Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 148 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



РОССИЙСКИЙ ИСЛАМ ОБЛЕКАЮТ В НОВЫЕ ФОРМЫ

Печать

Игорь ГАШКОВ           Владислав МАЛЬЦЕВ

 

фото РИАНМосковский муфтий Равиль Гайнутдин и глава Чечни Рамзан Кадыров пытаются – каждый по-своему – консолидировать российских мусульман вокруг своих проектов. Фото РИА Новости

 

Конец августа – традиционное время активизации общественно-политической активности. Не стала исключением и исламская умма России, обозначившая сразу несколько масштабных проектов своего долгосрочного развития и борьбы с внутренними проблемами.

«Я предлагаю вынести на рассмотрение съезда вопрос о переименовании нашей организации в Духовное управление мусульман Российской Федерации с соответствующими изменениями в устав», – заявил 21 августа председатель Духовного управления мусульман европейской части России (ДУМЕР) муфтий Равиль Гайнутдин и пояснил причины таких изменений: «Мы работаем не только в европейской части страны, но и на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке… Председателя ДУМЕР везде принимают как муфтия России… Название нашей организации необходимо привести в соответствие с действительностью». Съезд назначен на 21 сентября в Москве в гостинице «Космос», и, как сообщил «НГР» первый заместитель председателя этого муфтията Дамир Мухетдинов, мероприятие будет рекордным по числу участников по сравнению с предыдущими съездами.

Как пояснил нашему изданию Мухетдинов, еще в 2009 году на предыдущем съезде ДУМЕР в его устав «была внесена поправка о том, что в состав Духовного управления могут входить религиозные организации преимущественно на территории европейской части России или за ее пределами». «Таким образом, – говорит Мухетдинов, – в 2009 году мы обозначили, что можем открывать свои общины не только на территории европейской части России, несмотря на название нашей организации».

По его словам, данные поправки были внесены в связи с тем, что приходы ДУМЕР в то время начали появляться на Урале. «Кто-то стал выходить из входивших в Духовное управление мусульман азиатской части России (ДУМАЧР), из других структур, – говорит первый зампред ДУМЕР. – К тому же в Перми у нас уже было одно из крупнейших духовных управлений мусульман с многочисленными мечетями и приходами». В настоящий момент, по его словам, общины ДУМЕР также «представлены в Челябинской и Свердловской областях, есть зарегистрированный приход в Чите, регистрация общин идет и на территории Дальнего Востока». Причем это приходы со своими культовыми зданиями. По мнению Мухетдинова, в своей августовской речи его шеф обозначил необходимость «помогать проблемным приходам в Сибири и на Дальнем Востоке, в том числе в создании там учебных заведений, так как из Читы и Владивостока ездить учиться в Москву или Казань не вполне удобно, особенно когда речь пойдет о массовом потоке». «Возможно, – добавил он, – даже появится отдельная должность куратора по проблемам Дальнего Востока и Сибири».

Кроме того, как рассказал «НГР» Мухетдинов, ДУМЕР намерено расширить свои ряды за счет возвращения в него ряда региональных муфтиятов, в 2010 году вошедших в Российскую ассоциацию исламского согласия (РАИС), де-факто распавшуюся в прошлом году. «Мы сейчас ведем с некоторыми из них переговоры, чтобы вернуть назад, в ДУМЕР», – сказал он, отказавшись уточнить конкретные организации, но добавил, что их представители могут появиться на съезде. «Это сейчас обсуждается, – уточнил Мухетдинов, – поскольку список президиума уже утвержден, они могут быть в нем в статусе почетных гостей, то есть без права голоса».

И еще момент – по словам первого зампреда ДУМЕР, новый устав организации «более четко прописывает взаимоотношения федерального центра и регионов, назначения и снятие с должности региональных глав, четко прописываются градации (муфтий, казый, имам-мухтасиб, имам-хатыб и т.д.) и обязанности духовных лиц». Благодаря этим изменениям в уставе, говорит Мухетдинов, «в регионах будут представлять более четко: как выстроена наша организация, кто кому подчиняется, какие у них права и обязанности; если кто-то решит выйти из организации – то только с лишением духовного сана». «Попытки местного «сепаратизма» и расшатывания нашего Духовного управления привели к тому, чтобы провести такую «вертикаль власти», более жестко ее очертить», – резюмировал он. Ряды ДУМЕР планируется, таким образом, не только расширить, но и скрепить – по образцу светской власти.

«За последнее время ДУМЕР достаточно укрепило свои позиции, – отметил «НГР» по поводу возможного переименования муфтията в ДУМ России член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. – Возможно, они хотят таким образом заявить о себе перед светскими властями – что именно мы представляем интересы мусульман России». Насколько ДУМЕР и Совет муфтиев России, также возглавляемый Равилем Гайнутдином, действительно представляют в своих общинах российскую умму, считает Малашенко, сказать сложно, так как разная статистика дает разные данные на этот счет.

