирование отрасли науки

 

Открывая общественно-научные слушания, Председатель ВАК при Минобрнауки России Владимир Михайлович Филиппов отметил, что решение Президиума ВАК о признании Теологии научной специальностью состоялось 12 октября 2015 г. 20 февраля 2015 г. приказом Минобрнауки России № 114 были внесены изменения в Номенклатуру специальностей научных работников, согласно которым выполненные диссертационные исследования по специальности 26.00.01 – Теология могут быть защищены по философским, историческим, филологическим, педагогическим, социологическим наукам и культурологии. 25 сентября 2015 г. Президиум ВАК одобрил Паспорт научной специальности «Теология» (рекомендация № 24/555). В марте 2016 г. ректоры РАНХиГС, МГУ, Общецерковной аспирантуры и доктурантуры им. свв. равноапостольных Кирилла и Мефодия (ОЦАД) и Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ) подписали соглашение о создании объединенного диссертационного совета по теологии; в настоящее время идет работа по формированию Экспертного совета ВАК по теологии. Очевидно, что работа предстоит большая и очень интересная, но, вместе с тем, и не очень простая, поскольку нам предстоит учесть множество особенностей, связанных как с типологическим разнообразием религиозных традиций, так и бытующими в научном сообществе подходами к пониманию, что есть наука, а что наукой не является, к оценке критериев научности, пониманию специфики академического строительства и воспроизводства. Итак, мы все заинтересованы в открытом принципиальном диалоге, который сегодня проводим в стенах философского факультета МГУ; завтра, 25 мая, мы планируем обсудить эти же вопросы на базе РАН.

 

 

* * *

Как известно, споры о научности-ненаучности Теологии ведутся давно, приобретая подчас острый характер, зачастую в них высказываются взаимоисключающие позиции. Итак, первое – является ли Теология наукой и насколько она наука?

Этот вопрос в Российской Федерации уже решен – да, за Теологией признано право быть научным знанием (правда, за ней еще не закреплен статус самостоятельной отрасли науки) – отныне она входит в перечень научных специальностей и в настоящее время по ней ведется подготовка специалистов высшей квалификации. Также очевидно, что в ближайшее время предстоит решить комплекс проблем, связанных с конституированием этой новой для России отрасли – определить её структуру, содержание разделов, включая их паспортизацию, а также организовать аттестацию соискателей ученых степеней – кандидата и доктора то ли по теологии, то ли в рамках иных, выше названных отраслей, отражая теологическую специфику. (Очевидно, что это сложнейший вопрос, связанный не только с принципами организации и классификации знания как по предмету, так и по объекту исследования, как это предлагает Номенклатура ЮНЕСКО для областей науки и техники 1984 г., но и межотраслевым взаимодействием, выходящим в политико-экономическую плоскость жизни общества.)

В целом, это – обычная рутина для сферы народного хозяйства, в том числе и столь специфической как академическое производство и воспроизводство. С формальной точки зрения это не сложная работа, но не простая в ее содержательных аспектах, поскольку связана с не только религиозным многообразием, но и этнокультурными традициями и особенностями мировоззренческих установок, бытующих в конкретное время в конкретных обществах. Например, во Франции, с ее глубокими традициями гуманизма, демократизма и светскости, этот вопрос остро стоял и был принципиально решен еще в начале ХХ века – всем памятна блестящая работа Э. Жильсона «Философ и теология», – и значительно усилен с развитием концепции «археология знания» М. Фуко, в частности, с разработкой представлений об эпистеме как культурно-познавательной априори, задающей условия возможных форм культуры и конкретных форм знания конкретной исторической эпохи.

Например, наша кафедра государственно-конфессиональных отношений в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации (ныне – РАНХиГС) и я, в частности, последовательно отстаивали позицию признания Теологии научной отраслью и активного развития ее предметного поля хотя бы на уровне учебных дисциплин, поскольку в стране сложилась сфера религиозных отношений (она сложно структурирована – есть особенности межрелигиозных и межконфессиональных отношений, религиозно-общественных и государственно-религиозных – и вполне может выступать оригинальной сферой народного хозяйства), для воспроизводства которой нужны квалифицированные профессиональные кадры.

Второй непростой для многих проблемой является «водораздел» между Теологией и Религиоведением.

Безусловно, Религиоведение и Теология – это не тождественные отрасли знания и не взаимозаменяемые, хотя многие разделы в них пересекаются, а по объектам своего исследовательского, научного интереса какими являются элементы религиозного комплекса даже совпадают, что совершенно естественно и обычно для современных наук об обществе и человеке.

Базовое же различие этих отраслей социально-гуманитарных науки и знания – их «водораздел» – проходит по линии именно эпистемологии, по принципам и подходам определения базовых аксиоматических допущений в теории познания. Подчеркну: коренное различие не в понимании основ и предельных вопросов онтологического или аксиологического порядка, а именно эпистемологических – эпистемологии в целом, неотъемлемой составляющей которой является телеологический компонент, к сожалению, выключенный из систем рационального знания с периода Нового времени, когда собственно и появляется такой феномен социального бытия как наука.

