Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 230 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БЛИЗОСТЬ КАТАРСИСА

Печать

Михаил СИТНИКОВ

 

paris-10012015Конечно, во Франции мало кто отмечает Рождество по привычному для России календарю 7 января, но расстрел сотрудников редакции парижского сатирического еженедельника «Charlie Hebdo» произошел именно в этот день.

 

На следующий день кто-то стрелял по полицейским, кто-то устроил взрыв в ресторанчике у мечети на востоке Франции, ночью кто-то забрасывал светошумовыми гранатами мечеть неподалеку от Парижа да обстреливали молельное здание мусульман в Пор-ла-Нувель. Все это полиция никак не связала с бойней, устроенной в Париже, в результате которой погибло 12 человек. Но это – всего лишь официоз. Потому что взбудораженность французского общества очевидна так же, как очевидна и растерянность властей.

Некоторые свидетели налета на редакцию «Charlie Hebdo» сообщали, что расстрел журналистов сопровождался криками «Аллах Акбар!» и «Мы отомстили за пророка», что помогло связать нападение с радикальным исламизмом. Позже в сети появилась запись нападения, на которой отчетливо слышна русская речь, правда — с акцентом. Буквально накануне трагедии еженедельник опубликовал на своем сетевом ресурсе карикатуру на лидера боевиков «Исламского государства» Абу Бакра аль-Багдади...

В том, что бойня стала дикой формой реанимации карикатурных скандалов 2005-06 годов, практически никто не сомневается. К тому же, полиция начала задержания тех, кого есть основания подозревать в причастности или информированности о совершенном преступлении – все они были уличены ранее в содействии исламистским боевикам.

Заявления президента Франции о том, что общество обязано защищаться от подобных угроз, осуждение бойни французскими имамами с призывом к мусульманам присоединяться к массовым манифестациям парижан, даже осуждение теракта официальным Дамаском – это, все же, чисто формальные реакции на очередное злодейство. Того требует политический этикет.

Но отсутствие взятия на себя ответственности за нападение какой-либо террористической группировкой ничего не меняет. На манифестации уже в день теракта вышли свыше 100 тысяч парижан, а это может говорить не только об адекватности общества, но и о конкретной реакции «коллективного сознания».

Проще говоря, мирным жителям страны не требуется доказательств от ИГИЛ, например, что это именно их боевики «мстили» за «оскорбление своих чувств». Предположить, что такая массовая реакция может говорить о переполненности чаши терпения для Парижа и способна распространиться, пусть и не мгновенно, но на всю Европу, некоторые основания есть. При этом, «исламистский терроризм», как первый адресат, может оказаться вовсе не последним. Предположения о том, что такая акция могла быть выгодна вполне определенным силам и в России, крайне заинтересованной в «понижении градуса» внимания к украинским событиям и к грядущим внутрироссийским потрясениям, прозвучали сразу после теракта. В заявлениях отдельных политиков уже упоминалось о связи пары подозреваемых из Парижа с боевиками в Чечне. Но конкретных доказательств этой версии пока нет.

Все это, конечно, относится лишь к набору предположений. Для того, чтобы отсеять домыслы и фантазии, получив, в результате, концентрированную вытяжку фактов, требуется какое-то время. Вероятно, не такое уж большое, если судить по нынешней скорости превращения «тайного» в «явное». Но времени почти не требуется, чтобы получить достоверное представление об отношении людей и сообществ к «рождественской трагедии» во Франции.

Здесь можно сразу отметить, что бандитов осуждают все. Как, конечно, никто не поддерживает и идеи «справедливости» убийства журналистов. Практически все представители разных кругов, за исключением отпетых человеконенавистников или безумцев, в первую очередь заявляют, что теракт в Париже – это, однозначно, трагедия. В том числе, так заявляют в России, в чем русскоязычным убедиться легче всего. Но вот далее довольно часто - как например, депутат Госдумы Нилов или в высшей степени авторитетный историк Мирский, - говорят свое «но».

Такие «но» могут быть разными – от разбавленных водой рассуждений о том, что, вообще-то, нам с исламистами «жить» и поэтому не надо их «дразнить», до вполне рационального теоретизирования о желательности избегать всего, что может кого-то оскорбить.

Нечто подобное произошло в данном случае. Абсолютное большинство комментаторов, ни коим образом не отрицая дикости убийства журналистов, предпочло сосредоточиться, в основном, на вопросе о том, насколько этично представлять в карикатурном виде религиозные персонажи.

В результате, в большинстве случаев в отношении экспертов к совершению «оскорбленными» в своих чувствах бандитами карательной операции наблюдается тенденция даже не к размышлениям о «границах свободы слова», а к завуалированной комплиментарности в адрес тех, кто попирая всякую мораль, нагло демонстрирует силу.

О том, что это может быть лишним подтверждением факта отсутствия в отечественной среде понимания принципа свободы слова, да и просто самоуважения, говорить лишне. Поэтому, случись что-то подобное не во Франции, а в России, в виде реакции на бандитский налет следовало бы ожидать в лучшем случае манифестации «православных активистов» в поддержку «братских боевиков», отомстивших за «кощунственную» карикатуру на их предводителя. Такая мелочь, как разница между «публично выраженным мнением» и «физическим насилием» за таковое вплоть до убийства, большинству бы и в голову не пришла. Ведь когда толпа озабочена столь тонкими материями как «оскорбленные религиозные чувства», по «тленным телам» можно, не замечая, и босиком бегать.

Но есть во всей этой ситуации еще один примечательный знак. В случае с нападением боевиков на редакцию «Charlie Hebdo» и массовой реакцией на циничность преступления со стороны жителей Парижа можно увидеть пример вторжения безумия в атмосферу обычной нормальной жизни. Приблизительно такого же безумия, в атмосферу которого неуклонно погружаемся мы в России. Но в отличие от парижан, а скорее всего и пражан, берлинцев, варшавян и многих других, мы, увы, не способны к здравой реакции на наглое вторжение в чью-то жизнь грубой силы. Больше того, в наше сознание внедряется сомнение в самой здравости такой реакции, где до поощрения насилия – один шаг. А то и меньше, как довелось убедиться всему миру на примере происходящего в Украине...

 

Источник: Портал-Credo

 

 

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100