Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 263 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗАГОН ДЛЯ ВЕРЫ

Печать

 

сломанный казаками под руководством местного священника в ноябре 2014 "Одуванчик". Этот "Памятник дружбе и доброте" был подарен севастопольским детям Москвой, но священнослужитель РПЦ МП счел его "сатанинским"...Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований кандидат философских наук Михаил ЖЕРЕБЯТЬЕВ рассуждает о «рамках» религиозной жизни сегодняшних Крыма и Донбасса

 

RP: Годовщина событий 2014 г. представляет возможность не только взглянуть на то, что уже стало историей, но и заглянуть в день сегодняшний.

Михаил Алексеевич, Вы едва ли не первым скептически высказались по поводу и сроков перерегистрации религиозных организаций Крыму, да и целесообразности запуска самой этой процедуры.  И вот мы видим как лидеры крупнейших деноминаций Крыма – УПЦ МП и объединения мусульман - просят федеральный минюст продлить её сроки. Чего ждать дальше? 

Михаил ЖЕРЕБЯТЬЕВ: Да, было такое, говорил. И руководствовался очень простыми соображениями - базовые гражданские права должны соблюдаться, независимо от государственной принадлежности территории, точно также как должна сохраняться и правовая преемственность. Для последнего есть весьма удачный пример - Эльзас и Лотарингия. За 75 лет с 1870-го по 1945-й эти провинции четырежды переходили от Франции к Германии и, наоборот. Там  действуют нормы гражданского права обеих стран. Франция не отменяла германское законодательство, принимавшееся в периоды, когда эти области были частью Германии. Конечно, кроме законов нацистского рейха.

А чего ждать? – Результатов. Промежуточные уже есть, они преподнесли определённые сюрпризы. Самый известный, о котором, правда, в России ни светское, ни церковное начальство предпочитает особенно не распространяться - это «прирастание» РПЦ МП полуголовой. Помимо, собственно, РПЦ МП, Крым будет управляться через УПЦ МП. Лично я встречал всего лишь один комментарий представителя епископата РПЦ МП, который высказался том духе, что, мол, так нужно с учётом некоторых обстоятельств и это ничего не меняет. В общем, наверное, да, - содержательно, мало что меняет, но тем не менее…

Начинание с перерегистрацией, - ясное дело, - уже вряд ли кто-нибудь и что-либо остановит, хотя всё указывает на его проблематичность и недостаточную продуманность.  Так что, как считал, так и продолжаю считать эту «стахановскую» по срокам исполнения затею не только нереалистичной, но и откровенно вредной во всех отношениях.

Что касается сроков, - не перестаю удивляться короткой памяти принимающих такие решения. Или, … не знаю, может,  в минюсте так заняты текущими делами, что им вообще недосуг заглянуть в папки прошлых лет, проштудировать и осмыслить профильное законодательство, вспомнить историю перерегистрации после принятие закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в 1997 г. с продлением её сроков? Просто напомню: подача документов завершилась только в последний день 2000-го.

При этом, исходя из норм российского права, необходимости в перерегистрации для религиозных организаций Крыма не было никакой.

Во-первых, в российском праве отсутствует норма об эксклюзивности национальных юрисдикций  для религиозных объединений. Кто бы там ни вспоминал про запись об «иностранных религиозных организациях», определяющую роль в формировании конфессионального пространства действующий религиозный закон образца 1997 г. отводит централизованным религиозным организациям (ЦРО). Однако, при этом, централизованные организации учреждаются структурами низового уровня  - «местными» религиозными организациями, а не наоборот. Другое дело, что ЦРО наделены также правом подтверждать существование ранее действовавших религиозных групп при получении ими статуса местных религиозных организаций (МРО). Так что, согласитесь, между понятиями «иностранные» и «централизованные» существует  большая разница. Самый, наверное, известный пример противоположного рода - устройство религиозной жизни КНР. В стране легально существует лишь «Китайская Патриотическая Католическая Церковь», организационно никак не связанная со Святым Престолом, тогда как континентально-китайская национальная церковь, которая является неотъемлемой частью всемирной католической церкви, находится там вне закона со всеми вытекающими для неё и её членов репрессивными последствиями. В России ничего подобного нет. Т.е., ещё раз отмечу, - для того, чтобы создать надстройку в виде «централизованных» РО нет никакой необходимости проводить перерегистрацию «местных». Между прочим, именно в силу этой специфики российского религиозного законодательства на религиозные организации нельзя было в полном объёме распространить закон «Об иностранных агентах», хотя такие попытки и предпринимались. Сейчас усиленно изыскивается другой способ контролировать финансирование. Но коли власть желает поставить под жёсткий полицейский контроль финансы в религиозной сфере, не надо забывать и про офшорные каналы.   

