Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 153 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВРЕМЕНА ПРАВОСЛАВНЫЕ И БЕССЛАВНЫЕ

Печать

Дмитрий ГУБИН

 

бесславные временаВ одной из публичных лекций, посвященных "Подростку" Достоевского, Дмитрий Быков точно подмечает, что в соответствующую эпоху – последних лет правления Александра II, разочарования от половинчатых реформ и вызревания контрреформ, "замораживания" страны – в России происходило отречение от Христа в пользу государства.

Это не первое и не последнее отречение, неизбежное после превращения церкви в часть государства, в министерство по православной вере. С тех пор в русской церкви всегда обнаруживается спикер, вроде Феофана Прокоповича (или Всеволода Чаплина), который с пылом, жаром и подходящей цитатой из Писания доказывает ровно то, что требуется очередному государю. Нужно обосновать благо единоличного правления – пожалуйста. Обосновать уничтожение патриаршества – извольте. Освятить войну – нет проблем.

И хотя в конфликте с Украиной РПЦ занимает крайне осторожную позицию (на подписании документов по присоединению Крыма не присутствовали патриарх и высшие иерархи, что связано, впрочем, не с христианской моралью, а с крайне непростой ситуацией, в какой оказались украинские приходы РПЦ), общий прогосударственный, патриотический, антиевропейский, антизападный, антилиберальный пафос священноначалия РПЦ очевиден.

Это смущает довольно заметную часть людей, которые, будучи верующими православными, тем не менее полагают (весьма разумно, на мой взгляд), что западный либерализм, с его уважением к человеку, с его защитой малого и слабого, является продолжением европейского христианства в постклерикальную эпоху. Эти люди мучительно переживают конфликт между евангельским духом (как они его понимают) и церковной практикой (как они ее ощущают).

Могу их понять. Если бы Дмитрий Быков после своих стихов, статей и романов влез на трибуну и заговорил словами Проханова, я бы тоже был смущен.

Доходит до того, что ко мне, убежденному атеисту, несколько раз обращались православные знакомые за разрешением такого внутреннего смущения. Они знали мой интерес к христианству, а у священников помощи не нашли. (Практическое богословие не является, скажем так, сильной стороной РПЦ; более того, ярких богословов часто ждет судьба отца Андрея Кураева, недавно лишенного всех трибун, кроме ЖЖ...).

Мы много о чем говорили. И о том, как знаменитое блаженство миротворцев может сочетаться со знаменитым "не мир, но меч" (попеременные манипуляции то с миром, то с мечом всегда вырывают текст из контекста). И о том, был ли Иисус иудейским патриотом-националистом. Кстати, изначально – был; взять отказ в помощи ханенеянке в 15-й главе Евангелия от Матфея: "Я послан только к погибшим овцам дома Израилева… нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам". Другое дело, что по-настоящему глобальным, космополитичным христианство стало уже после Христа благодаря его ученикам. Великая фраза, что в Царстве Божьем "несть эллина, несть иудея", принадлежит не Христу, но апостолу Павлу, и с тех пор нет националиста и нациста, который, о нее споткнувшись, не пытался бы ее перетолковать, перетолковытолковать. И сегодня Яндекс во второй строчке ответов на запрос "несть эллина" выдает отповедь Павлу со стороны "Русского народного фронта"…

В общем, это были любопытные разговоры, но меня каждый раз не оставляло чувство, что вот мы поговорили, но алгоритма отделения зерен от плевел не нашли. Разумеется, любой священник – тоже человек, а потому им могут овладевать и сомнения, и заблуждения, и пылкий патриотизм. Как отделить христианское от нехристианского?

Я понимал, что лезу в чужую епархию. Но, в конце концов, бывают времена, когда верующий помогает неверующему, и наоборот.

И вот на днях, читая дивный сборник английского биолога, дарвиниста и атеиста Ричарда Докинза "Капеллан дьявола", я, кажется, нашел ответ.

В главе "Радость жить опасной жизнью", посвященной директору Аундлской школы Фредерику Сэндорсону, Докинз пишет, что в "дни бездумного патриотизма" (которые в Англии случались точно так же, как и у нас) этот великий директор зачитывал своим ученикам "текст Нагорной проповеди, добавляя в конце каждой Заповеди блаженства насмешливое "Правь, Британия!":

"Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Правь, Британия!

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Правь, Британия!

Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божиими нарекутся. Правь, Британия!

Блаженны изгнанные правды ради. Правь, Британия!

Милые мои! Милые вы мои! Я ни за что не стану сбивать вас с пути истинного!".

Мне кажется, это очень хороший прием, который православному в дни обострения патриотизма можно взять на вооружение. Откройте Евангелие – и читайте, построчно добавляя "Слава России!" и что-нибудь еще из милитаристской риторики, типа "уничтожим киевскую хунту!".

"Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Слава России!

Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Слава России!

Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Слава России!".

Если эффект получается комическим, значит, патриотический раж входит в противоречие с христианским духом. А для верующего Евангелие должно быть примерно тем же, чем Конституция — для полицейского при разгоне митинга: документом прямого действия.

Все прочее – от лукавого.

 

Источник: Росбалт

 

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100