Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 310 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НОВЫЙ МАМАЙ

Печать

Анна СЛАПИНЯ

 

здание МНРХУСотрудники ведущего центра реставрации древнерусской живописи борются против приватизации своей организации. «Новая газета» попыталась разобраться в ситуации и понять, почему реставраторы так яростно отстаивают свое будущее. 

 

Эта история стала известна сначала профессиональному сообществу, а потом и широкому кругу, когда в интернете появилась петиция, опубликованная дочерью недавно ушедшего из жизни реставратора и общественного деятеля Владимира Дмитриевича Сарабьянова, который был   главным  искусствоведом  предприятия и бригадиром мастерской реставрации монументальной живописи и икон. На сегодняшний день петицию подписали 8,5 тыс. человек. В ней говорится об опасности, грозящей отечественной школе научной реставрации из-за включения принадлежащего Минкульту ФГУП «Межобластное научно-реставрационное художественное управление» (МНРХУ) в Программу приватизации федерального имущества на 2014—2016 годы. Но конфликт начал тлеть задолго до того, как стал виден.

 

В чем проблема?

Сотрудники МНРХУ рассказывают, что приватизировать реставрационные мастерские хотели с начала 1990-х годов. Но из года в год этого удавалось избегать благодаря авторитету Владимира Сарабьянова, который был не только ведущим сотрудником МНРХУ, но и членом Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, Патриаршего совета по культуре и Федерального научно-методического совета по культурному наследию при Министерстве культуры РФ. Именно он годами ходил на совещания и отстаивал мастерские. В последний раз реставраторы узнали, что их организация участвует в Программе приватизации, около года назад. Естественно, не от руководства, а случайно — увидев документ в интернете. Тогда Владимир Дмитриевич со свойственной ему иронией сказал: «Пока я жив, тихо нас не закроешь. Я ваш бронепоезд». Но 3 апреля Сарабьянова не стало. А за день до этого, когда он был в больнице, на столы сотрудников легло уведомление о том, что МНРХУ меняет статус с ФГУП на акционерное общество.

Казалось бы, в чем тут проблема? В Программе приватизации федерального имущества на 2014—2016 годы участвует около 1,5 тыс. государственных предприятий по всей стране. Но применительно к реставрационной отрасли все сложнее, чем кажется. МНРХУ, созданное в 1974 году, является ведущим центром реставрации живописи. Его конек — древнерусские фрески, сохранением которых занимается как раз бригада Сарабьянова. Собственно, именно она работала практически во всех самых древних российских храмах, и конкурентов на этом поприще у бригады нет. Кроме нее в МНРХУ входит еще 11 бригад, занимающихся фресками, иконами, масляной живописью, деревом, металлом и тканями. А в последние два года — после прихода нового руководства — здесь работают и специалисты по архитектурно-строительной реставрации, которая никогда не была профильным направлением организации. В штате сегодня состоит более 170 художников-реставраторов, восемь из них имеют высшую категорию. Однако с 2014 года МНРХУ пытаются сделать частью созданного Минкультом ОАО «Реставрационные компании».

 

Что волнует чиновников?

Разобраться в структуре создаваемого гиганта непросто. В буклете ОАО «Реставрационные компании» под его началом числится четыре компании: ФГУП «МНРХУ», ФГУП институт «Спецпроектреставрация», ФГУП НПФ «Ресма» и ОАО «Центрреставрация». Из них весомым авторитетом в среде профессионалов пользуется только МНРХУ, а «Ресму» можно найти в Едином федеральном реестре сведений о банкрот-стве. Однако на проведенной 1 июля пресс-конференции председатель совета директоров ОАО «Реставрационные компании» Андрей Аристархов озвучивал уже три названия: собственно «Реставрационные компании», МНРХУ и «Спецпроектреставрация». На сегодняшний момент все они пока еще являются самостоятельными юридическими лицами. Заместитель министра культуры РФ Григорий ПИРУМОВ поясняет механизм слияния: «Это совместное решение Росимущества и Министерства культуры. Оно пока юридически не оформлено, потому что ФГУПы пока еще являются ФГУПами, а не акционерными обществами. Сначала их нужно преобразовать, а потом мы их будем объединять».

