Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 247 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"ОПЫТ РАБОТЫ"

Печать

Виктор МАНЖУЛ

 

фотоархив РИСУКак в СССР КГБ с верующими работал

 

«На начало 1960 года среди священнослужителей Латвии и Литвы отбывшие срок наказания или освобожденные досрочно составляли 30%, Белоруссии – 45, Украины – 80, среди руководителей «сектантских» объединений они составляли 20%»
(М. Одинцов «Хождение по мукам» – «Наука и религия», №7, 1991).

«Церковь и различные религиозные секты значительно оживили свою деятельность, укрепили свои кадры и, гибко приспосабливаясь к современным условиям, усиленно распространяют религиозную идеологию среди отсталых слоев населения. Церковники и сектанты изыскивают различные приемы для отравления сознания людей религиозным дурманом, обращая внимание на привлечение к церкви молодежи и женщин»
(«Законодательство о религиозных культах» – М., 1971. С. 34).

 

Советская власть рассматривала религию как злокачественную опухоль на социалистическом теле, которая тормозила наступление коммунизма – конечной цели устремлений пролетариата. Эту опухоль требовалось удалить. Но как это сделать, если верующие исчисляются миллионами и на место посаженных в тюрьмы и расстрелянных сейчас же встают другие? Понятно, что все способы хороши, но СССР не было полностью изолированным государством и ему приходилось играть в видимость свобод, тем более имея «самую демократическую и свободную конституцию в мире», с прописанными в ней свободами совести и вероисповедания.

Борьба с религией, наиболее жестокая и открытая, была при Сталине в довоенное время. После смерти этого диктатора (1953 г.) наступило временное затишье на этом фронте, хотя хрущевская оттепель наименее касалась религиозных вопросов. Но во времена последующего «закручивания гаек» произошло обострение государственно-религиозных отношений и активизировалась борьба с церковью. На этот период приходится огромное количество закрытых церквей, посаженных и замученных верующих, которым инкриминировалась антисоветская деятельность. Тогда же был принят закон, запрещающий водить детей в церковь, и многие служители шли на его исполнение, чтобы совсем не закрыли молитвенные дома, ибо дилемма была именно такова. Но большое количество христиан предпочли перейти на нелегальное положение, чтобы не выполнять эту директиву. Так возникло движение так называемых «нерегестрированных» протестантских церквей.

Никита Хрущев, мечтая дожить до коммунизма, обещал стране Советов скорое построение этого земного рая. Ох, как старались соответствующие структуры приблизить это «благодатное» время. Руководил процессом Комитет государственной безопасности, который имел целый отдел занимавшийся борьбой с религией и контролем над верующими, привлекая милицию, психиатрию, суды и тюрьмы.

В каждой общине верующих был, как минимум, один человек, работавший на Комитет. Эти сотрудники КГБ делились на две категории. К первой относились осведомители. Они осуществляли контроль над происходящим в общине. Вторые состояли из агентов влияния. Эти занимались дискредитацией церквей и служителей, развалом общин и разделениями в церквах. Агенту влияния, прежде чем, например, разделить церковь, нужно было набрать силу и авторитет, а если повезет, занять какую-то церковную должность.

И осведомитель, и «разрушитель» с самого начала попадания в церковь действовали одинаково. Им нужно было войти в доверие, что достигалось их активностью, лестью пастору и церкви, а также рассказом чудес и знамений, которыми Бог «вел» их по жизни именно в эту церковь. Когда новообращенный получал возможность свидетельствовать, и он именно в таком ключе проводил свой рассказ (чудеса, лесть церкви и хвала пастору), то на девяносто процентов можно было быть уверенным, что этот новый «браток» прошел инструктаж в Комитете.

