Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 213 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЕ СТАВЬТЕ КРЕСТ НА НАШЕМ ПАРКЕ

Печать

 

200Приход Сергея Семёновича Собянина на пост мэра Москвы в конце 2010 года был многообещающим. С начала 2011 г. в Москве отменены инвестиционные контракты на тотальную застройку свободных участков, прекращено офисное строительство в центре, остановлен снос объектов культуры, решается транспортная проблема (1).

Однако, несмотря на хорошее начало, в настоящее время все обстоит иначе.

 

Вот уже четвертый год в Москве реализуется совместная программа мэрии и Московской патриархии по
строительству 200 православных храмов. Исторически сложилось, что основные православные храмы, а их число в Москве насчитывает порядка 800, которые имеют многовековую историю и, как говорят православные прихожане - «намолены», расположены в центре Москвы, в пределах третьего транспортного кольца.  Вот и озаботилась городская власть о строительстве православных храмов в так называемых «спальных» районах, за пределами третьего кольца.

"Эти районы сейчас являются духовно обездоленными и наша задача - устранить этот пробел", - сказал куратор программы «200 храмов» от Русской Православной Церкви, епископ Подольский Тихон. Действительно, возможно, что в непростой период, переживаемый в настоящее время нашей страной, россиянам как никогда требуется духовная опора. (2) И с точки зрения инициаторов проекта  строительство храмов в районах массовой застройки, практически в каждом районе, и не по одному — улучшит духовное здоровье нации.

Однако, это богоугодное дело вдруг встретило серьезное противодействие.

В связи с этим пятнадцать православных общественных организаций обратились к столичному мэру Собянину с жалобой на саботаж программы строительства 200 храмов в Москве. По мнению авторов письма, возведение культовых сооружений в городе затягивается из-за противодействия депутатов муниципальных собраний. Но депутаты заявили, что отстаивают лишь  интересы избирателей. В столичной мэрии на обращение православных активистов сообщили, что власти не будут строить храмы, если против этого выскажутся местные жители.

Отчего же наши граждане, возражают против массового строительства храмов?

Причин этому множество. И в большинстве своём — это наскоковое принятие местными властями необдуманных решений по отчуждению земельных участков под строительство. Например,появлению новой церкви на участке с гаражными местами воспротивились жители района Зябликово, чью автостоянку планируется занять под храм. В районе Ховрино протест против возведения культового сооружения связан "не с отрицанием церкви, а с тем, что по проекту храм примыкает к подъезду жилого дома". Другая причина - не все жители хотят «просыпаться под колокольный звон и наблюдать, как перед их окнами носят покойников на отпевание». По словам главного архитектора города Сергея Кузнецова, такие сооружения должны возводиться «естественным образом, а не по плану принудительного размещения». В районе Тропарево-Никулино депутат В.Гарначук недоумевает, почему храм должен строиться в природоохранной зоне. "В городе и так мало парков. Пусть церковь покупает землю для храмов",— возмутился депутат. При этом идея строительства Храмов и других объектов на территориях скверов и парковых зон всё больше завоёвывает головы чиновников. Чему, естественно, противятся жители.

Таким образом, большинство москвичей, протестующих против «Программы-200 храмов» выступают не против Церкви, а за сохранение жизненно необходимых мегаполису парков и скверов.

Небольшие парки, скверы и бульвары в зонах жилой застройки заложены и существуют как необходимый минимум общей озелененной территории жизненного пространства горожан, как обязательный элемент функциональной структуры района. Эти «оазисы» в перенаселенном городе с постоянно возрастающей нагрузкой и негативным воздействием на окружающую среду, резко ухудшающими ее показатели по уровню загазованности и загрязнению, призваны уменьшить вред, который наносится здоровью москвичей активной урбанизацией жизни.

Угарный газ, тяжелые металлы, канцерогены всех мастей – это и есть наш воздух сегодня. Воздух, которым дышат все – и чиновники, и народ, и верующие, и атеисты – все люди. И организмы у нас одинаковые, и результат воздействия вредных веществ – одинаковый: болезни.

