Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 190 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПЕРЕЛОМ?

Печать

 

newYear.2015Редактор информационного ресурса Центра "Религиополис" Михаил СИТНИКОВ поделился своим мнением о результатах уходящего 2015 года с изданием "Портал-Credo.ru"

 

«Портал-CREDO.Ru»: Какие наиболее важные события в религиозной жизни России в 2015 году Вы могли бы отметить?

Михаил СИТНИКОВ: В конце прошлой недели на своем новогоднем приеме нынешний российский президент назвал самым значимым событием минувшего года празднование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Говорить о том, что с таким же успехом можно было назвать и очередное празднование Крещения Киевской Руси или победы в так называемом «Ледовом побоище», наверное, лишне. Использование символических и памятных дат в качестве наиболее значимых событий уходящего года, конечно, палочка-выручалочка. Но говорить это может или о нежелании называть реальные значимые события, или об отсутствии событий, входящих в ряд знаковых и значимых для всех, кто тебя окружает и кто тебе верил. То есть - соотечественников. Да и вообще, называть памятные даты событиями года, мне кажется, странновато..

Как не раз уже отмечал, я вообще воспринимаю подведение итогов года традицией более формальной, чем полезной и нужной. По крайней мере, в России, где попытки осмысления результатов натворенного за год, как правило, никого ничему не научают. Но как бы ни хотелось назвать уходящий 2015 «таким же годом, как предыдущие» - то есть, годом, в котором было, как и всегда, много хорошего и плохого, - сегодня этого сделать нельзя. Это можно назвать и эффектом «возврата маятника», и окончательным рассеянием тумана над изуродованным сумасшедшим бульдозеристом полем. Какие-то отдельные сравнительно позитивные явления, конечно, как и кричаще негативные, были. Но все вместе они на поверку оказались однозначным сваливанием всех нас даже не в пропасть, а в какую-то дикую «суверенную» яму. Что отчетливо заметно и, повторю, становится ощутимым всеми, как в российском общекультурном пространстве, так и в любой отдельной его сфере, будь то наука и образование, экономика или производство, искусство или религия. Поэтому каких-то отдельных событий, которые придали бы в этом году заметные импульсы, способные сколь-нибудь серьезно помочь или воспрепятствовать всеобщему скатыванию, я, откровенно говоря, не вижу.

Называть «важными событиями» года то, что разумнее воспринимать просто признаками процесса, я бы не стал. В том числе, и в религиозной и сугубо гуманитарной сферах. Что же касается признаков, то общее в них это «переступленная черта» допустимого или хотя бы возможного к оправданию не только разумными аргументами, но и какой-либо целесообразностью вообще.

Так, например, беззастенчивость отдельных учреждений судебной системы РФ в деле травли религиозных сообществ и уничтожения их организаций в стране стала в минувшем году одной из последних капель, после которых общество окончательно утратило уважение к этой структуре. Признание уголовно наказуемой верности своим религиозным убеждениям со стороны Свидетелей Иеговы в Таганроге и инсценировка судебного процесса с ликвидацией Мосгорсудом Саентологической церкви Москвы стали наиболее демонстративными признаками системной борьбы с религиозной свободой. Сюда же можно отнести историю с отнятием государством в пользу РПЦ МП мощей, хранившихся у православных христиан в Суздале, регулярные преследования практически во всех регионах страны христиан-протестантов, последователей индуизма, ислама и других религиозных направлений.

Правда, нельзя не заметить, что судебному прецеденту с саентологами сопутствовала внезапная консолидация религиоведческого сообщества в вопросе о недопустимости использования в суде псевдонаучных или «заказных» экспертных заключений. Причем, спусковым механизмом к этому стали действия своеобразных «штрейкбрехеров» в самом сообществе, но ведущие российские религиоведы проанализировали экспертизу, которая имеется в судебном деле, придя к общему выводу о ее кричащей нелепости.

