Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 167 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЕСЛИ НЕ ЦЕНЗУРА, ТО НАДЗОР?

Печать

 

///В Русской церкви заявляют, что не имеют права что-либо запрещать, но настаивают на праве давать нравственную оценку происходящему в обществе и в культуре, - сообщает Интерфакс-религия. Поводом для того информагентство указывает заявления, сделанные на состоявшейся 3 апреля пресс-конференции главой ОВЦО протоиереем Чаплиным.

«Церковь никогда не запрещала те или иные культурные явления и не имеет на это полномочий. Начинается сразу некое жульничество. Слово "запрет" никогда не звучало со стороны Церкви. Нас пытаются жульнически заставить оправдываться в том, чего мы не делали", - приводит интерфакс слова церковного функционера.

По мнению протоиерея, между «вольными интерпретациями евангельского послания» и «оскорблением священных предметов» существует заметная разница. Такое утверждение, вероятно, не может вызывать, да и не вызывает каких-либо сомнений в своей справедливости. Смешивать воедино способность размышлять над Евангелием и допущение кощунственных актов в отношении освященных реликвий (святынь) или аналогично воспринимаемых верующими сакральных литургических принадлежностей, не придет в голову ни одному вменяемому человеку.

Тем более как-то нелепо выглядят цитируемые информагентством такие слова Чаплина, как «мы знаем, что в одном из спектаклей одного из московских театров употребляется венец в сцене так называемого венчания гомосексуалистов. Я считаю, что это оскорбительное употребление священного предмета».

Ведь, по сути, священник походя опровергает свой собственный тезис.

Выдавая театральную бутафорию (венец) за «священный предмет», употребление которого в спектакле воспринимается клерикалом «оскорблением», путающий факты Чаплин мог бы оказаться прав лишь в том случае, если такой освященный «венец» был украден театром из действующего храма РПЦ МП. При этом, даже напоминание о том, что «долг государства - оберегать законность, в том числе неприкосновенность священных символов и предметов в случаях, когда осуществляется посягательство на них», оказывается здесь совершенно лишним. В конце концов, в контексте права «хищение» остается «хищением» независимо от того, что могло быть украдено из храма – освященный потир, дорогая люстра или автомобильное колесо.

В заявлении Чаплина о том, что «символ распятия в новосибирской постановке оперы "Тангейзер" "употреблялся в оскорбительном контексте, потому что он сочетался с полупорнографической изобразительной картинкой», кроме аналогичной выдачи театрального реквизита за святыню, присутствуют и менее заметные обывателю «передергивания».

Так, например, символ распятия вне религиозной (молитвенной или богослужебной) практики остается лишь одним из широко распространенных кодов в символике мировой культуры наряду с другими архетипичными образами – разного типа звездами и крестами, окружностью, треугольником, спиралями и т.п.

Не будучи исключительной принадлежностью тех или иных религий или других институций, символы сами по себе являются достоянием всех культур планеты и общечеловеческой культуры. Поэтому претензии некоей религиозной организации насчет «кощунственности» использования универсальных символов, а точнее, их не принадлежащих ей изображений в театре ( торговой точке или при ношении с декольте и др.), откровенно абсурдны.

Тем не менее, пара тезисов Чаплина, о которых сообщает Интерфакс-религия, с определенной натяжкой могли бы и в самом деле совпадать с действительностью.

Например, заявление о том, что «церковь имеет право высказываться на любую тему», в особенности «на темы, которые касаются нравственного измерения общественной жизни». Правда, священник отчего-то не упомянул, что такого права у РПЦ МП никто не думал отнимать. Впрочем, так же, как и у любой другой общественной организации, где подобные высказывания имеют весомость при условии, что делаются нравственными людьми.

Или другое заявление о том, что «Церковь - это не только люди в рясах, это режиссеры, актеры, писатели, поэты, военные, политики, государственные деятели, ученые, инженеры, рабочие, землепашцы», где речь идет о Церкви, объединяющей людей вовсе не по признаку юрисдикции. То есть, о той общности людей «во Христе», в которую входят христиане различных вероисповеданий и церквей. В том числе, кстати, и Российской православной автономной церкви (РПАЦ), у прихожан которой в Суздале недавно отобрали раки с мощами, загадочным пропавшими по пути в монастырь РПЦ МП...

Таким образом, кроме странного отрицания общеизвестных заслуг религиозно-политической корпорации в попытках цензурировать светские творческие проекты и мероприятия, выступление главы ОВЦО на пресс-конференции, вероятно, могло бы способствовать актуализации для общества вопросов, касающихся религии и культа. А значит и уменьшению количества "оскорбляющихся" на все, на что заблагорассудится.

 

ReligioPolis 

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100