Проще всего развалить общину, возглавив ее. Или организовав. Таков был метод КГБ. Наблюдать это в действии можно было, в том числе, и в начале 90-х, когда у нас, на юге Украины, где украинский национализм всегда был близок к нулю, стали появляться филиалы проукраинских движений и организаций из западной Украины. И что интересно, все их возглавили люди из СБУ (преемницы КГБ). Например, в Новой Каховке, РУХ и Украинскую республиканскую партию (партию Левко Лукьяненко) возглавил бывший (пять минут назад) заводской комсомольский вожак. Он же стал первым в нашем районе священником Украинской Автокефальной Православной Церкви. Этот «патриот» с успехом завалил деятельность и РУХа, и УРП, и УАПЦ. Чего и требовалось достичь…

Один из приемов завоевать авторитет и доверие — стать «пророком» и с помощью всесильного КГБ провернуть парочку «чудес» или исполнить какое-либо «пророчество».

Один брат подпал на заводе «Электромаш» (Новая Каховка) под сокращение. Ему уже оставалось отработать один день. Накануне вечером он пошел на собрание одной городской группки, где заправляла агент-пророк. Когда сокрушенный брат во всех подробностях рассказал присутствующим о своей проблеме, в дело вступила «пророчица». Она заявила, что его завтра не рассчитают, но оставят на работе, ибо «так говорит Господь». На следующий день, прямо с утра, христианина вызывает к себе начальник производства, который прежде никогда не здоровался и не знал этого простого рабочего, и вдруг начинает с ним ласково разговаривать, уверяя в незаменимости того для завода. «Чудо Божье!» – так реагирует наш брат и становится горячим почитателем пророческого дара этой женщины. Хотя этот случай только подтверждал всесилие спецслужбы, которая одним звонком могла достичь многого.

Еще одна популярная метода внедренных – прикинуться больным, а потом получить исцеление, и желательно по молитве пастора. Такое проделать проще простого, главное – сдержаться, чтобы не засмеяться в самый ответственный момент. Один из таких людей притворялся заикой. Во-первых, это давало ему поначалу, когда он только попал в общину и еще не привык к верующим, возможность обдумывать ответы. Во-вторых, впоследствии изобразить чудесное исцеление. Это как убить двух зайцев.

В КГБ «любили» активных, значимых и влиятельных христиан. К ним частенько пытались подобраться очередные работнички. Знаю человека (назовем его В. П.), по-своему извлекавшего выгоды от общения с работниками КГБ, которых он рассекречивал, но не спешил дать это понять. Так, один, пытаясь втереться к нему в доверие, подарил и помог купить много дореволюционных книг религиозного характера, что в то время было большой редкостью. А второй помог вычислить других внедренных к верующим работников в целом районе. Этот случай довольно интересен.

Этому агенту КГБ создавал образ гонимого властью диссидента и религиозного лидера от народа (он больше вращался в православных кругах, претендуя на роль праведника). Имел он длинную бороду (возможно, накладную) и носил длинные черные одежды, наподобие священнических. Сюжет об этом человеке был показан по телевизору. Зритель мог увидеть его квартиру, где из мебели был только стоящий посреди комнаты гроб, в котором якобы этот «праведник» и «юродивый» спал. В православном храме среди простых прихожан он пользовался некоторой популярность как народный священник, праведник и даже чудотворец (одна дама всем рассказывала, как получила через него исцеление от рака). Получив указание, он вышел на В. П. и не раз посещал его дом. Много рассказывал, как получает откровения от Бога, но не мгновенные и не прямо сейчас, а ночью во время молитвы. Тогда В. П. понял, как его можно использовать. Он стал у него спрашивать о разных людях, которых подозревал в сотрудничестве с Комитетом: каковы они пред Богом? «Праведник» отвечал, что вечером спросит у Господа и на следующий раз скажет ответ с неба. Его «небо» находилось в Комитете, и тот «бог» невольно выдавал своих людей. Если человек не сотрудничал с КГБ или вообще они его терпеть не могли, то «бог» говорил, что этот человек плохой и негодный. Если этот «чудотворец» на все лады расхваливал человека, то В. П. становилось понятно – этот работает на КГБ. Спустя время «праведник» испарился, и его следы затерялись где-то в Крыму.