Тем не менее, ранее не скрывавшиеся мнения ведущих религиоведов никоим образом не отразились на процессе профанации российской науки и образования. В нашем контексте это выразилось во внесении «богословия» в сетку научных специальностей ВАК и в продавливании в школьное образование антинаучных квазицерковных дисциплин. Если вспомнить о директивных тенденциях к отказу в школах от обучения иностранным языкам и уродованию преподавания родного языка и литературы с «восполнением» освобождающихся часов религиозными и идеологическими дисциплинами, то признаком 2015 года можно считать и существенный шаг государственной администрации к уничтожению системы образования для молодого поколения.

Говоря о специфике религиозной жизни в России за год, конечно же, нельзя обойти вниманием главные факторы ее формирования вообще. Это политика, все более откровенно проводимая официальной РПЦ МП, в которой, в свою очередь, происходят далеко не неожиданные внутренние процессы, и утратившая какое-либо подобие разумности идеологическая политика властей. В отличие от конструктивного соотношения различных религиозных институций в сравнительно здоровых обществах цивилизованного мира, во внутренней политике России превалирует тоталитарность мышления светской администрации и традиционно сервильной клерикальной структуры, не изменившиеся с XVII века. По инерции, такие понятия, как «духовность», «религиозность», «нравственность», в массовых стереотипах связываются с «церковностью» религиозной, которая так же традиционно предоставляет свою идеологию сменяющимся властям для облегчения манипулирования населением.

«Симфония» РПЦ МП и государства, конечно, не «эксклюзив» одного лишь 2015 года – с разной степенью откровенности и цинизма она существовала и до переворота 1917 года, и после него вплоть до настоящего времени. Поэтому, в минувшем году это партнерство лишь окончательно обнаружило свою нежизнеспособность и, вероятно, полную бесперспективность.

Например, если церковно-политическая активность промосковских священнослужителей и  прочих функционеров в Украине казалась сравнительно эффективной во время захвата Крыма и военных провокаций на востоке страны, то в настоящее время – то есть, к концу 2015 года - ситуация выглядит прямо противоположной.

Безграмотная, но и безапелляционная политика Московской патриархии в этой стране не только привела к консолидации противодействующих ей сил, но и стала заметной помехой нивелированию совершенных светскими политиками преступлений. По всей видимости, в том же направлении развивается ситуация и с клерикальным участием в российской политике на Ближнем Востоке.

Внутри так называемой «титульной конфессии» тоже не произошло ничего неожиданного, а тем более знакового. Заметная «дезориентация в пространстве» руководства РПЦ МП привела к закономерной «чистке», которая, как кажется, похожа одновременно и на «сбрасывание с крыльца боярских детей» в случаях с увольнениями С. Чапнина и В. Чаплина, и на банальную истерию с желанием «только бы от нас все отстали». Конспирологические версии отдельных окончательно оторванных от действительности маргиналов насчет того, что Чаплин якобы переведен в статус работающего в интересах церкви «партизана», конечно, абсурдны. Просто с громадным запозданием почувствовав свою фатальную вовлеченность в общеполитический крах, церковное руководство все более заметно подчиняется эмоциям – инстинктам самосохранения, время действенности которых давно прошло.

Уровень морального разложения в среде священнослужителей и епископата «зашкалил» тоже далеко не в минувшем году. Регулярные свидетельства о педерастии в этой среде, о скандалах с пьяными священниками за рулем, иной раз убивающими сограждан, о выступлениях священнослужителей с пропагандой насилия, межнациональной и межрелигиозной ненависти – все это имело место и пятнадцать, и десять, и пять лет тому назад. Отличительным признаком минувшего 2015 года стало только то, что масштаб возмущений этими явлениями качественно изменился. Если ранее подобное могло вызывать острую критику со стороны сравнительно небольшой прослойки совестливых россиян, то теперь все это заметно раздражает все более широкие массы соотечественников. Лицемерие клерикальной пропаганды в уходящем году быстро утрачивало свою эффективность во влиянии на рассудок людей, а известная подмена клерикалами претензий к ним со стороны россиян якобы «нападками на православие» фактически перестает работать.

