Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 263 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СТРАСТОТЕРПЦЫ "РУССКОГО МИРА" РАДИ?

Печать

Татьяна ДЕРКАЧ

 

УПЦ МП, молебен о вторженииДля крупнейшего филиала РПЦ в Украине настали непростые времена. Вопреки всем попыткам заверить мировое сообщество, что УПЦ обладает уникальным шансом стать для украинцев чуть ли не главной скрепой, фактаж свидетельствует в пользу обратного. Недовольным совершенно невразумительной позицией УПЦ в связи с войной на Донбассе приходится принимать непростые для себя решения: одни приходы отказываются поминать главу РПЦ патриарха Кирилла, другие ищут способы поменять юрисдикцию, третьи просто раскалываются изнутри, четвертые пишут коллективные и индивидуальные открытые письма главе УПЦ и даже РПЦ, где задают крайне нелицеприятные вопросы. В то же время в противоположном лагере постоянно муссируются радикальные настроения и выдаются типично большевистские предложения – «экспроприировать экспроприированное», «предателям здесь не место», «все забрать и поделить» и т.д. Все это приводит к тому, что украинские православные верующие всех юрисдикций вот уже больше года пребывают в, казалось бы, уже забытом состоянии постоянного невроза и взаимной неприязни. А в нем редко когда удается трезво оценивать ситуацию и удерживаться от резких движений. К сожалению, все инциденты, связанные с УПЦ, были моментально оценены как начало гонений на каноническое православие, а саму эту Церковь нарекли мученицей.

Да, ряд инцидентов был. Однако украинское общество в целом продемонстрировало совсем не тот уровень агрессии, на который рассчитывали в Москве. Более того, в Украине высшие светские власти и церковные круги главного «конкурента» УПЦ – Киевского Патриархата весьма прохладно относятся к призывам горячих голов отобрать у УПЦ лавры и монастыри, отменить ее регистрацию, депортировать ее священников и епископов. УПЦ КП официально запретила своим клирикам и прихожанам захватывать храмы «конкурентов», пригрозив за самоволие даже отлучением, тем самым взяв на себя ответственность за возможные провокации (в отличие от УПЦ, которая отказалась отвечать за своих клириков на оккупированной части Донбасса).

Эта сдержанность служит мощнейшим фактором, связывающим руки административному центру УПЦ. Ибо ни для кого не секрет, какие чувства на самом деле испытывает превалирующее большинство представителей РПЦ к Украине, ее народу и правительству. Как не утаишь шила в мешке, так не спрячешь ни одну акцию с участием представителей РПЦ в связи с мобилизацией российских наемников на Донбасс сбором средств «для Новороссии» и даже приобретением военного обмундирования для «борцов с фашизмом» — в общем, тем, что называется «тушение пожара бензином». Однако гибридная война тем и отличается, что своих истинных чувств и реальных намерений показывать до поры до времени нельзя.

Пока обстоятельства складываются таким образом, что Моспатриархии приходится изображать себя «над схваткой», вызывая недовольство обоих «лагерей», волею судьбы находящихся в одной Церкви. Расчет, видимо, на два события. Первое – агрессивные действия в адрес УПЦ. Возникает подозрение, что околоцерковное информпространство создает все возможные поводы для раздражения украинцев в расчете на то, что у них «сорвет резьбу», и они набросятся на УПЦ. И тогда РПЦ мгновенно задействует всю мощь своих накопившихся ресурсов для «защиты канонического православия», не считаясь ни с моралью, ни с приличиями, ни с ранее заявленными позициями по украинскому конфликту. Помнится, патриарх Кирилл в свое время заявлял, что Россия никогда не вела захватнических войн – только освободительные. И в нашем случае РПЦ ждет громкой провокации, чтоб открыто присоединиться к российской агрессии уже в виде крестового похода исключительно «для защиты святынь». Второе событие, которое должно оправдать РПЦ в любых действиях – «победа борцов с украинским фашизмом». Ибо так уж принято, что победителей не судят. Постфактум победителю предоставляется право оправдать любую ложь, любой фейк, любую страсть, любую подлость и предательство. Как говорится, «все для фронта, все для победы!». Все – в значении слова «абсолютно». Дна нет. Видимо, на этот фронт и на эту победу работает и приснопамятная близорукость руководства УПЦ в отношении тех своих клириков, которые открыто призывают к разрушению государства Украина, осуществляют «духовное окормление» одиозных боевиков, терроризирующих Донбасс на неконтролируемой Украиной территории, занимаются сбором средств «для Новороссии». Система канонических прещений в УПЦ сегодня работает очень избирательно.