Между тем, именно зеленые насаждения аккумулируют в листьях опасные вещества: все то, что должно осесть в наших органах, особенно в легких, задерживается зелеными насаждениями. Даже такой страшный и опасный элемент, как свинец, который находится в выхлопе от машин. Именно поэтому зеленые насаждения так важны для здоровья человека, который, по сути, является частью, звеном экосистемы, и любое нарушение хрупкого баланса компонентов окружающей среды отражается именно на нас. Причем болезнь не выбирает и не разделяет – чиновник ты или нет.

Процесс образования полезного кислорода из вредного углекислого газа  происходит в листьях растений и называется «фотосинтез». Эти процессы изучают школьники на уроках ботаники в 6-ом классе. «Для борьбы с загрязнителями воздуха в городах культивируют зеленые насаждения» - это объясняют детям на уроках химии в 8-ом классе. Видимо, наши чиновники плохо усвоили школьный материал.

Градостроительная политика, проводимая действующей властью в отношении природного комплекса города Москвы, - преступна по отношению к жителям города.

Понятно, что «в сложившихся районах строить сложно» - там земля имеет собственника, который даже из большой любви к Богу даром ее не отдаст. Остаются только так называемые «территории общего пользования» - т.е. озелененные территории. Иначе, чем лицемерием, нельзя назвать выступление высокопоставленного чиновника – руководителя Департамента межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями города Москвы Юрия Владимировича Артюха, заявившего, что новые храмы появились там, «где были пустыри».

Пример циничного строительства на придомовой территории является храм по адресу 6-ой Новоподмосковный переулок,  вл. 7. Вот это место:

Строят храм против воли местных жителей:

“В нашем дворе  строят ХРАМОВЫЙ КОМПЛЕКС, строят в колодце из домов и под окнами в 10 метрах, в 50 метрах находится детский сад. За более чем полгода мы прошли все инстанции ответ один: МЫ БУДЕМ СТРОИТЬ !!! Мы подали шесть исков в суды о призвании публичных слушаний незаконными и отмене разрешения на строительство, но суды тянут время.

Сегодня мы узнали, что на территории выделенной под храмовый комплекс, для НАСТОЯТЕЛЯ будет построен еще и ТРЕХ этажный особняк, кроме того первые этажи жилых домов будут переданы РПЦ, а это пять домов, и все БЕСПЛАТНО!» - так пишут местные жители об этом строительстве.

Строительство по этому адресу выглядит так:

Учитывая отсутствие свободных земель в Москве, строительство культовых зданий ведется исключительно на придомовых территориях, захваченных  после проведения  межевания территорий кварталов. Из-за инертности жителей и плохой их информированности эти процедуры были проведены с нарушением прав жителей, а также строительство храмов ведётся и на озелененных территориях общего пользования природного комплекса Москвы  - парках, скверах и бульварах. При этом, сначала на территории парка вырезается кусочек, который становится землей ограниченного пользования и передается под строительство РПЦ, потом – еще кусочек, а то и весь парк. Вот как это выглядит на примере парка на улице Федора Полетаева. Площадь около 5,5 га из территории общего пользования превратилась в территорию «ограниченного» применения, с обременением. Сначала вырезали кусочек парка площадью 0,66 га и передали его под строительство церкви:

Потом – остаток парка площадью 4,8 га также обрел статус «для размещения объектов религии»:

При этом, в СМИ настойчиво насаждается мысль, что храмы строятся «на заброшенных пустырях и помойках», «где еще вчера валялись шприцы наркоманов».

Например, вот такой благоустроенный парк на Зелёном проспекте (Новогиреево-Перово) с мемориалом погибшим воинам-афганцам, установленным еще в 1992 году, тоже назвали пустырем, и собрались его благоустраивать с созданием (!) ХРАМОВОГО КОМПЛЕКСА и мемориала в память воинам-афганцам (?)  Вот как выглядит сейчас панорама парка:

Сам существующий мемориал:

Естественно, что, как и любое капитальное строительство, храмовое зодчество сопровождается вырубкой несметного количества деревьев и уничтожением квадратных километров газона. А ведь мест для компенсационного озеленения в Москве давно уже нет!