Добавим к этому полную непредсказуемость с участием РПЦ МП в ожидаемом Всеправославном соборе - и сильно засомневаемся в том, не пришла ли пора «суверенному православию» отказаться от христианства с князем Владимиром, вернув в свой пантеон исконных языческих богов...

 

Войдет ли уходящий год в историю какими-то новыми достижениями или, наоборот, поражениями в деле борьбы за религиозную свободу и веротерпимость?

Каких-то кардинальных достижений или принципиальных поражений «в деле борьбы за религиозную свободу» я бы не отметил. Несмотря на общекультурную катастрофу, которая, по-моему, еще не достигла в России своего апогея, приверженцы религиозной свободы – а значит, и уважения к человеку, его Богоданныму достоинству, здесь не просто не перевелись, но и умножаются. В то же время – и в этом нет ничего необычного - противники как религиозной, так и иных гуманитарных свобод продолжают наращивать уровень цинизма в попытках их истребить. Это касается как отдельных персонажей, так и более или менее заметных в российском пространстве светских государственных и негосударственных (в том числе, религиозных) структур. Все это происходит на фоне ускоряющегося протрезвления масс населения в целом, причиной чего становится, конечно, никакое не «духовное пробуждение», а вполне банальный материальный фактор.

Полураздавленный в результате политических авантюр власти и ответа на них со стороны международного сообщества «малый бизнес» не может обеспечивать приемлемый уровень благ для населения. «Шапкозакидательским» прожектам и обещаниям власти сегодня верят (и то, не факт) только сами пропагандисты на ТВ и в других государственных СМИ. Попытки развязывать войны, еще в ХХ веке помогавшие политическим режимам удерживаться «на плаву», как показали примеры Украины и Сирии, оборачиваются обратным эффектом.

В этих условиях долгий и болезненный - для всех вместе, и для религиозных людей в частности, - процесс отстаивания своего права на свободы – сознания, вероисповедания, не ущемляющих чьи-либо интересы вкусов и привычек, самовыражения и т.п., - присутствует как бы параллельно. То, что происходит сегодня в стране, имеет непосредственное отношение ко всем нам. Независимо от того, осознаем мы это, или нет. Это, быть может, немного похоже и на то, как в громадной массе людей, вроде толпы футбольных фанатов, оказались бы и люди совершенно иного образа. Процесс отстаивания права на свободы, как показал опыт, не глохнет ни в трясине застоев, ни в бурях различных конфликтов. Наличие и даже нарастание этого процесса именно сейчас, по-моему, тоже можно считать одним из признаков 2015 года.

 

Что Вы ждете от наступающего 2016 года?

Откровенно говоря, в том, чтобы, ждать чего-то – а значит, рассчитывать на что-то в некий определенный отрезок времени, я давно уже не вижу смысла. Если все и дальше будет развиваться так, как ожидалось еще в начале 2000-х годов, то грядущие годы никому не сулят ничего особо приятного. Это касается и тех, чьи действия оказались причиной возникновения сегодняшних проблем, и всех остальных – правда, всех по-разному. Поэтому, более корректно с моей стороны было бы вспомнить о надеждах.

Например, на то, что в России заинтересованные – не говорю во всеобщем благе, а хотя бы в своем собственном благополучии и перспективах - силы сумеют придти, как говорят, к консенсусу. В том числе, в вопросах о способе преодоления уничтожения страны и ее культуры, в вопросах о нахождении менее самоубийственных принципов при общении с внешним миром. Одно уже это неизбежно отразилось бы для россиян и на ситуации с состоянием свободы совести, и на чисто бытовом благополучии, и на реалистичной оценке веков «государственного клерикализма».

Могут ли такие надежды осуществиться - трудно сказать. Но прошедший год своей катастрофичностью, как ни странно, соотношение шансов, на мой взгляд, необъяснимым образом поменял. Если в 2014 они виделись, как на 80 % деструктивными, а конструктивными лишь на 20 %, то сегодня 50 на 50.

 

Беседовал Александр СОЛДАТОВ

 

Источник: Портал-Credo.ru

 

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100
Нательные иконки купить с доставкой по всей России.