Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 269 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МОЛЬБА УСЛЫШАНА

Печать

Спа Вседерживтель (Елезаровский)19 августа 2010 года древнейшая икона в псковском музейном собрании – Спас Вседержитель – была передана с участием специально прибывшего в Псков патриарха Московского и Всея Руси Кирилла в Спасо-Елеазаровский монастырь. О всех рисках этого действия с уникальнейшим памятником истории и культуры на страницах «Псковской губернии» говорилось неоднократно – как ни в одном другом печатном издании Псковской области [ 1 ]. Специалисты практически не верили в возможность оказать влияние на уже принятое и озвученное решение. Но в последний момент выяснилось, что протесты оказались в какой-то части услышаны.  

 

Еще за несколько дней до передачи иконы было известно, что согласно договору она передается «на срок существования религиозной организации-получателя», то есть практически навсегда.

Кроме того, икона не была предварительно исследована в адекватных по оснащению реставрационных центрах, каковых на территории Псковской области нет.

Киот, в который иконы помещена для передачи в монастырь, регулирует только уровень влажности, но не уровень температуры.

Вопрос реставрации иконы, которую она не могла пройти иначе как в Москве или Санкт-Петербурге, после ее передачи в пользование РПЦ, даже не обсуждался.

Политический контекст мероприятия, призванного стать еще одним публичным подтверждением «единства» государства и всё более своевольно правящей в нем церкви, казалось, полностью исключал какие бы то ни было подвижки. Но они, тем не менее, произошли по инициативе, как известно редакции «Псковской губернии», непосредственно министерства культуры РФ и директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского.

Без какой-либо публичной огласки на бронированном автомобиле под вооруженной охраной за неделю до передачи в монастырь икона «Спас Вседержитель» была доставлена в государственный Эрмитаж, где была произведена ее полная рентгеновская съемка, отразившая и зафиксировавшая состояние памятника.

Находившаяся к тому моменту почти в отчаянии заведующая отделом реставрации Псковского музея-заповедника Наталья Ткачева рассказала «Псковской губернии», что думала даже о простой медицинской рентгеносъемке в Пскове, чтобы сохранить хотя бы основные параметры состояния иконы на момент передачи.

Икона прошла в Государственном Эрмитаже полную фотофиксацию и детальный внешний осмотр.

Его результаты запротоколированы и более чем драматичны.  

По инициативе Министерства культуры был изменен договор о передаче иконы, и в нем вместо бессрочного «на срок существования религиозной организации-получателя» появился четкий срок: на один год.

Это позволяет поставить в дальнейшем вопрос о продолжении исследования иконы специалистами и ее полноценной реставрации в будущем.

Вернулась к реальной и сумма страховки: вместо «достигнутых» путем административного давления на музейщиков 1 млн. евро страховку вернули на уровень оценки экспертов: 10 млн. рублей.

Для оплаты страхования музею, остающемуся владельцем иконы, выделены целевые дотации из государственного бюджета.

До момента передачи иконы г-жа Ткачева решительно отказывалась от общения со средствами массовой информации, оговаривая, что все известные ей новые обстоятельства не предназначены для публикации.

Но 19 августа, после совершения всех формальных процедур, обстоятельства стали известны, и Наталья Ткачева сообщила их прессе.

По словам г-жи Ткачевой, подготовленное ею лично подробное описание сохранности иконы [ 2 ], изученное специалистами Министерства культуры, стало руководством для активных действий. Было решено провести дополнительное исследование иконы, в том числе и рентгенографирование. Работы проводились в ближайшем к Пскову профессиональной музейной организации, обладающей необходимым оборудованием – Государственном Эрмитаже.

Осмотревшие икону специалисты, по словам г-жи Ткачевой, подтвердили ее бедственное состояние. «Она фактически переступила порог ветхости. Поэтому получившее достоверную информацию Министерство культуры потребовало, чтобы был составлен новый договор о передаче иконы и были изменены его ключевые параметры», - сообщила реставратор.

