Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 255 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"СВОБОДА СОВЕСТИ" И "СОВЕСТЬ"...

Печать

 

В Украине началась акция помощи в выходе страны из политического кризиса силами Украинской православной церкви Московского патриархата, январь 2014. фото Piter.TV «Портал-Credo.Ru»: Каковы, по Вашему мнению, наибольшие достижения или потери в сфере свободы совести в России в уходящем году?

 

Священник Яков Кротов: Раньше можно было говорить о том, что в России нет свободы совести. Но, я думаю, что, начиная с марта 2014 года, надо говорить о том, что в России нет совести, а не только свободы совести. Но и свободы тоже нет.

Конечно, 2014-й оказался каким-то совершенно переломным, потому что война в Чечне, война в Грузии — это тоже трагедии и тоже достаточно бессовестные, но война с Украиной близка к суициду. И сам тезис о том, что мы и Украина — это одна страна, означает, что вторжение в Украину — это вторжение в самого себя. И я думаю, что действительно это какое-то самоубийство русской нации.

В этом смысле духовные последствия вторжения в Украину довольно трагические. И мы их, наверное, еще не очень понимаем. Но, я надеюсь, что их удастся преодолеть.

 

Война в Украине-религиозное событие?

Война в Украине — конечно, религиозное событие. Это все равно, что сказать, что вторжение Ассирийской империи в Израиль — это не религиозное событие. Или что завоевание Иерихона и Святой земли евреями — не религиозное событие. Война — это болезнь, это смерть, и это все событие, конечно, в основе своей религиозное.

Но главное в другом. Во время войны в Чечне и во время войны в Грузии религиозный аспект не сильно затрагивался. Во время войны в Чечне был пущен миф об исламском экстремизме. Дудаев был абсолютно светской фигурой, и дудаевская Чечня была светской страной. Но после того как Россия уничтожила эту светскую часть Чечни, мы и насадили исламский экстремизм, так называемый, в виде Кадырова. То есть мы вызвали тех самых духов, об опасности которых кричали.

В случае с Грузией религиозный аспект тоже почти отсутствовал, потому что Московская патриархия, конечно, предоставила свои услуги армии, которая вторглась, но не сильно это афишировала.

Но в случае с Украиной — Херсонес, Киев — это истоки России — лидеры Московской патриархии, а главное ее члены (99 %) активно поддержали войну в Украине на религиозной почве. Другой мотивации я в этой войне в Украине просто не вижу, потому что политическая и социальные мотивации вторичны, антиамериканизм вторичен — безусловно, он мало кого вдохновляет. А лозунг о том, что это война за православную колыбель русской цивилизации — он просто на каждом углу. И Патриарх Кирилл долго крепился, но когда пошел, то уж в такой разнос, что хоть святых выноси. Так что, я думаю, это религиозное событие.

Из-за попыток Путина «наказать» Запад своей голодовкой пострадал Лукашенко. Он рассердился, разозлился на Путина, тем более что Лукашенко понимает, что он всего-навсего прыщ на кремлевской диктатуре и целиком от нее зависит. И Лукашенко стал изображать независимость, но, в отличие от среднеазиатских деспотов, у него ресурса нет, поэтому изображает он это символически.

И он приказал, и Белорусская Церковь Московской патриархии стала изображать, что она хочет независимости. Совершенно неожиданно те же самые люди, которые десятилетиями твердили, что им совершенно всего достаточно, вдруг в середине декабря выступили, что мы хотим независимости. Понятно, что это по приказу Лукашенко взяли под козырек. Это событие русской религиозной жизни или белорусской?

Я думаю, что здесь как раз единство совкового пространства. Советский Союз распался, а совок-то не очень.

И второе, я бы сказал, тоже событие церковной жизни, потому что война в Украине, в сущности, создала пропасть между протестантами России и протестантами Украины, православными России и православными Украины. В меньшей степени католиками, но в России так мало католиков, что это остается не выявленным, но я думаю, что определенная пропасть и там зреет. В Москве проходило совещание греко-католического духовенства России. И там было, к моему изумлению, человек 15. И, в основном, они окормляют украинцев. И вы думаете, что это совещание что-нибудь сказало против вторжения в Украину? Ни единого слова.

Но это крошечная группа людей, а раскол между протестантами — это действительно страшно, потому что протестантов в Украине сейчас, по-моему, больше, чем православных, и они очень активны. И попытки российских протестантов как-то по-советски сделать, что «мы едины», они, конечно, совершенно никуда не годятся. За исключением Ю.К. Сипко, я не помню сейчас, кто бы открыто выступил против войны в Украине.

 

А какие события в Вашей конфессии или в Вашей общине в уходящем году Вы считаете наиболее значительными?

У нас ведь община — часть УАПЦ. Епископ наш — владыка Игорь в Харькове. Так что для нас, конечно, это был тяжелый год, потому что не все понимали, что мы члены Украинской Церкви. И когда пришлось выбирать — а выбирать тоже пришлось, — здесь были проблемы. Я надеюсь, что мы никого все-таки не потеряли, но конфликты были серьезные. И они, в общем, еще остаются, потому что я стараюсь все это сглаживать, но при этом я считаю своим долгом не делать вид, что я вне политики, что трагедии нет и войны нет, а занимать совершенно однозначную позицию, что налицо вторжение России в Украину.

С точки зрения тех нескольких наших прихожан, которые занимают другую позицию, это политизированность — нет вторжения. А, с моей точки зрения, это не проблема политики, а проблема просто правильного описания реальности. Если я скрываю тот факт, что Россия вторглась в Украину, то как я могу говорить, что Христос воскрес? Я тоже должен находить какие-то другие слова. Либо мне не будут верить ни в одном, ни в другом пункте. Это действительно трагедия.

В этом году скончалась В.И. Новодворская, которая была, человек, конечно, уникальных размеров. К счастью, это был единственный член нашего прихода — публичный человек. И это тоже, конечно, было тяжело, потому что мы с ней дружили, она всегда была на Пасху. В первые годы народ еще так: «О, Наводворская!» Но поскольку она действительно ходила лет 7, то потом как-то уже привыкли: вот, Лера пришла, ура, наконец-то выбралась! И все это было очень внезапно и в этом смысле трагично.

Сейчас точно так же мы очень переживаем уход отца Глеба Якунина, без которого бы, конечно, нашего прихода не было.

 

Беседовал Владимир Ойвин


Источник: Портал-Credo.Ru

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100