Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 193 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОНЕСЛАСЬ !

Печать

Александр СОЛДАТОВ

 

...Сначала насладимся величием открывшейся панорамы. Патриарх Кирилл (Гундяев) и Синод РПЦ МП отправляют в отставку многолетнего (и единственного за всю историю) руководителя Отдела по взаимодействию Церкви и общества. Отдела, созданного в 2009 году, при начале нынешнего патриаршества, в качестве ключевого звена «нового позиционирования» РПЦ МП для реализации «императивов Патриарха». Императивы состояли, главным образом, в доведении «до совершенства» идеи симфонического двоевластия, то есть провозглашения Патриарха соправителем Путина. Никакой благодарности «за многолетние труды» (а ведь до ОВЦО Чаплин еще 19 лет проработал с Кириллом в ОВЦС) при этом не выражается, а сам ОВЦО распускается. Таким образом, признается полный крах «нового позиционирования», которым о. Чаплин занимался почти 7 лет. Весьма деликатные функции взаимодействия с миром большой политики передаются от яркого и скандального Чаплина невыразительному и гламурному Легойде.

И – в довершение картины – о. Всеволод моментально выступает с обличениями Патриарха, вообще всей сервильной системы Московской патриархии, говорит о ее позорном сращивании с коррумпированным чиновничеством и об отсутствии в РПЦ МП какой-либо коллегиальности (или, на церковном сленге, соборности). Еще полшага – и он скажет, что РПЦ МП вообще не Церковь…

Понятна некоторая растерянность масс-медиа. Если между Патриархом и его ключевым спикером действительно существовали глубокие идейные противоречия, то отставка должна была произойти гораздо раньше. Ведь степень скандальности и провокационности высказываний о. Всеволода не сильно возрастала в течение последних лет. Он оставался верен тональности, взятой им еще в 2009 году, лишь слегка адаптируя текст к текущей политической ситуации. И всегда казалось, что Патриарху это нравится, что устами Чаплина он озвучивает то, о чем самому сказать неудобно или неприлично. Это, если угодно, роль королевского шута, весьма востребованная любой авторитарной системой. Такую роль при Путине, например, успешно исполняет Владимир Жириновский. Ведь если Чаплин и перегибал палку, то всегда лишь «в интересах Родины», против всяческого либерализма, пацифизма, гуманизма и прочих западных ценностей. Иногда апробированное Чаплиным вскоре высказывал и Патриарх, что укрепляло ощущение незыблемой прочности их союза.

Принять реальность глубоких идейных разногласий Кирилла и Чаплина сразу невозможно, поэтому большинство СМИ ухватилось за «спасительную версию» о «МакДональдсе». Дескать, Чаплин вынудил себя уволить за то, что в разгар новой холодной войны позволил себе отужинать в американском ресторане, где был застигнут врасплох блогерами. Ведь если отбросить эту версию, то придется признать одно из двух: либо Патриарх осуждает ультрапатриотическую ксенофобскую риторику Чаплина и переходит на рельсы "просвещенного патриотизма" a la Медведев, либо Чаплин сознательно провоцировал все это время Патриарха, втайне лелея горделивую мечту возглавить церковную оппозицию. А место лидера церковной оппозиции дорогого стоит, если признавать неизбежность распада нынешней политической системы РФ и связанного с ним распада Московской патриархии на «осколки».

Кто-то предположит: Чаплин не думает «так далеко», не мыслит стратегически, а действует под влиянием типично российского мотива «Я устал, я ухожу…». Зная характер и пристрастия о. Всеволода, в общем-то, можно найти почву для подобных предположений. Но они совершенно не подкрепляются воинственной риторикой, звучащей в его первых комментариях на свою отставку. Вслушаемся в эту риторику еще раз: «Тональность в отношениях с государством, которую все больше принимает Церковь, неправильна, нам нужно больше выступать критически по отношению к безнравственным и несправедливым действиям власти, нам нужно более прямо говорить с обществом... Нам вообще нужно говорить пророчески, а не оглядываться каждый раз на то, кто что подумает и скажет, и не бояться поссориться с сильными мира сего... Надо прежде всего обратить внимание на огромное количество безгласной челяди, которая окружает Его святейшество... Никто не отнимет у меня моей позиции, моего голоса, моего права спорить с кем угодно, будь то патриарх, высокие государственные чины или общественно-медийные авторитеты. Буду теперь это делать в полный голос... В этой ситуации лучше сказать правду, чем бесконечно ждать каких-то благ". Дух Савонаролы целиком овладел Чаплиным, когда он давал интервью оппозиционному телеканалу “Дождь”, где, вероятно, он теперь станет частым и желанным гостем: “Его святейшество думает, что в Церкви должен звучать только его голос. Но это больше никогда не будет так... Сейчас проводится попытка исключить в Церкви любые независимые голоса, любых людей, которые могут громко и самостоятельно высказываться. Но никто не отнимет у меня мой голос и мою позицию... Церковь не должна улыбаться и обниматься с людьми, которые хорошо известны как коррупционеры... Сегодня власть не у того, кто может кого-то назначить или уволить, а у того, кто влияет на общество прямым способом».