Для меня, например, совершенно очевидна природа этого во многом надуманного конфликта между религией (верой) и наукой, а вслед за ними и Философией, Религиоведением и Теологией как специальным рассудочным (рациональным) инструментальным аппаратом, каким пользуется наше человеческое мышление для познания наличного бытия – той действительности и реальности, в которых бытуют человек и производимые им миры.

Если идти далее – пытаться наглядно представить специфику отличительных особенностей Теологии и Религиоведения, то они заключаются следующем. Религиоведение как отрасль, относящаяся к группе философских наук и опирающаяся на широкий круг междисциплинарных связей и научных данных, изучает наиболее общие вопросы функционирования религии (конкретных религиозных традиций с их закономерностями и особенностями) в индивидуальной жизни человека и социально-политической жизни общества, а Теология – это отраслевая наука, изучающая конкретную сферу жизнедеятельности человека и ее контекст, в частности – религиозную/духовную, во всей полноте ее форм и содержания, закономерностей, логик и спецификаций, – такая же, как и Психология, Социология, Политология, История или Культурология.

Подчеркивая специфичность наук и науковедения – значимость академического производства для общества и человека, в этой части на себя обращает внимание следующая особенность: есть такая прикладная отрасль наук как Культурология, но есть и ее фундаментальное – Философия культуры. [Еще раз обрати внимание на рекомендации ЮНЕСКО 1984 г. в части классификации отраслей науки – она строится по их предметным, методологическим и функциональным признакам и имеет иерархическую структуру: области науки (первый уровень) — отрасли науки (второй уровень) — научные специальности (третий уровень).] Думаю, этого примера достаточен, чтобы понять, что Теология – это отрасль прикладной науки, а Религиоведение – фундаментальная, общетеоретическая.

И третье, на что бы хотелось обратить внимание – на ту особую роль, какую играет в нашей жизни, в том числе и в научном производстве, личный мировоззренческий выбор субъекта – сказать о Теологии и мировоззрении.

Как было сказано выше, именно в Теологии (теологических исследованиях), как и в Культурологии и Истории, в Психологии и Социальной философии, и в других конкретных обществоведческих науках, а не в Логике или Общетеоретической философии и Религиоведении (религиоведческих исследованиях) мы будем замечать более яркой и выпуклой именно аксиологическую составляющую, поскольку именно оно – это теологическое как религиозно окрашенное знание – имеет прикладной характер – сближено с чувственным, эмоциональным переживанием человеком своего бытия, его причинности и его пределами в следствиях (эсхатологизмом). Но этот, как может показаться, субъективизм нисколько не умаляет их объективности и достоверности на первичном уровне; преодоление «субъективизма» состоится на ином уровне – фундаментальном, – когда Теология из своих «прикладных» оснований через категоризацию своего аппарата начнет восходить к своему фундаментальному – логико-философским основаниям, формируя свою Философскую теологию.

Подводя краткие итоги, полагаю, что на этом начальном этапе конституирования отрасли Теология, у научного сообщества достаточно инструментов, чтобы запустить процедуры аттестации специалистов, работающих в теологическом предметном поле.

Можно как угодно долго мечтать и рассуждать, и даже конструировать близкие к совершенству модели организация знания, но если не будет качественных работ, формирующих это знание, если не будет развиваться оригинальный научный инструментарий, ориентированный на специфику объекта исследования, – не будет и предмета. Виртуализация пространств всем хорошо известна; симулякрами перенасыщена наша социальность, но кроме информационного шума, вульгарной мифологизации, усугубляющей социальную аномию и девиации, особой пользы в них нет. И было бы странным, если бы опыт с Теологией оказался очередным виртуальным или симулякр-проектом.

Полагаю, если шаги по конституированию новой отрасли будут сопряжены с запуском практико-ориентированных проектов, например, по формированию Антологии религиозно-философской мысли народов мира на русском (национальном) языке – «Патрология Россика», мы сможем обеспечить реальное заинтересованное межотраслевое взаимодействие, при котором естественным образом будут обеспечены процессы совершенствования теоретико-методологического инструментария, демаркации предметных полей и ревизии понятийно-категориального аппарата, но главное – естественным образом состоится обновление отраслевых тезауросов, которые окажут влияние на гипертекст культуры в целом, задавая ей новые импульсы развития, расширяя прежние и выставляя новые и новые горизонты.

 

Илл. Эрих фон Кульбах, Реформация, фрагмент

 

Автор: Вильям Владимирович ШМИДТ -  профессор кафедры национальных и федеративных отношений ИГСУ РАНХиГС

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100