Прежде чем переходить к другому существенному юридическому аспекту, не могу не напомнить также о важном процедурном моменте из области правоприменительной практики российского законодательства. Согласно решению КС РФ, принятому в разъяснение положений религиозного закона 97-го г., за МРО, которые получили статус юрлица по нормам закона 90-го г., сохранилось право существовать автономно без надстройки в виде ЦРО. Сработал универсальный правовой принцип «закон не имеет обратной силы». Раз так, достаточно простого заявления о продлении деятельности в статусе юрлица, полученного ранее. Опять же, перерегистация здесь мера явно избыточная. И вообще, запуск этой процедуры чреват правовой двусмысленностью: если Россия ставит под сомнение законность гражданско-правовых отношений, которые регистрировались Украиной в Крыму в отдельных сегментах, то где гарантия, что завтра дело не дойдёт до необходимости подтверждения законности совсем уж повседневных вещей - заключения браков, оформления разводов, регистрации рождений, смертей...?

 

Действительно, правовой принцип «закон не имеет обратной силы» - весомый аргумент не в пользу перерегистрации религиозных организаций Крыма.

Дальше, российское законодательство, регулирующее правоотношения в религиозной сфере признаёт юрисдикционный плюрализм; есть страны, где действует положение: «одна конфессия – одна юрисдикция». И это второй принципиальный момент, делающий перерегистрацию крымских религиозных общин бессмысленной. Причём, осознают это унификаторы религиозного пространства от власти и эксперты, - с регулярностью подталкивающие госструктуры к тому, чтобы создать общероссийский муфтият, - или нет, но именно ислам в силу своей организационной неиерархичности в своё время не позволил ввести в российское законодательство норму «одна конфессия-одна юрисдикция». В конечном счёте, отсутствие этой нормы объективно дало российской власти определённый простор в тех конкретных обстоятельствах, о которых мы сейчас говорим. Ведь, давайте не будем забывать того, что большинство действующих в Крыму деноминаций предпочли не менять  своих юрисдикционных связей с общеукраинскими национальными религиозными объединениями. Посмотрите, и УПЦ МП, и РКЦ, – да, каждая в силу собственных резонов, - нашли особые формы канонического устройства своих структур в Крыму с сохранением украинских «привязок». Самое интересное, что Россия с таким вариантом согласилась. Но раньше этого, правда, успела объявить «кавалерийский наскок» в виде перерегистрации?

 

Часто приходится слышать, что перерегистрация необходима, поскольку учредителями религиозных организаций по российскому закону могут быть только граждане России.

Вот как раз гражданство учредителей будет ещё одним, - уже, кажется, третьим из перечисляемых - правовым ограничителем введения процедуры перерегистрации. Парадокс состоит в том, что в тот момент, когда перерегистрация шла уже полным ходом, приём крымчан в российское гражданство не завершился. Как такое может быть, - честно, не понимаю? А, вдруг, кто-то из-за неполученных паспортов не смог оформить перерегистрацию своих общин? Кроме того, крымчанам дана поблажка, – аж до начала 2016-го г. они могут не сообщать  о наличии у них двойного гражданства без риска получить штрафную квитанцию (по факту, украинское есть у них у всех). А если, допустим, за оставшееся время депутат Луговой решится дополнить свой закон о двойном гражданстве другими запретительными нормами, которые затронут уже не только потенциальных кандидатов в депутаты, но и учредителей общественных, религиозных организаций? Что тогда, - организации будут ликвидированы, оштрафованы? Собственно, даже не обязательно Луговому дополнять закон: кто-нибудь из столоначальников и без него на месте может истолковать наличие двойного гражданства у учредителей религиозной организации в качестве «отягчающего обстоятельства». И иди потом решай в судах вопрос, подразумевал ли законодатель в 1997 г. двойное гражданство, когда вводил норму о российских гражданах - учредителях религиозных организаций?   

