Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 208 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОСЛЕДНИЙ РЮРИКОВИЧ

Печать

Олег ГОРОСОВ

 

Феодор Иоаннович, Федор Блаженный - реконструкция по останкам, ГерасимовВ марте 1584 года после тяжёлой болезни умер один из самых беспощадных правителей русского государства царь Иван IV Грозный. По иронии судьбы его наследник оказался полной противоположностью отца-тирана. Он был человеком кротким, набожным и страдал слабоумием, за что даже получил прозвище Блаженный.

 

Рожденный для келий

Фёдор был третьим сыном Ивана Грозного. Родился он 11 мая 1557 года и в этот день счастливый царь приказал заложить в Феодоровском монастыре Переяславля Залесского храм в честь небесного покровителя сына святого Феодора Стратилата.

Вскоре стало ясно, что мальчик, как говорится, «не от мира сего». Глядя на взрослеющего сына, Иван Грозный даже как-то заметил:

— Он более для келий и пещеры, нежели для власти державной рождён.

Фёдор был малого роста, полноват, немощен, бледнолиц, с неуверенной походкой и постоянно блуждающей на лице блаженной улыбкой.

В 1580 году, когда царевичу исполнилось 23 года, Иван IV решил его женить. В то время невест для царских особ выбирали на специальных смотринах, для чего со всех концов государства в столицу съезжались девушки из самых знатных родов. В случае с Фёдором эту традицию нарушили. Грозный лично выбрал ему жену — Ирину, сестру своего любимца, бывшего опричника Бориса Годунова. Впрочем, брак оказался счастливым, так как Фёдор до самой Лиерти обожал свою супругу.

 

Единственный претендент

Несмотря на то что Фёдор совершенно не годился для того, чтобы стать во главе государства, после смерти Ивана Грозного он оказался единственным претендентом на престол. Два сына царя, Дмитрий и Василий, умерли во младенчестве. Достойным преемником Грозного мог стать второй сын — тёзка отца царевич Иван, который и править отцу помогал, и в военных походах с ним участвовал. Да только тот неожиданно умер за три года до кончины Ивана IV, не оставив потомства. Ходили слухи, что его в гневе, сам того не желая, убил царь. Ещё одному сыну, которого, как и умершего во младенчестве, нарекли Дмитрием, к моменту смерти Грозного не исполнилось и двух лет, конечно же, он ещё не мог принять державу. Не оставалось ничего иного, как посадить на трон 27-летнего блаженного Фёдора.

Понимая, что его сын не способен властвовать, Иван Грозный перед смертью успел назначить регентский совет для управления государством. В него вошли двоюродный племянник Грозного князь Иван Мстиславский, прославленный военачальник князь Иван Шуйский, любимец царя Богдан Бельский, а также Никита Захарьин-Юрьев — брат первой супруги Ивана IV. Однако был ещё один человек, хоть и не вошедший в число регентов нового блаженного царя, но также жаждавший власти — Борис Годунов.

 

Власть совета

Правление регентского совета началось с репрессий. Иван Грозный умер 18 марта 1584 года, а уже на следующую ночь Верховная дума расправилась со всеми неугодными новой власти бывшими царскими приближёнными: одних посадили в темницу, других выслали из Москвы.

Между тем по столице прокатился слух, будто бы Иван Грозный умер не своей смертью. Поговаривали, что его отравил Богдан Бельский! Теперь же лиходей, будучи регентом Фёдора, желает извести и сына, чтобы посадить на престол своего лучшего друга — 32-летнего Бориса Годунова. В Москве вспыхнул мятеж. Дошло до того, что бунтовщики осадили кремль и даже подкатили пушки, намереваясь взять его штурмом.

— Выдайте нам злодея Бельского! — требовал народ.

Дворяне знали, что Бельский невиновен, однако, чтобы избежать кровопролития, убедили «изменника» покинуть Москву. Когда народу сообщили, что преступник выслан из столицы, бунт прекратился. Требовать головы Годунова никто не стал. Ещё бы, ведь он был братом самой царицы!

Фёдор пришёл в ужас при виде народного мятежа. Он искал поддержки и нашёл её — рядом с ним оказался Борис, брат столь любимой им жены Ирины, которая без всякого злого умысла способствовала его дружбе с молодым царём. Вскоре Борис стал едва ли не главной фигурой в государстве.

 

«Божий человек»

31 мая 1584 года, как только закончился шестинедельный молебен за упокой души Ивана IV, состоялось венчание Фёдора на царство. В этот день на рассвете на Москву неожиданно обрушилась страшная буря с грозой, после чего вдруг снова засияло солнце. Многие расценили это как «предзнаменование грядущих бедствий».

Назначенный Иваном Грозным регентский совет находился у власти недолго. Вскоре после бегства первого регента Бельского сильно разболелся Никита Захарьин-Юрьев. Он отошёл от дел и спустя год умер. Третий регент, князь Иван Мстиславский, связался с заговорщиками, недовольными возвышением Годунова. Мстиславский согласился заманить Бориса в ловушку: пригласить его на пир, а на самом деле привести к наёмным убийцам. Да только заговор раскрылся, и князя Мстиславского сослали в монастырь, где насильно постригли в монахи. Так из назначенных Иваном IV регентов остался только один — князь Иван Шуйский. Впрочем, особой власти он не имел. Все к тому времени понимали, что во главе державы стоит лишь Годунов, которого уже в открытую называли правителем.

