Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 162 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИГИЛ КАК НОВЫЙ РЕЙХ

Печать

Екатерина ЧАЛОВА

 

боевики террористической группировки ИГИЛЭксперты сравнили ИГИЛ с Третьим рейхом

 

Исламское государство (ИГИЛ) – геополитический проект, цель которого — централизованный контроль над Ближневосточным регионом, включая Сирию, Ирак, Ливан, Палестину. В нем заинтересованы США и Саудовская Аравия, однако не нужно переоценивать их влияние и способность полностью контролировать боевиков ИГИЛ.

Об этом, о том, что служит основой укрепления Исламского государства, рассуждали в понедельник за круглым столом в Москве российские эксперты – представители аналитических и культурных мусульманских организаций.

 

«Это не любители из «Аль-Каиды»

«Сегодня ИГИЛ во много раз сильнее, чем год назад, — считает руководитель Центра стратегических исследований “Россия — Исламский мир” Шамиль Султанов. — Под его контролем территория, превосходящая размерами Великобританию. Там наиболее сильная армия в этом регионе. Противостоять ИГИЛ способны военные силы лишь двух стран – Ирана и Турции. Но ни иранская, ни турецкая армия не будут воеватьс ним. Ни одна армия не решится на наземную операцию против ИГИЛ».

Эксперт считает, что Иран не будет воевать против ИГ, так как это будет война против суннитского мира, что неприемлемо для Ирана. Для Турции любая война с ИГ приведет к взрыву внутренних радикальных сил. По мнению Султанова, относиться к ИГ как к банальному террористическому образованию, недопустимо. «Даже у западных разведок нет своей агентурной сети внутри ИГИЛ. Это не любители из «Аль-Каиды», ИГ – принципиально новый феномен. Такие феномены проявляются накануне больших геополитических изменений».

Шамиль Султанов представил свою версию появления ИГИЛ: «Когда в 2003 году американские войска вошли в Ирак почти без боя, лучшие офицеры Мухабарата (иракской разведки) были выброшены на улицу… Отсутствие внедрённой агентуры (в ИГИЛ — ФАН) — показатель высокого профессионализма. Улемы одной лишь идеологической борьбой их не победят. Пропаганда ИГИЛа – одна из лучших в мире. На стороне ИГ сражается молодежь из 87 стран. Иногда даже курды воюют против Пешмерги на стороне».

Эксперт подчеркнул, что исламский мир живет в условиях наибольшей социальной несправедливости. Ссылаясь на коллег в Таджикистане, Султанов заметил, что 90% населения этой страны могут присоединиться к ИГИЛ в случае появления там организации. Причина кроется в зашкаливающей степени коррупции и расслоения в среднеазиатской республике.

«Именно в исламском мире происходит наибольшая радикализация. Если у мусульманина есть выбор — жить в мусульманском государстве, но без справедливости, или в немусульманском, светском, но справедливом, он выберет последнее. Потому, что в справедливом государстве он может развиваться в своей вере» — резюмировал эксперт.

 

Социально-романтическая утопия

ИГИЛ подавала некоторым слоям мусульман надежду на улучшение жизни. Надежды оказались обманутыми, уже наблюдается разочарование, считает заместитель директора Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования Али Вячеслав Полосин.

«Это социально-романтическая утопия вроде третьего Рима, третьего Рейха. Рассчитана на слои мусульман, не слишком искушенных в букве шариата. Все муфтии мира провозгласили ИГИЛ псевдо-мусульманской организацией, все уважаемые духовные деятели открестились от ИГ и его идеи халифата. Законы такого государства дикие, средневековые, они не могут устраивать просвещенных людей.

В то же время идет переформатирование ближневосточного пространства в интересах США», — поясняет Полосин. Эксперт считает, что ИГИЛ – это проект создания более крупного управляемого марионеточного государства взамен нескольких с разной, самостоятельной политикой.

«Сказать, что это чисто американский проект, нельзя. Есть свой интерес у Турции, — считает Полосин. — Когда Эрдоган стал президентом страны, то начал позиционировать себя как халиф — повелитель правоверных. Хотя Турция и не поддерживает головорезов ИГИЛ, не исключено, что имеет в виду строительство своего халифата, «правильного».

Эксперт считает, что в Дагестане, где в настоящее время проблема распространения радикальных учений стоит наиболее остро, за прошедший год начала складываться благоприятная почва для дискуссионных площадок, на которых звучат мнения в поддержку традиционного ислама, в том числе и из уст аравийских имамов, что у молодежи, не доверяющей официальным муфтиям, вызывает больше доверия.

По мнению Полосина, в советское время класс мусульманских ученых фактически исчез, поэтому мы оказались беззащитны перед радикальными идеями, воспринимаемыми молодыми умами за чистую монету.

В то же время эксперт думает, что Турции, Ираку и России не следует кидаться вслед за США в военное наступление на позиции ИГ, сохранив позицию выжидания. «Декорации могут смениться, на смену головорезам-штурмовикам могут прийти другие люди. Возможно, в расчете на приход более адекватных фигур в ИГИЛ, с которыми можно вести переговоры, турки и не торопятся воевать. Исламское государство – мощная структура, и она останется».

 

Подарок геополитического назначения

Главный редактор информационного агентства IslamNews Ринат Незаметдинов считает, что пропаганде ИГИЛ в большей степени подвержены не столько сирийцы, сколько приезжие в ту страну:

«Я учился в Сирии, имею большой круг общения в этой стране, и сказал бы, что сирийцы (довольно образованная нация, наряду с палестинцами) относятся к ИГ с большой осторожностью. Под пропаганду подпадают приезжие, неудовлетворенные, неустроенные, социально уязвимые – это они становятся мишенью ИГ».

Отметив прошлогоднюю «эпохальную» речь Владимира Путина, в которой звучал тезис об исламе как неотделимой части российской идентичности, Незаметдинов отметил, что в России слишком мало субъектов, ставящих перед собой цель социализации мусульман. То, как решается проблема строительства мечетей, не может устраивать ни мусульман, ни население иной веры.

«Если считать что ИГ – явление политическое, то что такое запрет на хиджабы в школах и то как решаются вопросы строительства мечетей? Это политика, которая толкает в радикальные течения», - пояснил главный редактор IslamNews.

«Когда начались события, до сих пор продолжающиеся на Северном Кавказе, я долго искал ответ, в чем причины. Я нашел ответ на этот вопрос, когда узнал, что накануне Олимпиады в Россию приезжал начальник разведки Саудовской Аравии и обещал усмирение чеченских боевиков и спокойное проведение Олимпиады», — сказал глава Международной исламской миссии Шафиг Пшихачев.

«В любом государстве имеет место несправедливость, общество не бывает идеальным. Но то, что происходит в Ливии, Сирии, Ираке, позволяет усомниться, что это состояние общества привело к такому развитию событий. Оно не являлось основной причиной для вооруженного восстания против своей власти. Поэтому у меня есть твердая мысль, что ИГИЛ — это чей-то подарок геополитического назначения, это замысел не Аль-Багдади, а выше. Исламское государство не приводит ни к какой справедливости, это наказание исламского сообщества».

 

Источник: Федеральное агентство новостей

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100