Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 180 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЧЕРНАЯ ДЫРА ИРАКА И ЛЕВАНТА

Печать

Андрей МЕЛЬНИКОВ

 

ливанские христианеПрофессор Ливанского государственного университета (Бейрут), президент международного Открытого университета диалога цивилизаций Сухейль ФАРАХ несколько лет назад рассказывал «НГР» о жизни ливанских христиан в условиях усиливающейся исламизации региона (номер от 02.04.08). Однако за прошедшие годы ситуация резко ухудшилась, и Ливан оказался на самом краю воронки, которая затягивает в свою бездну уже весь мир. Ответственный редактор «НГР» Андрей МЕЛЬНИКОВ расспросил профессора Фараха о том, каково христианам Ближнего Востока осознавать, что совсем рядом – кровожадное исламистское образование ИГИЛ.

 

Фарах СухейльГосподин Фарах, когда семь лет назад мы с вами обсуждали проблемы христиан на Ближнем Востоке, еще не было известно, что в регионе возникнет страшная черная дыра цивилизации – террористический «халифат» ИГИЛ, в котором истребляют целые группы населения, людей массово обезглавливают, а еще более изуверские виды казни выбирают по результатам интернет-голосования. Те проблемы уже кажутся ягодками. Расскажите, каково людям в Ливане, по соседству с этим жутким монстром?

Выражаясь образно, Ближний Восток сейчас переживает землетрясение где-то в 9 баллов. Политическая система стран региона, даже если они напрямую не подверглись агрессии ИГИЛ, например, Ливана, находится в крайне напряженной атмосфере. Христианство в Ливане легко уничтожить, но давайте подумаем, какое трагическое значение это будет иметь для мировой цивилизации. Ливанская община – это последний крупный очаг христианства в регионе, где зародилась вера Христа.

Христиане Ливана охвачены страхом. Им тем более страшно, что они имеют возможность, разговаривая на том же самом арабском языке, знакомиться с идеологическими источниками ИГИЛ во всей их неприглядной жестокости и бескомпромиссности. Христиане прекрасно понимают, что террористам ничего не стоит смахнуть их с лица земли. У террористов планы куда как обширнее – захватить весь мир. Что им горстка иноверцев на Ближнем Востоке? Одновременно христиане знают, что среди их мусульманских соседей существуют симпатии к ИГИЛ. Определенные круги суннитов, особенно в городе Триполи и районе Аккар на севере Ливана, в Бейруте, Сидоне, долине Бекаа, открыто выражали эти симпатии. Неподалеку от границы с Ливаном, на территории Сирии, расположены базы террористов. Люди, живущие в приграничных регионах недалеко от Баальбека, ждут нападения ИГИЛ в любой момент.

Но нет худа без добра, как говорят в России. Перед лицом грозной опасности христиане Ливана объединились. Христиане всех конфессий – и православные, и марониты, и католики, и протестанты, и все конфессии армянской ливанской общины и другие. Ведь в нашей стране значительная часть христиан достаточно прохладно относилась к религии, а тут они объединились в общий фронт перед угрозой уничтожения. Что еще хорошо в Ливане? Что разумные, умеренные силы шиитской, суннитской, друзской и алавитской общин стали для нашей общины опорой и защитой.

 

Каким образом это происходит?

Поддержку христианам выражают политические организации других общин, их СМИ. Они считают, что без христиан Ливан утратит свою самобытность. Ни для кого не секрет, что благодаря христианскому капиталу и просвещенной культуре в 1970-е годы, до гражданской войны, наша страна достигла высокого уровня жизни, обогнав Испанию, и стала интеллектуальным и культурным центром всего арабского мира. Страна тогда опиралась на наиболее образованные христианские слои населения. Это случилось потому, что тогда Ливан выбрал путь демократического – светского государства, не столь отчетливо разделенного на религиозные группы, как сейчас. И об этом помнят в стране. Несмотря на это, опасность для христиан чувствуется остро, и уже сейчас происходит эмиграция. У кого есть возможность устроиться на Западе, те уезжают.

 

Бросают имущество и уезжают?

Христиане в Ливане обладают чувством собственного достоинства. Они не могут все бросить и уехать. Они привыкли к определенному уровню жизни, и погрузиться в нищету на чужбине для них неприемлемо. Если нет возможности достойно устроиться в эмиграции, они предпочитают остаться дома. Дело ведь не только в личном имуществе, но и в общественном достоянии христианских общин. Только у католиков восточного обряда в стране четыре университета, есть университет у Антиохийской православной церкви. Сотни школ, культурных центров, крупные банки, компании, торговые сети и так далее... Можно сказать, что само ливанское государство зиждется в основном на вкладе этих людей в общее благо. Поэтому гражданам трудно оставить свою страну и уехать непонятно куда. Однако ливанские христиане покидают свою страну в течение 100 лет, и уже сейчас диаспора христиан, – выходцев из Ливана, вдвое превышает численность общины на родине. Едва ли не каждую семью затронула эмиграция. Мне за примером далеко ходить не надо, в моей семье есть те, кто уехал жить в Мексику, Бразилию, Канаду, Австралию и другие страны. В разное время были волны эмиграции, и, кажется, мы находимся в ожидании очередной такой волны. Но все, конечно, надеются, что этот страшный призрак фанатизма развеется.

