Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 210 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МУДРАЯ ТРАДИЦИЯ ГОСУДАРЕЙ

Печать

Андрей ПОДВОЛОЦКИЙ

Александров. Стояние на УгреОфициальным окончанием монголо-татарского ига на Руси считается знаменитое Стояние на Угре, состоявшееся в октябре 1480 года. Однако при ближайшем рассмотрении это событие вполне можно трактовать как «дымовую завесу», созданную вокруг дипломатических игр московских князей и ханов Золотой Орды. Монголо-татарское иго свергли благодаря деньгам, а не военной силе!

 

В лето 6988-е от Сотворения мира (1480 год от Рождества Христова) золотоордынский хан Ахмат, озлобленный девятилетней невыплатой «выхода» (дани) великим князем московским Иваном III Васильевичем, двинулся в поход на Московскую Русь. Однако великий князь не только не спасовал перед могущественным ханом, но и, собрав войско, смело выступил против. Войска вошли в боевое соприкосновение на реке Угре (приток Оки). Однако все попытки татарского войска переправиться через реку успехом не увенчались. Простояв длительное время в бездействии, татары вынуждены были повернуть восвояси. Событие это, отмеченное во множестве русских летописей, получило название «Стояние на Угре» («Угорщина») и со временем обросло многочисленными мифами.

Историки всегда безоговорочно считали, что Стояние на Угре стало блестящей победой русского оружия, добытой «малой кровью». Однако всё кажется столь очевидным и однозначным только на первый взгляд.

Кому платить «выход»?

В начале июля 1481 года умер брат Ивана Третьего — бездетный князь Андрей Вологодский (Меньшой). Весь свой удел он завещал своему «господину брату старейшему». Остались после него и огромные неоплаченные долги. Андрей был должён 30000 рублей великому князю и около полутора тысяч — частным лицам. Это были очень крупные суммы, ведь деревня в то время продавалась за 3-5 рублей. Откуда же взялись эти долги? Как оказалось, князь Андрей занимал у старшего брата деньги для того, чтобы платить «выход» (дань; в Орду, а также на содержание «царевичам» [детям ордынских ханов], находившимся на русской службе, и на «поминки» [подношения]) казанскому хану.

Знал ли Иван Васильевич, на что идут заёмные деньги? Конечно, да! Кто поверит, что Иван Третий, давая столь значительные суммы «в долг», не интересовался, для чего они предназначены? Ведь он неоднократно проявлял себя как настоящий скряга. Из-за драгоценного ожерелья едва не извел своего троюродного брата Василия Верейского. Избавился от архиепископа Феофила только из-за желания овладеть его имуществом. А захватив Тверь, первым делом учинил дознание о княжеской казне. Так что посылка этих денег могла производиться только по распоряжёнию великого князя.

Очевидно, что Иван Васильевич специально давал деньги брату для того, чтобы тот вручал «выходы» татарам. Но с какой стати? Не проще ли было отправить с поручением кого-то из бояр — того же посла в Большой Орде Никифора Басёнкова? Его отъезд не вызвал бы лишних толков, а как «давать» татарам, он знал хорошо. Разобрав все «за» и «против», можно прийти к одному-единственному выводу: смысл в этом был, если противная сторона настаивала на доставке «выхода» русским князем лично. А такие требования нам хорошо известны. Одна из летописей сообщает: «И когда царь услыхал, что князь великий не хочет к нему ехать, то послал к нему сказать: «Если сам не хочешь ехать, то пришли сына или брата». «Царём» в русских летописях именовали ордынского хана.

 

Взаимная выгода

Русь набирала силу, и открыто продолжать платить «выход» Орде было для Ивана уже неподходящим вариантом. Это ущемляло его самолюбие, а заодно могло уронить авторитет в глазах сподвижников, выступавших за то, чтобы покончить с «татарщиной». В то же время открытое военное столкновение было слишком опасным. Оставался третий путь: показное противостояние, от которого не пострадает авторитет ни Руси, ни Орды. И «выход», уплаченный тайком. Это вполне устраивало и Орду, которая переживала не лучшие времена и уже не могла пройтись по русским землям огнём и мечом, приводя к покорности осмелевших князей.

Во время «Угорщины» Ахмат долго стоял в Воротынске. А Андрей Вологодский — чуть ниже по Оке, в Тарусе. Получается, что именно во время Стояния на Угре Андрей Меньшой мог встретиться с ханом Ахматом, причём сделать это так, чтобы факт этой встречи остался тайной. С большой долей вероятности можно утверждать, что события тех далёких лет развивались следующим образом.

