Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 133 гостей и 5 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРАВОСЛАВИЕ И ЧУДЕСА

Печать

Андрей ВАСЕНЕВ

 

khram-ficshonРусская православная церковь — это поле чудес. Так и должно быть, но штатные чудеса с исцелениями и мироточением уступают место фокусам. Вот несколько из них.

 

Федеральная налоговая служба подсчитала прибыли РПЦ. Про деньги – это всегда интересно. Особенно про чужие. Но как такое могло произойти?  Во-первых, налоговая не может у РПЦ ничего посчитать. Церковь у нас не торгует и от налогов освобождена. Она оказывает религиозно-ритуальные услуги за пожертвования. Во-вторых, пишут, что православный Санкт-Петербург собрал 2,6 млрд рублей, а златоглавая Москва — всего 800 млн. С чего бы? В Москве тысяча храмов, патриарх и половина (если не больше) бюджета России, а в Питере храмов в два раза меньше и все остальное отстает на порядок. Сами православные чиновники виновато улыбаются и говорят, что верующих стало больше, религиозные потребности растут и пояс Богородицы привозили не зря. Может быть. Но каждый год на Пасху народу в храмах меньше. Флюгер статистики удивительно послушен политическому ветру. А морально-правовой аспект религиозного бизнеса – это отдельный разговор.

Энтео облил святой водой человека, который всеми оттенками черного был похож на Мерилина Мэнсона. Одна моя знакомая, очень покладистая, с богатым духовным миром и долгой врачебной практикой, поддержала акцию. Говорит:

— Я, конечно, против подобного идиотизма, но он же сатанист! Чему этот Мерилин Мэнсон научит нашу молодежь?!

Для меня такая «логика исключения» в пределе достигает пафоса, который оправдает что угодно. Например, можно будет сказать, что фашисты — это очень плохо и все, что они делают — ужасно. Но с цыганами они поступили правильно. Чему цыгане могут научить наших детей?

Энтео к православию относится так же, как свисток к духовому оркестру. В него вроде тоже дуют, он тоже издает какой-то звук, но музыки не выходит. Его символ веры совпадает с православным только в последней строчке «верую в воскресение мертвых и чаю жизни будущего века», то есть «с нетерпением жду Страшного суда». Зато этот юноша с подрастающим брюшком — отличный мастер перформанса. Все, что он делает, резонансно. Все у него спорится весело, шумно, с огоньком.

Патриарх Кирилл наградил Зюганова орденом. Это, действительно, ни в какие ворота. С одной стороны, для большой политики и ради исполнения протокола это событие рядовое. Зюганов, конечно, часть нашей истории. Но он и глава той партии, которая физически уничтожала церковь и не то что не покаялась — даже не извинилась.

Это событие невозможно отнести к евангельскому сюжету о прощении врага. Здесь другой фокус: врага не простим, но орден подарим. Ведь это на воюющей Украине сносят памятникиЛенину, а у нас пока только возвращают памятники Сталину.

Орден Славы и Чести явился символом современного церковно-политического курса. В Библии есть псалом, где говорится, что Бог по какому-то только Ему известному правилу наградил человека Своими дарами, «славою и честью венчал его». Знал бы псалмопевец, как все обернется.

Магия. Ловкость рук. Но разве нужно что-то иное? Если еще в четвертом веке жители больших городов Ближнего Востока спорили на рынках и площадях о тонкостях понимания природы Христа (насколько Он Бог, а насколько человек), то теперь надо что-то попроще и побыстрее. Не потому, что люди стали глупее. Современный человек просто устал от сложностей. Слишком много всего. Интернет показал объемную картину мира. Ритм жизни ускорился. Сложную веру трудно вклинить в распорядок дня. Если есть религиозная потребность, то нужно как-то скоренько это устроить и желательно без существенных обременений.

— Какая свечка здесь от всего?

— Какому святому помолиться, чтобы сразу и всё?

— Во сколько приходить, чтобы не стоять со всеми, а сразу съесть чего они там в ложечке дают?

— Бог у меня в душе.

Все это больно, но не смертельно. Любой вопрос — это признак жизни. А кому этот вопрос задать? Священнику? Информационный фон вокруг РПЦ набирает баллы по шкале антиклерикализма, и поводы для этого действительно есть. СМИ не могут нормально писать о церкви. Потому что о церкви — это о чем? Или о ком? Об Энтео, Чаплине, Кураеве, Легойде и патриархе? Но ведь с ними все ясно. Они делают то, что должны делать. Есть курс на духовные скрепы, консерватизм Бердяева и цензуру. Они будут его держаться.

Ведь иначе придется идти в другую сторону, а там крест и Голгофа.

В той стороне людей сильно меньше, но они есть. Еще недавно можно было приехать к о. Павлу Адельгейму. Послушать живого Сергея Аверинцева. Навестить прозябающего в нищете Сергея Фуделя. Поговорить с митрополитом Антонием Блюмом. Сегодня еще можно пообщаться с людьми живого церковного опыта, такими как Ольга СедаковаАнна Шмаина-ВеликановаАлександр Архангельский и еще сотней, может быть, тысячей, может быть, парой тысяч человек. Есть в этом списке и священники. Нельзя назвать их имен, чтобы не навлечь репрессий со стороны руководства. Но их легко узнать. Они, как правило, «ославлены» и гонимы своими же братьями по вере.

В этой стороне не выстраиваются очереди, нет давки и не показывают фокусы. Там остаются только чудеса.

 

Источник: Сноб

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100