Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 200 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИМИТАЦИОННЫЙ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ ИЛИ КОНСТИТУЦИОННАЯ ИМИТАЦИЯ?

Печать

Сергей ИВАНЕЕВ

 

...«От нас требуют поведения, соответствующего законам, требуют уважения к законам, и вместе с тем мы должны почитать такие учреждения, которые ставят нас вне закона и возводят произвол в право».

К. Маркс

 

Автора побудило написать эту для некоторых очень «неудобную» статью отнюдь не субъективистское отношение к Русской православной церкви и не пресловутое «попоедство». Именно стремление к истине является координатой моих авторских размышлений на тему «капелланского служения» в органах военного управления, когда в идеологическую кампанию по исполнению распоряжения Президента РФ Медведева Д.А. 2009 года о возрождении института военного духовенства оказались втянутыми конфессионально-ориентированные представители научного сообщества России.

Среди последних появившихся публикаций на заданную тему выделяется статья «Роль Русской православной церкви в становлении традиций российского воинства» («Военно-юридический журнал», № 3, 2015). В ней заместитель начальника Самарского юридического института ФСИН России по научной работе, доктор педагогических наук, доцент,  полковник внутренней службы Е.А. Тимофеева навязывает точку зрения о благотворном воздействии русского духовенства в деле духовно-нравственного воспитания военнослужащих. В статье Е.А. Тимофеева выступает, к сожалению, в качестве пропагандиста религии в армии и странным образом «не заметила» главного: введение института военного духовенства РПЦ МП под видом должностных лиц МО РФ противоречит конституционному принципу равенства всех религий перед законом (ст. 14 Конституции РФ).

Скончавшийся авторитетный конституционалист,  академик и член президиума РАН О.Е. Кутафин ранее отмечал в своей монографии «Российский конституционализм»[1] , что «возрастающее влияние церкви в нашей стране чувствуется везде - и в системе образования, и в вооруженных силах, и в пенитенциарной системе». Вывод в своей работе он делает абсолютно правильный: «Надо сказать, что сегодня православие в нашей стране зачастую воспринимается всего лишь как замена прежней коммунистической идеологии. Оно пытается занять пустующую нишу борьбы за справедливость в умах людей, что едва ли служит делу обеспечения идеологического разнообразия в нашей стране».

В своей статье автор не собирается критиковать институт военного духовенства, т.к. считает, что он необходим и об этом говорит международный опыт демократических стран, которые сумели на практике воплотить капелланское служение, сохранив единство воинских контингентов и межрелигиозный мир. Вместе с тем, автор вынужден признать прозорливость А.В. Пчелинцева, предупреждавшего в 2010 году об опасности прямой угрозы дедовщины по религиозному принципу, т.е. разделения по религиозному признаку, когда большинство будет избивать меньшинство за то, что кто-то исповедует «не нашу веру», либо не исповедует никакой, т.к. во главе военного духовенства России встанет православный священнослужитель[2] .

А.В. Пчелинцев был прав, когда предупреждал, что единственный назначенный священнослужитель будет своего рода идеологическим воспитателем, «замполитом», т.к. должность помощника командира по работе с верующими – всего одна и священнослужителя, согласно п. 13 Положения, обязывают «участвовать в укреплении правопорядка и воинской дисциплины, профилактике правонарушений и суицидальных происшествий». Опасения А.В. Пчелинцева полностью подтверждаются сегодняшней дисциплинарной практикой Минобороны России, когда «замполитами в рясах» нарушаются права и законные интересы гуманистов, свободомыслящих, антиклерикалов, рационалистов, секуляристов, атеистов, и просветителей.

Как известно, наибольшую трудность познания составляет сфера той человеческой деятельности, в которую вплетаются социальные интересы тех или иных сил общества. Эти интересы могут облачаться в чрезвычайно многообразные формы, представляться заманчивыми политическими программами и выступать приятной приманкой доверчивых простаков.         В такие хитроумные лабиринты легко зайти, но трудно из них выйти.  И чтобы не стать легковерной добычей социально-политических хищников и их сноровистых попутчиков, необходимо уметь руководствоваться именно теми принципами гносеологии, научные основы которой выработаны марксизмом. Данную научно-философскую теорию не стоит предавать забвению, т.к. социально-антропологическим источником марксизма является гуманистический протест против порабощения и угнетения человеческой личности безликой силой капитала[3].