Это прямой вызов Патриарху (да и, в некоторой мере, Путину). Более жесткий и решительный, чем интеллигентные рассуждения бывшего редактора “Журнала Московской патриархии” Сергея Чапнина, уволенного неделей ранее. Хотя, конечно, и менее тонкий вызов. Но тысячи обиженных священников, задушенных поборами патриархии и самодурством местных епископов, безгласные миряне, которые должны лишь без конца «жертвовать на церковь» и не смеют противостоять беззакониям иерархии, да и вообще весь российский народ, генетически склонный к радикализму, ждут именно жесткого и решительного лидера. Брутального как Чаплин. Даже Кураеву с его «голубым лобби» не хватает напора. Если Чапнин лишь намекает, что “после Нового года” предпримет какие-то “новые проекты”, а Кураев устало постит в Фейсбуке однотипные рассказы про «голубизну», то Чаплин формулирует свою предвыборную программу. Почему предвыборную? Потому что - напомним - именно здесь и сейчас начинается борьба за пост лидера церковной оппозиции, ключевого для той эпохи распада авторитаризма, на пороге которой стоит Россия.

Программа Чаплина состоит пока из двух пунктов, к которым можно свести приведенные выше цитаты. Первое. Борьба с коррумпированной властью: Церковь должна не поддерживать ее и улыбаться, позируя под ручку с жуликами и ворами, а пророчески обличать их (поднимая, стало быть, народ на борьбу). (Оговорка насчет Украины в интервью о. Всеволода «Интерфаксу» погоды не делает - теперь понятно, что и там власть удерживают коррупционеры, и Третий Майдан в обозримой перспективе вполне вероятен.) Второе. Борьба с узурпацией власти в Церкви Кириллом: восставшему духовенству и мирянам больше не нужны подачки с патриаршего стола, а патриаршей «безгласной челяди» больше никто не верит. «Сегодня власть не у того, кто может кого-то назначить или уволить, а у того, кто влияет на общество прямым способом». Ведь это Чаплин прямо говорит о том, что Кирилл больше «не при делах» и его увольнения ничего не значат, а власть переходит к лидеру восставших - к «тому, кто влияет на общество прямым способом» . По сути, программа Чаплина - это призыв к революции в государстве и в РПЦ МП, сопровождаемый утверждением, что она, революция, уже началась.

Звучит захватывающе, но не блефует ли он? Действительно ли есть у Чаплина возможность «влиять на общество прямым способом»? Каковы инструменты этого влияния? Не вскружили ли ему голову слишком частое хождение в кремлевские кабинеты и на парламентские трибуны, слишком заискивающие взгляды «системных» политиков?..

Проблема состоит в том, что при огромном протестном потенциале в современной России весьма затруднена организация, институциализация протестного движения. Как в светском обществе, так и в РПЦ МП. Публичное пространство очень жестко контролируется репрессивной (именуется также правоохранительной) системой, и любые попытки «что-то организовать» так же жестко пресекаются. Конечно, в Церкви их пресекать труднее, чем в государстве, - здесь все держится на тесной спайке с Кремлем и на экономическом всевластии епископата. Правда, существует немало симптомов того, что эта спайка ослабевает, и Кремль начинает подозревать, что нынешний Патриарх доставляет ему больше проблем, чем пользы. Епископат тоже не столь монолитен, как кажется. Если Чаплин знает об этом немного больше, чем мы с вами, то его расчет может оказаться вполне точным. Либо он идет на некоторый риск, ожидая в ближайшее время значительного ускорения социально-политических процессов на фоне ужесточения экономического кризиса в РФ. А ведь действительно, нет особых причин ожидать, что этот кризис «рассосется» чудесным образом.

Вторая большая проблема: возможна ли в современной РФ и, в том числе, в РПЦ МП серьезная оппозиция справа? С одной стороны, официальная пропаганда, в том числе церковная, полностью приватизировала ультраправую риторику и разве что совсем уж маргинальные ее формы преследуются как экстремизм. Частью этой официальной пропаганды, причем довольно радикальной, был и сам протоиерей Чаплин, провозглашавший «священные войны» и благословлявший использование ядерного оружия. Российской оппозиции затруднительно выступать против власти под националистическими, ксенофобскими и изоляционистскими лозунгами. Вместе с тем, преступления режима направлены против очевидных гражданских и экономических свобод, что вольно или невольно вынуждает борцов с этим режимом выступать с позиций защиты таких свобод - то есть с позиций, именуемых пропагандой режима «либеральными». Вспомним два пункта программы Чаплина: обличение коррумпированной власти и возрождение соборности (читай: демократии) в Церкви. Чем не «либеральная» программа? Но условным церковным «либералам» трудно принять Чаплина после всей его погромной риторики, которой он шокировал публику многие годы, а условным церковным «консерваторам» не менее трудно принять новые «либеральные» лозунги Чаплина. Вокруг него может объединиться не столько идейно зашоренная, сколько прагматическая церковная оппозиция - то есть часть епископата и масса духовенства, недовольные поборами и причудами Патриарха и мечтающие о демонтаже Московской патриархии как сверхцентрализованной авторитарной структуры.

Как бы то ни было, увольнение Чаплина возвращает в нашу жизнь Большую церковную политику, какой не было уже с начала 2000-х гг. А в нынешних условиях Большая церковная политика - это способ встрепенуться, стряхнуть с себя кадильную пыль и подумать, в чем состоит миссия христиан в мире и как надо искать Истинную Церковь среди всех этих «духовных скреп» и «свечных заводиков». Это и есть то, что Чаплин называет «пророческим служением». И уже за это надо выразить Высоким Противоборствующим Сторонам свою христианскую благодарность. 

 

Источник: Портал-Credo.Ru

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100