Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 204 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗАСТУПИТЬСЯ ЗА ПАТЕРНАЛИЗМ

Печать

Владимир РОСЛОВ

 

рис. Пескова.О патернализме слово замолвим

 

Много ждёшь – мало получишь. Широкий контекст этой присказки верен и по отношению к государству. Государство в лице чиновников само, чтобы, как говорится, набить себе высокую цену, выставляет себя незаменимым источником народного существования. Но одно дело – выставлять, и другое – давать по факту. Деспотические государства, занимаясь прямой эксплуатацией населения, любят хвалиться мнимыми дарами тем, кого нещадно эксплуатируют. Слова – словами. Пропаганда может громко кричать о наступлении в стране «золотого века», а в действительности в ней будет господствовать голодомор. Так или несколько иначе, но обязательства государства не всегда согласуются с его возможностями и истинными намерениями. Конечно, свою роль играет и уровень притязаний населения. Если не так давно постоянно скатывавшийся к голоду Китай сумел накормить свои многие миллионы, то это справедливо расценивается как величайшее достижение и миллионов, и их государства. От такого признания не уйти, как ни относись к китайской компартии и к её идеологии. А вот для других стран возможны и другие критерии оценок. 

Хорошим помощником в оценке положения дел является сравнительный анализ. Так, если Россия, некогда обеспечивавшая Европу продукцией сельского хозяйства, сегодня плохо справляется с собственным продовольственным обеспечением (несмотря на демонстративное уничтожение несанкта), то это свидетельствует о низкой эффективности российской экономики на данный временной отрезок и о регрессивности развития. Почему Россия перед первой мировой войной была в числе стран, показывавших наиболее высокие темпы промышленного, аграрного и культурного развития, и почему она сейчас попала в отстающие? Почему в местах, бывших густонаселёнными деревнями, простираются бескрайние пустынные поля? Почему на месте прежних заводов и фабрик, худо-бедно что-то производивших, появились кошмарного вида руины, будто следы после вражеских авианалётов или массированных залпов крупнокалиберной артиллерии? Почему картошка, выращенная в Подмосковье, стоит дороже израильской? Почему мы начинаем думать, что булки растут на деревьях, а яблоки и картофель – это такой товар, который сам собой попадает в супермаркеты? Чем объяснить, что цена килограмма мяса растёт и растёт день ото дня? Почему у нас нет производства качественных товаров ширпотреба? Почему в стране сохраняются громадные очереди на получение жилья? Да и почему, кстати, его надо обязательно получать у государства, а не самостоятельно покупать и строить? Почему заработная плата наших врачей и учителей, равно как и научных работников, меньше, чем в какой-либо другой стране? Одна ли государственная власть виновата в том, что России такой громадный процент бедняков и нищих, что так много всюду развала, бездомности, рельс в никуда, спившихся вконец мужиков, помирающих от водки в 40-50 лет? И почему, если в других странах наблюдается неуклонное расширение прав и свобод населения, делающих экономику этих стран более гибкой и демократичной, то в России степень свободы постоянно уменьшается, а меры политического давления усиливаются, сгущая настроения безнадёжности и алармизма? 

В странах с деспотическими системами управления, безусловно, многое зависит от власти. Авторитарная власть, вне всяких сомнений, сама по себе служит тормозом прогресса. Но только ли во власти всё дело? Или существуют какие-то ещё причины? В конце-то концов, российская власть не с кометы Чурюмова-Герасименко прилетает, и уж точно не Госдепом США десантируется. 
Хорошо, когда государство справляется с социальными задачами и поддерживает высокий уровень жизни своего населения. Но если в самом населении преобладают надежды исключительно на государственную власть, на её милости в их жизненном устройстве, то жизнь в таком государстве прочной не бывает. Вообще, тяжело заглядывать в себя. В себе можно обнаружить что-то очень неприятное и не обнаружить то, что крайне необходимо для благополучной жизни. В себе можно обнаружить долг. За долгом начинает копошиться стыд. Это всё вещи неприятного свойства. И человек стремится избавиться от них, избавиться от долга и стыда. Всё плохое, с чем приходится сталкиваться, он начинает перекладывать на других. Первым виновником становится государство, которое и то не сделало, и это. Государство не обеспечило жильём, не дало хорошей работы и зарплаты, не создало качественных систем здравоохранения и образования. При этом люди не думают, откуда это государство берётся, не видят необходимости своего прямого участия в формировании такой государственной власти, вместе с которой они отвечали бы за всё происходящее в стране. С одной стороны, люди мыслят таким образом, что зачем «трепыхаться», если ничего не изменишь. А с другой, они живут ожиданиями, что власть будет удовлетворять их потребности. Не веря власти и порождённой ею системе, они продолжают ждать от неё милостей. Это, по сути, и есть патернализм, которым заражено российское население. 

