Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 247 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МУФТИЙ ДЛЯ ТАТАР

Печать

Владислав МАЛЬЦЕВ

 

...Появится ли муфтий всех татар?

Размен юрисдикций Таджуддином и Самигуллиным может оказаться взаимовыгодным

 

«Камиль Самигуллин назначен верховным муфтием, и этот указ утвержден пленумом ЦДУМ (Центрального духовного управления мусульман. – «НГР») России», – заявил 24 декабря 2015 года Талгат Таджуддин, ранее сам носивший звание, которое он уступил председателю Духовного управления мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ). «Пока что это одностороннее предложение Талгата, которое нуждается в обсуждении, – сказал по этому поводу Самигуллин. – Не согласовав с руководством своей республики, со своими мухтасибами, мне трудно что-то ответить». Заметим все же, что муфтий Татарстана не сказал «нет» в ответ на столь странную инициативу, как производство его в духовные лидеры другого муфтията, причем заставшее его самого врасплох.

Потенциал ДУМ РТ и ЦДУМ, хотя первое является региональным муфтиятом, а второе федеральным, выглядит сравнимым. Еще в 2013 году, по официальной информации, число мечетей в Татарстане преодолело планку в полторы тысячи (больше мусульманских культовых зданий из российских регионов лишь в Дагестане). О количестве мечетей под руководством Таджуддина на сайте его муфтията сказано уклончиво: «На сегодняшний день ЦДУМ России объединяет более 2500 общин». Но далеко не каждая община имеет свое культовое здание. На сайте регионального муфтията ЦДУМ в Челябинской области говорится откровеннее: «В настоящее время ЦДУМ России объединяет более 2500 общин, более 1500 мечетей».

Зачем в таком случае Самигуллину обдумывать, стоит ли ему становиться подчиненным Таджуддина и почему последний мог на это рассчитывать? Понять это позволяет изучение некоторых нюансов.

Свое предложение Таджуддин обнародовал, выступая в Белой мечети в городе Болгар. Религиозный комплекс в традициях ближневосточной архитектуры возведен здесь в последние годы, символизируя при этом преемственность Татарстана располагавшейся в этом месте столице Волжско-Камской Булгарии, князь которой принял со своим народом ислам в 922 году. Болгар претендует на статус исторического центра татарского ислама.

Но возникла одна трудность. Число исламских духовных деятелей в Татарстане давно не поспевает за количеством строящихся мечетей. «Когда мы пришли, мы провели анализ по республике и обнаружили, что из полутора тысяч мечетей в 150 нет имамов, – сообщил журналистам в апреле 2014 года Самигуллин, рассказывая о первом годе своего пребывания на посту главы ДУМ РТ. – Это огромная цифра! И в процессе слаженной работы нашей команды за год число пустых мечетей сократилось до 80». В январе 2015 года он упомянул, что «сейчас мы эту цифру опустили до 60». Трудно обеспечить огромный религиозный комплекс в Болгаре достаточным штатом служителей. Положение становится неудобным еще и оттого, что, по официальным данным, среди постоянных жителей города татар 12,9%, а русских – 83,4%.

Талгат Таджуддин, регулярно приезжая в Болгар из Уфы, где у него резиденция, каждый раз привозит с собой целую свиту духовных лиц, вследствие чего главу ЦДУМ, не имеющего в республике ни одной общины, здесь всегда привечают, в том числе местные власти. Хотя последние сделали немало, чтобы в 1990-е годы увести все мечети региона из-под юрисдикции ЦДУМ в республиканский муфтият, монополию которого официально закрепил принятый в июле 1999 года Закон Республики Татарстан «О свободе совести и о религиозных объединениях», п. 5 ст. 10 которого гласит: «Мусульманские религиозные организации в РТ представляются и управляются одной централизованной религиозной организацией – ДУМ РТ». В июне 1999 года ЦДУМ провел свой очередной съезд в Болгаре, но его дни в республике оказались сочтены, и уже в октябре 2001 года пал его последний бастион в Татарстане – казанская мечеть «Булгар».

Между тем, закрепив свои позиции в республике, ДУМ РТ начал экспансию за ее пределы, создав в 2000 году Казанский муфтият. В состав этого централизованного управления вошло несколько десятков общин, находящихся в Кировской, Нижегородской и Ульяновской областях, в Чувашии, Башкортостане, Мордовии и Марий Эл. Расширяя свое присутствие на восток, к середине нулевых годов Казанский муфтият проник на Урал и в Западную Сибирь. О связи его приходов с Казанью говорит хотя бы тот пример, что нынешний муфтий Татарстана Камиль Самигуллин после обучения в Турции служил имамом в мечети сначала города Волжска (Марий Эл), а затем в поселке городского типа Новоаганске (Ханты-Мансийский автономный округ).

26 октября 2011 года Верховный суд России ликвидировал централизованную ассоциацию мусульманских религиозных организаций «Казанский муфтият», которую возглавлял уже лишившийся к тому моменту поста муфтия Татарстана Гусман Исхаков. Однако двумя месяцами ранее была зарегистрирована централизованная религиозная организация – Духовное управление мусульман «Казанский муфтият», руководителем которой являлся Валиулла Якупов, сподвижник действующего на тот момент главы ДУМ РТ Илдуса Файзова. Охват новой структуры был тот же. Судя по всему, Исхаков, после 13 лет пребывания на посту муфтия вынужденный в январе 2011 года под давлением духовенства республики уйти в отставку, отказался передать Казанский муфтият под руководство нового муфтия, в связи с чем и произошла смена юридических лиц.

Несложно заметить, что Казанский муфтият охватывает территории, где компактно проживают татары. А ведь татарские националисты еще в 1991 году откровенно заявляли, что видят независимый Татарстан шире границ Татарской АССР. «Татарские земли – это не только Татарстан, – писала 12 октября 1991 года в газете «Шахри Казан» один из их лидеров Фаузия Байрамова. – Пришло время поговорить о землях, принадлежащих татарам издревле, где и сейчас проживают татары (Симбирск, Саратов, Самара, Астрахань, Оренбург, Уфа). И говорить о присоединении этих земель к Татарстану должны татары, живущие в этих областях». Интернет-издание всетатарского общественного центра Milliet 4 февраля 2014 года писало: националисты надеются на то, что «итогом станет «получение независимости Республикой Татарстан, к которой присоединится и Восточный Татарстан» (так они называют нефтеносную Тюменскую область, в которой проживают сибирские татары)».

По сути, Таджуддин в обмен на возможность взять под свой контроль полторы тысячи мечетей Татарстана предложил Самигуллину статус, пусть и номинальный, – духовного лидера татар всей России. На такую приманку могут клюнуть и ДУМ РТ, и руководство Татарстана, если, конечно, и на этот раз славящийся своей эксцентричностью Таджуддин не решил просто пошутить над всеми.

 

Источник: НГ-религии

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100