Естественно, накапливается негодование в народе, которое время от времени грозит вылиться в точечные «акции гнева». Но это именно то, что нужно РПЦ! Как новомученики российские стали для РПЦ удачным имиджевым бизнес-приобретением (сюжет для новых «Мервых душ»!), так и «страстотерпцы» украинские – всего лишь актив для наращивания своих позиций в переговорах и с государством, и с тем же мировым православием. А также классический casus belli. Потому что это уже война не за интересы олигархов и даже не за политику, а за святыни! Скажете – «это преувеличение!»? Однако после того, как всем стало известно, какую роль сыграли «Дары волхвов» в аннексии Крыма, можно предположить, что эпитет «Церковь–мученица» тоже рассчитан не на рост искренних православных христиан (как это было во времена Тертуллиана), а на совсем другие цели. В Антиохийской Церкви, юрисдикция которой распространяется на Сирию, происходят реальные беспрецедентные гонения на ее членов. Под постоянным давлением ливийских боевиков находится Александрийский патриархат. И вот – конфликт на Донбассе позволяет РПЦ обзавестись своими мучениками! И ведь никто не будет особо разбираться, почему те или иные члены УПЦ попали в тяжелую ситуацию, вынуждены были бежать из Украины или даже лишились жизни. В православии ли тут дело, или в чем-то другом.

Тут надо сделать небольшое отступление в недалекое прошлое. Как известно, при канонизации новомучеников необходимо было дать однозначный ответ на вопрос: пострадал ли человек за Христа или за свои политические (антисоветские) убеждения. Что далеко не всегда одно и то же, согласитесь. Однако в русском официальном православии политическое так тесно сплелось с религиозным, что неспециалист, не чувствующий нюансов и граней, может легко спутать одно с другим. УПЦ, к сожалению, не удалось избежать проникновения политических ветров в церковную ограду. При активной поддержке РПЦ в Украине развернули свою бурную (местами вплоть до неадекватности) деятельность различные «православные братства» и «союзы православных граждан». Их целью было психологическое давление на паству и священство УПЦ и навязывание им политических идей, присущих российским националистическим кругам. Одно только участие в  предвыборной президентской гонке-2004 чего стоит. К сожалению, одиозные псевдоправославные идеи нашли отклик в душах ряда архиереев УПЦ, и они согласились взять под свою духовную опеку «православные организации», пропагандирующие российский шовинизм и сеющие раскол  церковном обществе. Когда, однако, стало понятно, что в своей деятельности эти люди не стеснены ничем, в том числе и элементарными постулатами христианской этики, от чего страдает репутация Церкви, возникла необходимость каким-то образом «прикрыть лавочку». После ряда дискуссий по благословению Блаженнейшего митрополита Владимира (Сабодана) на Архиерейском соборе УПЦ от 21.12.2007 г. была поддержана инициатива одного из участников собора – архиепископа Переяслав-Хмельницкого и Вишневского Александра (Драбинко) осудить так называемое «политическое православие» и его «разносчиков». Автором этого термина был незаурядный богослов УПЦ о.Кирилл Говорун. Это было промыслительное соборное решение, благодаря которому теперь уже можно сказать, что УПЦ все-таки интуитивно осознавала последствия «политического православия» и пыталась от него отмежеваться. Однако, как и в случае с Поместным собором 1991 г. (на котором было постановлено просить об автокефалии УПЦ), Архиерейский собор 2007 г. решился лишь на половинчатые меры. Осудили только нескольких особо ярких представителей «политического православия», оставив за бортом целую когорту подобных организаций и их лидеров. Которые буквально до последнего ходили самочинными крестными ходами вокруг Киево-печерской лавры, а теперь успешно воюют в рядах так называемой «Русской православной армии». А те, кого осудили «до покаяния», совершенно ни в чем не покаялись и продолжали в том же духе.