Излишне снова говорить о значении зеленых насаждений в городе, тем более таком мегаполисе, как Москва. Уничтожение немногих оставшихся городских природных комплексов не может  у москвичей вызвать чувство удовлетворения и радости, даже во имя благих намерений. Это не выступления «отдельных отщепенцев», а обдуманная и взвешенная позиция граждан. Проектируется  строительство и изъятие земли Дюссельдорфского парка в Марьине, парка Гольяново на востоке Москвы, на Ходынском поле, на ул. Камова в Ухтомском районе, в Люблине, на Зеленом проспекте, в Кузьминках, в Измайлове… Да что там говорить – Москомархитектура с барского плеча дарует РПЦ земли 77 природных комплексов города Москвы! Бывший руководитель Москомархитектуры Кузьмин незадолго до своего ухода с этого поста издал соответствующее распоряжение № 21 от 22.11.2011 года, которое противоречит всем действующим нормам федерального и регионального законодательства, запрещающим строительство капитальных объектов на природных территориях общего пользования – в парках, скверах, бульварах. Ведь именно деревья, кустарники и газоны определяют экологию и климат города,  района, предохраняют почву от эрозии, обогащают атмосферу кислородом, ведь зеленые лужайки снижают температуру воздуха в городе летом на 5-8 градусов, отлично поглощают пыль, шум и выделяют кислорода в 1,5 - 2 раза больше, чем взрослое дерево.

Жители всегда выступают против «точечной застройки», но чиновники методично продолжают наступление на уцелевшие озелененные территории,

Характерно, что автором «Проекта-200» выступает Владимир Иосифович Ресин, являвшийся идеологом точечной застройки в Москве. Причем в качестве основного застройщика в обоих случаях выступает СУ-155- управление, тесно связанное с бывшим заместителем мэра и, как известно, испытывающее в настоящее время значительные трудности.

Интересен тот факт, что Владимир Ресин подписал Распоряжение № 2367 «Об обеспечении мероприятий по выбору земельных участков для проектирования и строительства православных храмовых комплексов на территории города Москвы» в последний день своего пребывания  в должности временно исполняющего обязанности мэра Москвы. При этом п.6 этого распоряжения он возложил контроль за его исполнением на себя. В настоящий момент .Ресин является куратором этой программы,  одновременно являясь депутатом Государственной Думы РФ, советником мэра Москвы на общественных началах, советником Патриарха Кирилла. Здесь следует отметить, что законом запрещено одному и тому же человеку совмещать посты в исполнительной и законодательной власти. Дума – законодательный орган, правительство – исполнительный. Про пост советника Патриарха и говорить нечего – по Конституции РФ, церковь в России отделена от государства, и никакая религия не может быть установлена в качестве обязательной и государственной. То есть,   Ресин сам издаёт распоряжение, контроль за всем этим действом возлагает на себя, как заместителя самого себя, и со спокойной душой отправляется в Госдуму писать законы, оставив за собой полномочия контролировать очень удачный бизнес-проект? При этом: статус депутата дает неприкосновенность, статус общественного советника не налагает никакой ответственности. Как такое возможно в правовом государстве? - спросите вы. Отвечаем: в России возможно все.

Уверения, что бюджетные деньги не расходуются, поскольку церкви возводятся только на благотворительные пожертвования, не вполне соответствуют действительности.

Но проверить это утверждение весьма проблематично – никто не решается открыто сказать, сколько средств с каждого района из сферы ЖКХ уходит на эти «пожертвования». А ведь ДЕЗы получают бюджетные субсидии на содержание наших домов. Как выяснили журналисты газеты «Известия», департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Москвы регулярно переплачивал столичным управляющим компаниям за коммунальные услуги, которые они оказывали москвичам. Это следует из отчета Контрольно-счетной палаты (КСП) города Москвы с результатами обследования эффективности тарифного регулирования работ в сфере содержания и ремонта столичного жилищного фонда (есть в распоряжении «Известий»). За последние два года управляющие компании получили от мэрии лишних 7,8 млрд рублей. Как указывается в отчете аудиторов, расходы управляющих компаний, которые компенсировались за счет бюджета, завышались за счет дополнительных работ на «общегородские мероприятия, не имеющих отношения к расходам на содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома». В результате ненужных (и зачастую не оказанных) работ завышались ставки планово-нормативного расхода, исходя из которых рассчитываются бюджетные субсидии на содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирном доме. ( http://izvestia.ru/news/565725) Механизм прост: ДЕЗ получает деньги от жителей и из бюджета в виде субсидий, заключает договор подряда с некой организацией, перечисляет деньги за мнимые работы, затем эти деньги в качестве благотворительного взноса перечисляются куда угодно.