В целом же, считает он, «интрига вокруг этого достаточно любопытна», так как выводит противостояние Уфимского и Московского централизованных муфтиятов на новый уровень. В какой-то степени, по его мнению, это реанимация идеи создания единого российского муфтията вокруг муфтия Гайнутдина, в 2009 году продвигавшейся со стороны ДУМЕР, но провалившейся.

Мотивация идеи общероссийского муфтията, как отмечает Малашенко, была проста: «Давайте создадим некий исламский институт по образцу Русской Православной Церкви, у мусульман будет один духовный руководитель». Вопрос, конечно, по его мнению, какова позиция по отношению к этому со стороны федеральной власти. Хотя и в ее рядах зачастую нет единства, и разные «кремлевские башни» могут иметь свои исламские проекты.

Одним из таковых может быть резко активизированный в конце августа суфийский проект. 27–29 августа в Грозном состоялась конференция «Суфизм – безопасность для человека и стабильность для государства», приуроченная к 63-летию со дня рождения отца нынешнего главы республики Рамзана Кадырова – первого президента Чечни и муфтия республики Ахмад-хаджи Кадырова. «Конференция имела важный международный характер, – сообщил «НГР» участвовавший в ее работе первый заместитель председателя Совета муфтиев России Рушан Аббясов. – На ней присутствовали муфтий Египта, ученые из исламского мира, делегаты из стран СНГ». «Сегодня, как мы знаем, на Северном Кавказе имеет место распространение ваххабитских идей, с чем в Чечне борются, – добавил он. – И как альтернатива этому предстает то религиозное направление, которое исконно было развито в том числе у чеченцев, – суфизм».

О значимости конференции для Кремля свидетельствует то, что на ней, как сообщает сайт Духовного управления мусульман Республики Татарстан, присутствовал заместитель начальника Департамента по взаимодействию с религиозными организациями Управления Президента РФ по внутренней политике Алмаз Файзуллин, курирующий деятельность мусульманских организаций России.

В содержании конференции был очевиден акцент на противодействии радикальным исламистам, которых Рамзан Кадыров прямо назвал «врагами ислама». Муфтий Египта – представитель страны, в которой год назад фельдмаршал Абдул-Фаттах ас-Сиси «железной рукой» расправился с «Братьями-мусульманами» (см. «НГР» от 21.08.13). Не менее жесткая борьба с ними идет в Чечне и Дагестане, в последней республике духовное управление также сориентировано на местных суфиев.

Со стороны участников конференции из представителей российских муфтиятов в СМИ назван, помимо Аббясова, председатель Духовного управления мусульман Республики Татарстан Камиль Самигуллин, который, как известно, получил в 2003–2007 годах образование в медресе при стамбульской мечети «Исмаил-ага», принадлежащей суфийскому тарикату Накшбандийя-Муджадидийя, возглавляемому шейхом Махмудом Устаосманоглу аль-Уфи. «Наш шейх – Махмуд аль-Уфи, 36-й в цепи шейхов Накшбандийя», – заявил Самигуллин в интервью сайту Islam Today в октябре 2012 года, еще до избрания муфтием Татарстана. На этот пост он неожиданно был возведен весной 2013 года – после терактов со стороны вышедшего из подполья в Казани радикального исламистского движения.

Интересно, что на суфиев сориентировано и возникшее 21 августа Центральное духовное управление мусульман Крыма (Таврический муфтият), заявившее, что ставит своей целью борьбу с ваххабитами и «Хизб ут-Тахриром». Таврический муфтият поддерживает связи как с Самигуллиным, так и с шейхом Махмудом аль-Уфи, а его председатель муфтий Руслан Саитвалиев прямо заявил в интервью «НГР», что «суфизм – это и есть традиционный ислам». В этом он солидарен с Рамзаном Кадыровым, сказавшим на открытии вышеупомянутой конференции в Грозном, что его отец положил свою жизнь (Ахмад-хаджи погиб в результате теракта) ради «возвращения на эту многострадальную землю мира и света истинного ислама, душой которого является суфизм».

Этот проект некоей конфедерации крупных региональных муфтиятов, объединенных общностью суфийской идеологии их лидеров, выглядит некоей альтернативой Духовному управлению мусульман России, хотя в отличие от того же РАИС 2010 года не выставляет себя антитезой муфтию Гайнутдину. Можно сказать, что их функционал несколько различен в силу сформулированных задач – попытки представить мусульман страны или побороть радикальные течения внутри таковых.

 

Источник: НГ-религии

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100