Проведенная в Эрмитаже макросъемка иконы показала многочисленные микроразрывы тела иконы, что говорит о разрушении древесины временем. Рентгенографирование показало опоясывающие трещины и наличие в иконе сотен гвоздевых отверстий, в том числе утопленных гвоздей.

«Исследование обнаружило на лицевой стороне казалось бы маленькой иконы более 370 гвоздевых отверстий! Древесина иконы разрушена не только от старости, но и механически!», - напомнила Ткачева.  

Она отметила, что передача иконы в монастырь увеличивает риски ее утраты при невозможности ежедневного контроля состояния, что может привести к разрыву культурной иконописной традиции: «Если мы потеряем икону, не на что будет ориентироваться иконописцам. Не нужно этого делать. Так думают многие, в том числе и рядовые священники».

Наталья Ткачева вновь подтвердила, что разумнее было бы сделать список «Спаса Вседержителя» и поместить его в монастыре: «Это совершенно нормальная традиция. Списки чтимых икон распространялись по всей России и почиталась так же, как и сами чудотворные иконы. Список с чудотворной иконы принимает на себя всю благодать, свойственную чудотворной иконе».

Внимательный читатель «Псковской губернии», Наталья Ткачева отметила явную ошибку, допущенную губернатором Андреем Турчаком в беседе с псковскими журналистами 15 июля при обсуждении ситуации с иконой «Спас Вседержитель».

Губернатор высказал мнение, что условия нахождения иконы в Спасо-Елеазаровском монастыре по некоторым параметрам даже лучше, чем в Псковском музее. «Когда икона хранится в бетонной стенке, в выдолбленной [нише], покрытой оргстеклом, мне кажется, что это не самое лучшее условия для хранения с учетом наших погодных условий. Там такого не будет. Мне кажется, что эта капсула будет в том числе способствовать лучшему сохранению [иконы]. Мне кажется, наоборот, мы спасаем Спаса.» [ 3 ], - высказал тогда свое мнение губернатор.

«Палаты Поганкина построены из известняка, бетона в XVII веке не существовало, и ниши в стенах там никто не выдалбливал. Они находятся во внутренних стенах палат и архитектурно заложены при строительстве. В современных условиях ниши в известняковой стене создают наиболее благоприятный климат хранения икон. Поэтому «Спас Вседержитель», как и многие другие уникальные памятники в музее, был размещен в нише, куда не попадал прямой свет, где нет резких колебаний температур», - пояснила специалист.

Очевидно, губернатор пользовался тем же источником информации, что и постоянная посетительница Спасо-Елеазаровского монастыря, вице-спикер Государственной Думы России Любовь Слиска, которая показала себя в этот приезд главной воительницей в борьбе за изъятие иконы из музея, и заявила в комментарии для Псковского Агентства Информации совершенно дикие для знающих реальное положение дел с хранением иконы в музее и усилиями по ее сохранению вещи:

«Последняя попытка решить вопрос с передачей иконы длилась полтора года. Я написала письмо Дмитрию Анатольевичу Медведеву и Светлане Владимировне Медведевой с благословения Святейшего Патриарха…

Я в прошлом году приехала на праздник Трёх святителей к матушке Елисавете в монастырь и мы пошли в музей. Я хотела увидеть икону так как она есть, не просто в Интернете, не просто на копии образа. И когда я увидела как она там хранится... Открываем дверь, входим в зал, в котором вроде бы должна храниться эта икона. Я спрашиваю: «А где «Спас Елеазаровский»?» Дверь, которую мы только что открыли, от стены её отодвигают, опять делают её закрытой и там внизу в бетонной стене за оргстеклом с подсветкой, как в собачьей конуре, лежит эта великая икона. Меня чуть удар не хватил.

Я приехала говорю: «Матушка, благословите, пойду к Святейшему и буду просить, может быть Господь смилостивится над нами, но икону в таком состоянии там хранить нельзя».