Но вернемся к московской земле и строительству.

В среднем новый типовой храм занимает площадь около половины гектара. Строительство храмов (храмовых комплексов), как и любого другого капитального объекта, должно осуществляться в соответствии со строительными нормами и правилами. Для строительства храмов  действует СНИП:  СВОД  ПРАВИЛ  ПО ПРОЕКТИРОВАНИЮ И СТРОИТЕЛЬСТВУ (ЗДАНИЯ, СООРУЖЕНИЯ И КОМПЛЕКСЫ ПРАВОСЛАВНЫХ  ХРАМОВ) СП 31-103-99, дата введения 1999-12-27. Нормы этого свода правил категорически противоречат нормам, применяемым на территориях природного комплекса.

Вот как должен быть организован храм согласно СНиП (извлечение):

  • 5.8 Допускается  предусматривать  рядом  с  земельными  участками  храмов  участки  для размещения  жилых  домов  церковного  причта, богаделен, гостиниц, мастерских и хозяйственных служб.
  • 5.10 Во входной зоне следует предусматривать въезд для автотранспорта и вход для прихожан. В этой зоне предусматриваются  киоски  и  церковные  лавки  по  продаже  церковных принадлежностей
  • 5.13 В храмовой зоне допускается  устройство захоронений  в  соответствии  с  санитарными правилами  устройства  и содержания  кладбищ. Вопрос о каждом захоронении должен решаться с участием органов Госсанэпиднадзора.
  • 5.16 Хозяйственная зона приходского храмового комплекса, предназначенная для размещения хозяйственных сооружений, в том числе складов, мастерских, гаража для автотранспортных средств, площадки для мусоросборника и печного устройства для  сжигания поминальных записок, должна иметь удобные подъезды со стороны транспортных магистралей (в том числе для пожарных машин) и быть оборудована стоянкой для грузового и легкового автотранспорта, принадлежащего храму
  • 5.17* На земельных участках храмов следует предусматривать подъездные дороги к главному входу  в храм, а также к основным  эвакуационным  выходам из всех  зданий и сооружений, входящих в храмовый комплекс.
  • 5.18 Участок приходского храмового комплекса, как правило, огораживается по всему периметру. Ограду рекомендуется выполнять из декоративных металлических решеток высотой 1,5-2,0 м. Главный вход следует размещать со стороны подходов и остановок общественного транспорта с ориентацией на вход в храм. При вместимости храма более 300 человек следует предусматривать второй въезд на территорию со стороны хозяйственной зоны.
  • 5.19 За пределами ограды храмовых комплексов следует предусматривать стоянки автомобилей из расчета 2 машино-места на каждые 50 мест вместимости храма.
  • 5.21 Дороги, площадки и обход вокруг храма должны иметь твердое покрытие с вертикальной планировкой, обеспечивающей сток дождевых вод.
  • 6.9  На паперти должно быть предусмотрено место  для  крышек  гробов  и  венков. и  т.д.

По прочтении всего этого, становится  очевидным, что  парки  будут “закатаны  в  асфальт” – полностью или частично,  будут   уничтожены  деревья   и  газон.