 

Насколько оправданны эти надежды, ведь пока в перспективе трудно увидеть уничтожение исламистского образования, а переговоры с террористами невозможны?

Да, переговоры с ИГИЛ абсолютно невозможны. Они считают себя носителями божественной истины в последней инстанции, и в этом смысле, между прочим, они опасны прежде всего для умеренных суннитов, потому что умеренность тех особенно ненавистна суннитам-экстремистам, она подвергает сомнению доктрину ИГИЛ. Поэтому наша надежда – на здравомыслящие силы в суннитской и шиитской общинах региона. Есть и надежды на то, что ИГИЛ будет физически терять контроль над территориями. В Ираке они уже потеряли ряд важных пунктов. В Сирии все обстоит сложнее. К антитеррористической коалиции решительно присоединилась Иордания, кстати, одна из немногих стран Ближнего Востока, где христиане находятся под защитой государства. Значительную роль в борьбе против ИГИЛ играет Египет. Необходимо также надавить на те страны и общественные силы Персидского залива, которые тайно финансируют ИГИЛ. Возможно, они наконец осознают, что экстремисты так же опасны для их собственных режимов, как и для неверных, и перестанут давать им деньги. В этом контексте не могу не оценить принципиальную позицию и большую роль России в борьбе против исламского терроризма. Большинство христиан Ближнего Востока смотрят на Россию как на надежного друга, за железной спиной которого можно чувствовать себя в безопасности. Наконец, мы надеемся, что Запад перейдет к более гибкой схеме взаимоотношений с Востоком. Пока что западная политика в регионе отличается прямолинейностью и даже некоторым фанатизмом. Запад должен с большим уважением относиться к особенностям цивилизации Востока. Вот таков должен быть комплекс мер против ИГИЛ.

 

Известно, что ИГИЛ активно эксплуатирует идею социальной справедливости и даже предпринимает меры по перераспределению материальных ресурсов, делая это, разумеется, по принципу «грабь награбленное». Вы сказали, что в Ливане христианская община исторически имеет высокий уровень жизни. Исламисты как-то используют в своей пропаганде социальную рознь между общинами в вашей стране?

В Ливане существует устоявшаяся система политического и социального равновесия. Ливанцы знают ее правила. Другое дело – приезжие, они могут быть подвержены в этом смысле влиянию пропаганды ИГИЛ. У меня в Ливанском университете был один студент из Сирии. Сторонник ИГИЛ. Это сложно объяснить: взрослый человек, учится на философском факультете – и сочувствует этим примитивным головорезам! Я пытался изучать его, чтобы понять причины этого явления. Этот студент приехал из местечка Меближ под Алеппо на севере Сирии, где происходят наиболее ожесточенные столкновения правительственных сил с исламистами. Он мне говорит: посмотрите, профессор, они ведь добрые, они дают бедным деньги, Асад никогда не давал нам денег! Вот такая у него простенькая мотивация, основанная на том, о чем вы упомянули в своем вопросе. Поэтому так важно пресечь финансовые поступления от спонсоров терроризма из богатых арабских стран. Ведь у людей, которые подпадают под влияние подобных идей насильственного уравнивания, очень тяжелое материальное положение. При этом бедные слои населения в регионе плохо образованы, и им легко внушить любые идеи. Так вот, я сказал этому студенту: а вы знаете, как ИГИЛ добывает те деньги, которые потом раздает своим сторонникам? Отвечает: они захватили нефтеносные районы, нефть продают. После очень долгой разъяснительной работы, которая потребовала колоссальной энергии, я ему смог доказать, что значительные доходы ИГИЛ получает путем простого грабежа банков и людей. Потом этот студент стал соглашаться со мной, что многие подпали под влияние исламистов от отчаяния. Вот такой был случай, который показывает, как работает пропаганда ИГИЛ у наших соседей. Но в Ливане это проявляется меньше, только среди отдельных представителей суннитских радикалов. Трудно прогнозировать, но я считаю, что ИГИЛ – это ошибка истории, это страшная черная дыра на планете, и эта ошибка будет исправлена доброй волей людей, дьявол будет изгнан.

 

Источник: НГ-религии

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100