И слава Богу, вчера я приехала из Пскова с чувством, что я что-то сделала, немножко хорошего, вмешалась… Моя, может быть, не такая большая была роль, там Всеволоду Чаплину больше досталось, ему пришлось все вопросы с Минкультом утрясать, когда мы уже от Авдеева ушли с тем, что всё, икону передают точно и навсегда. Много спекуляций самых разных было: что дадут на год, потом заберут, что нужна страховка в 2,5 млн. евро. Я говорила: «Зачем вы криминал привлекаете? Её же уже воровали один раз»».

Между тем постоянная посетительница Спасо-Елеазаровского монастыря г-жа Слиска, представляющая себя, как правило, рядовой скромной прихожанкой, известна в большей степени не тем, что она делает как политик в Государственной Думе и не своей «борьбой» за икону «Спас Вседержитель», а скандальной кражей из ее квартиры драгоценностей, один только список которых в октябре 2006 года занял 90 пунктов, а перед этим, в феврале 2006 года, прославившейся тем, что приобрела право на 19% акций ОАО «Трансмаш» и 19% — ОАО «Трансмаш-групп», расположенных в Саратове, что вызвало шок даже в стане депутатов от «Единой России».

Очевидно, после этих событий ее потянуло на замаливание грехов в Спасо-Елеазаровский монастырь.

Не отстал от московской гостьи в оценке события и глава Пскова Иван Цецерский, в обычной для себя манере без всякого понимания смысла сказанного сообщивший прессе, что «передача Спаса Елеазаровского в монастырь – начало нового времени возвращения церковных святынь из музеев в храмы. Это необходимо для того, чтобы люди смогли увидеть прекрасное и прикоснуться к нему, для того, чтобы смогли черпать духовную энергию».

Очевидно, что центры культуры – музеи – г-н Цецерский местом, где можно черпать духовную энергию, не признает. А потрошение музеев приветствует.

Это совершенно беззаконное высказывание главы муниципалитета в полной мере отражает реальный культурный уровень персон, организующих разорение государственных музеев и передачу в руки правящей РПЦ ценностей, которым во всем мире придан статус неприкосновенных и на пользование которыми ни одна цивилизованная конфессия не претендует, с радостью довольствуясь копиями.

Зато главу города согрела реакция патриарха Кирилла на сотрудничество псковской власти и Русской Православной Церкви: «Особенно его порадовали наши совместные мероприятия по части военно-патриотического воспитания молодёжи», сообщил прессе г-н Цецерский.

Ну, как говорится, у каждого свои игрушки.

Высказывания публичных лиц в процессе передачи иконы вызвали весьма противоречивые чувства у многих людей.

Чиновные лица показали свою полную некомпетентность в вопросах культуры.

Как обычно сдержанный в высказываниях заместитель директора Псковского музея-заповедника по науке Борис Харлашов отреагировал в беседе с корреспондентом интернет-портала «Свободная пресса» на сентенции прибывшего на церемонию передачи вице-премьера российского правительства Александра Жукова, который при передаче иконы монастырю подчеркнул, что теперь она будет доступна для всех. Возможно, г-н Жуков и не знал, что икона находилась в открытой для доступа экспозиции Псковского музея, которую посещали в год сотни тысяч людей, а не в подвале. Среди посетителей Псковского музея вице-премьер Жуков замечен не был.

Борис Харлашов сообщил, что «формулировка господина Жукова непонятна, потому что икона находилась постоянно в экспозиции Псковского музея-заповедника. У нас прекрасная коллекция произведений иконописи и древнерусской, и более позднего времени, Спас Вседержитель был одним из центральных и ценнейшим ее экспонатом, эта икона всегда была на виду и защищена соответствующим образом. Говорить, что она была недоступна – неправильно, мягко говоря. Это совершенно не аргумент. Но поскольку мы – государственное учреждение, и предметы, которые храним, являются государственной собственностью, то государство в лице исполнительных органов власти вправе распорядиться судьбой каждого из предметов, находящихся в музейном фонде. Мы передали ее на временное хранение в монастырь».