За последнее время в органах военного управления увеличились случаи нарушения свободы совести со стороны помощников командира по работе с верующими. Подтверждением научной позиции автора по данному вопросу является вопиющий случай нарушения в отношении него свободы совести со стороны помощника начальника ВА РВСН им. Петра Великого по работе с верующими военнослужащими священником Яковлевым А.С., который не принял его научной рецензированной статьи,  и не пустил автора на военно-научную конференцию только лишь из-за фразы К. Маркса в научной статье.

Сама статья была посвящена осуществлению правового обучения и формирования правовой культуры военнослужащих-мусульман и «опасности»  «казенной церкви» не представляла.

Причем фраза молодого Маркса в эпиграфе статьи носила научный характер и не имела политического подтекста, способного вызвать раздражение у попа-цензора: «Не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным»[4] .

Но видимо ненависть к Марксу у представителя «черносотенного духовенства» стала решающим фактором, заставившим его забыть о  своей должности секретаря оргкомитета конференции (sic!).

Военным прокурором Власихинского гарнизона полковником юстиции Мосиным О.В. (№ 1096 от 27.03.2014) в адрес автора был направлен ответ, в котором установлено, что решение об исключении его из числа участников конференции было принято единолично секретарем оргкомитета конференции - помощником начальника академии по работе с верующими военнослужащими священником Яковлевым А.С. и с начальником академии генерал-лейтенантом Федоровым В.А., не согласовывалось. По результатам проверки в связи с выявленными нарушениями закона в адрес начальника штаба РВСН внесено представление об их устранении [5].

Парадоксально, но этим же Военным прокурором Власихинского гарнизона полковником юстиции Мосиным О.В. (№ 4379 от 27.10.2014) в адрес автора вторично был направлен ответ, в котором установлено, что начальником управления по работе с верующими Главного управления по работе с личным составом ВС РФ Суровцевым А.И. со священником Яковлевым А.С. была проведена беседа о необходимости неукоснительного соблюдения законодательства РФ, регулирующего государственно-конфессиональные отношения, а также недопустимости произвольного изложения действующих правовых актов. Яковлеву А.С. было указано на необходимость направления материалов в редакцию научного журнала «Гуманитарный вестник», выпускаемом Военно-техническим университетом Минобороны России,  для опубликования опровержения на свою статью, где они в соавторстве с доктором философских наук, профессором политологии Беляковым Б.Л. делают выводы о том, что атеистическое мировоззрение является основой деградации личности. Для специалистов в области государственно-конфессиональных отношений интересным может являться эпизод избежания ответственности священником РПЦ Яковлевым А.С.: вовремя прокурорской проверки он сообщил, что не является автором статьи, ее окончательной редакции перед опубликованием не видел и не согласен с приведенной в ней формулировкой. Он (Яковлев) как священнослужитель лишь консультировал Белякова по отдельным вопросам православной культуры. Опрошенный профессор Беляков Б.Л. подтвердил позицию Яковлева А.С., сообщив, что статья является его (Белякова) личным суждением. И это несмотря на то, что с момента опубликования статьи Б.Л. Белякова в соавторстве с А.С. Яковлевым «К проблеме светского и духовно-религиозного в высшей военной школе современной России (уроки и выводы из шестнадцатилетней истории факультета православной культуры Военной академии РВСН имени Петра Великого)» до прокурорской проверки прошло 1, 5 года. В таких случаях говорят «Круг замкнулся!».