При этом комплекс строений предусматривает не только здание храма, но и часовни, различные службы, автостоянки (не только «молодые дамы», которых порицал патриарх Кирилл, но и священнослужители пользуются автотранспортом), подъезд автотранспорта, в том числе ритуального, дома причта, воскресные школы и иные необходимые постройки. Поэтому площадь храмового комплекса в итоге  может достигать 1, 2, 3 га и более. Положение усугубляется тем фактом, что купить земли общего пользования согласно земельному и градостроительному законодательству невозможно: только получить в безвозмездное пользование. ЗатемЦерковь, безусловно, воспользуется законодательно установленной возможностью приватизировать храмовые территории. Такую процедуру позволяет осуществить Земельный кодекс РФ и ФЗ № 327 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» от 3 декабря 2010 г. Подтверждением служит обращение патриарха Кирилла к властям Москвы с просьбой передать РПЦ 96объектов недвижимости. Иерарх объяснил, что это «послужит восстановлению прав церкви на ранее принадлежавшее ей имущество».

То есть схема такова: земельный участок общего пользования отводится для РПЦ в безвозмездное пользование на время строительства и становится территорией ограниченного пользования, что уже является нарушением статуса территории ОБЩЕГО пользования; затем (после строительства), поскольку данная территория используется по «религиозному назначению», она передается РПЦ в собственность.

Простой расчет показывает, что если Церковь получит в собственность территории двухсот храмовых комплексов, то в Москве им будет принадлежать  много больше, чем 165 га драгоценной московской земли. Путем несложных математических действий, учитывая среднюю стоимость квадратного метра земельного участка, общая стоимость этих земель составляет более 10 млрд. рублей! При этом РПЦ – это некий «внутренний оффшор»: налоги на землю и принадлежащие им строения (храмы) православные собственники этих богатств не платят, равно как и налог на прибыль, получаемую ими от реализации товаров, в том числе ювелирных изделий. Совершенно естественно, что при таких индульгенциях собственность (земля, здания) совершенно не обременительны, и чем их больше, тем для владельца лучше. Кроме того, здания храмовых комплексов – это капитальные объекты, которые требуют значительных средств на содержание: оплату воды, отопления, электроэнергии. Неужели все эти многочисленные расходы можно покрыть за счёт основной деятельности храма (выполнение треб, пожертвования, продаж в церковной лавке и пр.)?

Кроме того, никакой финансовой отчетности Финансово-хозяйственное Управление  РПЦ никому не предоставляет.

Но Бог с ней, собственностью церкви! Москвичи не против храмов, они хотят всего лишь сохранения зеленых насаждений. Будущие храмы планируется разместить отнюдь не в бывших промзонах и на канализационных отстойниках (как, например, район Марьино), которые после рекультивации вполне пригодны для нового строительства, а на давно окультуренных, предназначенных для отдыха населения территориях в уже сложившейся застройке. Пустыри и неудобья  представителей церкви не привлекают.

Как утверждал один священнослужитель, аргументируя отвод участка под строительство храма в Измайловском парке, «Церкви всегда строились в самых лучших местах».

Реализуя проект «200 храмов», Церковь и чиновники отбирают у москвичей давно сложившееся жизненное пространство. Однако, строго говоря о выборе «лучших мест» для церквей, речь можно вести о традиции строительства православных храмов после принятия христианства на Руси. Тогда, действительно, церковь исторически выполняла градоформирующую роль: выбиралось лучшее «красное» (т. е. самое красивое) место, на котором строилась церковь, а потом вокруг нее формировалось поселение. При этом следует помнить, что внутри города не было асфальта и машин, но были сады и огороды, а вокруг города были прекрасные леса. Да и церкви были куда более скромными – и по площади, и по убранству, и по запросам. Так что с экологией тогда все было в порядке.

Сейчас же речь идет о «впихивании» храмовых комплексов (высотой более 30 метров с сопутствующей инфраструктурой) в сложившуюся плотную городскую застройку, причем в жилых районах. И делают это за счет уменьшения земель общего пользования рекреационного назначения (парков, скверов, бульваров)  с большим ущербом для экологии района и города в целом.

У гражданского общества формально имеется механизм, препятствующий принятию нежелательных градостроительных решений — это активное участие в публичных слушаниях. Это обязательная процедура, через которую, согласно Градостроительному кодексу РФ (ст.28), должен пройти любой проект, связанный с изменением генерального плана. Жители района на этих слушаниях могут проголосовать «за», или «против» строительства, их голоса суммируются окружной комиссией, и должны учитываться городскими властями при принятии окончательного решения.

