Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 267 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МАЛЬТИЙСКИЙ СОКОЛ

Печать

Ольга СТРОГОВА

 

Мальтийский орден госпитальеровЕсли представить себе карту мира не «лоскутным одеялом» государств с обширными голубыми пространствами свободных вод, а наложить на неё нити, связывающие судьбы целых народов, общностей и даже отдельных, немаловажных для истории, личностей, то получится поистине причудливая картина.

 

Такая карта могла бы многое поведать нам как о хорошо известных исторических событиях, так и о произошедших «где-то там» и потому для нас, казалось бы, малозначимых. Однако если вглядеться повнимательней, можно увидеть, как различные истории соединяют наши землю, город, чуть ли не улицу или площадь, по которым мы проходим каждый день, с местами и событиями, весьма отдалёнными от нас как во времени, так и в пространстве. Давайте вместе рассмотрим одну такую связь.

 

Путь рыцарей

Она берёт своё начало в 1099 году в Иерусалиме, только что освобождённом от мусульман рыцарями-крестоносцами папы Урбана II.

Следующая точка отстоит от Иерусалима на 100 лет вперёд по времени и на 800 километров к северо-западу. Там находится неприступный скалистый остров Родос.

На Родосе наша история задержится на 300 лет. Затем, после роковых для средиземноморских христиан событий 1522 года, о которых расскажем ниже, история снова движется через море на северо-запад. На сей раз — на 1200 километров от Родоса, на остров Мальту, где и проходят следующие 300 лет.

А потом, по воле судьбы, точнее сказать, двух её представителей — Наполеона и Павла I, — она делает и вовсе неожиданный кульбит. Следующая и последняя её точка находится в 3000 километров к северо-востоку от Мальты. И это — один из дворцовых пригородов блистательной столицы Российской империи Санкт-Петербурга, город Гатчина.

Эта история связывает Иерусалим, Родос, Мальту и… Гатчину. 900 лет и 3000 километров — не просто время и расстояние. Это путь. Путь скитальцев — мальтийских рыцарей. И вот как всё это было.

 

Родос

До переезда на Мальту рыцари называли себя госпитальерами, или иоаннитами (орденом святого Иоанна Крестителя). Название «госпитальеры» произошло от взятого на себя добровольного обета служить неимущим, больным и раненым пилигримам, посещавшим Святую землю и Гроб Господень в дни короткого христианского владычества над Иерусалимом.

Госпитальеры на Родосе обосновались с размахом: построили главную неприступную крепость с замком-госпиталем, возвели несколько замков-крепостей на высоких скалах, откуда можно было держать под прицелом пушек значительную часть акватории, столь полюбившейся османским и египетским пиратам. Орден набрал военную силу и окончательно разбогател после того, как в начале 14-го века был разгромлен, изгнан и запрещён другой рыцарский орден — тамплиеры. Госпитальеры немедленно наложили руку на большую часть владений тамплиеров и их движимого имущества.

Родос был объявлен независимым орденским государством. Достигнутое материальное благополучие и выросшая военная мощь наложили отпечаток и на внешний вид рыцарей: вместо скромных и строгих чёрных плащей с белыми или серебряными крестами они стали носить расшитые золотом алые одеяния.

Османам, мечтавшим о господстве над Средиземноморьем, независимый укреплённый христианский Родос был, разумеется, как кость в горле. В 1522 году султан Сулейман Великолепный прибыл на Родос на 400 кораблях с 200-тысячным войском. И хотя госпитальеры под командованием великого магистра Филиппа де Вилье де л'Иль-Адама могли противопоставить османам лишь 7000 солдат, осада крепости Родос продолжалась целых полгода. Она длилась бы и дольше, если б среди доблестных защитников крепости не обнаружились предатели. Но что толку в «если бы»!

Неприступная крепость пала, взятая не силой, а хитростью. Оставшимся в живых госпитальерам Сулейман разрешил покинуть остров.

 

Мальта

Впрочем, об этом своём разрешении султан сильно пожалел, но это произошло лишь 43 года спустя.

Всё это время госпитальеры успешно обустраивались на Мальте, превращая эту сплошную скалу из песчаника в поистине цветущую и богатую землю. И несмотря на то, что в их распоряжении осталось лишь несколько кораблей, продолжали активные морские действия против мусульман, и особенно — против североафриканских пиратов.

  • В Средние века содержание доспехов и прочих рыцарских регалий было очень дорогим, поэтому правитель давал своим воинам участок земли и людей — «лен». Рыцарь за это должен был быть всегда во всеоружии.

Надо сказать, что за проживание на острове рыцари платили чисто символически: хозяин Мальты, испанский король Карл V, будучи также владельцем Сицилии, потребовал раз в год, на День Всех Святых, присылать с Мальты на Сицилию одного сокола (кстати, это обстоятельство послужило завязкой знаменитого детективного романа Дэшила Хэммета «Мальтийский сокол»).

