Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 210 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КРЕСТНЫЙ ПОДХОД

Печать

Ольга ФИЛИНА

...Патриарший Совет по культуре был создан еще весной. На фоне споров о православии в школе, о передаче музейного имущества и запрещении выставок он удивил тем, что до сих пор смог просуществовать очень тихо. Не было у него ни конкретных задач, ни членов, один ответственный секретарь — наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон.

Но келейный период закончился — Синод наконец утвердил состав совета. Блистательный список фамилий дает понять, что разговоры церкви с представителями культуры теперь будут вестись во всеуслышание. Кроме председателя — патриарха Московского и вся Руси Кирилла — там значатся еще 40 основных членов и семь почетных. До совета с патриархом допущены актеры Сергей Безруков и Алексей Петренко, композиторы Давид Тухманов и Алексей Рыбников, дирижер Владимир Спиваков и музыкант Константин Кинчев, а также множество других деятелей культуры, несколько спортсменов и даже один ученый.

— Скорее всего в совете будут созданы рабочие группы, чтобы члены совета могли эффективнее решать свои задачи,— пояснил Владимир Легойда, председатель Синодального информационного отдела, также входящий в Совет по культуре.— Приглашая всех их к диалогу, церковь откликается на вызов времени. Очевидно, что этот диалог будет вестись на самом высоком уровне, с личным присутствием патриарха. Надеемся, что сообща нам удастся найти новые идеи для духовно-интеллектуального развития общества, поэтому церковь собирается взаимодействовать и с государственными учреждениями культуры, и с творческими союзами, и с научным сообществом.

По мысли Владимира Легойды, совет будет определять правила этого взаимодействия и искать общий язык с представителями светского мира, станет площадкой для диалога. Вероятно, ему придется заняться и наболевшими конфликтами с тем же музейным сообществом, но в патриархии дают понять, что это все-таки не главное. Главное — выстроить работу по совместному возрождению и развитию национальной культуры.

...До первого собрания суть и методы этой работы, однако, остаются тайной, причем не только для общественности, но и для самих членов совета. Большинство из них, как выясняется, вошли в состав учреждения буквально по электронной почте. Им написал архимандрит Тихон — они согласились, потому что не резон было отказываться.

— Я вот от вас узнаю, что утвержден в совете,— рассказывает "Огоньку" поэт Юрий Кублановский.— Не представляю пока механизмов его действия, не обрисованы даже приблизительные задачи. Хотя заниматься, конечно, есть чем. Когда все подчинено шоу-бизнесу, возникает очевидный недостаток религиозной и философской мысли, забываются традиции русской литературы. И вероятно, церковь может помочь нам, представителям культуры, эти традиции возродить. А чтобы завоевать авторитет у общественности, хорошо, чтобы совет выступил с какой-либо инициативой, например, предложил устроить прокурорскую проверку деятельности главного архитектора Москвы Кузьмина.

 

На службе церкви
В том, что культура немыслима без духовной культуры, а та, в свою очередь, без православной церкви, члены совета уверены. Так в целом выглядит их общая идеологическая платформа. Они ждут грядущих встреч и готовы к любым предложениям, подчеркивая, что прислушиваются к патриарху и рады работать сообща. Равноправный диалог тоже значится в приоритетах, но уже согласно иерархии — в конце. Режиссер Владимир Хотиненко, например, считает, что ни от каких попыток сближения отказываться не стоит и сейчас духовное руководство должно пойти культуре только на пользу.

— А разговоры о том, что РПЦ захватывает все новые сферы жизни, мне кажутся простой демагогией,— пояснил "Огоньку" режиссер.

— Естественно, что именно церковь стала налаживать человеческий диалог в сфере культуры,— поясняет еще один член совета, дирижер Владимир Спиваков.— По сути мы не можем отделить себя от религии, ведь с рождением человека ему передается не только генетическая информация, но и духовная.

Некоторые из членов совета о вложенной в них духовной информации не забывали никогда и уже давно сотрудничают с РПЦ. Как ветераны эти деятели культуры лучше других представляют себе грядущий фронт работ.

...— Все, что нужно, будем делать,— говорит Андрис Лиепа, который неоднократно участвовал в различных попечительских советах при РПЦ.— У меня есть благотворительный фонд, который может предложить множество форм совместной работы с церковью. Это касается, например, и организации балетов, концертов, детских новогодних елок, в том числе для сирот. Если будет предложение провести какой-нибудь форум о православном понимании культуры, можем сделать и это. Нужно будет поставить "Сказание о граде Китеже" — пожалуйста, поставим.

Лиепа советует вспомнить опыт Дягилева, Фокина, Стравинского и Баланчина, которые были православными людьми и которым их религиозность не помешала внести вклад в мировое искусство. А значит, религия и культура — вещи вполне совместимые. Такого же мнения придерживается гимнастка и депутат Госдумы Светлана Хоркина, которая при патриархе участвует уже в двух комиссиях: Совете по культуре и Совете по защите от алкогольной угрозы.

— Очень рада, что церковь видит во мне человека, к которому прислушаются молодые люди, которого могут воспринять как ориентир,— поясняет "Огоньку" спортсменка.— Думаю, если мы хотим воспитывать наше общество, тут все средства хороши: и спорт, и культура, и искусство, и религия. Нужно найти подход к молодежи и в интересной форме привить ей важнейшие ценности.