Еще одна женщина, работавшая агентом влияния, довольно удачно прикидывалась одержимой. Она могла во время служения сымитировать припадок, пускать слюну, выкрикивать непристойности, угрожать служителям и, якобы выдавая их тайные грехи, дискредитировать их доброе имя перед паствой. В другое время она была самой обычной женщиной. «Припадочная» долго терроризировала общину, пока у нашего разоблачителя не лопнуло терпение. Однажды он на заводе (они работали в соседних цехах) отвел ее в сторону и начал разговор. Она сразу же начала петь ту же песню. Заговорила от имени дьявола (одержимая все-таки), посыпались угрозы, и одна из них прозвучала так: «убью, как убил Ф. А.» (бывшего пастора общины). Вот это да! То, в чем В. П. был уверен и так, получило признание. Он, глядя в ее глаза, сказал: «Зина, брось прикидываться, переигрываешь». Она, смутившись, ретировалась. Надо сказать, что с того времени община ее больше не видела.

Стоит рассказать и о трагической судьбе Ф. А. В. П. имеет твердое убеждение, что пастор был умерщвлен КГБ, поэтому рассказ будет строиться не на документах, а на его логических умозаключениях.

Вся история замешана на противоположных желаниях. Церковь хотела добиться разрешения на строительство молитвенного дома в Новой Каховке (молитвенный дом общины был в соседнем селе), а власти этого как раз не хотели допустить (любой ценой). Дело в том, что в городе не было ни одного молитвенного дома, ни одной православной церкви, вообще ни одного культового здания. Это был повод для гордости и похвалы, таких «городов будущего» в Украине можно было пересчитать по пальцам, и властям не хотелось терять статус безрелигиозного города. А на тот момент такая опасность уже существовала, так как началась горбачевская перестройка, и в Москве можно было получить разрешение на строительство храма.

Для местных властей не было секретом, что пастор Ф. А. и вся община подумывают о варианте поездки в столицу, понимая, что именно там они смогут положительно решить этот вопрос. Как раз в это напряженное время Ф. А. попадает на прием к врачу с бронхитом. КГБ узнает об этом довольно оперативно. И также мгновенно следует реакция. Врач убедительно рекомендует Ф. А. лечь в областную больницу на обследование. Ничего не подозревающий пастор попадает в руки убийц, не зная, что живым из больницы уже не выйдет.

Через несколько дней родным сообщают, что у больного обнаружен рак. В. П. советует родному брату пастора забрать больного из больницы и отправить на обследование в Москву. Но он забыл предупредить брата, что забирать нужно срочно и ничего не объясняя врачам. Брат же при первом общении с главврачом рассказал о московских планах, что было ошибкой. Придя через день в больницу, брат узнает от сияющего врача, что раковый диагноз был ошибкой, что забирать больного никуда не надо, мол, его быстренько подлечат и все будет хорошо…

Я помню, как выглядел пастор, когда мы посетили его в областной больнице. Он еле дышал и уже не разговаривал, и это через несколько недель после попадания в больницу с обычным кашлем! Через пару дней Ф. А. умирает, а в заключении о смерти врачи записывают: «рак легких»!

И в дальнейшем для властей вопрос молитвенного дома оставался болезненным. С помощью этой проблемы В. П. удалось доказать преемнику Ф. А. принадлежность некоего «искреннего брата» к армии чекистов. Все было сделано как по нотам. Один брат, наученный В. П., в беседе с этим агентом, как бы между прочим, сообщил о готовящейся поездке пастора в Москву за разрешением на строительство дома молитвы. Это было сказано только в одни уши. На следующий день пастора вызывают в соответствующее место и спрашивают: «Куда это ты собрался?» Пастор не может понять, о чем вообще идет речь. Пришлось В. П. позже объяснить происшедшее и кто стоит за всем, хотя до того пастор никак не хотел верить, что этот прекрасный брат работает на Комитет.

На сегодняшний день в Новой Каховке более десяти протестантских общин, построено два больших молитвенных дома и строится несколько православных храмов (Свято-Андреевский будет одним из самых красивых храмов в Украине). Жертвы никогда не бывают напрасными…

 

 

 

Источник: РИСУ

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100