24 января 2010 г. министр обороны РФ Анатолий Сердюков утвердил Положение по организации работы с верующими военнослужащими ВС РФ, которое 1 марта 2011 появилось в Интернете на одном из клерикальных сайтов[6] , грубо при этом, нарушив п.3 ст.15 Конституции РФ, в соответствии с которой «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Более того, целый год Минобороны России скрывало от научно-экспертного сообщества указанное Положение. При этом в федеральных законах не был определен круг прав и обязанностей священнослужителей, их зона ответственности и компетенция. По крайней мере, все это публично не обсуждалось[7] . Антиконституционные тенденции законотворчества противоречат конституционно-правовым основам светского государства, т.к. принцип отделения религиозных объединений от государства для военной службы как разновидности государственной службы означает, что религиозные объединения не участвуют в организации и осуществлении военной службы, не оказывают какого-либо влияния на деятельность военнослужащих. На сегодняшний день в нарушение ст.8 Федерального закона «О статусе военнослужащего» в воинских частях и на кораблях существует огромное количество православных религиозных общин в виде религиозных групп, ведется прямо таки «социалистическое» соревнование по строительству культовых объектов.

Поневоле вспоминается критикуемый, к сожалению, ныне сознательный диалектик В.И. Ленин, чья диалектичность мышления и восприятия мира ставит его в один ряд с такими гениальными диалектиками, как Гераклит и Сократ, Кузанский и Бёме, Гегель, Маркс и Энгельс: «Кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы»[8] .

Наш российский конституционализм, к сожалению, является имитационным[9] , так как господствующая государственно-политическая элита коррумпирована и признавая незыблемость несправедливой, криминализированной «приватизации», отрицает всякую возможность национализации ряда отраслей производства. Примером этому является отказ от введения прогрессивного налога на доходы, получаемые олигархическим капиталом – хотя бы в условиях финансового кризиса.

В советское время среди всех проблем общественной жизни у юристов[10]  наиболее  пристальное внимание привлекала проблема равенства, которая в настоящее время, к сожалению, не исследуется и не изучается.

А зря. Жизнь - хорошая школа. Она помогает человеку осознать свое «место в строю». Вспомним Павку Корчагина[11] . Первоначально ему, здоровому мальчугану, нет никакого дела до такого отвлеченного понятия, как равенство. Однако жизнь заставляет его задуматься. Павка вынужден работать за гроши, а рядом видит сытых и праздных гимназистов из «почтенных» семей, пользующихся всеми благами жизни. Он попадает в дом к Тоне и убеждается в своем невежестве: Тоня много читает (у нее библиотека), она занимается музыкой (у нее пианино), изучает языки (у нее гувернантка). У Павки ничего этого нет. Он видит несправедливость не только по отношению к самому себе, но и к другим. Случайно, став свидетелем того, как официант, соблазнив судомойку, швыряет ей пятьдесят рублей, Павка начинает понимать, что в мире, который его окружает, деньги, даже если они слагаются из лакейских чаевых,— сила, дающая одним людям власть над другими. И Павел Корчагин уже ищет оружие, чтобы бороться с несправедливостью. Он ощутил неравенство и, хотя еще не понял полностью его причин, твердо знает, «куда идти, в каком сражаться стане».

Зададимся резонным вопросом: а сколько сегодня Павок Корчагиных, ощутивших социальное неравенство из неблагополучных семей депрессивных регионов, пришло в армию и на флот? Конечно,  их много, если не большинство, т.к. современные «праздные гимназисты» предпочитают в армии не служить. Хотя, конечно, большинство сегодняшних призывников готово послушать современных «ловцов душ» в казармах. Из истории известно, что религиозный импульс, несомненно, питается неудовлетворенностью человека самим собой и миром и вытекающей отсюда жаждой обновления. Также зададимся еще одним резонным вопросом: а сколько сегодня Павок Корчагиных, ощутивших социальное неравенство из Чечни, Ингушетии и Дагестана придут в армию и на флот?

Сможет ли назначенный православный священнослужитель, занимающий должность помощника командира по работе с верующими военнослужащими «участвовать в укреплении правопорядка и воинской дисциплины, профилактике правонарушений и суицидальных происшествий» в подразделениях с призывниками из Северного Кавказа?

