Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 150 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КОНСТАНТИНОПОЛЬ НА ПОРОГЕ

Печать

Юрий ЧЕРНОМОРЕЦ

 

Турция. Стамбул. 6 июля 2009 года. Патриарх Константинопольский (Вселенский) Варфоломей и патриарх Московский и всея Руси Кирилл (слева направо) во время совместного богослужения в Георгиевском соборе. ИТАР-ТАСС

На фото: Турция. Стамбул. 6 июля 2009 года. Патриарх Константинопольский (Вселенский) Варфоломей и патриарх Московский и всея Руси Кирилл (слева направо) во время совместного богослужения в Георгиевском соборе. ИТАР-ТАСС

 

17 августа состоялась интронизация нового предстоятеля Украинской православной церкви в Украине. На ней отсутствовала практически вся политическая элита страны. Не только греко-католик Яценюк или баптист Турчинов. Отсутствовали даже прихожане УПЦ МП — Петр Порошенко и Виталий Кличко. Арсений Яценюк даже не прислал своего поздравления.

Выбор крайнего консерватора удивил не только политикум Украины. Внутри самой УПЦ появилось движение за поминание Вселенского патриарха Варфоломея. Таким образом, сегодня популярный уже два десятилетия лозунг «Константинополь нам поможет» становится актуальным не только для верующих УПЦ КП и УАПЦ. Но желание увидеть себя под омофором Константинопольского патриарха или, тем более, получить его благословение на автокефалию — это та ласточка, которая сама не делает весны. Нужно еще желание Вселенского патриарха войти в Украину. И кажется, такое желание вполне созрело.

Представители Константинопольского патриархата старательно избегают критиковать патриарха Филарета уже более года. Действительно, не логично было бы унижать сегодня того, с кем можешь сослужить завтра. Но теперь еще Константинопольский патриархат старается под тем или предлогом не сослужить с представителями УПЦ. На интронизации митрополита Онуфрия представитель Константинополя только поздравил нового предстоятеля в конце службы, а так его не облаченная в ризы фигура ярко выделялась на фоне других епископов. Такое вот демонстративное не-сослужение уже привычно для Украины. Этот сигнал может ничего и не значить. Или, наоборот, значить слишком много.

Константинопольский патриархат давно и упорно настаивает на том, что Украина — его каноническая территория. И соответственно он имеет право забрать УПЦ КП (4800 приходов) и УАПЦ (1200 приходов) в свой состав в качестве автономной Церкви. Ясно, что при таком развитии событий и большинство из 13 тысяч приходов УПЦ присоединится к не-московской канонической церкви.

Еще более катастрофическим для РПЦ был бы сценарий предоставления автокефалии — то есть полной самостоятельности — украинскому православию со стороны Константинополя. Патриарх Варфоломей считает, что вправе ее дать не только потому, что Украина — его каноническая территория, но и потому, что все автокефалии в православии должен давать именно он как Вселенский патриарх.

Церковная Москва давно уже бросила на кон все свои козыри. В 1990-е были организованы многосторонние переговоры, но они ни к чему не привели. В 2000-е УПЦ уговаривала Константинополь немного подождать, потому что «мы тут скоро сами все объединим». В 2009-м патриарх Кирилл первым делом попытался договориться со Вселенским патриархом об Украине. Смысл предложений был следующий. Константинопольский патриархат не вмешивается в дела в Украине, а РПЦ уступает Варфоломею в сфере глобальной. А именно, Варфоломею было обещано скорое проведение Всеправославного собора, с которым связываются планы на формирование «православия с человеческим лицом». Одновременно для Константинополя очень важен православно-католический диалог: католики на грани отказа от большинства исторических претензий и единство с православными более чем возможно.

В последний раз эта схема — Москва дает зеленый свет переменам в мировом православии, а Константинополь сдает Украину — сработала в начале марта. Тогда патриарх Кирилл согласился на проведение Всеправославного собора в 2016-м. А все православные патриархи выразили обеспокоенность событиями в Украине и призвали раскольников присоединиться к УПЦ МП. Но сегодня и этот последний козырь — уступки либеральному и экуменическому Константинополю — уже не срабатывает. На то есть две причины.

