Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 199 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КРЕСТ И СВАСТИКА

Печать

Юлия ХУЗИЕВА

 

g nac kathКак выживали христианские церкви в нацистской Германии?

 

После прихода к власти и установления в Германии «нового порядка» Гитлера не оставляла в покое идея привести христианство в соответствие с национал-социалистическим мировоззрением — то есть создать церковь по нацистскому образцу. Столь грандиозной идеей не задавался даже Муссолини.

 

Реформа Гитлера

Вообще-то, реформа церкви была спланирована Гитлером ещё до официального прихода к власти. В 1932 году было основано религиозное движение «Немецкие христиане», основанное на нацизме. Считается, что новая секта возникла на базе лютеранства. Хотя, скорее, это было чистой воды вульгарное язычество, замешанное на нацистской идее превосходства арийской расы. Но всё это сопровождалось жалкими попытками натянуть на себя подобие христианских одежд.

От вновь образованной организации, помпезно именовавшей себя «штурмовыми отрядами Христа», ждали многого. Её целью являлось распространение в христианских кругах новой нацистской теологии, согласно которой понятие расы становилось над духовностью, а Бог рассматривался как функция избранной немецкой нации. Согласно нацистской «исторической теологии», Бог проявляет себя не только во Христе и через Священное Писание, но и через историю народа. Так утверждалась избранность немецкого народа. Тезис позднего Лютера с его трактовкой государства как кары Господней за человеческие грехи нацисты успешно переосмыслили под себя.

Активные попытки создания «своей» церкви нацисты продолжили в 1933 году. В земле Макленбург-Шверин был учреждён пост государственного комиссара по делам евангелической церкви, на который был назначен член нацистской партии. Со стороны обеих конфессий (католичества и протестантизма) последовали протесты. Гитлер был вынужден лично принять двух кардиналов католической церкви — Адольфа Бертрама и Михаэля Фаульхабера, а также президента Высшего совета евангелической церкви Германа Каплера. На некоторое время Гитлеру пришлось отступить.

Возможно, именно на этом фоне католическая церковь 28 марта 1933 года призвала верующих к добросовестному исполнению своего гражданского долга по поддержанию национального правительства и осудила противоправные действия, направленные на подрыв немецкого государства. Лояльность к нацистскому правительству, говорили священники, следует проявлять только в случае соблюдения им конституционных норм. Церковь оговаривала себе право быть свободной от исполнения таких обязанностей и норм общественной жизни, которые противоречат каноническому праву, несовместимы с духовным статусом и христианской моралью. Таким образом, католическая церковь пыталась отгородить свою паству от тех сторон жизни нацистского общества, которые считала противоречащими учению Христа.

В обращении к немецкому народу от 23 марта 1933 года Гитлер подчеркнул, что государство стремится к сотрудничеству с немецкой церковью «на благо страны и Родины», что оно выступает за свободное развитие обеих конфессий. Но впоследствии обещания нацистских лидеров рассыпались как карточный домик.

Враги нации

К 1934 году антицерковная направленность политики гитлеровского правительства стала очевидной. Прежде всего, меры были направлены на «чистку» общественных организаций — различных обществ, союзов, школ. На основании закона о профессиях от 7 апреля 1933 года началось массовое увольнение активных христиан. По указу от 13 июня был закрыт католический «Христианский крестьянский союз», а также разогнаны рабочие союзы, находившиеся под опекой обеих церквей.

Некоторые протестантские союзы были включены в состав гитлерюгенда. С католическими молодёжными союзами все оказалось сложнее.

Были неоднократные попытки распустить их. Часть закрыли в 1933-1935 годах. Но полностью справиться с ними нацистскому правительству удалось только где-то к 1939-му. После этого церковь оказалась (уже вполне официально) «врагом нации».

Немецкие католики проявляли завидную неуступчивость. В документах гестапо сообщалось, что в католических школах велась враждебная национал-социалистическому государству деятельность. Школьные учителя и священники стремились удержать молодёжь от вступления в гитлеровские организации, воспитывая её вопреки нацистским нормам, — в частности, не допуская героизации германской истории.

Католический епископат Германии запрещал членам церкви вступать в НСДАП.

Сопротивление было настолько категоричным, что немецкий епископат не всегда поступал по указке Рима. Посланник нацистского правительства в Ватикане Диего фон Берген жаловался, что немецкий епископат игнорирует директивы Ватикана, осуждает нацистское движение и заявляет, что будет это делать до тех пор, пока оно проповедует культурно-политические воззрения, не согласующиеся с католическим учением.