Г-н Харлашов подтвердил принципиальную позицию музейного сообщества, сообщив, «иконы реставрирована, но не полностью, последнее обследование проводилось в Эрмитаже. Как и каждый древний памятник, она нуждается в систематических реставрационных мероприятиях, они рекомендованы специалистами, поэтому, скорее всего, через какое-то время мы будем посылать запрос в монастырь с тем, чтобы икона была передана на реставрацию в специальные мастерские».

Он гарантировал также, что правовой статус перемещенной из музея иконы не изменен: «Икону не передали, а выдали. На временное хранение. Это не собственность церкви. И наши специалисты будут контролировать ее состояние. С помощью современных средств контроля и выезжая на место».

Первый такой выезд у сотрудников музея состоялся 23 августа.

Увиденная ими картина, ранее попавшая в многочисленные видео- и фотокадры, была, по меньшей мере, странной: если в музее икону можно было видеть с расстояния буквально менее метра, то в соборе Трех Святителей за стеклом киота она практически не видна, просматривается только лик Спаса. Подойти на достаточное для восприятия иконы расстояние практически невозможно.

Нынешнее состояние иконы реставраторы оценивают как «стабильное». С тех пор как она в 20-х годах ХХ века была передана в Псковский музей, ее не раз реставрировали: «Спаса Елеазаровского» за время его долгой жизни не раз подновляли, и реставраторы расчищали более поздние слои краски так, чтобы не потревожить самые древние, датирующиеся XIV—XV веками». Борис Харлашов пояснил: «У реставраторов, как у врачей, главный принцип— не навредить. Но обычно не бывает, чтобы сняли все слои до конца, оставив только то, что сохранилось от XIV или XV века».

Напомним читателям: «Спас Вседержитель», как и раньше, остается собственностью государства. За сохранность иконы как уникального памятника живописи, истории и культуры по-прежнему отвечает Псковский государственный музей-заповедник. В полной мере.

Г-же Слиске почудились некие изменения в цвете лика Спаса Вседержителя после передачи иконы в Спасо-Елеазаровский монастырь. Возможно, госпожа вице-спикер утомилась с дороги.

Но если в составе красочного слоя «Спаса Елеазаровского» возникнут какие-то изменения, икону отправят на реставрацию, «независимо от того, понравится это кому-то или нет», подтвердил Борис Харлашов.

Еще в минувшем веке музейных работников назвали последними святыми на Руси.

Ситуация с насильственным, вне всякой разумной логики, перемещением в ведущий вызывающе активную коммерческую деятельность монастырь ветхого памятника культуры всероссийского значения – иконы «Спас Вседержитель» – показывает, что таковыми последними и единственными святыми музейные работники остались и в XXI веке.

Только они в эпоху полного срастания церкви и власти непреклонно стоят на страже непреходящих культурных ценностей, утрата которых будет означать утрату духовного стержня народа.

Святых на Руси всегда было мало.

Спас Вседержитель им в помощь и защиту.

 

1 См.: И. Родникова. Спаси и сохрани // «ПГ», № 41 (462) от 28 октября – 3 ноября 2009 г.; Н. Ткачева. Без гвоздей // «ПГ», № 46 (467) от 2-8 декабря 2009 г.; Редакция. В ожидании акта // «ПГ», № 48 (469) от 16-22 декабря 2009 г.; Л. Шлосберг. Вседержитель и держатели // «ПГ», № 4 (475) от 3-9 февраля 2010 г.; Н. Ткачева. Стигматы культуры // «ПГ», № 22 (493) от 9-15 июня 2010 г.; Н. Ткачева. Медицинское свидетельство // «ПГ», № 22 (493) от 9-15 июня 2010 г.

2 См.: Н. Ткачева. Медицинское свидетельство // «ПГ», № 22 (493) от 9-15 июня 2010 г.

3 См.: Л. Шлосберг. Режим температуры и влажности // «ПГ», № 28 (499) от 21-27 июля 2010 г.

 

 

Источник: Псковская губерния

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100