Конечно, нет. Они его просто не будут воспринимать. Один из авторов научной монографии «Молодежь о религии и религиозном экстремизме» – профессор С.Ш. Муслимов[12]  провел в январе-мае 2013 года социологическое исследование среди молодежи Дагестана по теме «Идеологические основы профилактики экстремизма и терроризма». Более 40 % опрошенных однозначно считают ислам истинной и последней мировой религией, которую должны принять все народы мира добровольно или принуждением.

Вызывают удивление иллюзии  Е.А. Тимофеевой в ее статье с помощью молитв навести порядок в казарме. Это чем-то напомнило высказывание покойного предстоятеля РПЦ Алексия II: «Чем больше у нас будет храмов, тем меньше понадобится тюрем»[13] .

Зададим вопрос представителю пенитенциарной системы: почему же религия за все эпохи своего господства не искоренила преступность даже в среде своих адептов? Скажите, что тюрем было бы еще больше, если бы церквей было меньше? Неправда. Нет такой связи между этими «заведениями». Преступность умеряется не молитвами, а социальными условиями, достойными человека. И если церковь в какой-то мере оказывает благотворное влияние на моральное состояние людей, то, в общем, это не оказывает решающего влияния на состояние преступности. Даже при самых жестоких режимах господства церкви преступность, как асоциальное явление, не искоренилась.

В.И. Ленин учил, что в общественной психологии следует разграничивать и учитывать социальные группы, включая и их правовую психологию. Общественное сознание, как и общественное правосознание, сохраняется в целостности только как свойство сознания всей социальной общности. Вот почему В.И. Ленин ввел в научное обращение понятие «социальный тип». Имея в виду типичного носителя образа мышления и действия своего класса, своей социальной группы, он подчеркивает, что дело тут именно в социальном типе, а не в свойствах отдельных лиц[14] .

Именно поэтому у автора вызывает беспокойство и сожаление, когда за исследование противоречивого с точки зрения конституционного законодательства института в армии и на флоте берутся ученые иной социальной группы, имеющей совершенно другой подход и методику.

Хотя, безусловно, Е.А. Тимофеева имеет права на свою точку зрения. Наверняка она видит, что в современной России культивируется индивидуализм, что способствует появлению социального отчуждения личности, дегуманизации, падению общего культурного уровня наших современников, появлению социальных конфликтов и противоречий.

Значительная часть современного общества, особенно молодежи, сформировалась «стихийно», на основе существующих средств массовой коммуникации, социального мифотворчества, артефактов массовой культуры. Эти люди живут в обществе, но не понимают смысла социальности как основы своей личностной творческой и продуктивной самореализации. Они ориентированы на себя и являются носителями массовой потребительской идеологии, которая далека от реальной культуры и человеческих ценностей. Конечно, является общепринятым то, что религиозность – в частности, православие – важный аспект русского национального самосознания. Императивы совести, честности, справедливости, коллективизма и других морально духовных ценностей оказываются достаточно важными для значительной части наших современников. Но это вовсе не значит, что рост религиозного сознания в России – внезапная активизация православных культурных традиций.

История религии, практика ее организации в обществе показывает, что она всегда внутренне отделена от светского начала. Религиозное мировоззрение, в котором обязательны такие установки, как приоритет веры и чуда над фактами и доказательствами, приоритет ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО над «земным» - не может принять научную картину мира, в которой бытие Бога ставится под сомнение, несмотря на существование самых разных тайн мироздания. Истинно верующий человек сомневается в светских ценностях бытия и их приемлемости для своей собственной жизни.

 Ни в коей мере, не подвергая сомнению ценности религиозной культуры, необходимо подчеркнуть, что для самого выживания нашей страны в современном мире, для реализации ее культурно-человеческого, научного и другого потенциала, ценности и значимость светского образования, основанного на научной картине мира, на достижениях российской, западноевропейской и других цивилизаций оказываются ПЕРВОСТЕПЕННЫМИ. Светская культура ориентирует человека на освоение посюсторонней реальности. Она – антропоцентрична и гуманистична. Поэтому мировоззрение основано на научной картине мира. 