Центром католического сопротивления был Кёльн. Особенно активным был епископ Карл Шульте, который подчёркивал враждебный христианству характер нацистского режима и выступал против нацистского диктата. Кёльнский центр выпустил «Катехизис правды», критиковавший нацистское мировоззрение. Этому же были посвящены «Антимифы» Вильгельма Нойса, разоблачавшие бесчеловечный характер идеологии Альфреда Розенберга.

Мюнхенский кардинал Фаульхабер высказался против расовой теории, новой трактовки германской истории, расовой «этики». Католическая церковь единодушно выступала против эвтаназии и стерилизации. Паства демонстративно заменяла фашистское приветствие церковным, выступала против флагов со свастикой, портретов фюрера, униформы и других символов нацистского государства. Некоторые католические священники и миряне оказались в концлагерях, некоторых расстреляли.

В рядах протестантов тоже были жертвы режима. Так, в 1945 году был казнён протестантский богослов Дитрих Бонхёффер. Однако разница в протестантском и католическом сопротивлении всё же была. Если у протестантов все зависело от священника и общины, то католики выступали против нацизма более единодушно.

Воля Ватикана

Отношения Ватикана с нацизмом были довольно неоднородны и сложны. В самом начале Святой престол не высказывал резких заявлений против идеологии нацистов. Позиция папы римского была в том, чтобы сохранять мир с гитлеровской властью. Однако с 1937 года ситуация начала меняться. Гитлер объявил о выходе всех членов НСДАП из рядов церкви, поскольку она является «врагом немецкого народа». Ватикан направил в Берлин множество нот протеста по поводу нарушения соглашения.

Папа Пий XI выпустил энциклику под названием Mit brennender Sorge («С огромной обеспокоенностью»), в которой выступил с протестом против преследований немецкой католической церкви, заклеймил тоталитарные системы и осудил расистские законы и расовые преследования. В 1938 году папа создал комиссию, состоящую из теологов, для разработки проекта энциклики, осуждающей расовую дискриминацию и антисемитизм. Издание энциклики, планировалось на 11 февраля 1939 года. Однако тяжело больной Пий XI унёс свои намерения и планы с собой в могилу. 10 февраля он скончался, и осуждение не состоялось.

Пий XII действовал не столь решительно и принципиально. Когда 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война, правительства Франции и Англии обратились к папе с просьбой объявить Германию агрессором. Пий XII отказался, сказав, что Ватикан не может непосредственно вмешиваться в международную политику. Папа объявил о своём нейтралитете, и ватиканская дипломатия официально до самого конца войны не сделала никакого заявления в поддержку той или иной стороны.

Кроме того, существуют факты, согласно которым Ватикан тайно поддерживал хорватский нацизм и массовые убийства в концлагере «Ясеновац». Так гитлеровский режим стал для христианских церквей настоящим нравственным испытанием, в горниле которого стало ясно, кто есть кто.

 

Источник: Загадки истории

 

Приложение RP: в ряде исторических исследований описывается, также, неоднородность и сложность отношений Русской православной церкви с германскими властями на оккупированных территориях. В отличие от не занятых нацистами регионов, властями здесь проводилась вполне определенная политика, в которой использовался и церковный имидж. В связи с этим небезынтересным может оказаться фрагмент исследования историка В.Н. Сидоренко «Церковная политика нацистов в оккупированных областях СССР»:

 

g nac orth«Православие – красочный этнографический ритуал»

( рейхсминистр Розенберг).

Занятые немцами районы (едва ли не половина европейской части СССР) подверглись территориальному делению на рейхскомиссариаты, состоявшие из округов, областей, районов, уездов и волостей. Прифронтовая территория находилась под управлением Вермахта. Северная Буковина, Молдавия, Бессарабия и Одесская область были переданы Румынии. Галицию присоединили к Польскому генерал-губернаторству. Остальная территория составила рейхскомиссариат «Украина» (с центром в Ровно). Центральная часть Белоруссии образовала генеральный комиссариат Белоруссии. Северо-запад Брестской и Гродненская области отошли к Восточной Пруссии (здесь действовали общегерманские законы). Большая часть Брестской, а также Пинская и Полесская области отошли к рейхскомиссариату «Украина», а северо-запад Виленской области - к генеральному округу Литвы. Сам же генеральный округ Белоруссии входил в состав рейхскомиссариата «Остланд».

Национальный вопрос, по мнению нацистского идеолога Розенберга, заключался в том, «чтобы разумно и целеустремленно поддержать стремление к свободе всех этих народов… выделить из огромной территории Советского Союза государственные образования (республики) и организовать их против Москвы, чтобы освободить Германский Рейх на грядущие столетия от восточного кошмара».

Что касается религиозной политики немцев на оккупированных землях, то она вряд ли может быть охарактеризована однозначно. Здесь господствовало несколько взаимоисключающих подходов, однако наиболее распространенными были два...