Люди видят, что кому-то, как в лотерее, удаётся неплохо устроиться в жизни за счёт власти, сосредоточивающей в своих руках имеющиеся ресурсы и право распоряжаться ими по собственному усмотрению. Но в лотерее немногие в выигрыше бывают. В то же время, на своём личном опыте и опыте окружающих граждане понимают, что, какими бы талантами и умениями ни располагали, без власти их реализовать не удаётся. Верховная власть в государстве – это тот всесильный непогрешимый отец, чей ребёнок, в роли которого находится население, не имеет права ни на один самостоятельный шаг. Личности достаётся лишь минимальная альтернатива, сопряжённая с борьбой и жертвами. У обывателя тут же возникает вопрос: «А зачем?». Такое положение дел порождает массовое приспособленчество, являющееся питательной средой патернализма. Патерналистское государство вступает с населением в негласный сговор, согласно которому государство кормит людей и защищает, а они обязуются вести себя так, как это нужно государству. Договор государством может то и дело нарушаться, но сути он не меняет. Люди отдают себя в руки государства целиком и полностью. 

Сознание, построенное на инстинктах самосохранения, подсказывает определённые модели поведения, предусматривающие поклонение власти и государству. Оно охватывает все слои населения. Такими моделями поведения руководствуются в своей жизнедеятельности выдающиеся представители нации, те же талантливые художники различных жанров.

Такие любимцы власти, как Иосиф Кобзон, Стас Михайлов, Николай Басков, Олег Табаков, Григорий Лепс, одновременно являются и народными кумирами. Их служение власти является наглядным примером для народа. За ними закрепляется звание патриотов и народных артистов. И что уж тут говорить о нетворческих личностях, тех народных массах, сосредоточенных на целях борьбы со смертью. Потому-то власть живёт в великолепных дворцах и носит многомиллионные причиндалы на себе, что она не от мира сего. Её блеск, высота, безразмерность, глубина, протяжённость, динамизм – недостижимые для простого люда образцы. И люд ощущает всей своей коллективной сутью могущество власти и ждёт от неё проявлений доброты и всяческого покровительства. И одновременно не без оснований страшится её гнева. Страх перед государством сильнее даже так называемого Божьего страха. Во имя государства можно и Бога позабыть. Наблюдаются и парадоксальные явления, когда люди начинают бояться нет-нет и посещающей их безбоязненности. Доминирует же одно помышление о необходимости бояться и бояться: «осторожно, двери закрываются!». Следующая остановка: пенитенциарий. 
Таковы материальные реальности российской жизни, настраивающие человека на патерналистское отношение к государственной власти. Могущество власти, уверенность в её безальтернативности снимают у людей страх даже перед конечностью своего земного существования. 

Для русского национального сознания Власть (невольно приходится писать это слово с прописной буквы) – это опора всего и вся. Это главный экзистенциональный принцип, основополагающая формула преодоления смерти. Кто бы ни правил страной, правда всегда одна, и она за правителями. Это их удел, остальные должны вести себя тихо. Тут и пропаганде не надо слишком выкладываться. Само собой ясно. «Жизнь за царя» Глинки - самая народная русская опера. Быть под царём-батюшкой – это предопределение, имеющее древние истоки. Не так страшно самому умереть, как потерять власть, кормилицу и спасительницу всей российской жизни. Её смена должна неминуемо обернуться катастрофой. Люди постарше должны лично помнить, как страшно переживалась кончина Сталина. Так, как его оплакивали, не оплакивают смерть самых дорогих и близких людей. Психоз был тотальным. Апокалипсис, да и только! Казалось, что жизнь всей планеты должна прекратиться. Так же было и со смертью Ленина, а до него - с уходом из жизни монарших особ. 

