Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 267 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КТО И КАК ЗАДУМЫВАЛ "ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО"

Печать

Алексей НАУМОВ

 

...В редакцию немецкого журнала Spiegel попал рукописный документ, составленный бывшим полковником разведслужбы Саддама Хусейна. Имя Самира абд Мухаммада аль-Клифави не было известно широкой публике, также как и его псевдоним – Хаджи Бакр. Однако именно он тщательно спланировал создание организации, которую весь мир знает под названием «Исламское государство» (ИГ). На 31-й странице рукописного текста приведено подробное руководство по всем этапам государственного строительства: от захвата власти до территориальной экспансии.

Образованный, умный и уверенный в себе полковник Самир служил на базе иракских ВВС в городе Эль-Хаббания, к которой был прикреплен в качестве сотрудника разведывательной службы.

Его называли повелителем теней, и, по словам иракцев, давно знакомых с ним, он не был исламистом, а разделял националистические взгляды. После американского вторжения и роспуска иракской армии бывшие офицеры потеряли работу и Хаджи Бакр залег на дно. Баасисты (сторонники саддамовской партии «Баас») не были религиозны, но бывший полковник разделял с ними идею о необходимости контроля общества со стороны неподконтрольного никому образованного меньшинства. Оно должно было править, опираясь на великую идею о служении богу или воплощении в жизнь предназначения арабской нации.

Хаджи Бакр успел побывать и в печально знаменитой тюрьме Абу-Грейб, и в лагере Кэмп-Букка. Именно там проводили свои беседы будущие основатели ИГ, в том числе и нынешний лидер организации Абу Бакр аль-Багдади. Хаджи Бакру удалось наладить широкую сеть контактов с исламистами, в этом ему помогли его давние связи – многие заключенные лагеря также ранее были связаны с саддамовской разведкой. Используя свои навыки, будущий «архитектор «ИГ» изложил свое видение создания исламского государства на территории Сирии и Ирака, причем структура государства должна была напоминать Ирак времен Саддама. Шпионы и доносители должны были пронизывать общество сверху донизу, даже самые высокопоставленные чиновники должны были находиться под постоянной слежкой. Внутренняя полиция, похожая на восточногерманскую штази, должна была практически дублировать властные центры. Контроль за всеми областями деятельности общества должен был быть постоянным. Хитростям и спецоперациям всегда отдавалось предпочтение перед силовыми методами – боевики вступали в дело только когда им была подготовлена максимально благоприятная почва.

В 2010 году Абу Бакр аль-Багдади был назначен халифом нового «Исламского государства». Образованный и красноречивый лидер должен был стать «религиозным лицом» нового движения, в то время как истинный основатель ИГ видел в религии лишь один из способов управления массами и достижения своих целей. Гражданская война в Сирии дала пока еще малоизвестной в то время организации шанс развернуть активную деятельность и претворить в жизнь свой кровавый план.

Захват города неизменно начинался с открытия неприметного миссионерского центра, где прихожанам читались лекции об исламе и религиозных традициях и ни слова не говорилось о создании «Халифата». Из рядов слушателей, в четком соответствии с инструкциями Хаджи Бакра, выбирались один или двое мужчин, которых обязывали следить за своими соседями и докладывать обо всем сотрудникам центра. Шпионов интересовало все: списки влиятельных семей, источники их доходов, составы нелегальных групп и их политическая ориентация. Использовались и другие «трюки» из арсенала спецслужб: информаторы должны были искать рычаги для шантажа, выявляя «недостойных» с точки зрения шариатской морали людей: тех, кто имеет внебрачные связи или практикует однополую любовь – все в точном соответствии с канонами оперативной деятельности разведок. Большое внимание уделялось и религии. О местном духовенстве узнавались все детали и подробности – от их предпочтений в исламе до возраста жен и детей.

По словам сирийцев, многие из них не придавали значения открытию мирно выглядящих исламских центров: по мере перехода городов в руки оппозиции в них формировалось множество движений, например группы защиты интересов молодежи или объединения женщин в борьбе за равноправие. Лишь когда исламисты набирали достаточно сторонников, улицы перекрывались и на зданиях появлялись черные флаги. Если в городе им оказывали сопротивление, они предпочитали временно отступить.

Создавая армию боевиков, Хаджи Бакр стремился избавить ее от привязанностей: в то время многие части сирийских повстанцев воевали за свои семьи и безопасность родных домов. Бакр выбрал другой метод: он собирал приезжих активистов – арабов, африканцев, европейцев – и в течение двух месяцев в лагерях превращал их в боевую силу, которая не знала никого, кроме своих командиров, не имела родственников и друзей в регионе и потому была готова беспрекословно подчиняться и убивать, не щадя пленных. Разветвленная сеть шпионов позволяла Бакру иметь четкую картину сирийского сопротивления и использовать его слабые места для склонения новых людей на свою сторону.

После освобождения города Ракка от сил Башара Асада исламисты внедрили своих агентов в ряды сирийской оппозиции и настроили их друг против друга. Используя смертников, они уничтожили десятки людей из их рядов, похитили и убили главу нового городского совета, а потом созвали совет всех политических сил города. Из трехсот человек лишь двое выступили против террора: спустя несколько дней одного из них связали, убили выстрелом в голову, а фотографию его тела выслали друзьям, издевательски спросив, не жалеют ли они своего приятеля. Все противники исламистов бежали из города, и «сирийские якобинцы» сделали его столицей своего «Халифата».

Судьба подвела Хаджи Бакра лишь однажды: когда сирийская оппозиция атаковала город Таль-Рифат, он оказался в той половине, которая была захвачена противниками исламистов. Его сосед сказал повстанцам, что видный деятель исламистов живет в соседнем доме. Когда Бакра пришли арестовывать, он забаррикадировался дома, пригрозил взорвать себя и стал отстреливаться, но был убит в результате перестрелки.

Несмотря на смерть Бакра, дело его живет: ИГ, вопреки мнению критиков, еще далеко до политической смерти. Именно он смог объединить холодный расчет и горячие головы исламистов, исправив извечную проблему террористов – неспособность построить государство. Остается неясным, что было для него важнее: создание исламского государства или стремление захватить как можно больше власти. При обыске в его доме обнаружили множество паспортов, телефонов, компьютеров, но так и не нашли Корана.         

 

Источник: Независимая газета

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100