Позицию рейхсминистра Восточных земель Альфреда Розенберга можно сформулировать примерно так: «Уклад жизни русского народа веками формировался под влиянием Православия. Большевицкая клика лишила русский народ этого стержня и превратила его в ни во что неверующее, неуправляемое стадо. Столетиями русским вдалбливали с амвонов, что «всякая власть от Бога». Царская власть, не сумев обеспечить своим подданным достойный уровень жизни, смогла с помощью Церкви сформировать в народе сознание, что лишения, страдания и притеснения идут на пользу душе. Подобная проповедь обеспечивала правителям раболепскую покорность народа. Этот момент совершенно не учли большевики, и с нашей стороны было бы глупо повторять их ошибку. Поэтому, в наших же интересах реанимировать эти православные постулаты в умах народа, если мы хотим держать его в узде. Гораздо лучше, если в Восточных землях будут созданы автономные и неподотчетные друг другу церковные структуры, дабы исключить возможность возникновения единой мощной церковной организации».

Такова была позиция Розенберга, которая определяла отношение нацистов к РПЦ и которой руководствовались в той или иной степени нацистские чиновники. Основные ее положения были изложены в письме Розенберга к рейхскомиссарам Остланда и Украины от 13.5.1942 г. Их можно сформулировать так: Религиозные группы не должны заниматься политикой. Они должны быть разделены по признакам национальным и территориальным. Национальный признак должен особенно строго соблюдаться при подборе возглавления религиозных групп. Территориально же религиозные объединения не должны выходить за границы одной епархии. Религиозные общества не должны мешать деятельности оккупационных властей.

Церковную политику Вермахта можно охарактеризовать как отсутствие какой-либо политики по отношению к Церкви. Собственный кодекс поведения, верность старым традициям способствовали распространению в среде немецких военных устойчивой антипатии к проявлениям нацистского фанатизма и расовой шизофрении. Только этим и можно объяснить тот факт, что фронтовые генералы и офицеры закрывали глаза на директивы и инструкции из Берлина, если те строились на теории об «унтерменшах». Сохранилось немало свидетельств и документов не только о радушном приеме российским населением немецкой армии, но и о «ненацистском» отношении германских солдат к населению занятых ими областей СССР. В частности, сохранились документы о приказах немецким солдатам помнить, что они находятся не на оккупированных территориях, а на земле союзника. Довольно часто солдаты и офицеры Вермахта демонстрировали искреннее дружелюбие и симпатии к народу, страдавшему в течение двух десятилетий под властью большевиков. В церковном вопросе такое отношение выливалось во всестороннюю поддержку восстановления церковной жизни.

Военные не только охотно поддерживали инициативы местного населения по открытию приходов, но и оказывали различную помощь в виде денежных средств и стройматериалов для восстановления разрушенных храмов. Сохранилось немало свидетельств и того, что немецкие военные сами проявляли инициативу по открытию церквей на подконтрольных им территориях и даже приказывали это делать. Так, например, в сохранившейся в материалах Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) докладной записке З. В. Сыромятниковой «О пребывании на территории Харьковской области, оккупированной немецкими войсками с 15 по 22 декабря 1941 г.» отмечалось: «Немецкое командование особое внимание обращает на работу церквей. В ряде сел, где не разрушены церкви, они уже работают... В селах, где они разрушены, дан приказ старостам немедленно подобрать помещение и открыть церкви».

Иногда инициативность немцев принимала анекдотические формы. В том же фонде хранится и справка уполномоченного Себежской комендатуры от 8.10.1941 г.: «Дана настоящая в том, что немецкая власть, освободившая крестьянство от большевиков, ставит вопрос открыть богослужение в Ливской церкви, и поэтому уполномочиваю лично вас, Рыбакова Якова Матвеевича, за неимением священника - занять место священника и исполнять церковный обряд. Просьба: никаких отказов не может быть, в чем и выдана настоящая справка за подписью представителя немецкой власти Энгельгард»... На что Рыбаков отвечает: «Быть священником не могу, так как не получил на то от епископа благословения, кроме того, по христианскому закону двоеженцы священниками быть не могут, а я двоеженец»...

Следует отметить, что помощь немецкой армии в восстановлении русских православных храмов всегда строилась на принципах «христианского гуманизма» . Командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Федор фон Бок сам с немецкими офицерами принимал участие в православной службе в Борисове.

Вышеприведенные характеристики и примеры довольно ярко отражают всю пестроту церковной жизни на занятых немцами территориях СССР, ибо становится вполне очевидным, что размах и характер «религиозного возрождения» во многом зависел от местных особенностей оккупационной администрации (НСДАП и СС или же Вермахт). Поэтому и положение РПЦ на занятых немцами территориях целесообразно рассматривать не по периодам войны, а по регионам и областям. 

 

Источник

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100