В 1565 году султан Сулейман отправил к Мальте куда более скромную армию — всего 40000 солдат, посчитав, видимо, что этого достаточно. Сулейман ошибся. Пятимесячная осада оказалась мучительной для обеих сторон, но бесплодной. К тому же османов напугали вести о якобы прибывающем с Сицилии подкреплении в лагерь рыцарей.

По всей видимости, это сражение было последним в истории, когда чисто «рыцарское» войско одержало победу…

И оказалось, что причин для существования ордена иоаннитов-госпитальеров как такового больше нет. Безвозвратно отошли в прошлое крестовые походы, и не было больше для пилигримов возможности посетить Иерусалим. Обитатели Мальты, принявшие более простое и скромное название рыцарей Мальтийского ордена, взяли на себя и более актуальную историческую задачу: защищать от мусульман корабли христианских купцов, а также освобождать захваченных североафриканскими пиратами в рабство христиан.

В память о Великом магистре ордена Жане Паризо де ла Валетте, отстоявшем остров в 1565 году, был построен город Валетта. Он и сейчас является столицей острова и государства Мальта и одним из прекраснейших и благоустроенных городов мира.

 

Российская империя. Гатчина

В 1798 году, по пути в Египет, Наполеон захватил Мальту. Победу над рыцарями одержала не сила, а хитрость: французский император скромно попросил разрешения войти в бухту Валетты для пополнения запасов пищи и воды. Ну а оказавшись внутри, тут же принялся стрелять из пушек. Великий магистр Фердинанд фон Хомпеш предпочёл без сопротивления сдаться Наполеону, оправдываясь перед своими подчинёнными ещё и тем, что устав ордена запрещает сражаться с христианами.

Наполеон оказался не столь милостив к побеждённым, как турецкий султан. Рыцари во главе с магистром были вынуждены спасаться бегством с Мальты. Некоторое время остатки разгромленного ордена молили о защите европейские правительства, но лишь российский император не остался глух к их мольбам.

Почему Павел I пошёл на этот шаг? Почему он не только дал им убежище в Санкт-Петербурге, но и подписал Конвенцию о создании в империи «Великого Приорства» Мальтийского ордена? Почему с радостью принял титул Великого магистра ордена, а для тогдашнего приора, принца Конде, выстроил в Гатчине целую резиденцию — знаменитый Приоратский дворец? Это произошло потому, что Павел в душе был рыцарем и романтиком. «Русский Гамлет», как не без ехидства называли его при некоторых европейских дворах, всем сердцем принимал восемь рыцарских добродетелей, символом которых являлся белый 8-конечный мальтийский крест: вера, милосердие, правда, справедливость, безгрешие, смирение, искренность, терпение.

В Приоратском дворце, в короткие сроки возведённом по уникальной землебитной технологии архитектором Н.А. Львовым, благодарные рыцари передали своему новому Великому магистру три бесценные реликвии госпитальеров: частицу древа Креста Господня, Филермскую икону Божией Матери и десницу святого Иоанна Крестителя.

 

Конец пути

Однако недолго продолжалась если не счастливая, то, по крайней мере, безопасная жизнь мальтийцев на российской земле. В 1801 году на престол взошёл сын Павла, Александр I, который относился к мальтийцам-католикам безо всякой симпатии. Одним из первых его государственных деяний стала отмена манифеста Павла о включении мальтийского креста в герб Российской империи. Отменил он и награждение российских дворян мальтийскими наградами, да и Приоратский дворец (в котором, кстати, приор так и не успел расположиться) передал в государственную казну.

Что же теперь, спустя более 200 лет, осталось от короткого пребывания мальтийских рыцарей в России? Остались портреты Павла I в одеянии Великого магистра с мальтийским крестом и орденами на груди. Остались в музеях и у потомков некоторых дворянских семей и сами мальтийские ордена. Остался Приоратский дворец, мимо которого многие гатчинцы спешат каждый день по своим делам, останавливаясь лишь иногда, чтобы полюбоваться игрой света на золотых шарах, венчающих его шпили, и отражением тёмно-розовой черепичной крыши в гладких водах Чёрного озера. Остался подземный ход, соединяющий Гатчинский императорский дворец с Приоратом, проложенный, по некоторым источником, по прямому указанию Павла.

И что самое любопытное, в гербах двух российских городов, пригородов Санкт-Петербурга, остался-таки по сей день белый мальтийский восьмиконечный крест. Как «просмотрели» его в гербах Гатчины и Павловска бдительные исполнители воли Александра I — это уже другая история.

 

 

 

 Источник: Загадки истории

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100