Патернализм отражает суть российской перспективы. Он строится на популизме, на веками устоявшихся представлениях о власти как о божественном даре. Нет власти не от Бога. Выступать против власти означает для национального сознания не иначе как заниматься богоборчеством. Отсюда и отношение к оппозиции как к врагам Бога, а при атеистических режимах – как к врагам народа. По факту государство, при разных жизненных обстоятельствах, выступает в качестве инстанции, возвышающейся над Богом. Поэтому патерналистские государства легко отказываются от традиционных религий, если они в какой-то исторический момент становятся препятствием на пути государственной власти. Чаще же всего религии встраиваются в государственную систему, выполняя значение идеологических костылей государства и важнейших средств управления массовым сознанием. 

Надо отметить, что патернализм порождает вождизм и многочисленных идеологических «оруженосцев», готовых на все лады восхвалять безальтернативных вождей, оправдывать в глазах людей самые негативные их действия и решения. На службу патерналистскому государству призываются искусства, спорт и науки. В руках такого государства сосредоточивается вся журналистика. Наиболее уродливо эта тенденция проявилась во времена большевистского господства и прежде всего в эпоху сталинского террора. 

Социальную базу патернализма составляют люди, которые в силу разных причин плохо адаптируются к новым культурным, политическим и социально-экономическим реалиям. Увы, многовековая монархия и её наследница в лице тоталитарной большевистской власти создали прочную патерналистскую традицию надежды на государство. Она выражается в абсолютизации идеи непогрешимости носителя верховной власти в стране, его обожествлении и одновременно в неограниченном произволе, бесправии и раболепстве подданных, отрицании свободы и демократии. В российском населении широко распространено мнение о том, что все проблемы в стране должно решать всесильное государство (способы и методы не имеют значения, массовые казни приветствуются). Либо кто-то ещё, но только не каждый на своём месте. Желание «делать себя», петь своим голосом, достигать шаг за шагом личных успехов не является нашей национальной привычкой. Отсюда безынициативность, дефицит новых идей, нерешённые вопросы, низкое качество общественной дискуссии, в том числе и критических выступлений. Общественное согласие и поддержка обычно выражаются молчанием. Возражения очень часто бывают эмоциональными, хлёсткими, но при этом поверхностными и безответственными. Что ж, и с этими явлениями Россия знакома не первые сто лет. 

Патернализм проявляется как среди тех, кто заявляет о своих симпатиях к государству, так и среди тех, кто считает себя оппозиционером и участвует в тех или иных протестных акциях против государственных решений. И те и другие сходятся безумной верой в государство, высокими, ни на чём не основанными ожиданиями от его деятельности. Разница в том, что кого-то эта деятельность удовлетворяет, а кого-то - нет. Те, кого не удовлетворяет, надеются, что простой сменой одних правителей (вождей) на других, они добьются коренных изменений в стране. Смены правителей нет-нет и происходят, но положение остаётся по сути неизменным, поскольку суть государства от персональных смен власти не меняется. Ни руководители, ни народ не проявляют готовности уходить от патернализма, поскольку этот уход требует серьёзных изменений в сознании, что, в свою очередь, сопряжено с жертвами, пусть временным, но достаточно длительным ухудшением материального состояния населения. Для его преодоления необходимы энергичные и, к сожалению, тяжёлые реформы, повышающие конкурентоспособность и производительность российской экономики.

Необходим новый взгляд на перспективы российского развития, основанный не на магии государственного управления, не на исключительной роли вождей в жизни страны, а на расширении участия каждой личности в политическом, экономическом и культурном процессах. Наблюдаемая тенденция усиления государственного аппарата при одновременном свёртывании гражданских свобод и множественном введении политических запретов и ограничений для населения усугубляет патерналистские настроения в обществе и обрекает страну на отставание и потерю национальной независимости. Нельзя забывать уроков истории, которая учит, что на смену одному злому правителю обязательно приходят семь худших. Дело не в смене вождей, а в коренном изменении нашего национального сознания.

 

Источник: Civitas

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100