А что же царь? Восхождение на престол никак не отразилось на отношении Фёдора к делам государственным. Он «избегал мирской суеты и докуки», всецело положившись на Годунова. Если кто-то обращался с челобитной непосредственно к царю, тот отсылал просителя все к тому же Борису. Сам же государь проводил время в молитвах, пешком ходил по монастырям, а принимал у себя лишь монахов. Фёдор любил колокольный перезвон и его порой видели лично звонящим на колокольне. Порой в характере Фёдора всё-таки прослеживались черты отца — несмотря на свою набожность, ему нравилось созерцание кровавых игр: он любил смотреть кулачные бои и схватки людей с медведями. Впрочем, народ любил своего блаженного царя, ведь слабоумных на Руси считали безгрешными, «людьми божьими».

 

Бездетная Ирина

Шли годы, и в столице всё больше росла ненависть к Годунову, узурпировавшему власть. — Борис оставил Фёдору только титул царя! — роптали как знать, так и простые граждане.

Всем было ясно, что Годунов занимает такое высокое положение лишь благодаря родству с женой царя.

— Уберём сестру, сместим и брата, — решили противники Бориса. Тем более что и сама Ирина многих не устраивала. Ведь она не сидела в тереме сложа руки, как положено царице, а, подобно брату, занималась государственными делами: принимала послов, вела переписку с иностранными монархами и даже участвовала в заседаниях Боярской думы.

Впрочем, был у Ирины серьёзный недостаток — она никак не могла родить. За годы брака она беременела несколько раз, но выносить ребёнка так и не смогла. Этот факт и решили использовать противники Годуновых.

В 1586 году во дворец доставили прошение: «Государь, чадородия ради второй брак прими, а первую свою царицу отпустил во иноческий чин». Под этой бумагой подписались многие бояре, купцы, гражданские и воинские чиновники. Они просили отправить бездетную Ирину в монастырь, как поступил в своё время с одной из своих бездетных жён его отец. Московские дворяне даже подобрали царю новую угодную им невесту — дочь князя Ивана Мстиславского, того самого регента, которого Годунов сослал в монастырь. Однако Фёдор наотрез отказался расстаться с любимой супругой.

Годунов пришёл в ярость от этой вести. Он быстро раскрыл имена тех, кто замышлял дурное. Как оказалось, во главе заговора стоял последний из царских регентов, князь Иван Шуйский, а также его родственники и приятели. В итоге не Ирина, а её противники были насильно отправлены в монастырь.

 

Конец рода

Между тем в Угличе подрастал ещё один наследник Ивана Грозного — царевич Дмитрий. Именно ему следовало принять власть, если у Фёдора так и не появится детей. И вдруг в 1591 году произошла трагедия. Восьмилетний Дмитрий играл с приятелями «в тычку» — метали на дальность из-за черты в землю острый гвоздь. Как потом утверждали очевидцы, когда очередь дошла до царевича, у того случился приступ эпилепсии, и он случайно ударил себя гвоздём в горло. Рана оказалась смертельной.

С той поры Фёдор остался последним в роду. А так как кроме Ирины он отказывался принять другую женщину, вся надежда государства была на неё. Спустя год после гибели царевича Дмитрия ей всё-таки удалось родить ребёнка, правда, не наследника, а наследницу. Внучку Ивана IV назвали Феодосией. Однако та прожила совсем недолго. Других детей у блаженного Фёдора так и не появилось. Потому, когда в конце 1597 года 40-летний царь тяжело заболел и в январе следующего года умер, вместе с его уходом прервался знаменитый род московских правителей. Так прекратилось правление династии Рюриковичей, властвовавших на Руси 736 лет.

 

Илл.: реконструкция по черепу облика Феодора Иоанновича (Блаженного) М.М.Герасимова

 

Источник: Загадки истории

 

Цитата: "Небольшого роста, приземистый, с некоторой наклонностью к отеку и нетвердой походкой, Феодор Иоаннович производил впечатление человека малоподвижного и недеятельного. Цвет лица у него был бледный, нос ястребиный, а на губах постоянно играла добрая улыбка, переходившая часто в смех. Феодор Иоаннович вставал обыкновенно рано. Умывшись и одевшись с помощью постельничего, спальников и стряпчих, он выходил в Крестовую, куда являлся духовник с крестом, а один из крестовых дьяков поставлял перед иконостасом на аналое образ святого, память которого праздновалась в тот день. Приложившись ко кресту, царь начинал креститься перед принесенной иконой и молиться вслух, кладя земные поклоны, что продолжалось приблизительно четверть часа. По окончании молитвы царь прикладывался к этой иконе, а духовник окроплял его святой водою, которая называлась "праздничной", потому что освящалась в храмовые праздники. Монастыри и многие приходские храмы присылали государю праздничную святыню: икону праздника, просфору и святую воду, которая не переводилась в течение всего года. За привоз этих святынь обыкновенно давалось, по царскому указу, "сукно доброе", ценой в 2 рубля".
В. Корсакова. Русский биографический словарь А. А. Половцова

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100