Однако, если внимательно прочитать п.3.1 Распоряжения В.И.Ресина, то становится очевидным, что земля под строительство должна была быть определена ДО проведения слушаний!

Если храмы для народа, то логично было бы сначала провести слушания, на которых и определить место под строительство, а уж потом разрабатывать документацию. Ан-нет!

Жители оказались поставленными перед фактом, что слушания уже прошли, и все они как один приветствуют вырубку деревьев (которые часто сами и сажали) и постройку на их месте Божьих храмов.

Как же это произошло?

Механизм давно известен и хорошо себя зарекомендовал. Можно дать объявление о слушаниях таким способом, что даже прямо заинтересованные лица о них не узнают; или устроить обсуждение в период отпусков, или вовсе никак не оповестить, или оповестить другой район. Можно поставить альтернативный вопрос: общежитие для мигрантов или храм Божий? Или еще интереснее: если здесь мы не построим храм, то завтра здесь построят мечеть. Или так: «Вы что, против храма?! Да здесь же тогда торговый центр построят!!!» Можно, наконец, привезти из пригородов старушек-православных активисток, которые проголосуют нужным образом и соответственно подпишутся – ведь в ДЕЗах имеются все наши паспортные данные. Но в случае с «Программой-200» технологии пошли еще дальше: есть ряд специально обученных активных членов "мобильной группы" в поддержку строительства храмов. Эта группа гастролирует по разным районам Москвы, приходит на публичные слушания вместо местных жителей, протаскивает идею строительства в парке, и потом, когда начинаются проблемы и протесты местных жителей, люди из группы выдают себя за местных, остро нуждающихся в приходе именно в данном месте. Дальше – больше: имея в своем распоряжении интернет-ресурс, печатные издания и СМИ, активисты-лоббисты оскорбляют противников разрушения природы Москвы, называя их «храмоборцами»  и «проплаченными болотниками», совершенно не думая о том, что фактически клевещут на москвичей.  Кроме того, в этих выпадах часто звучит открытый призыв к войне. Один из этих «поборников веры» напечатал на своей странице в интернете буквально призыв к военным действиям, написав: «Мы не дрогнем в бою за столицу свою. Нерушимой стеной, обороной стальной разгромим, уничтожим врага!» (http://kirillfrolov.livejournal.com/2973331.html).

При этом, ни разу в этих скандальных выпадах не прозвучало, что москвичи отстаивают свои парковые зоны – последнюю надежду на биобаланс и среду обитания в условиях перенаселенного и загазованного города!

Более того, в настоящее время речь идет уже не о 200, а о 600 (?) храмах!

То есть, буквально в каждом дворе. При этом, действующим законодательством не предусмотрены  градостроительные нормативы по количеству храмов на душу населения. А вот площадь озелененных территорий общего пользования законом как раз предусмотрена, и обоснована исследованиями и расчетами. На сегодняшний день эти нормативы многократно нарушены, естественно, в сторону уменьшения. К тому же, практически НИ В ОДНОМ районе не выполняется норматив по обеспеченности культурными заведениями. Закрываются и выставляются на продажу кинотеатры, объединяются выставочные залы, библиотеки, и в связи с этим  уничтожаются сложившиеся вокруг этих центров культурная жизнь районов. О центральном телевидении и масскультуре речи уже не идёт. Наше общество, подрастающее поколение, наше будущее, ведут к полной дебилизации и деградации!

А тем временем руководитель департамента СМИ и рекламы Москвы Владимир Черников, рассказывает журналистам, как правительство Москвы помогает настоятелям будущих храмов находить общий язык с прихожанами и местными властями: "На первых этапах были конфликтные ситуации, когда жители были недовольны строительством церквей, но мы стараемся в таких случаях находить компромисс" (3).

Необходимо отметить, что под строительство церкви можно подобрать участки, не нарушая закон и не ущемляя права москвичей на благоприятную среду жизнедеятельности.

