Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 258 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЛИЦЕНЗИЯ НА ВЕРОИСПОВЕДАНИЕ?

Печать

Оксана КОТКИНА Владислав МАЛЬЦЕВ

...Вера в госрегулирование

Координатор Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей Государственной думы Сергей Гаврилов (КПРФ) выдвинул идею «лицензирования» действующих в России религиозных организаций. «Саморегулирование здесь вряд ли подходит, – отметил Гаврилов «НГР», – я думаю, что надо идти по пути формирования так называемого критерия соответствия: безусловно, религиозные организации должны иметь центры управления и учредителей на территории России; должно быть прекращено, или резко сокращено, или взято под контроль Финмониторинга и Минюста иностранное финансирование этих организаций; должны быть регулярные проверки на предмет соответствия требованиям по борьбе с экстремизмом этих организаций; контроль за социальной деятельностью этих групп, прежде всего на предмет попыток манипулирования сознанием».

В связи с последним пунктом представляет интерес сообщение на сайте КПРФ, в котором приводится цитата из выступления Гаврилова на заседании возглавляемой им депутатской группы 24 сентября с.г.: «Первостепенная задача сект в том, чтобы разорвать единство мира, сделать из людей духовно опущенных, часто экстремистов… Мы видим это с точки зрения распространения неоязыческих сект, в том числе на Северном Кавказе. Не случайно, что многие из этих сект участвуют в войне с мирным населением Донбасса со стороны Украины… Украина стала как раз примером квазисвободного доступа всех НКО и псевдорелигиозных конфессий – полные стадионы, которые были наполнены сектами… И мы видим порабощенное население, которое призвано активно участвовать в гражданской бойне в Украине… Эти явления, финансируемые из-за рубежа, на наш взгляд, представляют серьезную угрозу национальной безопасности России». «В ближайшее время мы планируем разработать меры по предотвращению этой опасности, профилактики, меры жесткого контроля для недопуска этих страшных сект до работы с населением!» – добавил тогда Гаврилов.

В комментарии «НГР» депутат пояснил, что пока что законопроект по данному вопросу не готов: «Мы хотим заказать более серьезные глубокие исследования, чтобы изучить глубину проблемы с серьезными аналитиками, при участии ФСБ и Центра по борьбе с экстремизмом МВД, чтобы наше реагирование было более эффективным».

Из формулировки, предложенной Гавриловым, непонятно, что подразумевается под «работой с населением». Сам депутат это нашему изданию не пояснил. «Если речь идет об оказании квалифицированной социальной помощи, например, работа с сиротами, бездомными, престарелыми, где предполагается, что есть какой-то уровень специальных знаний и подготовки, чтобы не навредить по неумению тем людям, которым намерены помогать, тогда, наверное, определенный контроль нужен», – сообщил «НГР» профессор РАНХиГС Михаил Шахов. «Если же под работой с населением предполагаются любые виды публичной деятельности, то тогда это тупиковый путь», – продолжает эксперт, приводя в пример неудачные попытки лицензировать миссионерскую деятельность, что ставило религиозные организации в неравноправное положение с нерелигиозными идеями, которые можно распространять беспрепятственно.

Однако тут надо сделать оговорку. Законодательство РФ (федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ) различает два типа религиозных объединений: религиозные группы и религиозные организации. Религиозные группы – это объединения для исповедания и распространения веры без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица, религиозные организации соответственно – с приобретением. Для регистрации религиозной группы в качестве организации она должна просуществовать на территории России не менее 15 лет. В июле с.г. данная практика была упразднена (федеральный закон от 13 июля 2015 года № 261-ФЗ), при этом для местных религиозных организаций (в составе которых менее трех подразделений) были введены некоторые ограничения деятельности на 10-летний срок с момента их регистрации: запрещено создавать образовательные организации, иметь при себе представительство иностранной религиозной организации, совершать религиозные обряды в образовательных, лечебных учреждениях и тюрьмах, учреждать СМИ, приглашать иностранных проповедников, организовывать централизованную религиозную организацию.

