Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 249 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРОДОЛЖЕНИЕ РАЗГОВОРА

Печать

Андрей КУРАЕВ

 

...Давайте оставим разговор о самом о. Всеволоде. Хорошо или непорядочно ведет он себя сейчас, каким он был в прошлые годы... Сейчас это один из тысяч священников и один из тысяч публицистов. Мы от него не зависим. И потому какое нам дело - кушает он постом филе-о-фиш или патриарха!

Апологетам патриарха вообще поосторожней следовало бы пинать о. Всеволода. Хотя он и обзывает патриарха Кирилла "коллективным проектом", скорее все же сам о. Всеволод это 30-летний проект владыки Кирилла. И если по нынешней оценке апологетов Чаплин оказался тем еще фруктом, то как же сей фрукт, произраставший в личной оранжерее Святейшего, оказался столь гнил? Тут уж не миновать вопроса о принципах селекции и о человеческой прозорливости. И даже еще более конкретного и тяжелого вопроса: почему при таком высоком и компетентном контроле из юного Севы выросло шо выросло? Не произойдет ли подобных неожиданностей со всем упасаемым виноградником?

Но есть в потоке его интервью именно контент. Нечто, значимое для всей церкви и страны.

Это его утверждения о качестве церковного управления, атмосфере и способах принятия значимых решений.

Замечу, что рассказы о. Всеволода создают сложный и противоречивый образ патриарха.

С одной стороны, он вроде не любит возражений и создает аппаратные фильтры, через которые значимая информация или вообще не приходит к нему, или доходит с опозданием.

С другой стороны, патриарх сам дежурит в интернете в жажде обратной связи. Это, кстати, очень традиционная модель поведения мудрого правителя. Халиф или принц, не доверяя придворным льстецам, переодетыми выходят из дворца и бродят по рынку... Царь ищет беседы с Распутиным, или иным простонародным гласом, или с юродивым...

Отличие в том, что в таком анонимном плаще-невидимке патриарх на сетевом рынке встретит или людей нецерковных или людей церковных, своих клириков, но которые под такими же плащами прячутся от своего же патриарха. Или меня :).

Ну вот зачем было превращать Межсоборное присутствие в бюрократическую рутину, убирать оттуда Сергея Чапнина и, опять же, меня, чтобы потом, закрыв путь нормального полилога, искать "независимые оценки"в интернете?

Я старался избегать личностных характеристик нашего Патриарха. Человек высоких интеллектуальных качеств, трудоголик, опытный дипломат-переговорщик - вот, пожалуй, и все, что я говорил о патриархе как человеке.

Чаплин же стал говорить именно о его личностных чертах и переменах.

Я говорил, что меняется церковь. Чаплин - что изменился патриарх. Он говорит о его властной нетерпимости к иным мнениям в пределах его же власти.

Властность патриарха митр. Кирилла ни для кого не была секретом. Еще в предвыборные дни я говорил, что «это человек, чья властность буквально сочится через телеэкраны» (http://kuraev.ru/smf/index.php?topic=212321.0). Потом я говорил, что главный вопрос церковной жизни в том, как быстро сможет "патриарх Кирилл" победить "митрополита Кирилла".

Чаплин подтвердил наличие именно такого внутреннего и личностного конфликта. У психологов это, кажется, называется фрустрация.

Талантливый человек в новой для него ситуации (как "ролевой", так и политической - Чаплин это называет "дипломатической клеткой") должен сдерживать именно лучшие свои способности. Он должен говорить более обтекаемо, блекло, не провокативно. Должен просто табуировать для себя публичного ряд тем.

Повод для внутреннего конфликта налицо. Но победа патриарха на сегодняшний день, по словам Чаплина, оказалась не окончательной. И один из результатов этой неокончательности - раздражительность и импульсивность в принятии ряда решений: "У него появился настолько непредсказуемый и жесткий эмоциональный фон, что ты никогда не знаешь, чего ждать. В силу этого очень многое меняется. И потом, к сожалению, появилась одна очень понятная мне, как публичному человеку, эмоция: он, конечно, как патриарх, сидит в золотой клетке, он очень многого не может сказать, по Украине он не может сказать. Ему хочется многое сказать, ему интересно вообще говорить и смотреть на реакцию окружающих лиц, спорить с ними. А тут он оказался скован, и, конечно, ему больно и обидно, когда кто-то высказывается более активно, чем он. И я не боюсь сказать, иногда все-таки продуманнее и концептуальнее, чем он, даже если это краткие высказывания. И вот отсюда, может быть, возникла какая-то зависть и ревность. Я представляю себя в его шкуре: ты умный человек, ты генерируешь идеи, но сказать можешь только проповедь. Да и то очень осторожно.... Вот он сейчас сперва говорит что-то, а потом вымарывает с сайта собственные слова, пугается. Начинает читать гадости в интернете и объяснять всем, что он не говорил того, что в интернете подают как его слова".

Кроме того, законы психологии и аскетики едины и неумолимы: объем моей свободы обратно пропорционален объему моих желаний. Чем больше патриарх желает приобрести для церкви благ и привилегий, тем более он зависим от "грантодателей". Патриарх это знает и ощущает. Но переживает это, оказывается, довольно болезненно.

В былые годы митрополит Кирилл говорил, что самостоятельной и свободной может быть только богатая церковь. Но пока ради грядущей вожделенной свободы пришлось заложить ее малые ростки.

Тут есть явная сложность: чтобы стать независимой, церковь должна быть подлинно народной. А чтобы добраться к этому народу и влюбить его в себя, надо воспользоваться средствами государства же (это не только деньги, но и СМИ и школа, и администрация президента...).

Следующая сложность или противоречивость в том образе патриарха, что предлагает Чаплин - в том что желанное для себя патриарх не дарит другим. Я имею в виду все ту же независимость мысли и слова. Еще несколько лет назад на московском епархиальном собрании патриарх зачитал записку о "вертикали страха", которая пронзила всю церковную жизнь. В ответ было сказано про дух соборности и организм любви.

Но вот из этого "организма" на улицу вывалился Чаплин и сказал, что это в каком-то ином мире любовь вон изгоняет страх:

"У нас очень многие церковные институции превращаются в ноу-коммент-офис, учреждения, из которых нельзя получить никакой церковной позиции. Почему? Потому что люди боятся. Люди понимают, что его святейшество читает интернет, читает материалы СМИ, иногда начинает возмущаться по поводу того, что кто-то сказал. Поэтому да, реакция очень часто бывает спонтанной, несправедливой, и не фундированной, что называется... Сейчас идет вопрос о кадровой структуре церковного управления. К сожалению, в этой структуре остается все меньше людей, которые ведут содержательную работу, и все больше людей, которые являются личной челядью".

А еще раньше об этом говорил Чапнин. А еще раньше Кураев. И еще раньше - Адельгейм.
Так, может, в консерватории и в самом деле тиграм не докладывают мяса? 

 

Источник: блог Андрея Кураева

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100