В 1471 году новгородцы послали к хану Ахмату посольство с дарами, прося грозного хана напасть на Москву и тем самым спасти Новгород от разорения. Хан подарки взял, но спасать Новгород не собирался. Хорошо зная Ивана Третьего, Ахмат не сомневался, что уж тот обдерёт Новгород как липку. Так и случилось — тот «… взял откоупъ копейного с города 16 тысячъ рублёвъ Новогородскихъ». Хан возжаждал получить свою долю от этой добычи.

В 1472 году Большая Орда сожгла Алексин и прочие пограничные московские волости. Целью было заставить великого князя поделиться новгородскими трофеями. Великий князь в ответ послал на Оку братьев с войском. А Ахмату — уверения, что «выходы» будут уплачены. Хан возвращается на Волгу. Но великий князь не спешит делиться награбленным — хотя время от времени и засылает в ханскую ставку подарки. Хану же в это время не до хитрого московита — он ведёт войну с Менгли-Гиреем. В конце 1470 годов великий князь снова опустошает Новгород — на этот раз ещё основательней. Ахмат, понимая, что Иван III водит его за нос, собирает всю свою Орду и демонстративным маршем отправляется в поход на Московскую Русь.

Угроза войны заставляет великого князя проявить дипломатическую гибкость. Он тянет время. Но угроза ордынского нападения отнюдь не снята. Москвичи и архиепископ ростовский Вассиан требуют от великого князя, чтобы он дал решительный бой татарам. Ближайшие советники великого князя Иван Ощера-Сорокоумов и Григорий Мамон отговаривают великого князя, напоминая ему о битве при Суздале в 1445 году, где его отец Василий Второй Тёмный попал в руки казанским татарам… Тем временем неумолимо приближается зима, и вскоре и Угра, и Ока перестанут быть оборонными рубежами. Сил у великого князя немало — может, даже не меньше, чем у Ахмата. Но за татарской конницей так просто не угонишься, если она пойдёт грабить беззащитные волости. Да и на московские стены надежда невелика.

Хан Ахмат, в свою очередь, что-то слышал о разгроме Мамая, и также безоглядно не рвётся дать генеральную битву. Он может переправиться через Угру и предать московские волости огню и мечу — но понимает всю сложность ситуации.

 

Торг на берегу

Армии стоят, а с одного берега Угры на другой снуют переговорщики: обе стороны отчаянно торгуются. Иван Третий согласен несколько уступить Ахмату в денежном выражёнии, но ехать в ставку, «как его отцы», отказывается категорически. Наконец обе стороны приходят к компромиссу. Князь Андрей Вологодский привозит часть откупа, говоря, что вторую часть привёзет после отхода татар в степь.

В свою очередь хан требует, чтобы и московское войско отошло от берега, дабы оно не предалось соблазну ударить по отступающим ордынцам. В первых числах ноября начинается обоюдный отход от Угры. Отступление негативно влияет на настроение московского войска, и от дезорганизации его можно уберечь только обещанием скорой решительной битвы — у Кременца или Боровска. Татары же отступают вдоль Оки, грабя напоследок московские и литовские пограничные волости. Иван Васильевич после нескольких дней отступления как бы спохватывается и отправляет за Оку братьев с их отрядами — в погоню. Впрочем, русские не тревожат татар, а следуют эскортом. Где-то за Окой Андрей Меньшой передаёт сыну хана Богадуру остаток «выхода»…

Получается, что Стояние на Угре не было блестящей победой русского оружия «малой кровью». Увы, «татарщина» насколько глубоко въелась в сознание московской правящей верхушки, что даже после уничтожёния Большой Орды Иван III в своём завещании предусматривал возможность сбора денег «в выходы ординские».

Впрочем, не прошло и двух месяцев, как могущественный хан Большой Орды погиб во время «точечного» набега. Ахмат был убит вместе с сыном 6 января 1481 года в своей кочевой ставке в устье Северского Донца своими заклятыми врагами — тюменским ханом Ибаком и ногайскими мурзами Мусой и Ямгурчи. Именно в этот день, а не в ноябре 1480 года. Большой Орде был нанесён тот тяжёлый удар, вследствие которого она погрузилась в пучину очередной усобицы…

 

Источник: Загадки истории

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100