Сторонники слияния видят прямую выгоду — создание большой конкурентоспособной компании, имеющей лицензию на все виды деятельности: от архитектурно-строительных работ до реставрации предметов декоративно-прикладного искусства. Это позволит участвовать во всех видах конкурсов и выигрывать тендеры, требующие комплексного подхода к объекту. Исполнительный директор МНРХУ Вероника КОСТИНА рассказывает:«Если бы два года назад не возникла идея привнести в МНРХУ новые виды реставрационной работы, связанные с поддержанием, консервацией и реставрацией объектов недвижимости — храмов, дворцов, особняков, — то, скорее всего, сегодня мы называли бы МНРХУ в числе организаций, прекративших свое существование под  натиском современной жизни». Кроме того, статус ОАО дает больше возможностей для получения банковских гарантий для участия в тех же тендерах. Если государственная организация может использовать для обязательного задатка в 30% только средства внебюджетного дохода, которых часто просто не хватает, то акционерное общество более свободно в этом вопросе. Представители «Реставрационных компаний» поясняют, что, создав гигант реставрационного рынка, можно будет получать больше прибыли и направлять ее в том числе на развитие научной реставрации живописи. Руководство приводит цифры: если в 2013 году МНРХУ заработало менее 300 млн рублей, то в 2014 году эта цифра уже составила около 700 млн, а в 2015-м ожидается не менее 1 млрд.

Что волнует профессионалов?

Реставраторы придерживаются другого мнения. По их словам, в последние два года — с приходом нового руководства — прибыль организации действительно выросла за счет архитектурно-строительных работ. Однако пользы для профильного направления — реставрации живописи — рядовые сотрудники не заметили. Наоборот, реставраторы уверяют, что руководство практически перестало заниматься поиском профильных заказов, фактически вынудив их делать это самостоятельно. А дальше уж как повезет. У бригады Сарабьянова, благодаря известности ее руководителя, заказы были. Ряд других бригад сетует на снижение объемов.

Но профессионалов волнует далеко не только количество заказов. Главное, за что борются сотрудники, — сохранение школы научной реставрации. Ведь сегодня на рынке появилось  множество частных компаний, которые понимают под реставрацией поновление, то есть придание товарного вида в ущерб исторической достоверности.

В чем же специфика научной реставрации? Технологически это раскрытие и укрепление авторского слоя живописи. Ранние фрески поновлялись за свою жизнь не раз, и большинство памятников дошло до нас в записях ХIХ века. В то время обветшавшие изображения было принято прописывать масляной краской. Под этим слоем и таится настоящая древняя живопись, самые ранние памятники которой на территории России относятся к ХI веку. А уже в начале ХIII века, с приходом татаро-монголов, художественный процесс затухает, после чего возрождается в более позднем своем варианте. Таким образом, все главные события раннего этапа — от приглашения византийских мастеров до создания собственной школы — приходятся на два столетия — XI и XII века.

От ХI века сохранились единичные примеры, от ХII — несколько полноценных, уникальных и чрезвычайно важных фресковых ансамблей: Мирожский собор Пскова, Георгиевская церковь Старой Ладоги, Николо-Дворищенский собор Новгорода, знаменитый храм Спаса на Нередице и ряд других. Все они в разное время реставрировались бригадой Сарабьянова. Она же работала в Георгиевском соборе Новгорода, ставшем сенсацией прошлого лета, когда археологи обнаружили здесь залежи сбитых со стен древних фресок. Именно благодаря реставраторам сегодня мы различаем школы, можем сказать, как перенимался опыт византийцев, выделяем почерки отдельных мастеров, представляем, как перемещались от памятника к памятнику артели. А если шире — видим настоящее, а не лубочное древнерусское искусство.

Новодел или памятники?

Научная реставрация — дело долгое, дорогое и неприбыльное, больших денег на этом не сделаешь. Но только скрупулезный комплексный подход позволяет сохранить немногочисленные дошедшие до наших дней средневековые памятники. Профессионалы опасаются, что предприятие, нацеленное на коммерческий успех, будет браться за такие работы только в случае крайней необходимости.

Ситуацию комментирует ведущий специалист по древнерусской живописи — доктор искусствоведения, член президиума Федерального научно-методического совета по культурному наследию при Министерстве культуры РФ Лев ЛИФШИЦ: «Сообщество реставраторов маленькое. Здесь все друг друга знают в лицо и прекрасно представляют, кто чего стоит. Руководство ОАО «Реставрационные компании» хочет объединить в себе всем известное МНРХУ и еще три организации, о которых я не могу сказать ровным счетом ничего — мы их не знаем. В этой ситуации сообщество, естественно, обеспокоено, потому что нам навязывают людей, в профессиональной компетенции которых мы не уверены, и при этом прикрываются добрым именем ведущего предприятия страны. Нам обещают, что все будет хорошо, но не говорят, какой статус получит МНРХУ в новых условиях. На постсоветском пространстве сохранились всего две ведущие реставрационные организации: Центральные научно-реставрационные проектные мастерские (ЦНРПМ), реставрирующие архитектуру, и МНРХУ, работающее с живописью. ОАО «Реставрационные компании» возглавляют люди, которые никогда не занимались вопросами реставрации и не понимают специфики отрасли. Они хотят сделать успешное предприятие, но я не знаю ни одного примера появления действительно авторитетной организации в последние 25 лет. Только малопрофессиональные фирмы, которые выдают за реставрацию новодел. В такой ситуации нам нужно сохранять то, что у нас есть, а не уничтожать скудные остатки научной реставрации».