Во-первых, Россия превращается в Северную Корею с ракетами. И российские интерпретация мировых событий и заступничество вызывают все меньше доверия у православных патриархов во всем мире. Во-вторых, радикально изменился имидж патриарха Филарета. Ранее в глазах многих украинцев это был старый советский архиерей, за которым водились грешки вроде тайной семьи и финансовых афер, внезапно ставший патриотом. Но сегодня, после необыкновенно вдохновляющей поддержки Майдана и воюющей армии, Филарет стал настоящим национальным героем. Такого патриарха может рискнуть признать Константинополь, хотя еще год назад требовал его отставки. Кроме того, все грехи Филарета просто забываются на фоне любого высказывания отца Всеволода Чаплина, и неудивительно, что сегодня в Украине приходится извиняться за то, что ты в УПЦ МП. Никому уже в голову не приходит оправдывать свое пребывание в Киевском патриархате.

Итак, если раньше Константинополь не хотел иметь дела с Филаретом, чтобы не утратить авторитет, теперь, наоборот, слишком тесные связи с Москвой могут дорого стоить. Но может ли Константинополь рискнуть в Украине? В пользу положительного ответа говорит несколько фактов.

Во-первых, украинское православие больше московского. В Украине 12% населения посещает православные храмы каждое воскресенье, в России—3%. Во-вторых, Киевская патриархия с успехом может заменить Москву во всех глобальных православных процессах. Достаточно совместного решения так называемой пентархии (Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская и Кипрская церкви), и на месте Москвы во всех списках и схемах может оказаться Киев. Если Москву убрали из большой «восьмерки», то почему бы не предположить аналогичных ходов в церковной сфере?

Москва политическая и церковная настолько уходят от общечеловеческих ценностей и общеправославных ориентиров, что православию легче обойтись без РПЦ, чем продолжать тянуть эту самую консервативную в мире церковь за собой. Почему бы не дать РПЦ превратиться в новое старообрядничество?

Что может спасти ситуацию для Москвы? Прощание с чаплинизмом, переориентация на православие с человеческим лицом — как в России, так и в Украине. Формирование союзнической по отношению к Москве самостоятельной УПЦ. Нужно опередить Константинополь и самим создать единую УПЦ с правами автокефальной Церкви. Все равно после росийско-украинского конфликта сохранение связи с Москвой практически невозможно. Недопущение Константинополя тоже невозможно.

Конечно, можно еще подождать и потерпеть. Так именно и решила поступить сама УПЦ, избрав крайне консервативного митрополита Онуфрия своим предстоятелем.

Так или иначе, РПЦ придётся платить за путинизм, и очень дорого. Москва попытается откупиться, но торговать уже практически нечем… Да и доверие к продавцам воздуха после всех «русских православных армий» на Донбассе полностью подорвано. Соучастие в экспансии «русского мира» — это теперь страшнее, чем семья на стороне.

Украинские общество и государство ждут перемен. И эти перемены не произойдут без Вселенского патриарха Варфоломея. Хватит ли у него смелости признать патриарха Филарета? Еще в начале марта ответ звучал бы однозначно: нет. Теперь же, после всей «русской весны» на Донбассе, ответ на этот вопрос является предметом обсуждения и новых переговоров. И вполне возможно, что Варфоломей использует свой шанс красиво сказать «да».

Конечно, это не лучший выход для Украины. Гораздо более уместной была бы единая УПЦ во главе с одним предстоятелем, но не Филаретом. Сегодня он в духе Олега Тягнибока и Ирины Фарион ожесточенно ругает УПЦ МП, так же, как когда-то Ленин клеймил мировую буржуазию. Церковная реальность Украины и России переполнена политическими страстями официальных спикеров в рясах и нуждается в духовной терапии. В России ситуация почти безнадежна, а в Украине освобождение церквей от нецерковного стиля мышления еще возможно.

Идеальным выходом в плане церковной терапии мог бы стать объединительный собор под контролем Совещания православных предстоятелей. Такой сценарий в свое время успешно показал себя в Болгарии, и скорее всего к нему идет и Украина. Государство должно принять закон о признании только одной православной Церкви — согласно с православными канонами. УПЦ, УПЦ КП и УАПЦ следует дать три месяца или полгода на переговоры об условиях объединения. Как и при объединении в Болгарии, необходимо будет посредничество Вселенского патриарха. А результаты объединительного собора должны быть признаны Совещанием всех 15 православных предстоятелей, которое вполне может пройти в Киеве. Этот вариант развития событий был бы значительно лучше, чем просто признание УПЦ КП со стороны Константинополя. И сегодня он не менее реален. 

Киев

 

Автор — доктор философских наук, религиовед, православный богослов

 

Источник: Ежедневный журнал

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100