 

Тоже вполне реальные перспективы.

Так что всё упомянутые правовые положения и прецеденты  указывают на  несостоятельность  инициативы с перерегистрацией.

 

Были ещё разговоры о полезности перерегистрации в качестве инструмента борьбы с так называемыми «тоталитарными сектами»?

Мне приходилось видеть такие информационные сообщения. Ещё летом крымские должностные лица высказывались в том духе, что все вызывающие сомнения структуры пройдут через сито экспертного религиоведческого совета при федеральном минюсте.

 

Того, который возглавляет «американский профессор» Дворкин?

Да, того самого, если, конечно, журналисты и крымские чиновники не запутались в компетенциях малознакомых им пока инстанций. Лично я нахожу такую перспективу маловероятной, поскольку перерегистрацию в Крыму проходят ЦРО регионального уровня. Да и сообщений минюста РФ, что, вот, поступили документы, вроде, никаких не было. Караимы до 2014-го в РФ тоже имели статус юрлица, так что необходимости для такого обращения в минюст нет.

 

Возможно, экспертиз этого «сектоведа» в Крыму кто-то очень ждёт?

Такое желание, допускаю, вполне может иметь место, особенно, если учесть общий настрой местного истеблишмента поскорей избавиться от всего «тяжёлого» украинского наследия. А то, что помечается им сейчас - в силу самых разных причин и обстоятельств - знаком «минус», автоматически приписывается Украине. И такое объяснение находит поддержку внизу, здесь вряд ли есть какие-то расхождения. В таких условиях трудно ожидать объективности, критичности, в том числе и в отношении предлагаемых рецептов антикультистов вместе с их чёрными списками.

Насколько я себе представляю реальную ситуацию, крымская карта НРД определяется особенностями оптики. Если подходить к ней с расширительными подходами антикультистов – получится огромный массив, но при этом крайне фрагментированный. С позиций религиоведения – ничего такого уж особенного.  Наверное, есть что-то ещё слабо изученное или даже остающееся вовсе незамеченным.  Религиозная жизнь - это процесс, что-то уходит, что-то появляется.

 

Почему речь заходит об огромном «нетрадиционном» массиве? Неужели весь списочный состав так называемых «тоталитарных сект» десантировался в Крым, с учётом стратегического положения полуострова?

Конечно, никакое не стратегическое местоположение определяет «духовные» поиски крымчан. Сама курортная специализация территории диктует особенности способов осмысления и практик. Поэтому то многообразие, на которое обычно указывают антикультисты (для Крыма или любого другого пространства), имеет отношение к качеству религиозности. Духовно-оздоровительные практики - это субстрат, – «духовность» нижнего уровня, сопряжённая с базовыми витальными потребностями. С ней уже, с этой духовностью имеют дело оформившиеся религии, что т.наз. «традиционные», что НРД. И конечно, в случае Крыма – вся эта «духовность» имеет местное происхождение. Поиски западного или украинского следов в ней мало что дадут.

В плане подавления оппонентов с использованием правовых инструментов в Крыму антикультистам тоже зацепиться особенно не за что. Организационно всё местное, якобы «нетрадиционное», многообразие более чем на 9/10 - преимущественно общественные и даже коммерческие структуры, связанные с «духовным целительством». Разумеется, «духовно-целительская» «терапия» обильно сдобрены конфессиональной атрибутикой, – главным образом, позаимствованной из православия.

В плане государственного регулирования такой деятельности Крым сильно отличается от России и даже от Украины. Крым – это такой реликт полной свободы «духовных» практик из 90-х гг., такие вещи способен заметить даже неспециалист,  оказавшись на месте. Поэтому борьбу с «духовным целительством» с участием конфессий, прежде всего УПЦ МП, при опоре на госструктуры на пару-тройку ближайших лет Крыму можно гарантировать. Тоже кстати, парадокс : люди будут подгонять под требования политического момента свои глубинные представления, порождённые самим этим обществом и ничего общего не имеющие с ни с Западом, ни с Украиной. 

 

На фото: сломанный казаками под руководством местного священника в ноябре 2014 "Одуванчик". Этот "Памятник дружбе и доброте" был подарен севастопольским детям Москвой, но священнослужитель РПЦ МП счел его "сатанинским"...

 

Продолжение следует

 

Беседовал Антон Свиридов

 

ReligioPolis

 

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100