Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 217 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТАЙНА "КОХЕЛЕТ"

Печать

Николай КОТОМКИН

 

заставка Экклесиаста, Британская библиотекаУченые до сих пор не могут договориться, что означает в переводе слово «Екклесиаст» - то ли «поучающая мудрость», то ли «проповедующий в собрании», а также они не могут точно сказать, о каком собрании идет речь - церковном или вполне себе мирском вроде философского кружка.

 

В поисках автора

Дело в том, что «Екклесиаст» - греческая калька ивритского слова «кохелет». И все бы хорошо, но «кохелет» - причастие женского рода от несуществующего глагола. Дальше - хуже. Следом за названием «книги проповедника» идет расшифровка личности этого «проповедника» - сына Давидова, бывшего царем в Иерусалиме. Имени не указано, но только один из сыновей Давида был царем в Иерусалиме - великий Соломон.

Вот почему до конца Средневековья все богословы считали, что Книгу Екклесиаста написал царь Соломон. Даже правоверные иудаисты, несколько веков раздумывавшие, какие тексты нужно признать каноническими, а какие исключить, не сомневались, что священный текст написан Соломоном. Вероятно, для них заглавие текста звучало совершенно понятно: Книга проповедующего мудрость сына Давидова, бывшего царем в Иерусалиме. Точка.

Вопрос авторства решен? Увы, нет!

Современные ученые весьма сомневаются, что знаменитый Соломон приложил руку к этой специфической книге. Им очень не нравится, что «Соломон» говорит: «Когда я был царем в Иерусалиме», хотя должен был бы сказать, что он и есть царь и престола не лишался. Правда, имеется одна легенда, будто бы в конце жизни его согнал с трона какой-то пустынный демон, но для ученых поминание демонов всуе оскорбляет науку.

В этой книге нет исторических реалий, которые можно было бы проверить. Так, еще и лингвисты считают, что текст написан гораздо позднее легендарного времени Соломона - примерно в IV-II веках до нашей эры, но никак не на полтысячелетия раньше. И всем желающим видеть Соломона в авторах приходится только вздыхать - сочинил его действительно мудрец, «кохелет» или «Екклесиаст», но имя его так и останется неизвестным. Ибо среди библейских текстов это единственный, написанный в такой форме, таким языком и так безжалостно по отношению к самому себе.

 

Шокирующее исследование

Текст, о котором мы говорим, мог бы занять достойное место среди вавилонских или египетских, но рядом с ветхозаветными он выглядит как философский трактат античности среди молитв. Автора ни в коей мере не интересуют ни Бог, ни его замыслы - для него они непостижимы, а заниматься размышлениями над тем, чего нельзя постигнуть, - не дело мудреца... или ученого. Нашего мудреца интересует совсем другой вопрос - а имеется ли в жизни человека хоть какой-то смысл? И «кохелет» разлагает собственную жизнь на составляющие, чтобы докопаться до правды. Вывод, который он делает, печален, и этот вывод следует сразу же за названием текста. Все мы помним начальные слова этой книги: «Суета сует, все суета». Слово «суета» не совсем точно передает мысль автора, но таков был отечественный перевод. На самом деле автор имел в виду тщету всего сущего, недаром так часто поминает он крутящийся ветер, который рассеивает миражи мира - и создает новые. Однако же все реки бегут в море, и море не переполняется, что было, то и будет, и нет ничего нового под солнцем, сменится род за родом, но все возвращается на круги своя. Мир цикличен, события развиваются по кругу.

Просто у людей слишком короткая память, и они снова делают те же ошибки, испытывают те же разочарования и не чувствуют себя под защитой Бога. Ибо Богу нет никакого дела до человека. Человек выброшен в мир, чтобы пройти весь путь от рождения до смерти и испустить дух, как все прочие животные. И совершенно неважно, кем был человек, когда жил - богачом или же бедняком, перед смертью оба равны, а после смерти никто не вспомнит их имен и их дел.

