Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 215 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗАЧЕМ ВЗРЫВАЛИ ХРАМ В ЗАПОРОЖЬЕ?

Печать

Фото: reporter.zp.ua Трагедия, которая произошла 28 июля в Свято-Покровском храме Запорожья, унесла жизнь одного ни в чем не повинного человека – 80-летней монахини Людмилы. Женщину доставили в клинику в крайне тяжелом состоянии – с ожогами, переломами, большой кровопотерей, и она скончалась во время операции. Из остальных восьми человек пятеро были доставлены в больницы, а трое – двое контуженных ударной волной и одна девушка, получившая ссадины, отделались легче всех.

По факту взрыва в храме возбуждено уголовное дело по статье «убийство, совершенное общественно опасным способом.

Для типичных результатов подобных терактов – а взрыв в храме в новоиспеченное празднование Дня крещения Руси, несомненно, выглядит терактом, - жертв оказалось меньше, чем могло быть. Но теперь, когда для людей, молившихся вблизи паперти все уже позади, разговор должен быть о другом. Потому что, кроме безвременной гибели людей в результате такого рода преступлений, должен ужасать сам их факт.

Нетрудно догадаться, что в общественной реакции на взрыв в православном храме будет превалировать возмущение. Во-первых, это возмущение святотатством, которое в данном случае совершенно несомненно. Во-вторых, это негодование по поводу того, что взрыв в День крещения Руси был устроен злоумышленниками именно в "русском" православном храме, где оговорки насчет бессмысленности "этнической оценки" православных святынь осмысливать никто не станет. Поэтому,  стоит напомнить и о двух действительно определяющих признаках совершенного преступления, обернувшегося большой бедой - о том, что злодеи умертвили одного и нанесли физические повреждения еще нескольким людям, и о том, кому и зачем это могло понадобиться.

Прокуратура Запорожской области сразу исключила предположение, что преступление в Свято-Покровском храме УПЦ Московского патриархата может быть как-то связано с визитом в Украину патриарха Кирилла. Однако, представитель прокуратуры замечает, что "по предварительным данным, взрывчатка самодельная - если бы был умысел на убийство, наверное, его бы чем-то начинили", как сообщает о том ukranews.com. Одновременно, то же агентство информирует аудиторию о предположении бывшего министра внутренних дел Украины Юрия Луценко, что теракт является реакцией "на невиданное раньше административное и пропагандистское давление власти в интересах одной из десятков существующих в Украине конфессий".

Итак, приходится снова вернуться к универсальному вопросу криминологии "…quo prodest?", с которого и начинаются исследования всех необъяснимых до поры преступлений. Обратившись же к элементарным рассуждениям, основанным хотя бы на бесспорных для всех общеизвестных фактах, можно отметить, что намерения к массовому убийству верующих, вероятней всего, не было. В первую очередь, устроение акции было направлено, скорее всего, на имитацию террористического акта в достаточно хлипком по современным меркам строении храма, и серьезные жертвы – в данном случае, гибель одного человека, целью преступников не являлись. Наиболее вероятной целью был сам прецедент взрыва, который трудно не связать с фактом заканчивающегося политического визита патриарха Кирилла в Украину. Результатами этого мероприятия, как известно, могли остаться наиболее неудовлетворенными те, кого патриарх прямо или косвенно оскорблял в своих выступлениях – верующие украинских православных религиозных организаций. Поэтому, если демонстрация неприятия визита кому-то и могла оказаться нужной, то, на первый взгляд, именно им.

Тем не менее, обмен обращениями между синодами РПЦ МП и УПЦ МП, открытое письмо епископа Евстратия и многочисленные выступления религиозных мирян Украины свидетельствуют о моральном поражении политических амбиций Московской патриархии на Украине в июле 2010 года. В таком случае вопрос о том, кто из противников протектората РПЦ МП и чем мог оказаться столь "недоволен" в результате визита Кирилла, что в бессильной злобе решился бы на взрыв "вражеского оплота", теряет всякий смысл. Взрыв храма в качестве акции "устрашения" или "мести" был абсолютно не нужен оппонентам РПЦ МП. Зато возникает другой вопрос: кому могло потребоваться зародить в обществе подозрение в отношении оппонентов РПЦ МП на предмет организации ими террористической акции?

В самой России источниками террористических происков неизменно называются "чеченские боевики". Это относится ко всем терактам, имевшим место на территории России - в том числе, ко взрывам жилых домов на улице Гурьянова и "гексогеновой спецоперации" в процессе "учений" в Рязани, в отношении которых были проведены независимые расследования, результаты которых обнародованы.

Освежая в памяти контекст последних событий, напомним, что визит патриарха Кирилла на Украину завершился 28 июля. В Московской патриархии до сих пор настаивают, что поездка церковного лидера являлась "сугубо пастырской". Однако, не признаваемая РПЦ МП Украинская православная церковь Киевского патриархата не скрывает своей убежденности, что патриарх Кирилл преследовал сугубо политические цели с намерением " присоединить Украину к новой Российской империи во главе с Московским патриархом". В Киеве состоялись акции гражданского протеста против его визита, а в день вылета патриарха из Украины, в Запорожском храме, принадлежащем Московской патриархии, произошел взрыв.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100