Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 263 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ДВУЛИКАЯ УПЦ

Печать

Татьяна ДЕРКАЧ

 

выборы главы УПЦ МП, кадр видеоВ последнее время в церковной среде как никогда актуальной стала тема преступления и наказания. Общество требует люстрации не только власти, но и Церкви, замешанной в разжигании беспрецедентной войны между Украиной и Россией. Принцип «это негодяй – но он наш негодяй» вызывает ответный взрыв негодования и часто наводит на мысль о допустимости самосуда. И сегодня, когда все возбуждены до предела, очень тяжело нащупать ту черту, за которой допустимая самооборона перерастает в тотальный погром. И тогда преступниками становятся все. Или по закону государства, или – что нас больше интересует – по закону Божьему. Но такая черта должна быть проведена, если мы не хотим скатиться в абсолютное людоедство.

В Древнем Риме высшей мерой наказания за дезертирство или предательство в войсках считалась децимация. Проштрафившееся подразделение разбивалось на десятки, причем абсолютно безо всякой системы, без учета личных качеств каждого бойца, его выслуги и непосредственного участия в дезертирстве. Внутри каждой десятки бросался жребий, определявший «козла отпущения», и те, кого жребий – выбор богов – миновал, должны были самолично осуществить казнь. Нет никакой личной ответственности за преступление, да и коллективная скорее похожа на человеческое жертвоприношение за всех, умилостивление богов за проявленную в бою слабость. Широко применялась децимация и в гражданскую войну в России, став одним из методов «работы» печально известных заградотрядов. Принцип тот же: казнят не виновного, а «на кого Бог пошлет». Причем, заметьте, командиры наказываемых подразделений принимают участие в процедуре на равных.

Но вернемся к нашим реалиям. Крупнейшая церковь в стране – УПЦ МП, которая претендовала на статус единственного морального и вероучительного авторитета, неожиданно для многих оказалась в авангарде антигосударственного и антиукраинского мятежа. Предательство? Да. Измена? Несомненно. Нож в спину и обух по голове. Шок и трепет. И, как следствие, жажда возмездия предателям. Но кому? Тем, кто непосредственно принимал участие во всей этой низости, не достойной ни христианина, ни просто человека? Увы. Эти люди почему-то недосягаемы. Кто бегал с кропилом по сепаратистским блокпостам, так и продолжает бегать (теперь уже, видимо, в качестве капеллана чеченских подразделений). А под нашу (конечно же, справедливую и заслуженную!) децимацию все чаще попадают те представители «проштрафившейся» Церкви, которые никогда не поддерживали ни Донбасского мятежа, ни аннексии Крыма, ни политики Путина, ни ввода «войск-освободителей». Классический случай, против которого протестовали пророки Иеремия и Иезекииль: кислый виноград едят одни, а оскомина непременно у других. Но есть ли это воля Божья? «Душа согрешающая – та умрет… Если кто праведен и творит суд и правду… поступает по заповедям Моим и соблюдает постановления Мои искренно: то он – праведник, он непременно будет жив, говорит Господь Бог» (Иез. 18:4-9).

Как же быть в этом непростом случае? Должна ли вся Церковь нести коллективную ответственность за чье-то индивидуальное преступление? К сожалению, мы бы никогда не пришли к мысли о таких варварских методах воздаяния, если бы не позиция самой УПЦ. Руководство которой упорно не понимает, что если на индивидуальном уровне ответственности за преступление – каноническое и законодательное – никто не несет, то в силу вступает закон ответственности коллективной, и наказание может происходить в лучшем случае по жребию, а в худшем – как при большевиках – сплошным порядком. Если это УПЦ кажется более справедливым и богоугодным, чем применение санкций к конкретным беспредельщикам в рясах, то нет никаких оснований для жалоб на реакцию общества. Закон есть закон: кто-то должен нести ответственность и быть наказан. Не хотите наказывать непосредственных преступников – будете вынуждены приносить жертву умилостивления из невиновных по жребию. Если не хотите гибели всей организации, под брендом которой происходят невообразимые для христиан вещи. Терпимость к бесчинствам внутри Церкви – прямой путь к перенесению ответственности за них на всех. Поэтому руководство УПЦ должно найти в себе силы сделать осознанный выбор: или преступление клира будет наказано «своими силами», или о содержимом всей бочки будут судить исключительно по запаху дегтя на поверхности.

А что делать остальным, тем, кто не принадлежит УПЦ МП? Если речь идет о христианах, то вспомним один из главных принципов, утверждаемых в Писании: «Неверные весы — мерзость пред Господом, но правильный вес угоден Ему» (Пр. 11:1). Нельзя судить одних за преступления других. По крайней мере, такие «коллективные» суды – в руках только Господа Бога, который один способен оценить меру вины каждого в общей трагедии отступничества.

Вспомним предательство Иуды. Никому в голову не придет возложить ответственность за действие одного на всех учеников Христа. А почему? Только лишь потому, что Иуда понес за свой грех индивидуальную ответственность практически сразу после совершения преступления, после которого среди учеников не находился. Предав Христа, он автоматически поставил себя вне Христа и вне первой христианской общины, в которой не мог находиться физически. Вспомним теперь предательство Петра. Он не вышел из общины учеников, но покаялся и всей своей последующей жизнью и смертью доказал верность не своей минутной слабости и страху, а Христу. И поэтому его отречение не только не вменилось всей первохристианской общине в измену, но и стало классическим примером способности человека к покаянию и исправлению. А сам Петр стал апостолом. Два разных пути, два разных выбора. Но в обоих случаях репутация общины не была поставлена под сомнение. «Вы не те ли, кто за 30 сребреников продает своего Учителя?» «Вы не те ли, кто трижды отрекается от Учителя за ночь?» Правда же, в такой формулировке о том, что есть Церковь Христова, не судят? Но это происходит только по одной причине: предательство влечет за собой либо наказание и отторжение виновного, либо искреннее покаяние. Разве беспрецедентное уничтожение священства Русской Церкви при большевиках – лучшего священства, надо сказать! – как возмездие за всю церковную систему, утратившую способность к самоочищению, не служит уроком нам всем сегодняшним?

Суды Божьи не наши суды. Но иногда Бог таки показывает нам Свою волю. Если очевидно лишает кого-то разума и способности к очищению. Если позволяет до такой степени укорениться в грехах и чувстве собственной безнаказанности, что со стороны путь человека кажется безумной игрой в мяч над пропастью во ржи. Бывает ли коллективный суд над Церковью у Бога? Да, бывает. Кем в глазах Всевышнего станет УПЦ – Пергамской ли церковью, Фиатирской или Лаодикийской? Это зависит только от самой УПЦ. Если в ней все еще верят в суды Божьи. Остальным надо просто помнить: «Душа согрешающая – да умрет. Если кто праведен – тот жив будет». Так говорит Господь.

 

Источник: РИСУ

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100