 Учитывая, что на новые религиозные организации и так налагаются ограничения, с целесообразностью которых согласен эксперт, предложение Гаврилова, по сути, дублирует уже существующее законодательство.

«Что касается каких-то организаций типа террористических или экстремистских, то этих механизмов вполне достаточно. Другое дело, что эти правовые механизмы не всегда срабатывают, – отметил «НГР» главный редактор журнала «Религия и право» Анатолий Пчелинцев. – А не срабатывают потому, что в правоохранительных органах нет специалистов, которые разбирались бы в религии, религиоведов там вообще нет».

«Я не понимаю, зачем такие нововведения нужны, потому что в принципе тот закон, который приняли в 1997 году («О свободе совести и о религиозных объединениях», с поправками действующий по настоящее время. – «НГР»), вполне позволял ограничивать деятельность религиозных групп, то есть не хватает здесь не правовой базы, а политической воли», – полагает протодиакон Андрей Кураев.

Наконец, если под работой с населением Гаврилов понимает в числе прочего миссионерскую деятельность, совершение совместных молитв, то депутат рискует навлечь на себя обвинения в нарушении Конституции. «Можно породить абсолютно не нужную дискуссию во всем мире о том, что мы нарушаем права на свободу совести граждан, принижаем религиозные меньшинства, и опять мы можем получить больше минусов, чем плюсов», – сообщил «НГР» председатель комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы Ярослав Нилов (ЛДПР). – У нас Конституция гарантирует право человека на свободу совести. Ты можешь верить в кого угодно, можешь в любой момент отказаться от своей веры и можешь распространять свою веру. Получается, что и каждый гражданин должен получать тогда лицензию».

Единственный способ избежать обвинений в преследовании инакомыслия это изменить статус организаций с религиозных на общественные или коммерческие через Минюст, прокомментировал для газеты «Известия» инициативу Гаврилова глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ) епископ Сергей Ряховский. Однако в беседе с журналистами нашего издания на это высказывание лидера российских протестантов возразил директор Московского центра образовательного права Андрей Себенцов: «Я считаю, что изменения через Минюст невозможны. В законе сегодня записано, что религиозные организации не могут преобразовываться в другие формы организаций». «Можно изменить статус организации через Минюст. Минюст может обратиться в суд, если организация нарушает закон. Организация будет ликвидирована и может легализоваться в качестве общественной организации. Но поменять статус с религиозной на общественную на сегодняшний день нельзя», – детализирует непростую процедуру Пчелинцев.

Что касается увязки деструктивных религиозных организаций с зарубежным финансированием, эксперты сходятся во мнении, что нельзя запрещать то, что, по выражению Кураева, ссылающегося на финансирование РПЦ своих приходов за рубежом, «мы сами делаем». «Следует считаться с тем, что не только на территории нашей страны существуют организации, которые имеют иностранные связи и иностранное финансирование», – говорит Шахов. «Те организации, которые получают финансирование из-за рубежа, должны отчитываться отдельно, у Минюста есть право на проверку деятельности таких организаций», – поясняет Нилов.

Вызывает сомнение и подоплека внесенного предложения. «Я думаю, что все-таки изначально ужесточение законодательства (об иностранных агентах. – «НГР») создавалось против некоммерческих организаций политического характера, то есть тех, которые в той или иной форме участвовали в оппозиции», – делится своими наблюдениями Шахов, связывая инициативу Гаврилова с неправильной интерпретацией законов, – «Религиозные организации по закону – одна из разновидностей некоммерческих. Когда пишется «некоммерческие», под действие этих поправок подпадают и религиозные организации», – заключает эксперт.        

 

Источник: НГ - религии

Комментарий RP: исходя из описанной в статье ситуации, порожденной сознанием коммунистическо-христианского оксюморона всем вынужденным серьезно реагировать на это экспертам (кроме психиатров), можно выразить лишь сочувствие

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100