Радий Илькаев, научный руководитель Российского федерального ядерного центра, единственный ученый в совете, тоже готов прививать и насаждать культуру в обществе.

— В сознании основной части нашего народа образовался нравственный вакуум, который стали заполнять стереотипы, связанные с насилием, культом богатства,— уверен ученый.— И деятельность РПЦ крайне необходима для возрождения духовной жизни, замены примитивных ценностей высокими нравственными.

...Один из наиболее одиозных членов совета — лидер рок-группы "Алиса" Константин Кинчев — уже на деле продемонстрировал свою борьбу за идеалы, выйдя на очередной концерт в футболке с надписью "Православие или смерть". Надо заметить, что патриарх официально осудил такие лозунги, но кандидатуру Кинчева в совете все-таки утвердил. Двойственность этого шага, как и многих других, мешает понять, чего ждать от нового совета, и заставляет не слишком доверять очевидным объяснениям.

 

За двумя зайцами

С одной стороны, приглашение поговорить — это хорошо, а широкий состав приглашенных — еще лучше. "Я против секуляризации наоборот, но считаю, что православие и культура, без сомнения, связаны,— говорит Анатолий Красиков, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН.— Деятели культуры должны учитывать, что в нашей стране много верующих и большинство из них — православные, поэтому мнение церкви по каким-то важнейшим вопросам полезно знать в любом случае. И церкви, конечно, полезно поддерживать дружественный контакт с деятелями культуры". Владимир Легойда в этой связи напоминает, что и культура, и церковь имеют дело с возделыванием человеческой души, а значит, соединены навек.

С другой стороны, если эта связь превратится в тождество, диалог обречен. Пока, судя даже по настроениям членов совета, ценности светской культуры перед лицом патриарха никто отстаивать не собирается. Люди готовятся говорить о духовной культуре с духовным лицом, рискуя превратиться в эхо. "В политике нынешнего патриарха прослеживаются две противоположные тенденции: к модернизации и к экспансии,— полагает Николай Шабуров, директор Центра изучения религий РГГУ.— И создание совета прекрасно соответствует им обеим. Конечно, есть модернизация — заявлена готовность к диалогу. Но, конечно, есть и экспансия. Церковь стремится как можно глубже и органичнее войти в жизнь общества, и культура здесь — самая удобная сфера проникновения".

Перспектива переименовать русскую культуру в православную, а всех деятелей культуры привлечь к религиозному служению выглядит как логическое завершение второй тенденции. Ярые критики РПЦ уже уверены, что экспансия началась.

— Никто не спорит, что в России православие всегда влияло на культуру,— считает протоиерей Михаил Ардов.— Но делалось это косвенно. Никаких одиозных личностей для этого не привлекали. А Толстого, как мы помним, даже отлучили от церкви. Теперь же, когда всех тащат в православие, оно вырождается из религии в идеологию и возникают подобные проекты, как этот Совет по культуре.

Зарубежные эксперты тоже недоумевают, наблюдая за культивацией духовности в России. Например, директор Института религиозной свободы, профессор Бейлорского университета США Дерек Девис уверен, что нынешние действия РПЦ — это попытка взять реванш за все годы гонений. "Риск любой инициативы православной церкви в том, что она гласно или негласно поддерживается политической властью,— пояснил "Огоньку" доктор Девис.— В результате эта инициатива становится политическим проектом и равноправие всех вероисповеданий нарушается".

Однако, как ни парадоксально, переход от косвенного к прямому влиянию на общество — вполне модернизаторская идея, с европейскими корнями. О том, что опыт Ватикана перенимается РПЦ, стали говорить после того, как патриархия разработала свою социальную концепцию. Теперь эта тенденция стала еще очевиднее: достаточно вспомнить, что Папский совет по культуре благополучно работает с 1982 года. Его задачи и цели, кстати сказать, подробно описаны, и в числе первых — обеспечивать диалог культур, а также верующих и неверующих людей на почве общих культурных ценностей. В этом же совете разбирались болезненные вопросы церковного имущества, которое возвращалось Ватикану после секуляризаций XIX века. Видимого недовольства работа совета до сих пор не вызывала.

От патриаршего совета, по сути, ждут того же самого — решения болезненных вопросов. Конечно, возрождать истинную национальную культуру нужно, но понять, что это такое, полезнее. Поднять обсуждение, разговаривать с недовольными — еще лучше. "Многие конфликты, в частности дискуссия о церковном имуществе, разгорались потому, что патриархия закрывала на них глаза, замалчивала факты, которые следовало бы огласить,— поясняет Роман Лункин, директор Института религии и права.— Считалось, что церковь критикуют либо ее враги, либо люди корыстные, а это далеко не так. Большинство искусствоведов, которые теперь выступают с яркой критикой в адрес церкви, считают себя православными. И они готовы были пойти на диалог, но вместо этого их в одночасье лишили всего, как это, например, случилось с директором Новодевичьего монастыря. Если Совет по культуре заработает в полную силу, ему придется заняться этими накопившимися обидами". Вероятно, в церкви тоже понимают, что такие вопросы возникнут. Во всяком случае, при совете уже создана комиссия по взаимодействию с музейным сообществом, а в состав вошли несколько искусствоведов. Поэтому первой ценностью, которую совету придется насаждать, возможно, станет культура компромисса.

 

Источник: Огонек

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100