Всякая религия не толерантна по своей доктринальной и эмоциональной сути. Религия признает истинной веру только в «своего бога», а саму систему его культа единственно «правильной», выводя критерии истинности веры за пределы естественного порядка вещей. Религия с неумолимой для нее неизбежностью признает остальные в лучшем случае ошибочными, неполноценными, а то и прямо враждебными вплоть, что в ряде случаев ведет к открытым призывам уничтожать иноверцев, как, например, это следует из принципа джихада. Открытая или скрытая за богословскими спорами межрелигиозная вражда является существенным негативным фактором, разрушающим этнонациональные, а нередко и межгосударственные отношения.

Таким образом, не стоит обольщаться богословской пропагандой, скрывающей за слащавой упаковкой и спекулирующей на реальных бедствиях людей отжившие, неприемлемые, а подчас и человеконенавистнические с точки зрения современных морально-правовых норм призывы к насильственным действиям и нарушению мирных отношений между различными культурными и религиозными общностями.

Важно видеть и тот политико-идеологический подтекст, который заключает в себе религиозная пропаганда. За ней всегда скрывается желание навязать себя государству и вместе с тем нажить себе определенный экономический и социальный капитал.

Sapienti sat! (лат.) – Для понимающего достаточно!

 

Автор: Сергей Васильевич ИВАНЕЕВ - кандидат юридических наук, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин.  Военный учебно-научный центр Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооружённых Сил Российской Федерации» , президент некоммерческой организации  «Ассоциация граждан XXI века за развитие  светскости и гуманизма».

 

Источник: Военно-юридический журнал №7, 07/2015

_______________________________________

[1]Кутафин О.Е., Российский конституционализм. М.: Норма, 2008. – 258 стр.

[2] Лункин Р.Н., Пчелинцев А.В. Открытое обращение Института религии и права к министру обороны РФ Анатолию Сердюкову по поводу введения в России института военного духовенства. Информационно-аналитический журнал «Религия и Право», № 2(53), 2010.

[3] Жукоцкий В.Д. Основы современного гуманизма: Российский контекст. Учебное пособие. 2-е изд., доп. М.: РГО, 2006. – 518 С.

[4] К. Маркс. Заметки о новейшей прусской цензурной инструкции (между 15 января и 10 февраля 1842 г.).— К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 1, с. 7.

[51]http://religiopolis.org/documents/7613-otvet-voennogo-prokurora-vlasihinskogo-garnizona-na-obraschenie-svivaneeva-gvp-rf-1096-ot-270314-g.html

[6] http://kapellan.ru/

[7]Государство и церковь: изменение структуры отношений. Информационно-аналитический журнал «Религия и Право», № 2(53), 2010.

[8]Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.15. С. 368.

[9]См., например, Витрук Н.В., «Конституционализм: реальный или иммитационный», Сборник материалов дискуссии за круглым столом 4 февраля 2011 г./Под ред. Б.А. Страшуна, И.А. Алебастровой. – М.: Институт права и публичной политики, 2012. – 255 с. – (Серия «Современные конституционные исследования»).

[10]См., например, прекрасную статью «Социализм и справедливость» Георгия Хосроевича Шахназарова, доктора юридических наук, член-корреспондента АН СССР,  лауреата Государственной премии СССР, отца Шахназарова К.Г.российского кинорежиссёра, генерального директора киноконцерна «Мосфильм», народного артиста России.

[11] Островский Н.А. Как закалялась сталь. М.: Издательство: ИТРК ISBN 5-88010-211-4; 2007. г.

[12] Он – председатель дагестанского отделения РГО и хорошо знаком читателям журнала «Здравый смысл», в котором он выступил с глубокой и содержательной статьей, «Какая вера нам нужна?» (Здравый смысл, №№ 61 – 62, 2011/2012, с.86 – 90). 

[13]http://gazeta.aif.ru/_/online/aif/1340/03_01

[14] Ленинская теория отражения и современная наука. «Наука и искусство», София, 1973. С. 163.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100