Следовательно, смысл жизни человека в том, чтобы быть счастливым? Но любая радость приедается, как любая беда становится привычной, да и сами радости и счастье - понятия преходящие. Тот, кто богат, может потерять все. Множество глупцов живет гораздо лучше и спокойнее, чем гонимые обществом мудрецы. Низкие по рождению занимают место князей. Социальные перемены ничего не дают, бороться с сильными мира сего не имеет смысла, всегда найдется доносчик, желающий улучшить свою судьбу. Добрые дела ничего не стоят. Все бессмысленно. Соблюдение ритуалов тоже не делает человека ближе к Богу. Жить можно только настоящим моментом. Радоваться вкусной еде и обильному питью, близости с прекрасной женщиной - то есть вещам совершенно мирским, происходящим каждый день, хотя в них и нет никакого смысла. Бог и человек говорят на разных языках. И человеку никогда не вникнуть в замысел Божий.

Так что делать добро нужно не для Бога, а для самого себя, потому что от злых дел радость уходит, а жить без радости, когда у человека нет вообще ничего другого, - невыносимо для человека?

Такую вот книгу написал «кохелет». Вполне понятно, почему потом разгорелись такие споры по поводу ее включения в свод канонических текстов.

Иов, испытавший множество несчастий и потерь, считал, что через преодоление бед делает нечто угодное Богу, и воспринимал несчастья как испытания своей веры. А «кохелет», проживший долгую и богатую радостями жизнь, разом перечеркивает все страдания Иова, потому что они не имеют смысла. Ничто не имеет смысла, если в душе человека нет блаженства. Недаром кто-то из учеников «кохелета», может, и не его современник, дописал в конце, чтобы книга не казалась уж настолько мрачной: «Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека, ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо оно или худо». С такой припиской книга Екклесиаста и попала книга в Ветхий Завет.

 

Толкования книги

Однако даже с комментарием, плохо соотносящимся с текстом, книга производила на верующих сильнейшее впечатление. И её было принято рассматривать в параллели с Книгой Иова.

Одному Бог дает испытания через беды и мучения, другому - через богатство и постоянное наслаждение, и оба приходят к выводу, что на все воля Божья и нужно радоваться каждому мгновению жизни - то есть быть верным своему Небесному Отцу «в богатстве и здравии, в бедности и болезни», пока Он не вынет дыхание из груди.

В религиозной среде так и думали, что Книга Екклесиаста учит смирению, послушанию и терпению. На том, что местами «кохелет» буквально цитирует египтян, ассирийцев, финикийцев, иудейские священнослужители акцента никогда не делали. Христиане тоже оставили Книгу Екклесиаста среди канонических. Размышления «кохелета» для них отлично вписывались в новую ментальность: земля - юдоль страданий, но после смерти наступит жизнь вечная и праведники обретут блаженство.

Так что нашего «кохелета» даже очень любили цитировать, и весь этот небольшой текст разошелся на афоризмы. Впрочем, долгое время в Европе Ветхий Завет был закрыт от массы верующих, и его изучали и трактовали сугубо священники. А когда Библию у мирян перестали отбирать, а их самих перестали отправлять за владение ею на костры, наступило время широкого распространения естественных наук. И Книгу Екклесиаста стали считать жемчужиной иудейской религиозно-философской мысли.

Авторство еще приписывали Соломону, но уже сомневались. В просвещенном XIX веке этот текст и вовсе оказался практически изъятым из Ветхого Завета, и его поставили в ряд с трудами стоиков, эпикурейцев и пифагорейцев. Там он смотрелся совершенно естественно и сразу потерял всякий религиозный смысл. К тому же труды современных философов, остро почувствовавших полную бессмысленность бытия, отлично с ним перекликались.

И совсем не удивительно, что Лев Николаевич Толстой, успевший написать уже самые значимые произведения, переосмыслил собственную жизнь по Екклесиасту и задал себе тот же самый вопрос о смысле жизни. В результате, как мы все знаем, он написал другие сочинения, проникнутые духом отчаяния, которые православная церковь сочла настолько еретическими, что предала великого писателя анафеме.

 

 

Источник: Загадки истории

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100
Организация путешествий на сайте www.pandiya.ru.