Сейчас реставраторы МНРХУ, уже два года наблюдающие изменения в своей организации,  видят два варианта развития событий. Первый — руководство откажется  или существенно снизит количество заказов на неприбыльную научную реставрацию. Второй — специалисты будут поставлены в такие условия, при которых им придется либо делать работу быстро, дешево и некачественно, либо увольняться. Как известно, в бизнесе незаменимых нет. А вот в реставрации есть. Ни один профессионал не променяет свое доброе имя на зарплату, так как это его единственный капитал и другого у него нет.

Изменения последних двух лет не дают сотрудникам обнадеживаться насчет сохранения своей школы. Руководство «Реставрационных компаний» подчеркивает, что никаких препятствий научной реставрации ставиться не будет, однако не обещает, что работы с живописью станут главным направлением. В ответ на вопрос о том, на что же будет сделан упор организации, председатель совета директоров ОАО «Реставрационные компании» Андрей АРИСТАРХОВ назвал этот пункт последним: «Есть несколько основных направлений. Это проектирование, сюда же относится обследование и историко-культурная экспертиза. Второе направление — это условно общестроительная реставрация. Это то, что касается стен, фундамента, лепнины, кровли. И то, что можно условно назвать художественной реставрацией, которую также можно разделить на несколько направлений: монументальная, станковая, реставрация предметов декоративно-прикладного искусства».

Двухэтажный особняк в частные руки?

У этой истории есть и еще одна пикантная подробность — двухэтажный особняк на Кадашевской набережной, в котором располагается МНРХУ. Организация въехала в это здание, перепланированное под реставрационные мастерские, сразу после своего создания. И существует на этом месте 40 лет. Именно здесь в данный момент хранится и реставрируется самый известный памятник античной живописи, обнаруженный на территории России, — каменные блоки с фресками подвигов Геракла, найденные в Анапе в так называемом «Склепе Геракла» и датированные IV веком нашей эры. Не говоря уже о десятках икон и картин, переданных на реставрацию ведущими музеями страны.

Сотрудники подозревают, что не последний интерес сторонников реорганизации — получение особняка. Ведь акционерное общество, в отличие от ФГУП, наделено правом собственности на имущество. По документам стоимость подлежащего приватизации здания оценивается всего в 11,5 млн рублей — столько, как известно, стоит далеко не лучшая квартира на окраине Москвы. Руководство ОАО «Реставрационные компании» не озвучивает конкретных планов на здание, но признается, что хотело бы видеть все объединяемые в себе организации, которые сейчас занимают девять разных помещений в пяти районах Москвы, в одном комплексе. Кроме того, особняк на Кадашевской набережной нуждается в ремонте.

И последний — наверное, самый существенный — юридический момент. Став акционерным обществом, МНРХУ может быть продано в частные руки. Для этого, собственно, и создана Программа приватизации федерального имущества. В ОАО «Реставрационные компании» говорят, что в ближайшее время 100% акций останется в руках государства. Однако в долгосрочной перспективе продажу не исключают.

Так чего же добиваются реставраторы и какие юридические пути у них для этого есть? В петиции, опубликованной в интернете, а также в Открытом письме президенту РФ Владимиру Путину от деятелей культуры подписавшиеся просят не сливать МНРХУ с другими компаниями, сохранить его как независимое юридическое лицо и предоставить организации особый статус. Прецеденты есть. Указами премьер-министра Дмитрия Медведева из Программы приватизации уже были исключены не только ОАО «Роснано» и ФГУП «Центральное диспетчерское управление топливно-энергетического комплекса», но и куда более близкое МНРХУ по своему профилю ОАО «Роскино». Для этого нужно лишь, чтобы сохранение древнейшего культурного наследия страны было признано достаточно важной государственной задачей.

 

Источник: Новая газета

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100