Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 203 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ!

Печать

Александр ПОДРАБИНЕК

 

...И они нашли эту женщину! Победитель конкурса "Евровидение-2014" Кончита Вурст – вот угроза традиционным российским ценностям, как понимают их штатные пропагандисты, добровольцы-охранители и клерикалы. Это, пожалуй, даже угроза национальной безопасности. Зашлись в предсказуемом негодовании штатные шуты из ЛДПР и питерского Заксобрания, выразила обеспокоенность Русская православная церковь.

В отличие от шутовских партий и депутатов разного уровня, РПЦ попыталась обосновать свою позицию. Взялся за это нелегкое дело глава синодального информационного отдела Владимир Легойда. Получилось не очень умно, но броско. Для тех, кто не вчитывается в текст, проглатывая все на лету, вполне убедительно. Прием классической демагогии: смешать два неоднородных понятия и сделать нужный вывод.

Например, тезис 1953 года: "Он еврей и убийца". Понятия неоднородные, но публика, не слишком задумываясь, делает вывод: евреем быть так же плохо, как убийцей. Убийцей быть так же плохо, как евреем. К понятию, имеющему ясный негативный смысл, пристегивается понятие, в принципе не имеющее нравственной оценки.

Г-н Легойда утверждает: "...в современной культуре происходит попытка, увы, вполне успешная, по перемене нравственных и культурных ценностей". По его словам, даже отвлеченный культурологический анализ "если он честный, должен констатировать смену культурных и нравственных ориентиров".

Нравственные ценности у всех более или менее одинаковы и всем понятны. Культурные ценности вовсе не обязательно должны быть нравственными. Это другая категория и иные оценки. Известный пример: "Шел дождь и два студента. У одного была мокрая шляпа, у другого плохое настроение". Сказать можно, но несовместимость понятий бросается в глаза.

Так же и с оценкой культурных, нравственных и традиционных достоинств. Художественные достоинства акварелей Гитлера нельзя оценивать с той точки зрения, что автор их – международный преступник. Первый концерт Чайковского для фортепиано с оркестром нельзя оценивать с той точки зрения, что композитор был гомосексуалом. Вокальные данные Кончиты Вурст нельзя оценивать с той точки зрения, что исполнитель – трансвестит. Связь между неоднородными характеристиками, возможна, но она не очевидна.

Владимир Легойда хочет убедить нас, что нравственность, которая опирается на категории добра и зла, и культура, которая опирается в основном на эстетические понятия, суть одно и то же, что они жестко и однозначно взаимосвязаны. При этом он отнюдь не мучается пушкинским вопросом о совместимости гения и злодейства, а категорически утверждает, что культурный феномен, не отвечающий его эстетическим требованиям, есть зло и воплощение безнравственности. Проще говоря, "что мне не нравится, то плохо". Не потому плохо, что просто не нравится, а потому, что безнравственно.

Это отождествление собственных вкусов с представлениями о добре и зле приносило неисчислимые беды на протяжении всей человеческой истории, а в нашей стране – еще совсем недавно. Вообще такие качества, как самонадеянность, безапелляционность и сознание собственной непререкаемости очень свойственны авторитарным системам. Музыку Дмитрия Шостаковича у нас клеймили как "сумбур", а самого композитора обвиняли в "формализме", "буржуазном декадентстве" и "низкопоклонстве перед Западом". Художников-абстракционистов тоже обвиняли в формализме. Председатель правительства Хрущев называл их работы мазней, а самих художников – педерастами. Джаз одно время считался у нас проводником западной культуры, а его исполнители подвергались гонениям. Государственные пропагандисты утверждали, что Госдепартамент США пытался использовать джаз в качестве идеологического оружия против СССР и против расширения советского влияния на страны третьего мира.

Привычка наклеивать политические или нравственные ярлыки на все, что непонятно или чуждо, удивительно живуча. Агрессивное отношение ко всему новому или чужому вполне объяснимо. Ксенофобия имеет глубокие исторические корни. В прошедшие эпохи в агрессивной среде она была средством защиты. Однако к XXI веку большинство людей в цивилизованных странах научились относиться к новому и непривычному с интересом, а не c осуждением.

Нельзя сказать, что Россия совсем выпадает из этого ряда. Российские телезрители отдали Кончите Вурст шестое место в своих предпочтениях. Так что истерические реакции блюстителей патриотической морали вовсе не отражают общественное настроение.

Тем же, кто возмущается победой Вурст не потому, что она плохо поет, а потому, что им непонятна ее половая принадлежность и не нравится борода, надо иметь в виду, что их чувства сродни расизму. Расисты тоже оценивают нравственные и деловые качества человека по внешним признакам. Трудно придумать что-нибудь глупее. Можно посоветовать таким "ценителям" песенного мастерства обращать больше внимания на вокальные данные исполнителей и их артистизм, а не терзаться проблемами чей-то половой идентификации и размышлениями о сложности их сексуальной жизни. Они решат эти проблемы без вашего участия. А еще лучше слушайте конкурсы Евровидения с закрытыми глазами. Для большей объективности. Или не слушайте вообще.

 

Источник: Ежедневный журнал

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100