Но ведь был шанс избежать нынешнего положения УПЦ, если бы была воля целиком и полностью искоренить данное движение. Если человек сознательно отмахивается от сигналов опасности, его предупреждают: «не искушай Господа Бога своего». К сожалению, УПЦ пошла по самому неблагоприятному пути и стала жертвой собственных «внутренних демонов», которых сама же и осудила.

Но мировому православному сообществу, скорее всего, будет недосуг разбираться во всех этих тонкостях. Именно на это рассчитана информационная политика РПЦ в отношении Украины. После того, как была сделана беспрецедентная попытка дискредитации идеи канонической автокефалии украинской церкви (вспомним  взбалмошное «завещание старца Зосимы Сокура», написанное не без участия некоторых «православных ревнителей единства Русской Церкви»), на очереди дискредитация идеи единой поместной Церкви в Украине. Идеи, которая нашла широчайший отклик в душах украинцев, но реализация которой зависит во многом от отношения к ней того самого мирового православия. А мировое православие предпочитает смотреть на Украину глазами Москвы. И рискует увидеть там, естественно, распоясавшихся националистов, факельные шествия сторонников Адольфа Гитлера, нарушение прав верующих канонической Церкви, захваты храмов боевиками «Правого сектора», обстрелы православных святынь безбожными войсками Украины и гибель беззащитных невинных мирных жителей – опять же паствы УПЦ. Обратная сторона украино-российского конфликта остается совершенно без внимания, причинно-следственная связь чудовищно искажена. Признает ли мировое православие единую поместную церковь Украины, которую РПЦ представит как «дитя гражданской войны»? Вопрос риторический.

К сожалению, уже всем становится понятно, что УПЦ сделала ставку на имидж крепости, осажденной врагами. При этом враги – это украинцы (больше, простите, некому). Украинская Церковь, осажденная украинцами. Абсурд налицо. Однако ни малейших попыток сгладить углы, остудить горячие головы своих пророссийских сторонников, оградить паству от антиукраинской деятельности ряда своих священников. Самые одиозные пропагандисты «Русского мира» сбежали сами, на остальных закрывают глаза. Под запретом оказались буквально единицы, и то после громких скандалов в прессе. Такое впечатление, что руководству УПЦ абсолютно все равно – будет она называться Украинской, Малороссийской, Окраинной или Буферной. Хоть горшком назовите, только в печь не сажайте, да? И народ наш с его самобытностью этой Церкви (по крайней мере, ее руководству) неинтересен. Это удивительное (даже возмутительное) растождествление себя с народом, населяющим Украину, УПЦ совершенно не смущает, как не беспокоит и стремительная утрата доверия и уважения. Видимо, у нее здесь свои цели и задачи, которые совершенно нет необходимости согласовывать с окружающими. Которые враги потому что. А враги церкви – враги Христа. О чем с такими говорить?

И тех, с кем в Украине «не о чем говорить», становится все больше. Но дело в том, что психология человека социального настроена не на изоляцию, а на причастность к большинству. А ему постоянно предлагают церковную социопатию как норму. Но ведь до определенного времени УПЦ в качестве свого «конкурентного преимущества» выдвигала именно тезис, что она – «церковь большинства украинцев». Синдром осажденной крепости, навязанный своим верующим совершенно искусственно, принесет плоды. Но не совсем те, на которые рассчитывали идеологи этой тактики. В рядах УПЦ все больше клириков и мирян осознает, что «так дальше жить нельзя». И уж тем более самоизоляция лишает УПЦ даже призрачного шанса на главенствующее участие в дипломатическом урегулировании военного противостояния на Донбассе. Впрочем, если верить злым языкам, руководству УПЦ безразлично, кто урегулирует этот конфликт и каким образом. Поэтому от пресловутого «двойного гражданства» никто не откажется – это и есть стратегия выживания структуры. Амбивалентность УПЦ носит чисто практический характер: победят «фашисты» – мы им предъявим нашу помощь воинам АТО; победят «антифашисты» – вот наши труды на благо «Русского мира».

А пока факт остается фактом: стать ведущим колесом в телеге у УПЦ не выходит. Но и ведомым быть не хочется. Тогда остается последняя вакансия на роль колеса. Но это колесо – пятое.

 

Источник: РИСУ 

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100