Однако, даже если местные жители сами находят и предлагают другой участок под строительство, эти предложения просто игнорируются. Используя морально-этический аспект, лоббисты строительства храмов одновременно лоббируют и строительство любых других капитальных объектов в наших парках, и вот почему. Законодательство не разделяет объекты капитального строительства на культовые и некультовые, на православные или иные. Строительство капитальных объектов в парках запрещено. Изъятий из этой нормы закон в пользу ФХУ РПЦ не делает. Однако, опираясь на идею воссоздания «духовных скреп», сейчас осуществляется попытка изменить эти нормы и упразднить запрет на застройку парков. Совершенно очевидно, что следом за православными культовыми объектами выступят представители иных конфессий с требованиям предоставить им тоже земли под строительство. Такие примеры уже появились. Так, Совет муфтиев обратился в Правительство Москвы с требованием построить мечеть в каждом округе (http://mskinweb.ru/sovet-muftiev-prosit-u-sobyanina-postroit-mecheti-v-kazhdom-okruge-moskvy/). И это справедливо: Конституция не предусматривает каких-либо привилегий для какой-нибудь религии – все конфессии одинаково равноправны в нашей стране. Дальше – больше: если можно застроить парк культовыми капитальными строениями, то почему нельзя построить на месте парка жилой дом для нуждающихся, или гостиницу для мигрантов, или торгово-развлекательный центр?

Таким образом, наши парки, скверы, бульвары стали разменной монетой градостроительного комплекса города Москвы.

Территории парков, скверов, бульваров и пр. озелененных территорий со статусом «Природный комплекс» закреплены актами красных линий. В соответствии с Законом о кадастре, эти территории должны быть поставлены на кадастровый учет, как объекты общего пользования, по аналогии с объектами улично-дорожной сети (УДС). Однако, в отличии от последних, природные комплексы до сих пор не учтены в кадастре. Таким образом, на кадастровой карте это просто белые пятна – земли населенных пунктов, без обозначения ограничений, которые установлены законодательством для данных территорий (запрет строительства капитальных объектов и приватизация). И откуда бы взяться таким незастроенным территориям в Москве на фоне недостатка площадей под строительство и многочисленной уплотнительной «точечной» застройки? Такое состояние дел нельзя назвать упущением. Это – умышленные действия в угоду строительному комплексу Москвы, в ущерб всем нам, рядовым москвичам! Не исключено, что в настоящее время власти при постановке на кадастровый учёт подменят назначение земельных участков с «парков, скверов, бульваров» на «землю городской застройки», что позволит в дальнейшем их выставлять на аукционы для строительства.  Это является грубым нарушением, так как в соответствии с Законом о кадастре, наши парки, скверы и бульвары существуют как ранее учтенные объекты, так как вся документация по ним имеется в ИСОГД (информационной системе организации градостроительной деятельности).

По информации СМИ сейчас власти города Москвы готовят изменения в Генеральный план города Москвы и в Правила землепользования и застройки.

Внесением в эти документы норм, которые позволят застраивать парки и скверы капитальными объектами, власти лишат москвичей зеленых зон в принципе. Вся Москва станет «каменным мешком». Уже сегодня официальные СМИ объявили о тяжелых заболеваниях животных в Московском зоопарке из-за плохой экологии в городе. О числе хронических заболеваний людей, живущих в загазованном мегаполисе, статистика, по понятным причинам, умалчивает. При этом следует помнить, что такие важные компоненты окружающей среды, как воздух, почва, зеленые насаждения обеспечивают саму возможность проживания в городе. Нарушения  экологии, которые являются следствием бездумного, небрежного отношения к природе Москвы, бесконтрольного строительства с вырубкой зеленых насаждений, безусловно приведет  к еще большему росту онкологических заболеваний и детской смертности. Пострадаем от этого мы с вами. Плата высока: наше здоровье, здоровье и будущее наших детей.

 

1. Моспроектовец, № 11 (2078), 26.11.13

2. Тверская, 13, № 11-12, 30.1.2014

3. www.rg.ru/2014/01/29/resin.html

 

 

Источник: Здравомыслие-инфо

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100